Я: Привет. Спасибо, что присмотрел за мной прошлой ночью. 4 глава




— Пожалуйста, скажи мне, что никогда не делала этого для кого-либо еще, — шутит он. — Это было чертовски потрясающе.

— Не-а. Я никогда раньше не делала этого, но это не значит, что я не узнала об этом все, что могла, — улыбаюсь я. — Думаю, у меня нет рвотного рефлекса. Это хорошо для тебя.

— Черт, да, так оно и есть! А сейчас, я обязан вернуть долг.

Внезапно он подхватывает меня, и я визжу. Он несет меня в мою спальню, оставив вещи на полу в гостиной. Бросает меня на кровать, и мне ясно, что он серьезно берется за дело, погружая лицо между моими ногами. Он не теряет времени, ласкает мои складочки, и я кричу в знак одобрения. Поочередно кусает и сосет мой клитор, и я начинаю тереться о его лицо. Хватаю его за волосы, потому что это сдерживает меня от падения с этой чертовой кровати. Он проталкивает в меня несколько пальцев, и я уже близка к оргазму. Пока его язык кружит вокруг клитора, я делаю ошибку, взглянув вниз на него. Его глаза встречаются с моими, и я вижу в них абсолютную похоть.

Он подмигивает, а затем сгибает пальцы внутри меня. Я даже не почувствовала его приближения. Я ощущаю оргазм где, блядь, только могу. Святое дерьмо. Мои ноги начинают дрожать, и я не могу это остановить. Лэндон продолжает массировать точку G, пока мои соки текут по нему, как водопад. Наконец, он убирает свои пальцы и облизывает каждый.

— Это все для меня, детка?

Я не могу говорить или двигаться. Он разводит мои ноги и вонзается в меня. Целует меня, пока объезжает мою киску жестко и глубоко. Я могу попробовать себя на его языке и это так чертовски сексуально. Развожу свои ноги шире. Он нужен мне глубже. Понимая мой намек, он погружается в меня до тех пор, пока его яйца не ударяются об мою задницу.

— Черт возьми, ты ощущаешься так хорошо, Лэндон, — говорю я, когда, наконец, обретаю голос. Он сжимает одну мою грудь, пока врезается в меня.

— Твою мать! Я просто не могу насытиться этой киской. Не могу поверить, что все это мое, — рычит он. Еще один жесткий толчок, и я взрываюсь.

— Ааааах, — он громко кричит, когда присоединяется ко мне. Я могу почувствовать, как тепло наполняет меня изнутри, пока его член дергается во мне. Дерьмо, он не надел презерватив. Я думаю, в этот момент мы оба думаем об этом, в то время как по моей ноге стекает остаток спермы.

— Черт! Скажи мне, что ты на таблетках, Хэвен, — говорит он обеспокоенно. Я сажусь и смотрю на него ошарашено.

— Да, Лэндон. Я на таблетках еще со старшей школы, чтобы урегулировать месячные, — я делаю глубокий вдох, прежде чем задать вопрос, ответ на который боюсь получить.

— Что насчет тебя? Ты пользовался презервативами с Жизель? — он смотрит в сторону, и я получаю свой ответ.

— Я не собираюсь тебе лгать, Хэвен. Мы пользовались в самом начале, пока не стали официально встречаться. Мы оба проверились, и она была на таблетках. Она не трахалась направо и налево, и ты была девственницей, так что, я думаю, мы в безопасности, — не знаю почему последнее утверждение меня так взбесило, но это так.

— Стали встречаться? Как ты сейчас? Она не трахалась со всеми направо и налево, как ты прямо сейчас? — я пытаюсь подняться, но он прижимает меня.

— Детка, не делай этого. Мы встречались. Ты мое исключение, потому что завладела мной, и всегда так было. Никто не мог соблазнить меня. Я знаю, о чем ты думаешь. Все, что ты слышишь — это Жизель и «встречаться» в одном предложении, и ты ревнуешь. Но я хочу только тебя. Я бы никогда не зашел так далеко, если бы это было не так. Я порву с ней в тот момент, когда она приедет домой, и мы будем двигаться дальше своей жизнью, — знаю, что должна оставить эту тему, но не могу, мне нужно знать.

