Я: Привет. Спасибо, что присмотрел за мной прошлой ночью. 7 глава

— Что ж, ты соврал, — шиплю я. Знаю, что у меня нет причин злиться на него. Я сержусь из-за ситуации. Отрезвляющий дневной свет не облегчает боль от прошлой ночи. Чувствую, будто нахожусь в свободном падении, только нет никого, кто смог бы поймать меня. Я позволила ему опять стать всем моим миром, только чтобы быть сломанной еще раз, без возможности восстановиться. Я ошиблась, ожидая от него выбора. Что сделано, то сделано. Жизель — его будущее, и чем раньше я смирюсь с этим, тем лучше. Приезжать сюда было ошибкой. Мне нужно было оставаться там.

— Пожалуйста, позволь мне помочь тебе, Нэвиш, — Гевин пытается снова.

— Слушай, извини, Гевин. Здесь нет твоей вины, — впервые смотрю в его глаза и ненавижу жалость, которую там вижу. — Есть кое-что, что ты можешь сделать. Пожалуйста, отвези меня в банк. Я уезжаю, — он кивает в знак понимания, так что я иду вслед за ним к его грузовику. Я люблю Пейтон, но не могу рисковать тем, что она отговорит меня от отъезда. Я пошлю за своими вещами позже, мне просто нужно держаться максимально далеко, как только могу, от источника моей боли. Мы останавливаемся возле «Bank of America», и я надеваю каблуки, прежде чем отправиться опустошать свой счет. У меня есть с собой удостоверение, но нет дебетовой карты, поэтому мне вынуждены отказать.

Я не вернусь в дом, чтобы забрать ее. Кассир объясняет мне о второй форме идентификации, когда Лэндон появляется позади меня. Этот блядский Гевин сдал меня.

— Ей не нужно ничего снимать, — говорит он этой суке-кассирше.

— Черт возьми, я не согласна. Позовите менеджера, пожалуйста, — леди сигналит кому-то, и менеджер подходит. Седая женщина заявляет, что это их политика, чтобы защитить меня… бла-бла-бла. Леди возвращает мое удостоверение, и Лэндон тянет меня за руку, отчаянно пытаясь не устраивать сцен. Как только мы оказываемся на улице, я вырываю руку. Подхожу к водительской стороне грузовика Гевина.

— Дай мне свой телефон, — я очень злюсь на него за то, что он позвонил Лэндону и сказал где я.

— Зачем? — подозрительно спрашивает он.

— Я собираюсь позвонить Пейтон и сказать ей, где я, чтобы она меня забрала. Я собираюсь упаковать в один чемодан так много дерьма, сколько могу, забрать дебетовую карту и убраться из Флориды, — держу свою руку протянутой, но он отказывается давать мне свой телефон. Лэндон подхватывает меня сзади и перебрасывает через плечо. Автомобиль Пейтон попадает в поле моего зрения, и на секунду я задаюсь вопросом, здесь ли она. Я бью и кричу, чтобы он поставил меня на место, но он продолжает нести меня к машине, как будто несет воздух. Люди вокруг нас смотрят на спектакль, который я устроила, но он продолжает идти.

Лэндон открывает дверь машины и опускает меня на пассажирское сиденье. Он пристегивает меня ремнем безопасности, и я позволяю ему это. Хорошо, он может отвезти меня домой. Как только я окажусь там, то соберу свои шмотки и уйду. Думаю, что он знает меня достаточно хорошо, чтобы не забирать на машине Жизель. Тишина сгущается в машине, пока он выезжает, но это ненадолго.

— Ты заставила меня чертовски беспокоиться, Нэвиш. Бедная Пейтон была вне себя. Я должен сказать ей, что ты в безопасности, — я сажусь, скрестив руки на груди. Мне жаль слушать, что я заставила Пейтон побеспокоиться, но в этом не только моя вина. — Я был в ярости, что ты поставила меня в эту ситуацию, и ревновал, но это открыло мне глаза на то, как ты, должно быть, чувствовала себя с тех пор, как Жизель вернулась домой, — я смотрю в окно и вижу, что мы едем в противоположном направлении от нашей квартиры. Хорошо, его квартиры, потому что, насколько я могу судить, то больше не живу там.

