Полет и первые знакомства




Фьююри посмотрел на виднеющиеся вдали точки, легкими движениями крыльев чуть приподнялся в воздухе. После ритуала тело сильфа слегка уплотнилось, волосы и крылья приобрели насыщенный цвет, увеличились в объеме и сейчас клубились за спиной грозовым облаком. Рукой он зацепился за нити силы в воздухе, раскрутил небольшой смерчик, погладил его ладошкой, как ластящегося щенка, одним движением раскатал в воздушный ковер, невидимый непосвященным, пропитал энергией и приглашающе кивнул русалу:

— Ну чего стоим, кого ждем? Садись, взлетаем!

— Не уверен, что это меня выдержит. Да и много силы ты будешь тратить на поддержание магии. Но все же давай попробуем…

Элоди присел на краешек клубящихся воздушных потоков, свесив вниз до воды хвост.

Фьююри распушил парусом крылья, речитативом произнес несколько слов Призыва, сделал несколько жестов, указывающих направление, скорость и высоту движения. Легкий ветерок, только касающийся верхушек волн, усилился, собрался в плотный поток, как добрый великан, принял в ласковые ладони и понес ковер по воздуху над волнами, постепенно увеличивая скорость.

Отдельные вихри подхватывали верхушки волн, разбрызгивая радугой водную пыль, закручивая и отбрасывая назад волосы мчащихся Фьююри и Элоди. Русал, не ожидавший такой прыти от ветерка, в испуге придвинулся к сильфу, спиной облокотился на грудь, а тот притянул его ближе и, собственническим жестом обняв, прижал, сплетая руки в районе живота и груди.

Необычное средство передвижения быстро несло их к архипелагу, легким движением руки сильф изменил курс, заранее уточнив, на какой из островов править…

Через некоторое время воздушные вихри вынесли их к самому большому острову, находящемуся в центральной части архипелага. Видимо, остров образовался из потухшего вулкана — высокая гора со срезанной верхушкой, прячущей в центре озеро, с которого вниз сбегали многочисленные потоки, ручьи и речушки, иногда ниспадающие водопадами.
Крутые склоны горы густо поросли тропической растительностью, зелеными джунглями. Некоторые пальмы произрастали почти у самого океана, роняя созревающие плоды прямо в воду, но основная линия берега золотой каймой пляжей обрамляла изумрудные склоны. С одной стороны высокая стена скал, ограждавшая залив от океана, усилиями ветров и волн превратилась в каменное кружево со своими подводными и надводными арками, пещерами и гротами.

Левая часть острова высилась обрывистыми стенами скал, густо пересеченными трещинами, уступами, испещренными зелеными пятнами кустов, перевитых лианами. Несколько водных потоков с высоты падали в океан, поднимая тучи брызг и водной пыли, создавая у подножья скал кипяще-бурлящие водовороты.

Золотой песок пляжей плавно уходил под воду, прозрачную настолько, что на дне отчетливо были видны все камешки, ракушки и рыбки, стайками плавающие в зарослях морской растительности. Лучи света пронзали толщу воды, на дне с тенями волн играли солнечные зайчики, на отмелях желтый песок переливался всеми оттенками золота.

Недалеко от берега резвилась стайка дельфинов, синхронно парами выпрыгивая из воды, грациозно изгибаясь дугой и бесшумно ныряя в глубину.

Сильф засмотрелся на играющих морских существ и чуть не потерял магическую концентрацию от удивления. Часть особей, исполняющих кульбиты в воздухе, имела странную расцветку, не характерную дельфинам. От обычных сине-серых с белым брюшком морских млекопитающих они отличались: тут мелькали и зеленые, и золотистые, и бледно-голубые с синими пятнами, а один даже оранжевый.

Произведя какой-то магический пас ладонью, корректирующий курс движения к заинтересовавшему, Фьююри привлек внимание русала:

— Ты видишь то, что и я? Разве бывают оранжевые дельфины?

— Ха-ха-ха! — веселый смех Элоди спугнул чаек с прибрежного песка. — Это не дельфины, это братья, кузены, друзья — русалы тренируют ездовых дельфинов. Летим, поздороваемся!

Снизившись над водой, Элоди, раздув жаберные пластины, завибрировал горлом, защелкал языком, засвистел. Звуки очень походили на те, что издавали дельфины. Испуганная прилетом непонятного водно-воздушного вихря, стайка скрылась под водой. Но как только снова зазвучала свистяще-щелкающая речь Элоди, тут же над водой стали подниматься любопытные головы — и округло-блестящие дельфиньи и окруженные всплывающими цветными шевелюрами русальи. У всех одинаково заинтересовано сверкали глаза, изо ртов неслись вопросительные щелчки и посвисты.