— Лэндон, как ты можешь позволить ей так легко уйти? Ты когда-нибудь любил ее?

Как я могу знать, что когда-нибудь не придет кто-то, и меня не постигнет та же участь?

— Не думай так, Хэвен. То, что есть у нас, продолжается со старшей школы. Буду ли я заботиться о Жизель? Да, буду. Я любил ее до тех пор, пока ты не вернулась в мою жизнь, но сейчас понял, что не был влюблен в нее. Я буду всегда заботиться о ней и для того, чтобы поступить правильно с ней, я должен отпустить ее, — он тянет меня на колени, и сейчас я не сопротивляюсь.

— Как ты можешь быть в этом уверен, Лэндон? Что, если ты порвешь с ней, а затем поймешь, что наши отношения не такие, на какие ты рассчитывал? Что, если моя девственность пробудила в тебе желание завоевания, и сейчас, когда ты получил меня, я тебе наскучила?

Ну вот. Я отдала ему свою неуверенность на растерзание.

— Ох, любимая. Это действительно то, о чем ты думаешь? — он убирает за ухо волосы, которые прилипли к моему лицу. Его брови сходятся вместе от беспокойства. — Я уверен, Хэвен, потому что мысль провести еще одно мгновение без тебя беспокоит меня больше, чем хаос, который последует в этом доме. Я, блядь, пройду по огню, если это будет означать, что ты ждешь меня на другой стороне. Твоя девственность была подарком, за который я буду вечно благодарен, но я влюблен в женщину, которая прилагается к этой киске, — я смеюсь над этим, но его лицо очень серьезно. — Нам был дан второй шанс, чтобы сделать все правильно, — он приподнимает мой подбородок и прежде, чем подняться, нежно меня целует.

— Куда мы идем? — спрашиваю я озадаченно.

— Мы идем принять душ, а затем вернемся в кровать, чтобы я мог обнимать тебя.

Само собой разумеется, Лэндон дарит мне еще три оргазма, прежде чем мы наконец-то принимаем душ. К тому времени, как добрались до кровати, мы оба устали. Не знаю, кто заснул первым.

 

***

 

Я тянусь к Лэндону, но его сторона кровати пустая. Это смешно, как после пары дней, я уже привыкла думать, что левая сторона кровати его. Она холодная, так что я знаю, что он ушел давно. Сегодня суббота, и он сказал, что у него нет тренировки. Может быть, он делает нам завтрак. Надеваю футболку на голое тело и выглядываю за дверь. Я слышу его голос, доносящийся из кухни, и чувствую запах свежезаваренного кофе. Я планирую прокрасться на носочках и напугать его, когда вижу, что он разговаривает по телефону.

— Что такое, Жизель? Почему ты не можешь мне сказать? — он меряет шагами кухню. — Да. Хорошо, скоро увидимся. Ты тоже, — он заканчивает разговаривать, затем поднимает глаза и видит меня.

— Когда приезжает Жизель? — он отводит взгляд и сморит вниз. Он сейчас нервничает?

— В понедельник.

— Что такое? — я беру его за лицо и заставляю посмотреть на меня.

— Она сказала, что нам нужно поговорить. Мне просто интересно, услышала ли она о нас.

— Тебя это беспокоит?

Он передумал? Струсил?

— Нет. Конечно, нет. Я просто не хочу, чтобы она узнала это от кого-то другого, — он наклоняется и пытается поцеловать меня, но я отклоняюсь.

— Ты собираешься рассказать ей, что у нас был секс? — я вижу, как он нервничает.

— Честно? Я не знаю. Я не хочу сыпать соль на рану. Это будет, как будто я пинаю ее, пока она лежит. Я планировал рассказать ей о нашем прошлом, чтобы она знала, что это развивалось дольше, чем те две недели, что ее не было.

— И что будет, когда она спросит, трахнул ли ты меня? Я знаю, как женщина, что это был бы мой первый вопрос, — он трет лицо руками. — Ты собираешься солгать?

