Собираем группу участников убеждения





Убеждение следует проводить группой, состоящей из двух или более человек, которые близки жертве зависимости и не раз становились свидетелями его (или ее) поведе­ния под воздействием спиртного или наркотиков. Защит­ные реакции химически зависимого человека развиты слишком хорошо, чтобы в них мог “пробить брешь” чело­век, действующий в одиночку.

Осуществление убеждения группой имеет много пре­имуществ. Во-первых, если к жертве обращается несколько человек, и все они говорят по сути об одном и том же, ом (или она) сразу понимает, что дело серьезное. Заявления одного человека можно легко проигнорировать или истолковать превратно (особенно, если он прежде уже не раз пы­тался поставить жертву перед фактом пьянства или зло­употребления наркотиками) и гораздо труднее — когда требования преподносятся “хором”. Группа обладает определенным авторитетом, необходимым, чтобы пробиться к реальности.

Как гласит старинная пословица: “Скажет один чело­век другому, что у него — хвост, тот в ответ рассмеется. А скажут трое — он, глядишь, и обернется!”

Во-вторых, во время этого потенциально чреватого не­приятностями события, поддерживающая вас компания единомышленников придаст вам уверенности и силы. В ответ на ваши заявления химически зависимый человек вынужден пустить в ход весь свой арсенал разнообразных негативных реакций; поэтому будет гораздо лучше, если вам не придется нести их груз в одиночку. И в-третьих, чем больше людей, тем больше свидетельств, подтверждающих существование проблемы. Вы вряд ли лично не могли быть свидетелем всего этого, если, конечно, ни на миг не разлучались с жертвой в ходе ее болезни!

Таким образом, процесс вмешательства начинается со сбора команды из тех, кто, как и вы, искренне желает помочь.

Шаг 1: Составьте список авторитетных людей, помимо вас самих, из числа окружающих химически зависимого человека.

Ключевое слово здесь — авторитетных. Это должны быть люди, с кем у жертвы сложились очень тесные взаимоотношения, будь то по необходимости или по выбору, они должны оказывать на жертву сильное влияние, поскольку он (она) своим отрицанием будет отражать попытки остальных.

Они сами не должны быть химически зависимы. Люди, которые не разобрались со своей собственной болезнью, вряд ли захотят распознать ее симптомы в ком-либо другом, даже если способны на это. Да и химически зависимый че­ловек вряд ли послушается того, кто сам тоже хорош!

Если человек состоит в браке, то первым в ваш список следует включить его супругу (или супруга). Он (или она) помогут вам выбрать других потенциальных членов группы из следующей категории:

• Начальник (работодатель) химически зависимого че­ловека или непосредственный руководитель.

Участие нанимателя или непосредственного руководителя в команде вмешательства может оказаться крайне полезным. В нашем обществе человек как личность сосредоточен на своей работе. Химически зависимые люди часто держатся за свой “облик добросовестного работника” как за последний оплот респектабельности, в то время как у них на глазах болезнь сокрушает все остальное. Они используют это как “доказательство” того, что у них не может быть проблем: “Я ни разу в жизни ни одно­го рабочего дня не пропустил из-за пьянства”. (Беспри­страстный взгляд на их характеристику обычно разрушает этот миф!) Порой вмешательство начальника оказывается более результативным, чем члена семьи или друга, хотя бы потому, что он имеет перед ними столь важное преимущество.

• Родители химически зависимого человека.

Самый удобный вариант, если они проживают где-то поблизости. Но даже если и нет, все-таки стоит подумать, не подключить ли их к убеждению.

Неплохо было бы включить в команду его братьев или сестер (опять же, в зависимости от их местожительства).

• Дети химически зависимого человека.

Дети могут оказаться неоценимыми участниками группы убеждения: в большинстве случаев им хорошо извест­но о существовании проблемы, В качестве очень важного совета мы рекомендуем: детям, привлекаемым к участию в группе убеждения, должно быть не менее восьми лет. Oт них требуется умение выразить свои чувства словами и описать поведение химически зависимого человека, кото­рое они наблюдали (и разочарование, которое им довелось испытать).

Взрослых часто волнует, не напугает ли, не расстроит ли ребенка такое вмешательство. Наверняка на них уже и так отразились последствия болезни одного из родителей. В ходе убеждения они, наконец-то, получат возможность высказаться, к тому же — при поддержке других взрослых. Вероятно, это принесет им большое облегчение, особенно если им приходилось долго скрывать чувства страха, недоумения, неприятия и обиды.

