ГЛАВА 14. ЗАКОННОСТЬ И ПРАВОПОРЯДОК





Понятие правопорядка

 

Правопорядок есть государственно-правовое явление, он возникает и существует с момента формирования государственности, государственной власти, однако это не дает оснований отождествлять его с системой правовых отношений, с законом, с властно-правовым режимом [658]. Безусловно, национальный правопорядок представляет собой институционально-нормативную форму упорядочения, уравновешивания, стабилизации и воспроизводства социальных отношений, которая поддерживается юридическими средствами и государственным принуждением [659]. Тем не менее, правопорядок – это еще и социально-культурный, цивилизационный феномен. Он получает от национального уклада, обычаев, традиций, устоев общественной жизни, от ценностей, справедливости, нравственности и в целом от мировоззренческой системы свое специфическое социально-культурное содержание и качество, социальное значение и легитимность. В этом плане институционально-правовой порядок никак не должен вытеснять, а наоборот отражать и дополнять традиционные механизмы духовно-нравственного регулирования.

С учетом сказанного нельзя безоговорочно согласиться с мнением Н.В.Варламова, который полагает, что «подлинный правопорядок не устанавливается государством, а складывается в недрах гражданского общества, члены которого на собственном опыте убедились, что лишь так они могут гарантировать свою свободу, безопасность и собственность». Такая позиция учитывает, конечно, социально-культурную обусловленность правопорядка, однако, с другой стороны игнорирует тот исторический факт, что первоначально потребность в устойчивом правопорядке испытало, прежде всего, государство, а именно – государственная власть [660]. В современном обществе, бесспорно, эта потребность у общества и государства является обоюдной, особенно в период трансформации национальной политико-правовой жизни. Более взвешена, с нашей точки зрения позиция В.В. Борисова, который отмечает, что правопорядок того или иного общества – это объективно и субъективно обусловленное состояние социальной жизни, которое характеризуется внутренней согласованностью, урегулированностью системе социально-правовых отношений, основанных на нормативных требованиях, принципах законности, общенациональных целях и задачах, а так же на ценностной, духовно-нравственной системах, свободе и ответственности граждан [661].

Кроме того, определение правопорядка зависит, как, впрочем, и все юридические конструкции в той или иной степени, от типа правопонимания, укорененного в национальном мироощущении, от типа политического и юридическогого мышления. Поэтому зачастую конфликт как в понимании, так и в концептуализации последнего вызван именно расхождением в специфике правовой мыследеятельности субъектов, в несовпадении универсальных моделей с конкретными национально обусловленными проектами институционально-нормативного порядка.

Стоит иметь в ввиду, что абстрактная политико-правовая концепция цивилизационного развития находит в национальных моделях порядка реальное содержание и возможность для конструктивного решения проблем при формировании стабильности и законности в социуме. Причем в настоящее время, исходя из полученных социологических данных, исследователи утверждают, что представления россиян о том, каким должен быть порядок, какая должна быть власть и в каком режиме должны взаимодействовать государственно-правовые институты с обществом, когнитивно более богаты, насыщены деталями, менее абстрактны, чем представления о реальной власти, порядке и т.п. Например, Е.Б. Шестопал отмечает: «можно сказать, что сейчас у более, чем половины опрошенных, сложилось вполне детальное представление о том, какой власти они хотят. Степень абстрактности представлений о власти, как о режиме, а не о конкретных политиках или группах (партиях) также возросла за эти годы (с 1993 по 2003 гг. – авт.)» [662]. Поэтому исследование национальных основ (ценностных, институциональных, нормативных и социокультурных) порядка и формирование отечественной концепции институционально-нормативной упорядоченности общественных отношений представляется для современной политико-правовой науки более чем своевременным и оправданным.

В силу этого анализ правопорядка должен осуществляться не только на нормативном уровне, но и учитывать общесоциальные характеристики, ибо он является составной частью общества, несет на себе печать тех ценностей, идей, принципов, устоев и традиций, на основе которых существует и функционирует вся социальная система.