— Нет. Блядь, я хотел бы не говорить «да» на этот вопрос, если она спросит. Это будет сокрушительный удар.

— Ты жалеешь, что трахнул меня, Лэндон? Я имею в виду, если бы не это, ты мог бы быть преданным парнем, каким она думала, ты был, — я скрещиваю руки на груди, ожидая его ответа.

— Почему мне кажется, будто ты затеваешь ссору? — спрашивает он.

— Я не затеваю ссору, Лэндон. Я хочу получить ответы, чтобы прояснить твои чувства на данный момент.

— Я не сожалею о своем решении, Нэвиш, но я хотел бы подождать, чтобы продолжать что-либо с тобой. Я чувствую себя задницей, собираясь сказать ей, что я не только изменил ей с девушкой, которую я якобы не знал, но что еще и рву с ней.

Правильно ли я его услышала? Все, что я слышу, это угрызения совести за то, что он сделал своей девушке. Прошлой ночью я была важнее, чем хаос, который последует. Один телефонный разговор с ней, и он переосмысливает свои чувства. Мое сердце болит. В глубине души я знаю, что мы делали все не правильно, но последнее, что я хочу услышать, что я что-то, о чем он сожалеет.

— Да пошло оно все к черту, Лэндон! Спаси ее от разбитого сердца! Отрицай все! — кричу я, когда убегаю в бешенстве.

— Нэвиш, стой! — он пытается догнать меня, но стук в дверь в этот момент пресекает его попытку. — Блядь! — я слышу, как он говорит. Я бегу к себе в комнату и надеваю шорты и лифчик под майку. Обуваю шлепанцы, беру телефон и иду к входной двери.

— Доброе утро, Нэвиш, — улыбается Гевин.

— Доброе. Увидимся позже, — я в паре шагов от двери, когда Лэндон настигает меня. — Отъебись от меня, Лэндон.

— В Раю уже проблемы? — улыбается Гевин. Лэндон поднимает меня, закидывает на плечо и несет мою задницу назад в мою комнату.

— Проводи себя сам, Гевин. Мы заняты, — говорит Лэндон, прежде чем хлопнуть дверью моей спальни.

— Я оставлю вас, чтобы ты смог убедить ее продолжать трахаться с тобой, — смеется Гевин, и затем мы слышим, как закрывается входная дверь.

— Опусти меня, Лэндон.

— Как пожелаешь, — говорит он, бросая меня на кровать. — Я сказал тебе однажды, когда ты приняла меня в свое тело, что не позволю тебе опять ускользнуть от меня.

— Да, и это было перед тем, когда ты признался, что я была твоей ошибкой.

— Какого хрена? Клянусь, у тебя выборочный слух. Это не то, что я имел в виду, — он взбирается на кровать ко мне и прижимает меня спиной к кровати.

— Я знаю, что ты знакома с Жизель не долго, но она действительно добрый человек. Я не передумал быть с тобой. Я просто имел в виду, что это был бы благородный жест с моей стороны закончить с ней все прежде, чем заниматься чем-либо с тобой. Тебе действительно нужен такой парень, который не беспокоился бы об этом? Я не изменник по натуре, Хэвен, и это чертовски бесит меня. Я никогда не пожалею о том, что люблю тебя.


Когда Лэндон уверен, что я не собираюсь удирать, он скатывается с меня и ложится рядом.

— Так что случится в понедельник, когда ты расскажешь ей правду? Где я буду жить? Я уверена, что не смогу оставаться здесь. Это, в первую очередь, ее место, верно?

Лэндон приподнимается на локте и смотрит на меня.

— Я собирался поговорить с Гевином сегодня днем. У него трехкомнатная квартира, и сейчас он использует вторую спальню в качестве кабинета. Я уверен, что он разрешит нам пожить у него до тех пор, пока я не найду другое жилье. У меня есть сэкономленные деньги. Мне только нужно время, чтобы все подготовить. Если бы я все продумал, то уже начал бы процесс, — внезапная мысль озаряет меня. Срань Господня. Что все это значит для Пейтон? Я сажусь при мысли, что все это отразится и на ней.