Фьююри вначале залюбовался на невиданное зрелище, но, натолкнувшись на сердитый взгляд русала с бело-синей окраской волос и хвоста, смутился и дернул Элоди:

— Ну хватит уже меня обсуждать!

Элоди уверенно перехватил его за руку, представил друзьям:

— Это Фьююри — моя пара! Можете поздравить, мы прошли первый ритуал помолвки!

Веселые улыбки, посвистывания, хлопки ладошками и ластами по воде — было видно, что Элоди тут любили и радовались за него. Только сине-белый русал еще больше посветлел, зло стиснул и так тонкие губы, хлопнул хвостом по воде так, чтобы стеной воды окатить счастливую парочку.

— Вам не быть вместе, он не русал, ни плавать, ни нырять он не сможет. А какая это любовь — ты под водой, он в воздухе. Птичка и рыбка не совместимы!

При виде наплывающей стеной волны Элоди и Фьююри схожими движениями ладоней зачерпнули из своих стихий немного силы и одним толчком остановили надвигающуюся опасность для сильфа. Под действием двойной магии водная стена остановилась, замерла, сильф слегка дунул — и вода плавно осыпалась серебристыми каплями.

— Соул, ты нарываешься! — сильно вспылил Элоди. — Сколько бы ты ни старался, а люблю я Фьююри, и, если не с ним, ни с кем другим я пару создавать не буду. А уж с тобой так точно! Я бы еще понял, если ты был влюблен, но ты же ищешь усиления магии. Твоей ослабленной полудраконьей — полурусальей крови нужна моя чистокровная энергия… Ты же ко всем моим братьям обращался с брачными предложениями. Ну не полюбил тебя никто… Чего тут злиться? Я б тебе посоветовал — ты просто влюбись, почувствуй, как у тебя вырастут крылья! И уже не важно, кто твоя пара! Ты любишь! И пусть у тебя будет взаимность! А остальное не имеет смысла!

Соул что-то неразборчиво булькнул, плеснул хвостом и исчез в глубине.

Выбор ездовых дельфинов

Фьююри во все глаза рассматривал приближающийся остров, улавливая отголоски ароматов тропических цветов, принесенных морским бризом. Он больше доверял своему-брату ветерку, чем своим глазам, и побуждаемый его любопытством ветерок, облетев по кругу волшебный остров, взбил в пену волны на отмелях, покачал листьями прибрежных пальм, завыл странным зверем в глубинах нескольких пещер в обрывистой стене скал, напоследок пропитался ароматом цветущих фалопсиссов, понесся навстречу путешественникам, напевая по ходу обо всех красотах и сплетая воедино запахи джунглей, морских йодистых водорослей и сладких орхидей.

Фьююри, выслушивая песни ветра, предложил:

— Я хотел бы облететь вокруг острова, увидеть то, о чем поет мой братец-бриз. Ты со мной? Когда ты ещё увидишь сверху свои острова…

Элоди, для которого и этот час на воздухе был непривычен, в душе сильно опасался отрываться далеко от своей стихии, а уж подниматься в высоту на неизвестно чем… Страшно. А с другой стороны, рядом любимый, готовый поддержать своей магией. Может этот момент доверия друг другу и будет решающим в их судьбе. Элоди, обдумав всё это за доли секунды, ответил:

— Я с удовольствием посмотрю сверху на острова. Я полностью доверяю тебе. А взамен я тебе покажу красоту морских глубин. Сейчас у меня немного пересохла кожа на солнце, поэтому предлагаю немного поплавать, я тебя прокачу на дельфине. А затем обследуем остров и с моря, и с воздуха, - и, дождавшись подтверждающего согласие кивка, приглашающе зацокал и засвистал по-дельфиньи.

На его призыв откликнулись четыре живых торпеды, наперегонки несясь в брызгах, весело переговариваясь на своем языке и щебеча, они достигли пары путешественников. Элоди сразу скользнул в воду, навстречу большому бирюзово-зеленому дельфину, что радостно улыбался ему зубастой пастью. Фьююри залюбовался этой парочкой, которая сливалась в один оттенок бирюзы: что волосы русала, что кожа дельфина были светло-бирюзовые, зато плавники обоих отливали цветом темной морской волны.

— Вы такие одинаковые! Почти как близнецы! — воскликнул удивленно сильф.

— Чему ты удивляешься? Флип не просто морское животное, в нем есть капелька моей магии, я с ним поделился. Он не обычный ездовой дельфин, он больше чем друг, он почти брат. Мы, когда любим, распыляем вокруг столько силы. Нашим объектам страсти эта магия продлевает жизнь, усиливает ауру, магию. Вот я с самого детства с Флипом дружу. Также у каждого моего брата есть свой питомец.