— Куда ты меня везешь, Тор? — огрызаюсь я. Он знает, что я зову его Тор, когда злюсь на него.

— Мы едем к Гевину, где сможем поговорить, — он мельком смотрит на меня, но я просто смотрю на его отражение в зеркале. Я не буду смотреть на него.

— О, теперь ты хочешь поговорить, после того как ублажил свою девушку. Пошел нахер, Тор. Я устала быть второй, — выхожу из себя. Остальная часть пути проходит в тишине. Я лишила его дара речи.

Мы подъезжаем к нескольким домам, которые внешне выглядят более обычными, чем наше старое место. Тор выходит из машины и обходит вокруг, чтобы открыть мою дверь. Я выхожу сама, так что ему не придется дотрагиваться до меня. Я позволю ему высказать то, что он считает нужным. Я закончила с этим дерьмом. Он показывает дорогу, но не дотрагивается до меня. Когда мы оказываемся внутри квартиры Гевина, я осматриваюсь. Здесь определенно не хватает женской руки. Тут чисто, но выглядит как типичная холостяцкая берлога. Огромная плазма, игровые приставки и минимальный декор.

— Гевин не вернется допоздна, так что мы сможем спокойно поговорить, — говорит Тор, прерывая мой осмотр места его друга. — Я начну. Я зашел в некоторых вещах с Жизель слишком далеко прошлой ночью, я признаю это. Она начала скучать по мне в постели по ночам, а я лгал ей, что не в состоянии для этого. Я знал, что она будет следить за мной с этого момента, так что мне пришлось прекратить красться к тебе в комнату. Она стала подозрительной, потому что я не прикасался к ней. Она предположила, что это потому, что я боялся навредить ей или ребенку, — я оборачиваюсь к нему и бросаю на него «неужели я настолько чертовски тупая?» взгляд,.

— Серьезно, Тор? — сарказм просачивается в моем голосе.

— Я говорю тебе правду. У меня не было с ней секса с тех пор, как она приехала домой. Случайный поцелуй, который я позволил себе с ней перед тобой, разрывает мое чертово сердце каждый раз. Я боролся с тем, что выглядело правильным, и причинил тебе боль. Я стал избегать всяческих ситуаций проводить время вместе, зная, что она будет спать к тому моменту, как я буду возвращаться домой. Я положил руку на ее задницу только для того, чтобы развеять ее подозрения. Я был неправ.

— Ты обещал трахнуть ее позже, когда шептал ей на ухо? Это было тоже для того, чтобы развеять подозрения? — мои губы дрожат, и эти глупые слезы угрожают пролиться опять. Тор тянется ко мне, но одергивает себя в последнюю минуту.

— Нет, детка. Я сказал ей вести себя как следует. Я увернулся от ее поцелуя и сказал, что она знает о моем отношении к публичному проявлению чувств, — он проводит рукой по волосам, которые немного отросли.

— С каких это пор? — резко отвечаю.

— Ты единственная женщина, с которой я добровольно показываю свою привязанность на публике, Хэвен. Ты завладела мной и не можешь даже увидеть это, — он вторгается в мое личное пространство, но держит руки при себе.

— Если бы ты принадлежал мне, Тор, то мы бы не были здесь, в этих дебрях реальности. Раз за разом ты ставил ее чувства превыше моих, — я отворачиваюсь, когда слезы, наконец, вырываются на свободу. Он не может больше держать свои руки при себе. Мягко обхватывает мое лицо и поворачивает к себе, вытирая мои слезы своим большим пальцем.

— Я всего лишь человек, милая. Я совершил бесчисленное множество ошибок, не зная, как быть тем мужчиной, которым вырастила меня моя мать, и мужчиной, который нужен тебе. Одно я знаю наверняка — я не хочу тебя потерять. Я порвал с Жизель прошлой ночью после вечеринки, — мое сердце замирает из-за этого открытия, но я не могу все настолько упростить для него. Не могу рисковать, что он опять подвергнет меня разочарованию.

