Распространенность умственной отсталости среди родителей и сибсов умственно отсталых пробандов (приводится по Фогель Ф., Мотульски А., 1990)





Степень умственной отсталости пробанда Встречаемость умственной отсталости (%)
У родителей У сибсов
Легкая Тяжелая Легкая Тяжелая
Легкая 27,6 0,24 19,52 2,50
Тяжелая 15,0 0,08 12,24 4,28

Можно видеть, что риск умственной отсталости для родственников выше в случае легкой умственной отсталости. Распределения оценок интеллекта родственников пробандов с тяжелой и легкой формами умственной отсталости также отличаются (см. рис. 12.10).

Оценки интеллекта родственников при легких формах умственной отсталости пробандов представляют собой нормальное распределение с некоторой смещенностью в сторону меньших значений, что говорит о тенденции снижения интеллекта в этой группе. Оценки интеллекта у родственников пробандов с тяжелыми формами умственной отсталости распределены бимодально. Одна мода соответствует нормальным значениям интеллекта, а вторая смещена в сторону очень низких значений (порядка 50-60), причем среди родственников тяжелых больных преобладают люди с нормальным интеллектом. Это означает, что тяжелая форма умственной отсталости часто встречается в семьях с нормальным уровнем интеллекта и является следствием экзогенных причин или редких мутаций и хромосомных нарушений.
Исследования генетики умственной отсталости сопряжены с многочисленными трудностями, поскольку умственная отсталость объединяет целую группу заболеваний с разной этиологией. Тяжелые формы умственной отсталости относятся к компетенции медицинской генетики. Легкие формы являются предметом изучения психогенетиков, поскольку, по-видимому, могут быть отнесены к крайним вариантам нормальной вариативности по интеллекту.

 

Неспособность к обучению

Особую группу когнитивных нарушений составляет специфическая неспособность к обучению (СНО). В англоязычной литературе эти расстройства носят общее название learning disabilities. В отечественной литературе пока нет общепринятого термина для обозначения этой группы нарушений развития. Часто их отождествляют с понятием задержки психического развития (ЗПР) (см. Хрестомат. 12.4). Иногда можно встретить такие обозначения, как "трудности школьного обучения" или "школьные трудности". Понятно, что неуспех в школе может объясняться различными причинами - низкой мотивацией, педагогической запущенностью, истинной умственной отсталостью, заболеваниями, не связанными с психической сферой и т.д. Не следует смешивать школьную неуспеваемость с СНО.
Специфическая неспособность к обучению объединяет ряд когнитивных расстройств, мешающих школьному обучению, несмотря на сохранный интеллект. Чаще всего при этом наблюдаются трудности в освоении основных школьных навыков (чтения, письма, счета).
Количество детей, испытывающих серьезные трудности в обучении, по оценкам многих специалистов, составляет порядка 20-30%. Из них до 20% приходится на долю специфических нарушений чтения, счета, письма. Это означает, что в каждом классе примерно четверть детей с трудом осваивают стандартную образовательную программу, причем основной причиной этого являются специфические нарушения развития, а не плохое прилежание. К сожалению, непонимание этого со стороны учителей и родителей ведет к снижению самооценки у таких детей и часто является причиной школьной дезадаптации и отклоняющегося поведения. Если учесть, что количество детей с СНО во всем мире имеет тенденцию увеличиваться, становится понятным, что проблема ранней диагностики и коррекции СНО стоит чрезвычайно остро. Не остались в стороне от этой проблемы и психогенетики.
Среди различных когнитивных нарушений, приводящих к трудностям школьного обучения, наиболее изученной является дислексия (нарушение способности к чтению - reading disability). На примере дислексии рассмотрим, какие подходы к исследованию СНО применяются в современной психогенетике.

 

Дислексия

Дислексия, или врожденная "словесная слепота", была впервые описана в середине 1890-х гг. Главным симптомом дислексии является невозможность освоить чтение, несмотря на сохранный интеллект, отсутствие нарушений зрения и слуха или травм головного мозга. Не следует путать дислексию с нежеланием ребенка обучаться чтению в связи с неадекватным педагогическим воздействием, сниженной мотивацией и т.п. Характерными симптомами дислексии являются неспособность расчленять слово на фонемы и неспособность быстро называть простые зрительные стимулы (предметы, цвета, буквы, цифры). У дислексиков также часто встречаются слабые, но различимые нарушения зрительного и слухового восприятия и некоторые проблемы с координацией. Предполагают, что причиной дислексии являются специфические нарушения в клетках головного мозга (см. также Хрестомат. 12.5).
Еще в начале ХХ в. было замечено, что случаи дислексии носят семейный характер. В 1950 г. было проведено первое семейное исследование дислексии. С тех пор генетические исследования дислексии стали носить систематический характер. Исследования близнецов показали более высокую конкордантность МЗ близнецов (68%) по сравнению с ДЗ (38%). Результаты свидетельствуют о роли наследственности и общей среды.
При подсчете простой конкордантности дислексия рассматривается как качественный, альтернативный признак, однако нет сомнения, что дислексия является сложным признаком, который требует количественной оценки и разработки стандартных критериев. При этом одной из главных задач является разработка методов количественной диагностики и определение пороговых оценок для постановки диагноза. К сожалению, следует констатировать, что единых психометрических критериев дислексии пока не существует. Это объясняется вариативной симптоматикой, возрастными изменениями, отсутствием четкого определения дислексии. Работа в этом направлении продолжает вестись. В ней принимают участие психологи, физиологи, медики, генетики.
Несмотря на отсутствие общепринятых критериев дислексии, на настоящий момент совершенно очевидно, что для генетических исследований дислексия должна рассматриваться как сложный мультифакториальный признак с пороговым эффектом. Вряд ли столь сложный фенотип определяется единственным геном с известной функцией, хотя это нельзя считать решающим аргументом в пользу мультифакториальной природы дислексии.
Большинство исследований последних лет показывают, что расстройства, связанные с действием одного гена, как правило, реже встречаются в популяции и носят более тяжелый характер. Например, ранняя форма болезни Альцгеймера. Недавно среди речевых нарушений также было обнаружено специфическое расстройство, связанное с мутацией единичного гена.