— Что насчет Пейтон? Что, если Жизель вышвырнет ее, потому что она моя подруга? Ведь это она уговорила меня переехать сюда. Она никогда не поверит, что Пейтон не имела ни малейшего представления о нашем прошлом, — я потираю лоб. Это все не так, как я представляла себе. Я просто пришла и все испортила.

— Я хотел бы надеяться, что Жизель не мстительный человек, но в худшем случае, у нее есть комната в женском общежитии.

Боже мой! Я даже не думала, как этот бардак может перенестись и создать разлад в их женском обществе. Пейтон отдалилась, и я знала, это для того, чтобы дать нам пространство, но мне нужно поговорить с ней.

— Мне нужно позвонить ей, Лэндон, — он наклоняется и целует меня в лоб, и мои губы чувствуют себя обделенными. Я знаю, что он пытается все сделать благородно, но, блядь, это уже пиздец. Нет кнопки перемотки назад.

— Хорошо. Поговори с Пейтон, если это заставит тебя чувствовать себя лучше, а я собираюсь что-нибудь придумать с Гевином. Я вернусь позже и приготовлю хороший ужин, детка. Постарайся не волноваться.

— Я попытаюсь, — у Пейтон всегда есть способ заставить меня почувствовать себя лучше. Как только он выходит за дверь, я беру свой мобильный, чтобы позвонить ей. Она говорит, что будет дома в течение часа. Я использую это время, чтобы умыться и приготовить чашку кофе, чтобы успокоиться.

 

***

 

— Я говорила тебе, что предвидела это, Нэвиш, и знала, чем рискую. Здесь нечего выбирать, потому что я всегда с тобой. Ты моя лучшая подруга. Я уже присмотрела комнату в женском общежитии. После всего будет неправильно оставаться здесь. Я останусь приветливой с Жизель, но я не могу остаться и ожидать, что ни одного плохого слова о тебе не выйдет из ее рта, — Пейтон садится на диван и показывает мне присоединиться к ней.

— Мне так жаль, что я втянула тебя в это. Чувствую, будто разрушаю все. Вернее, уже сделала это, — всхлипываю я. Слезы жгут глаза, потому что это никогда не было моим намерением.

Будет ли Лэндон хотеть меня, если он узнает о моем прошлом? Будет ли он сожалеть, что порвал с Жизель, когда все обнаружит? Я знаю, что должна рассказать о настоящей причине, почему лгала ему на последнем году старшей школы, но я боюсь. Его идеальная невинная иллюзия обо мне разобьется вдребезги. Я испорченный товар. Слезы текут, потому как я больше не могу их сдерживать. Я испытываю ужас, представляя как Лэндон однажды пожалеет, когда это дерьмо выйдет наружу, и Пейтон обнимает меня в попытке утешить.

— Я думаю, он поймет, Нэвиш, — уверяет она. — Тебе лучше рассказать ему как можно раньше, но только, когда ты будешь готова. Это важно, раскрыть тех демонов, которые живут в постоянном страхе выйти наружу, — она вытирает слезы с моих глаз. — Ты делала то, что нужно, чтобы поддержать свою семью. Никакого стыда или осуждения сейчас, хорошо?

Я киваю, надеясь, что она права. Забираюсь под одеяло на диване, пока она готовит обед. Я не очень голодна, но знаю, что должна поесть. Она готовит вегетарианскую пиццу, и я немного съедаю. Остаток дня я провожу, свернувшись клубочком на противоположном конце дивана, притворяясь, что смотрю Lifetime фильмы, которые она включает. Вина за хаос, который я принесла с собой в этот дом, вместе с продолжающимся молчанием о моем прошлом, съедает меня. Лэндон заслуживает узнать правду прежде, чем порвет со своей девушкой, но я бось. Боюсь потерять его. И еще больше боюсь, что он не оставит Жизель вообще, после того, как узнает правду.

Лэндон возвращается и находит ничем не занимающуюся меня на диване. В руках у него парочка пакетов из магазина и мне любопытно узнать, что в них. Он оставляет их на столешнице в кухне, возвращается и садится рядом со мной.