Участие детей в группе убеждения, как правило, приносит им еще и иную пользу: просвещение их по поводу болезни помогает им лучше понять, что происходит с их близким; это, в свою очередь, фактически укрепляет отношения между ними и жертвой зависимости.

• Близкие друзья и соседи химически зависимого чело­
века.

Несмотря на то, что химически зависимый человек, очевидно, общается преимущественно с компанией собутыльников или приятелей-наркоманов, возможно, у него все же есть старые друзья, “оставшиеся” от прежних дней, или новые, не из числа заядлых алкоголиков и “кайфоловов”. Два критерия помогут вам решить, кого приглашать в группу: 1) прислушивается ли больной к этим людям, уважает ли их мнение и взгляды? 2) случалось ли им находиться рядом с химически зависимым человеком во время его выпивок или “ловли кайфа”, были ли они когда-либо свидетелями случаев его странного и необычного поведения? Иными словами, известно ли им по личному опыту, как отражается болезнь на химически зависимом человеке?

Проникнуть сквозь стену самообмана жертвы обычно удается лишь тем, чье благоприятное мнение или оценка (одобрение) так необходимы ей для поддержания нормального представления о себе как о личности. На эмоциональном уровне под этими людьми чаще всего подразумеваются члены семьи и начальник. Тем не менее, часто оказывается, что именно друзья, помогая человеку трезво взглянуть на свое поведение, добиваются наилучшего результата. Возможно, химически зависимому человеку удалось убедить себя в том, что его пьянство — лишь симптом семейного разлада. Может быть, именно мнение стороннего наблюдателя, не принадлежащего к кругу его семьи, и поможет разрушить это убеждение.

• Коллеги.

Они должны быть из числа тех, с кем жертва постоянно работает вместе; возможно, они сидят в одном офисе или сотрудничают, выполняя долгосрочный проект. Опять же, жертва должна уважать их, а они — знать ситуацию по собственному опыту.

• Представитель духовенства.

Если жертва постоянно посещает церковь или синагогу, священник или раввин может оказаться незаменимым участником команды, поскольку он лично располагает по­лезной информацией о болезни и методах ее лечения. Воз­можно, он также знает о поведении жертвы не понаслышке или имеет обширный опыт работы с другими химически зависимыми людьми.

Шаг 2. Формируем группу убеждения.

Теперь вам необходимо встретиться с людьми, включенными в ваш список, и попросить их принять участие в убеждении. (Если список оказался чересчур длинным, лучше сузить круг потенциальных участников группы. Большая группа может оказаться слишком громоздкой, не­мобильной. В самом деле, наш опыт показал, что группа из 3-5 человек действует наиболее продуктивно).

Лучшие члены команды — те, кто по меньшей мере имеет некоторое представление о химической зависимости, готовы рискнуть своей дружбой с жертвой, а также отвечают требованиям, предъявляемым к участнику убе­ждения в эмоциональном плане.

От друга или коллеги, который настойчиво утверждает, будто алкоголизм и пристрастие к наркотикам — признак “моральной неустойчивости”, во время убеждения будет мало толку. Каждый участник группы должен обладать достаточным знанием и пониманием сути химической зависимости, чтобы

а) воспринимать пагубную привычку как болезнь, при
которой “нормальной” силы воли недостаточно для того,
чтобы держать под контролем употребление химических
препаратов;

б) усвоить, что само воздействие “химикалий” в дальнейшем ослабляет крепость даже “нормальной” силы воли;

в) осознать, что из-за необходимости искать объяснение своему поведению жертва выработала у себя настолько
эффективную систему защиты, которая, в свою очередь,
привела ее к высокой степени самообмана — в том числе, к неспособности признать истинную природу болезни;

г) понять, что по причине самообмана жертва абсолютно неспособна трезво взглянуть на свое поведение, вот почему помощь должна прийти со стороны; а также

д) проникнуться мыслью; химическая зависимость —
не просто дурная привычка — и от того, что произойдет в ходе вмешательства и после него, зависит — жить жертве или умереть.

Возможно, вы сами решите взяться за дело просвещения. Просто прочтя первую часть этой книги, вы уже многое узнали о химической зависимости. Поделитесь своими знаниями с будущими участниками команды.