Не так давно была описана трехпоколенная семья, известная как КЕ, в которой наблюдалось выраженное речевое нарушение специфического характера (особый тип косноязычия). Это нарушение наследовалось по аутосомно-доминантному типу. Используя традиционный анализ сцепления, удалось картировать ген на небольшом интервале длинного плеча 7 хромосомы. Мутационный анализ позволил выявить конкретную мутацию в гене FOXP2, ответственную за синтез белка, фактора транскрипции. Мутация была обнаружена у всех пораженных членов семьи КЕ, однако среди других 270 детей с различными формами речевых расстройств подобного дефекта не было обнаружено ни в одном случае.

Нужно признать, что генетический анализ дислексии является сложной задачей. Это связано, во-первых, с тем, что не имеется прямой связи между генотипом и фенотипом. Во-вторых, фенотипическая вариативность дислексии чрезвычайно велика и меняется с возрастом. Например, у взрослых дефект компенсируется, но первичные признаки дислексии сохраняются. В-третьих, отсутствует единое понимание того, что такое дислексия: является ли она единым признаком или представляет собой целый кластер нарушений отдельных способностей (фонологических, орфографических, способности к быстрому называнию и т.п.). Вследствие этого различные исследователи пользуются разными экспериментальными подходами к изучению дислексии. Накладывает свой отпечаток и специфика языка той страны, в которой ведется исследование (большая часть работ выполнена на англоговорящих популяциях, однако исследования ведутся и в Дании, Норвегии, Финляндии, Германии). Все это создает многочисленные трудности для обобщения результатов генетического изучения дислексии.
Близнецовые и семейные исследования указывают на роль наследственности в развитии дислексии. Первая попытка связать наследуемость дислексии с конкретной хромосомой была предпринята в 1983 г. (Smith et al., 1983; цит по: Fisher S.E., DeFries J.C., 2002). С помощью анализа сцепления удалось показать, что возможной зоной локализации дислексии является центромерный участок 15 хромосомы. В связи с развитием новых технологий поиски локусов, ответственных за этот дефект, в последнее время ведутся довольно интенсивно. Показана связь дислексии с 6 хромосомой (6 и 15 хромосома прицельно исследуются многими научными группами). Недавно было выявлено сцепление с участками 2, 3 и 18 хромосом (рис. 12.11).

Успешность проводимых в этом плане работ будет определяться тремя основными направлениями:

  • во-первых, созданием методов картирования генов для количественных признаков, связанных с речевой сферой;
  • во-вторых, выделением и вовлечением в генетические исследования более частных фенотипов, определяющих дислексию;
  • в-третьих - созданием возможностей для сканирования всего генома.

Главной целью поиска ключевых генов является попытка проникнуть в молекулярные механизмы патологии дислексии. Параллельно можно будет больше узнать о том, как осуществляется чтение и другие речевые процессы в норме. Идентификация конкретных генов не является самоцелью. На следующем этапе предстоит выяснить их функции (функциональная геномика), т.е. функции тех продуктов, которые кодируются данным геном: вовлечены ли они в метаболизм клетки и каким образом, являются ли они регуляторами транскрипции или структурными белками. Например, если соответствующий ген кодирует белок, являющийся мембранным рецептором, можно будет начать поиск агентов, с которыми он взаимодействует, и попытаться найти способы, чтобы изменить или прервать пути поступления сигналов. Идентификация генетических механизмов, ответственных за развитие нарушения чтения и других речевых процессов, будет способствовать выяснению природы нарушения и на других уровнях (физиологическом, нейропсихологическом). Все это приведет к лучшему пониманию природы дислексии и даст возможность для развития методов ранней диагностики и коррекции нарушения.
Дислексия является одним из сложных системных нарушений развития, которое в настоящее время в психогенетике изучено наиболее полно. На примере дислексии хорошо видно, в какой логике ведутся исследования генетики сложных нарушений и заболеваний. Кроме дислексии и других специфических когнитивных нарушений, современная психогенетика большое внимание уделяет исследованиям раннего детского аутизма и синдрома гиперактивности и дефицита внимания, которые также относятся к системным нарушениям развития и представляют интерес в связи с возрастающей встречаемостью среди детской популяции. (см. Хрестомат. 12.6, 12.7).

 





Читайте также:
Этапы развития человечества: В последние годы определенную известность приобрели попытки...
История русского литературного языка: Русский литературный язык прошел сложный путь развития...
Методы цитологических исследований: Одним из первых создателей микроскопа был...
Методика расчета пожарной нагрузки: При проектировании любого помещения очень важно...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.012 с.