Таким образом, национальный проект правовой упорядоченности общественных отношений подлежит интегративному исследованию как целостное и комплексное образование. В связи с этим можно выделить различные взаимосвязанные уровни, влияющие на стабилизацию, гармоничность и воспроизводство социально-правовых средств общения. К таким уровням правовой упорядоченности следует отнести: аксиологический уровень, который отражает правосознательную и правоментальную обусловленность правопорядка, специфику институционализации сложившихся типичных форм взаимоотношения социальных субъектов; институ­ционально-нормативный уровень, фиксирующий систему основных институтов на уровне их законодательного и, прежде всего, конституционно-правового обеспечения упорядоченности общественных отношений; социально-экономический уровень, определяет публично-правовой порядок социально-экономических отношений, согласующий на государственном уровне концепцию «общего блага» и «индивидуальной экономической свободы», связанной с институтом частной собственности; социокультурный уровень, отражающий способы производства (типизации) и воспроизводства социально значимых форм социальной деятельности и механизмов их согласования, гармонизации на основе социальной ответственности и коммунитарно-соборных ценностях.

Здесь следует сделать оговорку, что подобный интегративный, широкий взгляд на правовую упорядоченность общественных отношений связан с тем, что «далеко не все сферы социальной жизни, входящие в правопорядок или активно влияющие на него, регламентированы нормативными актами. В правопорядке довольно много общесоциальных тенденций, характеристик, которые не имеют чисто юридического содержания, но без которых он невозможен(курсив – авт.)» [663].

Аксиологический срез правопорядка отражает не только социальную значимость и приемлемость (легитимность) правопорядка, но направляет и наполняет деятельность государственных институтов, связанной с формулированием целей, задач, методов, а также создания особых порядков правового регулирования различных социальных отношений (правовых режимов), конкретным социокультурным содержанием. Очевидно, что исторически сложившиеся общественные нравы, включающие мировоззрение социальных субъектов, отношения между ними, сложившиеся нормы поведения (правовые, религиозные, моральные), преобладающие в обществе ценности, потребности и интересы, несомненно, влияют на становление правопорядка, на формирования правовой политики, методов и средств правового регулирования [664]. Здесь стоит учитывать, что общественные нравы, отражающие типичное поведение людей, их образ жизни естественно невозможно назвать единственным, исходным явлением, определяющим сущность правопорядка, тем не менее, без них было бы невозможным существование правопорядка.

Причем духовно-нравственные и ценностные основания правопорядка приобретают особую актуальность в переходные периоды, когда осуществляется трансформация, обновление нормативного материала и институционально-организационных структур, а также при наступлении не типичных, нестандартных, чрезвычайных ситуаций, требующих особого режима правового регулирования, связанного с ограничением прав и свобод граждан и, соответственно, с расширением полномочий государственного аппарата, прежде всего, исполнительной власти. Вообще проблематика ограничения, подчинения деятельности государственных институтов психологическим, нравственным характеристикам являлась одной из центральных для отечественной юриспруденции. Так, Н.М. Коркунов и Л.И. Петражицкий видели подобное ограничение в психологическом характере власти и права, т.е. тот психологический источник, который творит право, образует и ограничение государственной власти. В силу этого деятельность государственных институтов психологически ограничена тем общественным сознанием, которое создает право [665]. Б.Н. Чичерин в своей «Курсе государственной науки» отмечал, что «юридически, верховная власть ничем не ограничена; она может делать все, что считает нужным для общего блага». Поэтому в юридическом смысле власть государственных институтов, по его мнению, полная и безусловная, «всякое ее ограничение могут быть только нравственные, а не юридические»[666].