Приготовьтесь к возможному сопротивлению с их сто­роны, особенно когда дело дойдет до самого исполнения активной роли во время убеждения. Люди охотно расскажут вам о том, как человек пьет и злоупотребляет наркотиками, и как они к этому относятся (особенно, если это их лично задевает или оскорбляет), однако совсем другое дело— поставить под угрозу свою дружбу с жертвой. Возможно, именно это их и пугает.

Супруга жертвы вполне может заявить: “Согласна, мой муж в беде, но если я сделаю так, как вы просите, он со мной разведется!” Друг скажет: “Она никогда больше не будет со мной разговаривать. Я наверняка потеряю ее дружбу”. Ребенок проронит: “Отец страшно сердится, когда заговариваю о его пьянстве”. “Мы так загружены работой, что даже не знаю, стоит ли усугублять и без того шаткое положение. Вдруг она выкрутится, обвинит меня в дискриминации или еще в чем-нибудь подобном, и выведет из себя моего начальника?” — добавит непосредственный руководитель химически зависимого человека.

Можно по-разному опровергнуть каждый из этих доводов. Например, в разговоре с ребенком часто бывает дос таточно объяснить, что папа очень болен и ему нужно срочно помочь. Кроме того, в наши дни уже многие компании, по меньшей мере, имеют представление о широко распространенной проблеме химической зависимости, не­которые из них даже нанимают штатных консультантов для оказания помощи своим работникам.

Но главный аргумент — самый простой. Если они так и не предпримут никаких мер, химически зависимый человек умрет преждевременно. Выбор сводится к двум воз­можностям: можно вмешаться, тем самым рискуя дружбой с человеком (которая уже и так дала трещину из-за его бо­лезни), или же сидеть сложа руки и наблюдать, как он (или она) продолжает губить себя, медленно, но верно.

Последний критерий выбора участника группы — его эмоциональная адекватность (то есть, пригодность в эмоциональном плане). Не следует пытаться участвовать в убеждении тем людям, которые до такой степени истощены морально, что могут навредить себе или сорвать про­цесс. Точно так же не стоит пытаться и тем, кто скован страхом или до такой степени сердит на больного, что злость застит глаза.

Сбор информации

При подготовке к убеждению вам следует собрать данные двух типов: факты о поведении жертвы, связанном со злоупотреблением спиртным или наркотиками, и информа­цию о медицинских учреждениях, куда можно обратиться за лечением.

Шаг 1: Составьте письменный перечень конкретных инцидентов или характерных состояний больного, связанных со злоупотреблением алкоголем или наркотиками, окончательно подтверждающих ваше беспокойство.

Именно это следует сделать каждому члену команды. Даже дети могут составить письменные перечни или попросить взрослых помочь им выразить то, что они пережили, своими словами. Эти перечни должны быть написаны от второго лица, поскольку они будут зачитаны жертве во время убеждения (“Ты натворил то-то и то-то”, а не “Мой муж натворил то-то и то-то”). И они должны быть предель­но конкретны. Обобщения — “Ты слишком много пьешь”, “Ты должен прекратить пить”, “Твое пьянство усугуби­лось”, “Ты все время 'в улете'”— бесполезны и даже обидны, поскольку воспринимаются как личные выпады-оскорбления.

В каждом пункте требуется метко и подробно описать конкретный инцидент, предпочтительно тот, который пишущий сам наблюдал своими глазами. Вот некото­рые примеры:

• “В прошлый четверг, в 20:00 ты с невнятным бормотанием ввалился в гостиную, наткнулся на журнальный столик и разбил стоявшую на нем лампу. Возможно, ты не помнишь этого, потому что явно был пьян”.

• “В понедельник, собравшись постирать, я обнаружила в корзине для белья еще одну опорожненную бутылку”.

• “В прошлом месяце мы трижды подряд отказывались
от приглашений на званые обеды, так как ты днями не
просыхал”.

• “В пятницу, после встречи, мы разговорились с Джимом, и он рассказал мне, как его беспокоит твое пьян­ство. Ты оскорбил говорящего и остальных гостей, и ему пришлось увести тебя домой”.

• “Утром соседи упомянули, что давно заметили, насколько замкнутой ты стала в этом году. Они интересуются, можно ли тебе чем-нибудь помочь”.