— Тебе легче?

— Да, — лгу я. Он выгибает свою сексуальную бровь, и я не могу сдержаться от улыбки.

— Нет, это не так, но у меня есть план, как исправить это, — он встает и приказывает мне оставаться на месте. — Пейтон, убедись, что она не заглянет в пакеты, — говорит он, замечая ее присутствие в первый раз. Она отмахивается от него, но кивает в знак согласия. Он исчезает за углом, и я слышу его в нашей ванной. Он возвращается примерно минут через пятнадцать за мной.

— Вставай. Я наполнил ванну, чтобы ты могла расслабиться, пока я буду готовить вкусный ужин.

И снова я вижу ту же картину. Свечи вокруг пенной ванны. Но мягкая музыка на заднем плане в новинку. Песня Miley Cyrus «Adore You» играет из его телефона, подключенного к колонкам. Одинокая слеза скользит по моей щеке. Это очень мило.

— Не представляла тебя парнем, который слушает Miley, — всхлипываю я. Он берет мои руки в свои, прежде чем нежно поцеловать меня.

— Я не слушаю, Хэвен. Этот плейлист был создан только для тебя. Пока ты будешь расслабляться в ванной, просто знай, что каждая песня передает те слова, которые не может выразить мое сердце.

Этот нежный момент — именно то, что мне нужно, чтобы обрести немного уверенности. Он обнимает меня и подталкивает в сторону ванной.

— Наслаждайся. Я вернусь за тобой, когда ужин будет готов.

— Хорошо.

Как только он уходит, я раздеваюсь и ступаю в благоухающую цветами воду. Я чувствую камешки под ногами, быстро осматриваю комнату и замечаю пакетик с морской солью. Он действительно все предусмотрел. Сегодняшний стресс и волнения исчезают, пока я медленно опускаюсь в ванную. Я слушаю его песни различных исполнителей о потере, обретении и неоспоримой любви. Общая тема всех этих песен — любовь. Я бы никогда не догадалась, что Лэндон-Тор может быть настолько романтичным. Я гадаю, сколько этой части себя он показал Жизель? Особенно с тех пор, как она называет его Тор. Я до сих пор думаю, что это странно.

Должно быть, я уснула, потому что следующее, что понимаю — это Лэндон, который трясет меня с махровым полотенцем в руке. Я выхожу из ванной и позволяю ему меня вытереть. Он останавливается между моих ног, и я могу видеть, какие неприличные мысли его одолевают.

— Заканчивай вытираться, и увидимся в столовой, — нахально улыбается он. — Если я продолжу, твой ужин остынет, — я не могу удержаться и хихикаю, потому что догадалась.

— Смейся сейчас, Хэвен. Все изменится позже, — улыбка исчезает с моего лица. Я думаю, он чувствует вину, что мы переспали до того, как он официально расстался с Жизель.

— Я думаю, ты жалеешь, что связался со мной, прежде чем порвал с Жизель, потому что ненавидишь быть изменником, — резко отвечаю я.

— Если мы выдержим происходящее в дальнейшем, прошлое не может быть изменено. Нет пути назад, Хэвен, — с этими словами он оставляет меня одеться в шорты и майку, которые он принес. Конечно, он прав. Что бы ни случилось с этого момента, он все еще считается изменником, независимо от обстоятельств.

Я сажусь за обеденный стол, проинструктированная ждать, пока он принесет изысканное блюдо, над которым трудился. Он наливает мне бокал белого вина, такого же, как и в первый ужин, когда он готовил. Я думаю это «Pouilly Fumé». Первые пару глотков расслабляют меня. Он ставит салат передо мной, и мои глаза округляются. Он выглядит аппетитно хорошо, но сейчас я умираю с голоду. Он хихикает над моим вопросительным взглядом.

— Я начну с моего любимого салата. Это салат из спаржи и прошутто с заправкой «Шерри», — он посмеивается над моей наивностью. — Основное блюдо будет следующим.