Институ­ционально-нормативный уровень правовой упорядоченности общественных отношений фиксирует существующие юридические институты, сгруппированные в организационные комплексы, образующие юридический порядок общественных отношений, порождая тем самым особые правовые режимы, устанавливающие приделы и модели общественного взаимодействия людей [667]. Безусловно, что посредством юридических институтов обеспечивается интеграция индивидов, упорядочиваются отношения между ними их деятельность и поведение, обеспечивается устойчивость, стабильность и воспроизводства общественных отношений, значимых форм и способов социально-правового общения.

Справедливо в этом плане отмечает Ж.-Л. Бержель, что исследование юридической организации конкретного общества, с институциональной точки зрения, помогает комплексно рассмотреть различные грани юридического порядка, понять специфику последнего в рамках того или иного общества, поскольку каждый институт подчинен конкретным целям и объединяются в рамках специфических социальных интересов на общей духовной основе [668]. Естественно важен здесь так же социально-культурный аспект, т.е. насколько приемлема (легитимна) система основных юридических институтов, закрепленная на законодательном уровне и, прежде всего, на уровне конституционно-правового обеспечения, ценностно-духовной и социокультурной системе. По справедливому замечанию румынского исследователя А. Нашиц вобще «никакое правотворчество в подлинном смысле этого слова не было бы возможным, если бы оно не стремилось к моделированию правовых норм в соответствии с характерными свойствами, стабильными структурами и закономерными связями, которые право должно не только отражать, но и упорядочивать» [669]. Именно правовая типизация, адекватная социально-экономическим, политическим, духовным и ценностным условиям, может обеспечить адекватность и стабильность юридической упорядоченности общественных отношений.

Социально-экономическое измерение правопорядкаотражает юридически закрепленный публичный порядок социально-экономических отношений, согласующий на государственном уровне концепцию «общего блага» и «индивидуальной экономической свободы», связанной с институтом частной собственности. Данный уровень измерения порядка направлен на упорядочивание и стабилизацию социально-экономических отношений, оценку вклада экономических субъектовв индивидуальное и общественное благосостояние.

В этом плане следует учитывать, что рыночные институты не самодостаточны в контексте общенационального правопорядка, т.к. должны дополняться другими институтами и инструментами публично-правового характера, обеспечивающими социальным субъектам те гарантии, которые сами рыночные институты адекватно обеспечить не могут. Поэтому, социально-экономический порядок не существует независимо и сам по себе, его стабильность функционирования зависит во многом от связи, укорененности в других институтах и ценностях, которые и определяют, в конечном итоге, приделы, параметры и социальное значение, а также обусловливают легитимность данного порядка. Например, институты государственной власти, в процессе осуществления правовой политики, не только обеспечивают недостающие гарантии, льготы, привилегии, пособия реализуя концепцию национального благосостояния, но и осуществляют деятельность по стабилизации самой экономической среды (на макроэкономическом уровне) – фискальная и ценовая политика, политика занятости населения, развития промышленных, капиталоемких и научно-интеллектуальных сфер, обеспечивая участникам ранка, таким образом, возможности наиболее эффективного взаимодействия. Кроме того, в структуре рыночных институтов заключены особые для каждого общества культурные обычаи и традиции, без поддержки, со стороны которых только юридическое очерчивание границ этих институтов была бы недейственна, невозможна.

Социокультурное измерение правовой упорядоченности общественных отношений позволяет отразить способы производства (типизации) и воспроизводства социально значимых форм и моделей социальной деятельности, механизмов их согласования и гармонизации общественных интересов и ценностей. Учет обычно-правовых практик взаимодействия социальных субъектов позволяет понять особенности конструирования, функционирования и трансформации правопорядка в конкретном пространственно-временном континууме. Другими словами социокультурное измерение, например: с одной стороны, отражает имманентные русской истории обычно-правовые практики взаимодействия, оригинальные формы правовой организации и упорядоченности, а с другой фиксирует содержание взаимодействия между отдельными индивидами, социальными группами и правящим классом.