• “Помнишь, как ты рухнул в ванной в два часа ночи в
субботу. Когда я пришла посмотреть, что за шум, то
обнаружила тебя распростертым на полу. От тебя разило спиртным”.

• “Поздно вечером в понедельник я выглянула в окно и
увидела, что ты без чувств валяешься на лужайке перед своим домом. На улице было — 7° С, и я беспокоилась за тебя”.

• “В прошлом месяце ты потратил 300 $ на спиртное по
нашей кредитной карточке”.

• “Неделю назад ты оставался дома, прогуливая работу,
целых три дня подряд, уверяя, будто у тебя грипп. На
самом же деле — потому, что ты слишком “перепил”,
чтобы выбраться из постели”.

• “В понедельник вечером ты сказал мне, что после работы отправишься прямо домой. Вместо этого ты явился в час ночи и уснул в одежде, которая пропахла спиртным”.

• “На прошлой неделе я вернулся домой и обнаружил
детей на улице одних, без присмотра. Ты спала на дива­
не, рядом с тобой на полу стояла пустая бутылка из-под
ликера. Дети проголодались, им было страшно. Сьюзи
сказала, что пробовала тебя разбудить и не смогла”.

• “В прошлом месяце ты спьяну дважды терял машину.
Мне пришлось самой объезжать стоянки в попытке
найти место, где ты ее оставил”.

• “Когда ты забрала нас из школы, ты погнала машину
так быстро, что мы с подругами перепугались. И ты наговорила нам столько всякой чепухи”.

• “Ты обещал прийти на спектакль, который поставил
наш класс, и снова “занемог”. Я не на шутку расстроился”.

• “Во вторник, пока ты отсутствовал на рабочем месте
после перерыва на ленч до трех часов дня, Сэму пришлось тебя “прикрывать”. Когда ты, наконец, явился, у тебя заплетался язык”.

• “Во время празднества на службе ты осушил четыре
бокала подряд, а пятый расплескал на кого-то. Мне было стыдно за тебя, боюсь, ты можешь потерять работу”.

Каждое происшествие следует описать, не скупясь на подробности. Чем больше неприятных казусов перечислит каждый член группы, тем лучше.

Век техники, несомненно, принес нам самое современное средство убеждения — видеокамеру. По мере то­го, как видеокамеры становятся все более доступны, мно­гие семьи приобретают их. Что может быть более шоки­рующим и неопровержимым, чем красочная видеосъемка алкоголика, шатающегося из стороны в сторону, глотаю­щего слова, в общем, ведущего себя самым что ни на есть неподобающим образом. Если у вас есть видеокамера, воспользуйтесь ею!

Шаг 2. Выясните, куда конкретно можно обратиться за лечением по месту вашего жительства.

Основная цель метода убеждения— убедить человека согласиться на лечение или принять помощь в той или иной форме постоянного наблюдения. Вы должны быть готовы предложить ее больному в ходе самого процесса убеждения, а также дать конкретные рекомендации. Разумно заранее договориться о лечении в медицинском центре или клинике; если падет защитный барьер, жертва, вероятно, незамедлительно согласится отправиться туда.

Есть несколько возможностей получить консультацию, доставив список учреждений, куда можно обратиться за помощью, постарайтесь получить более подробную информацию об их услугах. Закажите экземпляры проспектов, брошюр и других публикаций. Попросите полное описание программы. Поинтересуйтесь, есть ли у них курс наблюдения за выздоравливающими? Каков процент выздоравливающих через год? два? десять лет? И — что особенно важно— рассматривает ли программа метод убеждения как важный и действенный подход к лечению? Некоторые программы построены без учета этого метода.

Не успокаивайтесь, пока не найдете по крайней мере хотя бы один, на ваш взгляд, приемлемый вариант лечения. Пока вы не выполните эту крайне необходимую задачу, вы не готовы к убеждению. Если в результате вмешательства жертва не соглашается на лечение, это происходит потому, что команда недостаточно подготовилась именно в этой области. Если химически зависимый человек выражает готовность лечиться, а вы, со своей стороны, не можете пре­доставить ему ни названия, ни адреса, ни номера телефона лечебного учреждения, тогда защитная стена может полно­стью восстановиться снова, став еще прочнее, чем прежде. И все остальные ваши усилия пойдут насмарку.