— Боюсь, что решение не за тобой, Тор. Ты полностью сломил меня. Я отдалась тебе всеми возможными способами, а ты отставил меня в сторону в ту минуту, когда твоя девушка вернулась домой беременная. Я была ненужной для тебя. Мои чувства, потребности и желания были на втором месте, пока ты решал, какой способ лучше, чтобы облегчить страдания Жизель. Я не могу забыть это, — слезы текут сильнее.

Тор опускает голову от стыда. То, что он делает в следующий миг, вырывает мое чертово сердце. Он падает на колени передо мной, сжимает мои бедра и прислоняет свою голову к моему животу. Я чувствую, как его тело дрожит. О. Мой. Бог. Я никогда не видела, чтобы этот мужчина плакал, и вот он обнажается передо мной. Я теряю дар речи. Мое сердце болит за то, что довела его до такого состояния. Чувство вины обрушивается на меня, и снова я вспоминаю о своей тайне, которую до сих пор скрываю. Он смотрит вверх на меня, пока слезы стекают вниз по его покрасневшим щекам.

— Ударь меня, Хэвен. Делай, что хочешь, но, пожалуйста, не бросай меня. Мое сердце не выдержит этого во второй раз. Ты никогда не была на втором месте в моем сердце. Ты должна знать это, — слышать, что он хочет, чтобы я наказала его, разрушает последние части моего сердца.

— Лэндон, пожалуйста, встань, — он не сдвигается с места, так что я дергаю его за рубашку, пока он не встает. Мужчина, стоящий передо мной, сломлен. Он является оболочкой того мальчика, с которым я поступила так в тот день на школьной парковке. Я чувствую себя такой сукой за то, что довела его до такого отчаяния.— Почему ты хочешь меня? Ты можешь создать семью с Жизель и быть счастливым.


— Разве ты еще не поняла этого, Хэвен? Ты мой мир. Ты нужна мне, как воздух, которым я дышу. До того, как ты вернулась в мою жизнь, я просто существовал. На автомате делал одно и то же изо дня в день. Я погрузился в футбол, потому что это единственное, что делает меня по-настоящему счастливым, — его слова заставляют мое сердце оттаять, и я чувствую, как моя оборона падает с каждым последующим словом. Его медового цвета глаза трогают мою душу искренностью, которая залегла глубоко в них.

— Что Жизель думает об этом? Откуда мне знать, что ты не прибежишь к ней обратно из-за чувства вины, когда родится ребенок? — у меня нет проблем с тем, что он будет отцом для своего ребенка, но я не хочу быть частью манипуляций. Я должна защитить свое сердце. Должна открыто говорить о своих страхах.

— Прошлой ночью я предположил, что ты вернулась в общежитие с Пейтон, после того, как мы ушли, но это было до тех пор, пока она не вернулась немного после полуночи без тебя. До этого момента я не сказал Жизель обо всем, только то, что мы немного забавлялись, пока ее не было. Она была обижена и зла, но сказала, что мы справимся с этим. Сказала, что мы должны пройти через это ради нашего не родившегося ребенка. Пейтон сделала несколько телефонных звонков, и кто-то сказал ей, что ты ушла с вечеринки без обуви. Я, блядь, совершенно потерял голову. Я должен был найти тебя. Проклинал себя, что оставил тебя одну пьяной. Что, если какой-нибудь мудак нашел бы тебя и попытался воспользоваться тобой? — он проводит руками по волосам, пока вспоминает ужас, который удерживал его в плену. Он хватает меня за руку, как будто ему нужно подтверждение, что я в порядке.