Он садится напротив меня, и я набрасываюсь на еду. Салат — это определенно лучшее, что я когда-либо пробовала. Он настолько чертовски талантлив. Безусловно, он совершенный улов. На ум приходит комментарий Пейтон, адресованный Жизель, о том, что когда-нибудь он будет чертовски отличным мужем. Да, моим мужем.

— Тебе нравится? — в сравнении со мной, он медленно жует, изучая мою реакцию на его шедевр.

— Ты шутишь? Этот салат чертовски вкусный. Я всегда буду есть салат, если он будет так приготовлен. Чувствую, будто мой рот не может прекратить жевать.

— Хмм, это значит, что ты готова к следующему блюду, — Лэндон встает из-за стола, чтобы принести его. — Это жареная на сковороде черная треска из Аляски, — говорит он, ставя тарелку передо мной. Вау. Это блюдо выглядит слишком хорошо, чтобы съесть его. В это время Лэндон садится рядом со мной. Он отламывает кусочек рыбы и подносит к моему рту.

— Открой, — командует он. Я делаю, как он говорит, и позволяю ему покормить меня. В этом действии есть что-то такое эротичное. Разнообразие вкусов танцует на моем языке, и я смакую каждый кусочек. Это первоклассная, самая изысканная рыба, которую я когда-либо ела. Он не прекращает кормить меня, пока моя тарелка не становится пустой.

— Ты не собираешься есть? — спрашиваю я, когда он встает, чтобы принести десерт.

— Сегодня вечером все для тебя. Я съел немного, пока готовил, — он берет мой бокал в руки и протягивает его мне. — Выпей, детка. Я хочу, чтобы ты расслабилась сегодня ночью, — признается он. Я осматриваюсь в поисках Пейтон, предполагая, что она выйдет из своей комнаты в любую секунду.

— Если ты ищешь Пейтон, то она ушла. Она присоединиться к нам завтра рано утром, чтобы мы смогли съездить на пляж. Нам удалось поговорить, пока ты была в ванной, и следует просто сказать, что мы пришли к пониманию. Она понимает нашу ситуацию и дает мне время побаловать тебя, — подмигивает он.

Интересно, о чем они разговаривали. Я рада слышать, что мы возвращаемся на пляж «Panama City» завтра, особенно, что от прошлого раза не возникает приятных воспоминаний. Я должна убедиться, что будет какая-нибудь девушка, с кем можно поговорить. Как только я допиваю вино, Лэндон снова наполняет мой бокал. Он ставит передо мной уникально красивый десерт, и я не уверена, как должна есть его. Должна я использовать пальцы или вилку? Лэндон снова садится рядом со мной и отламывает кусочек вилкой. Он скармливает его мне, и мои глаза закрываются сами собой. Клянусь, мне не нужно вино. Этот мужчина соблазнил меня своими кулинарными способностями. Когда мой живот чувствует себя полным, я удивляю его, взяв у него вилку и оказав ответную услугу. Я кормлю его оставшимися кусочками, и он награждает меня сексуальной улыбкой.

— У меня было кое-что другое на уме для моего десерта, — усмехается он.

Я знаю, на что он намекает, но поддерживаю игру.

— Серьезно? И что бы это могло быть?

— Хммм, я лучше покажу, чем расскажу, — он резко встает и отодвигает пустые тарелки в сторону. Конечно, он не собирается сделать то, о чем я думаю. Он поднимает меня и одним движением срывает мои шорты. В самом деле талантливый. Его ухмылка говорит мне, что он доволен своей грубой выходкой. Он укладывает меня на стол, и я теряю дар речи от его дерзости.

Он наваливается на меня, и пододвигает мою задницу к краю стола. Становится на колени, и моя киска тут же начинает истекать от воспоминаний о его талантливом языке. Его язык кружит вокруг моего клитора в неторопливом темпе. Его руки крепко сжимают мои бедра, пока он хоронит свое лицо глубоко в моих складочках. Он поочередно легонько кусает и облизывает мой комочек.