Репетиция убеждения

Перед самим убеждением рекомендуется провести одно или два “репетиционных” практических занятия. На них должны присутствовать все те, кто будет участвовать в процессе убеждения, за исключением химически зависимого человека. Каждый из членов группы убеждения должен явиться со своим письменным перечнем фактов поведения химически зависимого человека.

Помимо очевидной подготовки команды к вмешательству, репетиции выполняют целый ряд других полезных функций.

• Они помогают почувствовать членам семьи и другим,
заинтересованным лицам, что они не одиноки — беда
коснулась и остальных.

• Собрание всех участников обеспечивает взаимную поддержку друг друга и способствует взаимопониманию.

• Репетиции смягчают напряжение и страх, а также
снижают вероятность того, что во время убеждения
кто-либо выразится неясно, неконкретно или допустит
необдуманное высказывание.

• Они требуют от членов команды сосредоточиться на
своем выборе и возможных его последствиях.

• Они создают благоприятный климат для перемен и
вселяют в присутствующих уверенность в том, что
проблема так или иначе разрешима.

Можно посвятить часть первой репетиции (или всю ее целиком) рассмотрению симптомов болезни химической

зависимости (см. страницы 14-19 этой книги, “Что нам из­вестно о заболевании”). Дайте людям возможность задать вопросы и поделиться своими знаниями.

Если вы вполне уверены, что все члены группы имеют представление о болезни и ее последствиях, вы готовы дви­гаться дальше.

Шаг 1: Выберите председателя.

Участники группы должны выбрать человека, который будет “руководить” репетициями и самим убеждением. Если в состав группы входит начальник или непосредственный руководитель жертвы, то вам следует отдать ему предпочтение при выборе по двум веским причинам: он (или она) обладает профессиональным опытом руководства и не является членом семьи. Супруги и взрослые дети, вынесшие немало душевной боли, живя с химически зависимым человеком, на эту роль, как правило, не подходят.

Первостепенная обязанность председателя — гаран­тировать, что убеждение не выродится просто в очередной семейный скандал. Поэтому членам команды также следует действовать согласно его (или ее) руководству. Если председательствующий говорит: “Хорошо, Мэри, пора дать высказаться Фреду”, то Мэри следует передать слово Фреду.

Шаг 2: Подробно проработайте каждый пункт письменных перечней, подготовленных участниками команды.

Членам команды следует вслух зачитать свои перечни по пунктам, каждый из которых должен быть одобрен или, если необходимо, исправлен командой.

Помните, каждый пункт должен представлять собой конкретное описание инцидента или особенностей поведения зависимого человека, обусловленного злоупотреблением алкоголем или наркотиками. Описания должны быть полностью правдивыми и как можно более подробными. В них следует избегать оценок, обобщений и субъективных мнений.

Остерегайтесь интонаций жалости к себе и враждебности — эмоций, которые могут воспрепятствовать общению и превратить убеждение в состязание “кто громче крикнет” или завести его в тупик. Единственной эмоцией, присутст­вующей в этих заявлениях, должна стать подлинная обес­покоенность. Если детей нужно потренировать в чтении написанных ими строк, воспользуйтесь случаем помочь им. Воздержитесь от желания вложить им в уста чужие слова; гораздо предпочтительнее, если они выскажутся в своей собственной манере, чтобы их выступление не выглядело бездумным копированием поведения взрослых членов команды.

Внесение поправок в перечни каждого из членов команды важно по двум причинам. Во-первых, это дает людям возможность “привести в порядок” текст своего выступле­ния— точно понять, что они хотят сказать, и как. И во-вторых, это помогает нарушить “принцип замалчивания”.

Существует модель поведения, типичная почти для любой ситуации, создаваемой химически зависимым человеком, где бы она ни происходила, дома или на работе. По мере того как поведение жертвы принимает все более странный и разрушительный характер, ему обычно находятся очевидцы. Но они, как правило, не делятся информа­цией друг с другом. Они опасаются тем самым обидеть жертву, или не решаются высказаться из-за своего рода не­уместной преданности ей. Какова бы ни была причина их молчания, она реально способствуют болезни — позволяет ей прогрессировать и обостряться.

Часто репетиции убеждения прерываются возгласами: “Не знал, что тебе известно об этом!”, или: “Мне казалось, я — единственная, кто это заметил!”. В конце концов, не­которые “тайны” оказываются вовсе не такими уж тайнами. Другие, раскрытые наконец совместными усилиями, приумножают у участников команды чувство сопричастно­сти общему делу. И уже далеко не один человек может ска­зать: “Знай я хотя бы половину того, что услышал сегодня, я бы взялся за дело скорее!”