— Что, если бы до тебя добрался какой-нибудь псих? Я бы никогда себе этого не простил. Я обзвонил всех, кого знал, чтобы помогли отыскать тебя и, плюс, подключил охрану кампуса. Мне было плевать, что это была середина ночи или утро. Каждая проходящая секунда, когда не было отчета, что ты нашлась, заставляла меня испытывать тошноту, — продолжает он. Поднимает мою руку к своим губам и целует ладонь. Я не выдергиваю ее. Уже знаю, что он ухитрился проскочить сквозь всю защиту, что я пыталась возвести. — Мне пришлось уйти из той квартиры, Хэвен. Я должен был найти тебя. Жизель стала изматывать меня, и была такой безумной, что спросила, кто для меня важнее? И я, наконец, сорвался. Я рассказал ей каждую чертову деталь. Обо всем. Наше прошлое, секс, который у нас был, пока ее не было, как и секс, который был, когда я оставил ее в кровати ночью. Я, блядь, разорвал ей сердце, а затем ушел, чтобы найти тебя. Я чувствую себя полным дерьмом, но понял, что этот момент был неизбежен. Кто-то должен был обгореть. Хотя, в этом случае, думаю, мы все пострадали. Пожалуйста, скажи мне, детка, что я не слишком опоздал. Мне нужно услышать, что ты все еще любишь меня.

Этот мужчина просто взял и излил передо мной свою душу больше, чем когда-либо раньше. Я едва ступила на этот островок безопасности, где мое сердце лежит в руинах. Надеюсь, что мое решение не будет ошибкой.

Знаю, что наш будущий путь не будет легким, и не ожидаю, что Жизель уступит и оставит все, как есть. Она была решительной и целеустремленной в прошлом, но сейчас она носит его еще не рожденного ребенка. Предчувствую, что она будет бороться за Лэндона, чтобы вернуть его назад. Возможно, она уничтожит меня, когда мы заговорим. Но пока, я могу доставить некоторое утешение этому мужчине, который открыл передо мной свое сердце. Я беру его за руку и становлюсь на носочки. Он наклоняется ко мне, и я целую его со всей любовью, которую могу передать. Он поднимает меня, и я с удовольствием оборачиваю ноги вокруг его талии. Он идет со мной в спальню и закрывает дверь.

— Ты нужна мне, Хэвен, — умоляет он.

Стягивает мою рубашку через голову и мгновение смотрит на мой черный кружевной лифчик. Его ловкие пальцы расстегивают застежку, но его глаза не покидают мои. В этот раз все по-другому. Это скрытое обещание, где слова не нужны. Я опять захватываю его сексуальные губы, и он углубляет поцелуй. Сквозь наши джинсы я чувствую, как твердеет его член. Использую свои свободные руки, чтобы расстегнуть его джинсы. Одновременно тяну его джинсы и боксеры вниз. Его великолепный член выскакивает ко мне, я облизываю губы, и он дергается от нетерпения. Мне едва удается обхватить его, чем капля спермы выходит, чтобы поприветствовать меня.

Я кружу языком вокруг его головки и слышу шипение Лэндона. Использую легкое посасывание его головки, и его руки находят мои волосы. Хочу, чтобы это был самый лучший минет. Одной рукой я начинаю поглаживать его член, а другой массировать яйца, пока сама все еще посасываю его головку. Его бедра толкаются, когда он направляет мою голову назад и вперед. Он трахает мой рот безудержно и бесконтрольно. Люблю эту его не сдерживающуюся сторону. Он стонет, и его темп ускоряется. Знаю, что он близко, так что я беру его глубже.

— Дерьмо, — ругается он, пока его бедра толкаются вперед. Я добавляю гудящий звук, который услышала во время девчачьих разговоров, и он, блядь, кончает глубоко в мое горло. Он кричит мое имя, и я чувствую себя триумфально. Если это не говорит «я прощаю тебя», то тогда я не знаю, что это.

Он тянет меня вверх, пока пытается восстановить свое самообладание.

— Это было ух… — он качает головой и усмехается. — Нет слов, чтобы описать это, детка. Посмотрим, смогу ли я переплюнуть это, — он быстро стягивает с меня джинсы вместе с трусиками. Бросает меня на кровать — его фирменный трюк — и переворачивает меня на живот.

— Попку вверх, любимая, — я быстро выполняю.

Его гладкий язык вылизывает меня сзади, и я не могу не извиваться. Он шлепает меня по заднице, чтобы я оставалась неподвижной.