— Ох, Лэндон, — стону я. — Пожааалуйста, — заикаюсь. Я горю, и сейчас необходимо, чтобы он был глубоко во мне. Он лижет, дразнит и толкается в меня пальцами, пока я не подхожу к краю, но затем он отказывает мне в освобождении. Я хочу кричать от разочарования. Мне нужно, чтобы он трахнул меня. Он поднимает меня и несет в сторону моей спальни.

— Я не могу дать тебе кончить на обеденном столе, — дразнит он, затем кладет меня на кровать. Моя обида исчезает, пока я смотрю, как он раздевается. Его тело — превосходное зрелище. Его выточенное до совершенства тело источает мужественность и силу. Его мышцы напрягаются, когда он стягивает с себя шорты, и я просто хочу облизать его везде. Наконец, когда он полностью обнажен, стягивает с меня футболку и лифчик. Я смотрю в восхищении на его эрекцию. Он поднимает меня вверх, и я хочу иметь этого красивого ублюдка глубоко внутри себя. Извиваюсь под ним, но он бьет меня по заднице.

— Терпение, малыш. Я не хочу сделать тебе больно, — отчитывает он.

Он наклоняется надо мной и атакует мой рот. Ему известно, что его поцелуи способны перенести меня в другую вселенную, прежде чем его член даже коснется меня. Он дергает меня за волосы, и я нахожу это чертовски сексуальным. Его твердый член находится между нами — так близко, и, одновременно, так далеко от того места, где я больше всего в нем нуждаюсь. Я нахожу его между нами и поглаживаю, в то время как его рот трахает мой своим великолепным языком. Он вознаграждает меня рычанием, когда я ужесточаю свою хватку на нем. Он дотрагивается до моей груди, и я начинаю извиваться в его руках. Убирает мою руку в сторону, и устанавливает свой член напротив моего входа. Он толкается одним ударом, и я жадно впиваюсь в него. Когда я полностью приспосабливаюсь к нему, то начинаю двигаться вместе с ним. Откидываю голову назад, когда он начинает двигаться внутри меня. Он сжимает мою попку, пока я сжимаюсь вокруг него.

— Черт, твоя киска так жаждет мой член, детка. Возьми у меня все, что хочешь, — рычит он. Его грубая, грязная речь заставляет меня дрожать на его члене, позволяя ему наполнять меня и растягивать. Он кладет свои руки на мои бедра, удерживая меня сильнее и глубже на его члене. — Эта киска моя.

— Да, — выкрикиваю я в согласии. Он меняет угол и толкается в меня еще раз. — Лэээн… — я даже не могу прокричать его имя полностью. Экстаз обрушивается на меня и звезды вспыхивают перед моими закрытыми глазами. Он быстро присоединяется ко мне, когда находит свое освобождение.


Лэндон дарит мне три оргазма, прежде чем вернуться в кровать и откинуть одеяло. Мы оба слишком устали, чтобы заниматься чем-то еще. Он заползает в постель позади меня и накрывает нас. Притягивает меня к себе, и я сворачиваюсь калачиком в его объятиях. Мы засыпаем с переплетенными ногами.

 

***

 

Опять звучит чертовски раздражающий сигнал будильника, оповещая нас, что пора вставать. Что еще более важно, он оповещает, что сегодня последний день нашего счастливого пузыря. Затишье перед бурей. Жизель вернется завтра утром. Лэндон придвигает меня ближе, и я могу почувствовать его утренний стояк. Привет, дружок. Он скользит в меня сзади и трахает так жестко, что я думаю, мои ноги не смогут ходить. День на пляже отменяется. После еще одного оргазма, он поднимает меня, чтобы мы вместе приняли душ. И конечно, наше утро не будет полным без утреннего перепиха в душе.

— Ты ненормальная, ты знаешь это? — шутит он. — Я начинаю думать, что ты хочешь меня только за мое тело.

— Заткнись, демон, — отвечаю я, пока роюсь в ящиках в поисках купальника, который надевала в прошлый раз.

— Твой демон, — напоминает он. — Я возьму шорты из другой комнаты. Пейтон и ребята будут здесь в течение часа. Посмотрим, успею ли я приготовить нам завтрак до того, как они доберутся.