Шаг 3: Определите порядок, в котором члены команды будут зачитывать свои перечни во время убеждения.

Кто-то должен быть первым! И вторым... и третьим. Определение порядка заранее предупредит неловкие паузы и помешает жертве прервать или саботировать процесс.

Лучше начать с того, кто тесно связан с химически зависимым человеком и является для него несомненным авторитетом, а потому имеет самый высокий шанс пробиться сквозь защитный барьер. Чаще лучше всего бывает остано­вить выбор на его начальнике или непосредственном руко­водителе.

На данном этапе подготовки не полагайтесь на память; председательствующий должен письменно зафиксировать порядок выступлений, принести запись на саму процедуру убеждения и быть готовым по мере необходимости напоминать каждому из участников группы о том, что пришел его черед сказать свое слово.

Шаг 4: Выберите кого-нибудь, кто исполнил бы роль химически зависимого человека во время репетиций.

Хотя это и не обязательно, но может оказаться очень полезным. Одна из целей репетиции — дать членам команды почувствовать, что ожидает их во время процедуры убе­ждения — все, вплоть до возможных возражений, отрица­ний, извинений и эмоциональных “взрывов” со стороны человека, ради блага которого оно осуществляется.

Можно по очереди передавать эту роль от одного участника команды другому, предоставляя каждому возмож­ность высказать возражение, неприятие, извинения, или продемонстрировать вспышку гнева, которые ему (или ей), вероятно, уже приходилось видеть и слышать в “исполне­нии” химически зависимого человека. Цель — знать о них и быть готовым на них отвечать. Вероятность того, что жертва выдержит всю процедуру убеждения, не проронив ни единого слова, очень мала. Следовательно, лучше всего заранее предвидеть то, что скажет он (или она), и заблаго­временно точно решить, как на это реагировать. Таким образом, мы целенаправленно подходим к следующему этапу подготовки.

Шаг 5: Продумайте, что будут отвечать члены команды химически зависимому человеку.

Решение участвовать в убеждении— это лишь часть необходимых обязательств, которые берет на себя каждый член команды.

Настало время узнать, как далеко они намерены зайти в своих действиях и на что готовы пойти ради того, чтобы убедить жертву принять помощь.

Жена может сказать: “Я довольно хлебнула с ним горя. Если он не обратится за помощью, то может уходить — либо я заберу детей и уйду сама”. Означает ли это, что она на самом деле поступит так, как сказала? Действительно ли она заберет детей и уйдет? И есть ли, куда уйти? Бывало ли так, что она заявляла об этом и раньше, но все оставалось без изменений.

Начальник, возможно, скажет: “Производительность ее труда день ото дня все ниже, кроме того, она плохо влияет на товарищей по работе. Они жаловались мне на то, что по ее вине на них приходится дополнительная нагрузка. Если она не начнет лечиться, мне придется ее уво­лить”. Может ли он осуществить свое намерение? Осуще­ствит ли его?

Сосед может заявить: “Я в последний раз приютил его на диване у себя в гостиной. Если он не обратится за помощью, двери моего дома закроются для него навсегда”. Поступит ли он так, как обещал? В следующий раз, когда жертва объявится на пороге его дома и станет умолять пустить переночевать, отправит ли его сосед восвояси?

Допустим, дочь скажет: “Я больше не сяду в машину, когда за рулем мама. Мне страшно с ней, когда она пьяная. С этого дня я стану ездить с родителями моих друзей или буду сидеть дома”. Сдержит ли она свое слово? Есть ли у нее такие друзья, к которым можно обратиться и попросить, чтобы ее подвезли? А что, если она не найдет никого, кто бы мог подбросить ее туда, куда ей отчаянно хочется поехать?

Большинство людей, тесно связанных с химически зависимым человеком, вероятно, привыкли выставлять уль­тиматумы — и точно так же привыкли идти на попятную. Этому делу нужно положить конец.

Требования, сопровождаемые какой-либо угрозой, должны быть как реальными, так и твердыми. Если жена по-настоящему не готова забрать детей и уйти, не нужно обещать, что она это сделает. Непосредственному руководителю химически зависимого человека следует точно вы­яснить, какова позиция их компании по отношению к хи­мической зависимости, наметить меру (или ряд мер) воз­действия и быть готовым их осуществить.