Вокруг самого Фьююри кружились трое серо-голубых с белым брюшком молодых дельфинов, то подплывая под самые ладошки, в стремлении получить немного ласки, то нарезая круги на воде, иногда выпрыгивая в полный рост, а самый маленький еще и сальто в прыжке проворачивал..

— А ты пользуешься популярностью, — заметил Элоди. — Три молодых дельфиненка захотели стать твоими друзьями и спутниками. Теперь ты должен выбрать, на котором ты будешь рассекать по волнам, с кем тебе веселее играть на волнах, кто из них тебе показался роднее и ближе. Только учти, выбираешь на всю жизнь и отказаться или поменять потом не получится. Они очень привязчивы, и если наездник бросает по какой-либо причине своего ездового дельфина, то тот погибает от тоски. Так что это большая ответственность. Выбирай!

— Вот так сразу? — растерялся сильф. — Я не знаю, как выбрать одного, чтобы не обидеть остальных, они все такие милые и родные. Я бы всех их назвал своими друзьями.

— А выбирать с кем плавать как будешь? С кем-то одним или со всеми по очереди? — засмеялся русал. — Везунчик ты, вон Соул четыре года пытается приучить к себе хоть какого-нибудь дельфина, и всё тщетно, а ты за минуту обаял сразу троих. Ты сейчас просто излучаешь магическую энергию..

— Я же не нарочно. И дельфины все милые, и остров мне нравится. А плавать… — Фьююри задумался. — Я плавать не очень люблю, вернее — никогда не плавал. Первый раз как-то страшно. Вот я и не знаю, кого выбрать.

Элоди, обняв за шею своего дельфина, подплыл к самому воздушному облаку, на котором возлежал ниц Фьююри, опустив руки в воду и поглаживая спины своих новых друзей. Бирюзовый дельфин растолкал в стороны своих менее ярких младших собратьев, придвинулся как можно ближе, попискивая и дыша морской влагой сильфу в плечо, а Элоди нежно приник в поцелуе, затем так быстро повлек к себе в объятия, что Фьююри, не успев опомниться, оказался в воде, между обнимающим русалом и его дельфином. От неожиданности Фьююри жестко ухватился за спинной плавник дельфина, но, ощутив заботливые объятья Элоди и услышав его шепот над ухом, расслабился.

— Успокойся! Первый раз мы поплывем вместе с моим Флипом. Сейчас давай обернись воздушным коконом, а я сделаю защитную сферу воды. Так ты сможешь увидеть все подводные красоты.

Пока Элоди это говорил, дельфин понемногу набирал скорость, приподняв голову над водой, уловив ментальную просьбу своего русала: «Не быстро, не ныряй пока!» Сам Элоди плыл рядом, поддерживая любимого и объятьями, и ободряющими словами. Сильному дельфину двойная ноша была не в тягость, он весело посвистывал, косился темным глазом на парочку, бурно работал плавниками. Вода кипела, ветерок отбрасывал брызги в сторону, сопровождавшая тройка дельфинов радостно носилась рядом, вся компания наслаждалась движеньем, и даже Фьююри ощутил прилив радости. Через полчаса такой прогулки, обогнув по кругу весь остров, Элоди спросил:

— Готов увидеть мой мир? Закрывайся силовым воздушным коконом! — и тут же зазмеились водные и воздушные плети, сплетая защитную сферу, в которой, как в большом мыльном пузыре, спрятались обе фигуры, только дельфин остался в воде, работая плавниками и уносясь всё дальше в глубины моря. Прозрачные стенки не мешали любоваться красотами подводного мира: стайки пестрых рыбок, которые метаются среди леса из водорослей всех цветов радуги, огромные ветвистые кораллы, степенный скат, проплывающий по своим делам, бесчисленные рачки и крабы, заселившие все дно, прозрачно-шелковистые абажуры медуз, зависающие в толще воды. И сквозь всё это морское безмолвие пролетающие как живые молнии веселые тритоны на своих разноцветных дельфинах. Хотя хватало и одиночек: с десяток молодых серых дельфинов и трое русалов-подростков: синеволосый Соул и еще двое зеленоволосых незнакомцев, что не нашли ещё своего друга-напарника на всю жизнь.

Около часа Элоди проводил экскурсию, показав и подземные гроты, и отмели, на которых тысячами фильтровали воду раковины жемчужниц, и похожие на изящные цветы полухищные анемоны, охранявшие жемчужные поля морского царя.

Налюбовавшись на все чудеса, Фьююри подумал, что уже можно возвращаться на берег, и с удивлением констатировал, что ездовой дельфин повернул к острову, как будто почувствовал пожелание. Элоди внутренне усмехнулся, мыслей он, конечно, не читал, но эмоции своей пары уловил и подал сигнал к возвращению.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!