— Хорошо. Я выйду через двадцать минут, — я заметила, что он не упомянул, что комната, которую он делит с Жизель, его.

Он сказал «другая» комната. Да, я такая наблюдательная. Я заплела косички и поверх купальника надела симпатичный комбинезон. Надела шлепанцы и пошла посмотреть, что Лэндон готовит на завтрак. Я чувствовала себя неловко из-за того, что у меня нет способностей к готовке, но перед Лэндоном и Пейтон у меня не было шансов. Когда я вхожу на кухню, он передает мне кофе, приготовленный, как я люблю — едва темный. В нем чертова куча сливок и два кусочка заменителя сахара. Кое-кто обратил на это внимание. Он указывает мне сесть за стойку, что я и делаю. Здесь целый арсенал фруктов и сыра. Прежде чем занять свое место рядом со мной, он ставит передо мной омлет со шпинатом. Я использую вилку, чтобы поискать мясо, и он смеется. Не знаю, почему я беспокоюсь. Он тщательно следит за тем, что кладет себе в рот — что поступает в его тело. Мой собственный смешок вырывается из меня, когда я думаю, что он брал в свой рот прошлой ночью.

— Хммм. У кое-кого грязные мыслишки с утра пораньше? — угадывает он.

— Это ты просыпаешься с грязными мыслями, Мистер Доброе-утро-встречай-мою-эрекцию, — это стоило мне коликов в животе от смеха.

— Детка, парни, как правило, просыпаются с этим. Я просто решил не тратить стояк впустую, — от этого напоминания я сжимаю ноги вместе, и он смеется сильнее. — Я позабочусь о тебе вечером, любимая. Банда должна быть здесь… — звонок в дверь эффектно прерывает его.

— Что ты говорил? — шучу я. Встаю и впускаю Майка и Гевина внутрь. Я почти готова закрыть дверь, но Майк сообщает мне, что они видели, как подходит Пейтон. Лэндон и я собираем вещи, так что теперь мы все можем встретить ее внизу. В этот раз за рулем Майк. С ума сойти, как за пару недель все может измениться. Я не представляла себя воссоединившейся с Лэндоном. Он берет меня за руку и переплетает наши пальцы, пока мы спускаемся. Парни приподнимают брови, но ничего не комментируют. Лэндон должно быть сказал им не вмешиваться, потому что я знаю, насколько Гевин своевольный.

 

***

 

Такой прекрасный день. Солнце ярко светит и отражается в чистой голубой воде. Мягкий белый песок охлаждает мои пальцы. Лэндон и я гуляем по пляжу рука в руке, создавая в очередной раз свой собственный пузырь. Запах океана и звук волн только добавляют ощущение блаженства.

— Не хочешь искупаться? — спрашивает Лэндон. Я сомневаюсь около секунды. Лэндон подхватывает меня и бежит к океану. Конечно, он не сделает этого? Но, нет. Он окунает нас в волну, которая выходит навстречу, и ее сила рассоединяет нас. Я отплевываюсь, когда моя голова показывается над поверхностью. Соленая вода покрывает мои губы и жжет нос. Я протираю глаза, пока Лэндон идет за мной. Он поднимает меня опять и сейчас мы по грудь в океане.

— Задница, — говорю я, показывая ему язык. Лэндон сжимает мою попку под водой, и я могу почувствовать его твердеющий член.

— Я хочу тебя прямо сейчас. Прямо здесь, — говорит он, пальцами сдвигая ткань моего бикини.

— Лэндон, люди увидят, — нервно говорю я. Его пальцы находят мой вход и один из них входит в меня. Я осматриваюсь, вблизи никого нет, чтобы увидеть, как его палец трахает меня под водой. Лэндон определенно выталкивает меня из моей зоны комфорта, но есть что-то опьяняющее в публичном сексе.

— Никто не узнает. Держись крепче, — дает он наставления. Я держусь, пока он использует другую руку, чтобы достать свой твердый член из пляжных шорт. Он отодвигает мои трусики в сторону и проникает одним толчком. Я уже подготовлена его пальцами.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!