Что делать, если в процессе убеждения жертва встает с места и грозится уйти? Нужно быть готовым сказать: “Пожалуйста, сядь и выслушай нас”. Как быть, если он на по­луслове прерывает участника команды словесной атакой? Нужно без колебаний, несмотря ни на что, прочесть пере­чень его “подвигов” целиком, до конца. Что если жертва бросается в слезы и клянется исправиться? Принять такую клятву за чистую монету и тут же прекратить вмешательст­во хотя и соблазнительно, но вовсе неразумно. Группа должна быть готова дойти до конца — до момента, когда выскажутся все, и химически зависимому человеку будет предложено принять конкретную помощь.

На каждое действие со стороны химически зависимого человека необходимо иметь противодействие, сообразное обстановке и соответствующее цели вмешательства. Если самая подходящая реакция на его поведение— ультиматум, то тот, кто его выдвигает, должен быть готов выдер­жать все условия до конца.

Шаг 6: Руководство репетицией.

Репетицию— и саму процедуру убеждения следует начать с простого и прочувствованного вступительного заявления председательствующего. Такого, например:

 

“__ (имя химически зависимого человека), мы со­
брались здесь, потому что любим тебя и хотим тебе по­
мочь. И тебе, и всем нам придется трудно, но я вынужден
начать с одной просьбы: дай нам возможность высказаться
и постарайся выслушать, как бы тяжело это ни было. Мы
понимаем, что в следующие минуты будет нелегко... Не
будешь ли ты любезен выслушать нас?”

Заметьте, что это заявление явно отводит химически зависимому человеку роль слушателя— и задача груп­пы — постараться “удержать” его в этой роли.

Затем участнику команды, на которого пал выбор выступать первым, следует зачитать свой перечень. Участник, исполняющий роль химически зависимого человека, сейчас может в полной мере проявить свои актерские способно­сти. Что может сказать он (или она) в реальной обстановке вмешательства? Как он (или она) может себя повести? Большинству членов команды так или иначе приходилось противостоять химически зависимому человеку; они могут даже процитировать его (или ее). (“Что ты имеешь в виду, говоря, будто у меня возникла проблема? Это у тебя про­блема! Если прекратишь меня пилить, я брошу пить!”) По­практикуйтесь отвечать так; “Пожалуйста, выслушай то, что я должен сказать...”, и далее, следуя перечню.

Каждому члену команды необходимо дать возможность прочесть свои строки и постараться предугадать, как может отреагировать на них химически зависимый человек. Как бы го ни было, председательствующий должен исполнять свою главную функцию — следить за тем, чтобы участники команды не уклонялись от темы. Репетиция должна быть мак­симально правдоподобной, приближенной к реальной жиз­ни. В том, что участники команды невольно переходят к об­винениям или обобщениям, или, поддавшись эмоциям, уклоняются от темы, нет ничего необычного. Именно поэтому каждому участнику команды следует попрактиковаться также в выражении участия и заботы о жертве болезни.

Постарайтесь предвосхитить положительным заявлением каждую жалобу больного: “Милый, ты всегда был замечательным мужем, но я так беспокоюсь о тебе. На прошлой неделе, хорошенько набравшись, ты въехал пря­миком в дверь гаража...” “Мама, я действительно благо­дарна тебе за все твои старания устроить мне день рожде­ния. Но я не на шутку растерялся, когда ты налетела на стул. Я догадался, что ты пила вино вместо пунша”. “Го­вард, твои коллеги тебя очень любят. Все знают, что в слу­чае необходимости ты всегда готов помочь. Но ты стал возвращаться с ленча все позже и позже, дыша спиртным, а на прошлой неделе я застал тебя спящим за столом на ра­бочем месте”.

Процесс убеждения предполагает, что реальность так или иначе пробьется сквозь защитный барьер. В какой-то момент химически зависимый человек непременно “увидит” свою жизнь такой, какова она есть на самом деле — возможно, впервые за долгие годы. Те, кому приходилось участвовать в процедурах убеждения, описывают удиви­тельные перемены, происходящие в это время. Всех со­бравшихся охватывало чувство великого облегчения и, очень часто,— любви. Участники команды чувствовали себя обессиленными и, вместе с тем, исполненными наде­жды. Все то раздражение, которое, казалось, переживали жертвы, сменялось потрясением и негодованием, а порой и глубокой растерянностью. Многие из них обводили взгля­дом собравшихся и говорили: “Господи, я и не подозревал, как сильно я обижал вас. Простите меня!”