Я толкаюсь попкой назад, чтобы предоставить ему лучший доступ. Он продолжает свою атаку на мой клитор, поочередно покусывая и полизывая его. Скользит одним, затем двумя пальцами, чтобы подготовить меня, пока его талантливый язычок кружит и доводит меня до исступления. Мои бедра дрожат, пока я толкаюсь назад и трахаю его лицо. Он несколько раз шлепает меня по заднице, и от этой жгучей боли я становлюсь еще влажнее.

— Пожалуйста, Лэндон. Мне нужен твой толстый член! — задыхаюсь я.

— Блядь, это так возбуждающе. Я люблю, когда эти грязные слова вылетают из твоего сладкого ротика, — мне не нужно просить дважды.

Он резко входит в меня, и я хватаюсь за простынь, чтобы удержаться. Он знает, что мне нравится грубо. Он врезается в меня вновь и вновь, и я чувствую это знакомое напряжение внизу живота. Мы действуем синхронно, когда я встречаю его удар за ударом. Он хватает меня за волосы, пока я теку на его член. Он не останавливается. Входит в меня быстрее и глубже, пока я сжимаюсь вокруг него. Еще один оргазм накатывает за первым, и звездочки начинают танцевать перед моими глазами. Он выходит из меня и переворачивает на спину. Святое дерьмо, этот мужчина трахается очень горячо. Я наблюдаю, как его мускулы напрягаются, когда он становится на колени и забрасывает мои ноги себе на плечи.

— Эта киска — моя. Сегодня я не буду сдерживаться. Ты получишь все, что у меня есть, милая, — заявляет он.

Его первый толчок из этой позиции заставляет меня содрогнуться. Он настолько чертовски огромный. Но я жадная. Я хочу все, что он предлагает мне. Расслабляю мышцы и наблюдаю с трепетом, как этот чертовски сексуальный мужчина заявляет права на каждый сантиметр моей киски, на каждую возможную глубину. С каждым ударом мышцы на его предплечьях и шее напрягаются. Я наблюдаю, как капельки пота образуются на его груди и кубиках пресса. Этого вида передо мной достаточно, чтобы снова заставить меня кончить. Он очень сильный и мужественный. Он углубляет толчки еще больше, и я не могу больше сдерживаться. Мои бедра подпрыгивают на кровати, пока я кончаю снова и снова.

Он смотрит на меня с дьявольской улыбкой, которая разрушает мой мир. Подмигивает, а затем замедляет свой темп. Охереть! Этот мужчина очень вынослив. Он сдвигает мои ноги так, чтобы они оборачиваются вокруг его талии, и продолжает свои медленные неторопливые толчки, которые заставляют меня возбудиться вновь. Он сжимает мое бедро, когда перемещает свои бедра под углом, чтобы войти в меня глубже. Он в сантиметре от моих губ, вдыхает меня. Его запах опьяняет. Я так чертовски одурманена похотью, что не могу этого вынести. В словах нет необходимости. Он настолько точно настроен на то, что хочет мое тело. Знает, когда трахать меня грубо и грязно, а когда переключиться на медленно и сладко, как сейчас. Он облизывает изгиб моих губ, и это так чертовски эротично.

Я открываю рот для него, и его язык присоединяется к моему в похотливом танго. Хватаю его за волосы там, где они немного длиннее, и углубляю поцелуй. Лэндон целуется так же, как и занимается сексом — страстно и незабываемо. Держу пари, что могу кончить только от его поцелуев. Наши тела двигаются синхронно, пока он занимается со мной любовью. Различие очевидно — он отдает мне каждую свою часть. Хныкаю и извиваюсь в его руках. Еще раз огонь воспламеняется внизу живота от надвигающегося оргазма.

— Я держу тебя, — шепчет он. — Кончай, — он перемещает свои бедра под еще одним углом, своим фирменным приемом, достигая новой глубины. Хватаюсь за его волосы крепче, когда получаю несравнимое наслаждение от нахлынувшего оргазма. Мои ноги бесконтрольно дрожат, пока оргазм накатывает снова и снова. Лэндон не прекращает свои медленные толчки. Я потеряла счет, сколько потрясающих оргазмов он мне подарил.