Структура правопорядка

 

Как сложно организованное явление правопорядок включает в себя следующие уровни:

- правоментальный фундамент правопорядка, отражает исторически сложившиеся «аксиомы правового сознания», предправовые установки и стереотипы социально-правового поведения, а также национальный стиль юридического мышления, которые проявляются посредством правовых обычаев и традиций, преемственно-воспроизводящихся форм поведения и осмысления текущих юридико-политических событий и процессов. Данные уровень можно рассматривать содержательно как совокупность (систему) правовых архитипов и представлений, устойчивых, привычных образов, форм и стиля юридического мышления, которые разных социумах, этносах, типах цивилизаций и т.п. имеют собственное содержание, различным образом сочетаются, но не всегда лежат в основе восприятия компонентов национальной государственности (политических институтов и структур, национальных и конфессиональных отношений и др.), определяют специфику правового поведения индивида, тех или иных социальных, профессиональных групп, государственных органов, должностных лиц;

- нравственно-духовные основы правопорядка, выражают исторически сложившуюся и преемственно воспроизведенную, с учетом новых социальных условий и мировых тенденций, аксиологическую систему, т.е. взаимосвязанную систему базовых социально-правовых ценностей – идеал порядка и справедливости, а также идеалистические представления о целях, формах и способах социально-правого взаимодействия личности, общества и государства;

- концептуальный уровень правопорядка включает: существующие фундаментальные положения права, преломленные и дополненные национальной правовой теорией, уровень и специфику национального правосознания, и, наконец, вытекающие из последнего – современные идеалы, ценности, цели и задачи права, правового регулирования [670];

- институциональный уровень правопорядка представляет собой детализацию общественных сфер, т.е. выделение правопорядка в отдельных сегментах общественной жизнедеятельности, вместе с тем институциональное оформление правопорядка по масштабам его формирования и поддержания (правопорядок на уровне локальных организаций, муниципальных образований, субъекта федерации и государств в целом). На этом уровне функционирование различных общественных сред и уровней политико-правовой организации общества в определенных правовых параметрах;

- уровень институционально-нормативной активности формирует деятельность органов государственной власти по обеспечению, поддержанию и реализации правопорядка, выраженной в законодательной, правоприменительной и судебно-правовой деятельности и контролю. Данные уровень отражает процессы правовой регламентации и правореализации отношений, складывающихся в тех или иных видах общественных отношений. Здесь правопорядок рассматривается как результат действия всех правовых средств и целенаправленного воздействия органов государственной власти на общественные отношения, составляющие предмет правового регулирования, целью и итогом которого становится стабильность, устойчивость и организованность всего институционального каркаса общественных отношений;

- уровень правовой активности граждан представляет собой социально-правовую деятельность личностей и их организаций, выраженную в юридически значимых формах, имеющих как позитивно-правовой характер, так и негативный (теневой). Данный уровень является индикатором, «качественной характеристикой» (В.А. Затонский)[671] институционально-правовой организации общества, ее эффективности и адекватности, учитывает кроме юридических форм организации общественной деятельности, также формы социально-правовой самоорганизации и саморегуляции. С содержательной стороны уровень правовой активности указывает на характер отношений социальных субъектов к действующим юридическим институтам и структурам, правовым формам и средствам общественного взаимодействия. Их востребованности и эффективности при решении различных социальных конфликтов, реализации интересов и потребностей.

 





Читайте также:
Социальное обеспечение и социальная защита в РФ: Понятие социального обеспечения тесно увязывается с понятием ...
Эталон единицы силы электрического тока: Эталон – это средство измерения, обеспечивающее воспроизведение и хранение...
Гражданская лирика А. С. Пушкина: Пушкин начал писать стихи очень рано вскоре после...
Роль химии в жизни человека: Химия как компонент культуры наполняет содержанием ряд фундаментальных представлений о...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.013 с.