И хотя это может показаться успешным окончанием убеждения, на самом деле — это лишь завершение первой стадии. Не менее важно отрепетировать то, что последует дальше: то, как вы будете настаивать, чтобы жертва согласилась принять помощь, и то, как представите ей имеющиеся варианты лечения. Возможности выбора, которые вы уже внимательно рассмотрели, необходимо “свести” к конкретному стационару, конкретному лечебному центру, или, в некоторых случаях, к амбулаторному лечению и психологическому тренингу в Обществе Анонимных Алко­голиков. Позволяя жертве выбирать из предложенного, вы тем самым помогаете ей в какой-то мере восстановить чув­ство собственного достоинства.

Разумеется, не исключается возможность того, что химически зависимый человек будет упорствовать, заявляя, что в лечении нет необходимости, поскольку в глубине души у него созрело решение покончить с пьянством. Вы понимаете, что медлить нельзя, поэтому готовы попробо­вать альтернативный подход. (Мы называем его — ответ “а что, если”). “Ты принял это решение заранее. Давай, по­пробуй. Но что, если ты хотя бы раз снова “сорвешься”? Тогда ты согласишься принять помощь?”

По всей вероятности, жертва предпримет честную попытку бросить пить самостоятельно. Но то, что человек бросает пить, еще не значит, будто он пошел на поправку. Болезнь— в том числе эмоциональный синдром— по-прежнему существует, и она столь же опасна, как прежде. Все это приводит к тому, что принято называть “пьяница в завязке”.

Что характерно для “пьяницы в завязке”? - Напри­мер, раздражительность, тревожность, нервозность, обида и жалость к себе. Человек может чересчур остро реагировать на простое разочарование, быть то излишне чувствительным, то — излишне придирчивым, в общем, ведет себя непредсказуемо. Окружающие частенько станут с тоской вздыхать по старым добрым “спокойным” денечкам, когда жить с ним было куда проще!

Иными словами, несмотря на то, что абстиненция (воз­держание от употребления спиртного или наркотиков) — цель важная, но она не единственная. На самом деле, это всего лишь один, хотя и значительный, шаг на пути к возвращению к полнокровной и максимально плодотворной жизни.

Прекращение пьянства, само по себе, создает эмоциональный вакуум, и жизнь в этом вакууме может оказаться сущим адом.

Главная цель выздоровления— и способствующего ему разнообразного лечения — состоит в восстановлении

силы собственного “я” жертвы. Необходимо лечить человека в целом: его душу и тело. Химически зависимый чело­век страдает эмоционально, умственно и духовно, точно так же, как и физически. Лучшие из известных на сего­дняшний день программы лечения учитывают это и используют межотраслевые группы специалистов, включаю­щие физиологов, психиатров, психологов, консультантов по проблеме химической зависимости, работников соци­альной сферы, представителей церкви, лечащих терапевтов и медсестер.

Таким образом, вторая стадия убеждения— которую вам следует отработать так же тщательно, как и первую — состоит в том, чтобы добиться от жертвы твердого согласия принять помощь. Вы должны быть готовы подойти к нему с одним или более конкретными предложениями: “Сразу после того, как мы закончим разговор, ты назначен на прием к доктору такому-то; я тебя отвезу”. Или: “Мы зарезервировали тебе место в таком-то стационаре. Твоя сумка собрана и ждет в машине”.

Постарайтесь заранее предвидеть как можно больше возражений, оправданий и благонамеренных обещаний— и будьте готовы ответить на них со всей твердостью.

С таким объемом работы, которую предстоит проделать до самой процедуры убеждения, легко понять необхо­димость одной или более репетиций. На самом деле, вы можете провести таких репетиций столько, сколько поже­лаете: чем лучше вы подготовитесь, тем больше вероят­ность, что вы сумеете справиться с особенностями реаль­ной ситуации. Только помните: время — это все. Чем ско­рее вы остановите развитие болезни, тем скорее у жертвы может начаться процесс выздоровления.





Рекомендуемые страницы:


©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-04-02 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!