— Я хочу, чтобы ты кончил, детка, — убеждаю я.

Он порочно улыбается и качает головой.

— Еще успею, милая. Прямо сейчас я должен наверстать упущенное за все те ночи, что пропустил. За все те ночи, что я должен был быть с тобой, — блин. Что я должна сказать на это? Думаю, что я влюбилась в него еще сильнее. Он выходит из меня и становится с одной стороны кровати. Тянется к моей руке, и я растеряна. Становлюсь, чтобы присоединиться к нему, и в долю секунды я нахожусь в воздухе и обратно устраиваюсь на его член.

Он идет со мной к закрытой двери спальни и прислоняет меня к ней спиной. Поднимает обе мои руки и держит их своей рукой над моей головой.

— Держись, детка, — предупреждает он. Сжимает мою задницу другой рукой, чтобы поддержать, и начинает врезаться в меня. Святое. Ебаное. Дерьмо. Его член должен носить предупреждающую табличку: «Талантливый член — будет трахать до беспамятства!» Я подпрыгиваю вверх и вниз на его толстом члене, с каждым толчком жадно сжимаясь вокруг него. Лэндон выгибает бровь, и я чувствую, как становлюсь еще влажнее. Сказать, что он скрывает свои таланты — это еще преуменьшить. Он прижимает меня к двери, пока его потное тело вонзается в мое, и нет другого места, где бы я хотела быть. Наглая женщина внутри меня решает, что тоже хочет немного больше контроля.

— Потяни меня за волосы, Лэндон. Покажи мне, кто здесь, блядь, босс, — я тяжело дышу.

Знаю, что ему нравится слышать, как непристойности выходят из моего рта, так что я даю ему это. И без малейшего труда его контроль лопается. Он отпускает мои руки и наматывает мои волосы на свой кулак.

— Это то, чего ты хотела, Хэвен? Ты хочешь жестче, детка? — не обращаю внимания на его участившиеся толчки. Он так чертовски завелся прямо сейчас, но мне нужно, чтобы он еще больше вышел из себя.

— Да. Трахни меня, Лэндон. Я хочу твой толстый член так глубоко, как только можно, — прошу я.

Это срабатывает.

— Блядь, — рычит он. Его толчки становятся суровыми и бесцеремонными. Чувствую, как мое собственное возбуждение начинает зарождаться, когда он приближается к собственному освобождению. Внезапно он отпускает мои волосы и начинает медленно целовать меня, пока кончает внутри меня. Этого достаточно для меня, чтобы кончить вместе с ним. Мы просто держимся друг за друга, пока наши оргазмы сплетаются в один.

— Я люблю тебя, Лэндон, — шепчу я возле его уха.

— И я… тебя, Хэвен, — шепчет он в ответ.

Не могу описать этот эмоциональный вихрь, в котором мы находимся в данный момент, но чувствую его со всех сторон. К спальне Гевина присоединена ванная, так что нам не нужно выходить из комнаты. Лэндон идет, чтобы принять душ со мной, все еще соединенной с ним. Он делает шаг вперед, и я нехотя отпускаю его. Он моет мои волосы, а затем так же нежно и мое тело. Это какая-то мужская хрень, которой я не могу дать названия, но мне плевать. Я мою его с той же интимностью, которую он показал мне. Он выходит первым, чтобы вытереться, а затем протягивает полотенце мне. Нежно вытирает меня, убеждаясь, что нигде не осталось ни капли. Складывает полотенце и кладет его на край ванны, прежде чем жестом указать мне сесть на него. Затем включает фен, берет щетку для волос из бокового ящика и начинает распутывать мои волосы. Он аккуратно начинает с кончиков и продвигается вверх к корням.

Как он может быть так хорош в этом? Делал ли он это для Жизель? Я хочу спросить, потому что я очень любопытная, но не хочу испортить момент.

— Я вижу, как твоя голова все время работает, милая. Нет, я никогда не делал этого прежде ни для одной женщины. Ты вытащила этого мужчину из меня, — говорит он и включает фен.

— Какого мужчину? — я не могу сдержаться и не задать этот вопрос.

— Мужчину, который перевернет небо и землю, только чтобы сделать свою женщину счастливой, — подмигивает он. — Я уже перевернул небеса (Прим. здесь имеется в виду Небеса=Хэвен), — усмехается он. Не могу сдержаться и начинаю смеяться, потому что он определенно сделал это… и землю тоже, если быть абсолютно честной.

— Ты пытаешься заставить меня влюбиться в тебя еще больше? — шучу я.

— Надеюсь на это, — говорит он, продолжая сушить мои волосы. Это действие еще более интимное, чем наш душ и его мытье моих волос. Чувствую себя полностью избалованной. После того как заканчивает, он несет меня в кровать Гевина. Слишком поздно, чтобы думать о том, были ли в ней женщины ранее.

— Надеюсь, что эти простыни были чистыми, — шучу я. Лэндон быстро отвечает.

— Да, были. На рассвете я велел Гевину подготовить эту комнату для тебя. Я знал, что найду и привезу тебя сюда. Ничего не остановило бы меня от поисков, — я вижу грусть в его красивых чертах.

— Довольно самоуверенно, не считаешь? — шучу я, чтобы вернуть его из того места, куда завели его мысли.

— Могу поклясться твоей сладкой попкой, детка, — он слегка шлепает меня в подтверждение.


Я заползаю в кровать и затем вспоминаю, как он говорил о том, что другая комната Гевина — это кабинет. Где же он будет спать?

— Лэндон? Где будет спать Гевин? Не хочу никого выселять. Я могу спать на диване, — предлагаю я.

— Исключено, — отвечает он потрясенно. — Я уже обсудил с ним этот вопрос заранее. Мы останемся здесь максимум на неделю. Это временное решение, пока я не сниму нам квартиру, — уверяет он меня. Я солгала, если бы сказала, что не взволнована тем, чтобы съехаться. Только мы. — До тех пор Гевин останется у Майкла. Отдохни немного, детка, — он забирается в кровать за моей спиной и накрывает нас одеялом. Я уже практически заснула, когда Лэндон вновь заговорил.

— Нэвиш? — он использует мое имя, когда серьезен.

— Ммм, — бормочу я.

— Никогда не пугай меня так больше. Хорошо? — я знаю, что он имеет в виду. Прошлой ночью я была безрассудной и обиженной, и никогда не должна была гулять так в одиночку без телефона или денег. Это был самый глупый поступок, который я когда-либо совершала.

— Мне жаль, что заставила тебя волноваться, и я обещаю, — он отвечает мне тем, что притягивает ближе к себе. Его объятия самые лучшие. На самом деле все в нем. Я позволяю себе ощутить комфорт от его объятий. Знаю, что буря дерьма еще впереди и Пейтон устроит мне взбучку, так что я получу с обоих концов. Но сейчас я буду наслаждаться любовью своего мужчины.

Спустя несколько часов просыпаюсь в одиночестве. Куда Лэндон ушел? Немного ненормально, но мой разум автоматически предполагает худшее. Беру белый махровый халат, который раньше увидела в ванной на крючке, и отправляюсь на поиски кухни. Я осматриваю кладовую, пытаясь найти что-нибудь съестное, когда слышу, как открывается дверь. Виновато замираю на месте. Я рыскала на чужой кухне. Лэндон поворачивает за угол и улыбается. Он приподнимает пакеты, которые у него в руках.

— Ты голодна, детка? — я киваю, и он смеется. — Извини, я должен был приготовить тебе завтрак этим утром. Боюсь, я был слишком занят, поедая на завтрак тебя. Прости меня, — говорит он, оставляя целомудренный поцелуй на моем лбу.

— Ох, еда была последней вещью у меня на уме, — хихикаю я. — Что ты принес?

— Суши. Я взял различные роллы, а еще куриные наггетсы, — он начинает доставать это все и раскладывать на журнальном столике перед огромным телевизором. — Я принес также некоторые твои вещи, — говорит он, указывая на спортивную сумку, которую оставил у двери. Это означает, что он должен был быть в квартире. Была ли она там? Выбрасываю эту мысль из своей головы и присоединяюсь к нему на диване. Подгибаю ноги под себя, пока он щелкает по каналам.

— Спасибо тебе за все это, — говорю я. — Выглядит потрясающе, — он просто дарит мне свою ослепительную улыбку и жестом показывает открыть рот.

Я откусываю его ролл «Калифорния», и он доедает его.

— Что ты хочешь посмотреть? Только никаких драм, пожалуйста, — говорит он быстро, осознав свою ошибку. Я громко смеюсь.

— Неважно, Лэндон. Ты можешь включать что угодно. До тех пор, пока ты со мной, мне хорошо, — он одобрительно подмигивает. Включает какое-то шоу по ремонту квартир. Мы кормим друг друга до тех пор, пока в животе не остается свободного места. Удовлетворенные мы отдыхаем, когда громкий стук в дверь заставляет меня подпрыгнуть. Лэндон, качая головой, опускает ее вниз.

— Тор, открой эту чертову дверь! — кричит Жизель с другой стороны. — Ты не можешь убежать от меня — от нас. Как ты можешь так поступить со мной? — кричит она громче. Лэндон показывает мне жестом идти в спальню. Да пошло оно нахрен! Не без него.

— Я не уйду в комнату, чтобы спрятаться, Лэндон, — сержусь я. — Не обращай внимания на эту сумасшедшую демоническую задницу.

— Я не могу. Не хочу быть причиной проблем для Гевина с его соседями, но мне нужно, чтобы ты была в безопасности, — умоляет он.

— Что за хрень, ты думаешь, она со мной сделает? Твою мать, она же беременна.

— В том-то и дело. Я не хочу, чтобы она попыталась спровоцировать тебя. Она знает, что ты не сможешь прикоснуться к ней, — он встает и начинает метаться по комнате, когда стук становится громче.

— Открой дверь, Лэндон, я не убегу. Давай столкнемся с этим дерьмом лицом к лицу. Она должна осознать свою новую реальность, — он разочаровано ворчит, но открывает дверь.

Она пытается ворваться внутрь, но он останавливает ее у двери.

— Не делай этого, Жизель. Ты только позоришь себя, — ненавижу видеть его руки на ней. Знаю, что он просто удерживает ее, но мне это не нравится.

— Это вина этой шлюхи. Она, блядь, бросила тебя… ты мне так говорил. Ты помнишь, как распинался, что одна девушка уничтожила твое чертово сердце, и ты не знал, сможешь ли отдать его другой? Оказывается, это та сука, о которой ты говорил. Как ты можешь давать ей второй шанс, чтобы она снова причинила тебе боль, когда все, что делала я, это любила тебя? — я ненавижу ту боль, которую вижу на его лице. Ненавижу ее больше за то, что она возвращает его назад в то ужасное время.

— Жизель, ты не знаешь всего…

— Заткнись, ты, ворующая парней шлюха, — кричит она, прерывая меня. — Ты с первого взгляда знала, что он парень из твоего прошлого. О. Мой. Бог. Именно поэтому ты так комфортно себя чувствовала, называя его Лэндон. Ты подружилась со мной, зная, что будешь трахаться с моим мужчиной. Пейтон была замешана в этом? Был ли это план: заманить тебя сюда, чтобы ты смогла вернуть его обратно?

— Жизель, Пейтон ничего не было известно о моей истории с Нэвиш. Не было никакой связи, потому что Пейтон сказала ей, что ее соседей зовут Жизель и Тор. Я ни о чем таком не подумал, потому что Пейтон сказала, что ее подруга из Хьюстона переедет к нам. Я только знал о Нэвиш из Колорадо. Никто не собирался тебя обманывать, просто так все сложилось, — пытается образумить ее Лэндон.

— Мне плевать, какое у тебя было намерение, Тор. Вы оба должны были быть честными с первого дня. Вы так враждовали, а я не могла понять причины этого, — Жизель вытирает слезы рукавом рубашки, но начинает литься еще больше слез.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!