Решение проблем по мере поступления




Невзирая на свежий бриз, который гулял в некогда укромной пещере, Фьююри сам едва смог удержаться, чтобы не сбежать от собственного запаха. Отец давно улетел, вполне уверенный, что излишне самостоятельный сын перестанет упрямиться, смирится с его волей и примет старшим мужем Огненного Саламандра. Глава рода даже согласился: пусть своевольный сын останется и в союзе с духом моря, благо, что магия освятила этот союз равных духов, и место старшего супруга никем не занято. Магия допускала и тройственные, и четырехсторонние союзы, но только при наличии хоть каких-то чувств. Глава рода был полностью уверен, что как только Фьююри увидит прекрасного огненного духа, тут же воспылает к нему чувствами, ибо противоположности в царстве стихийной магии притягиваются. Только ему не повезло изначально — сын встретился раньше с таким же противоположным водным русалом.

Фьюри с удивлением смотрел на супруга: сильф сам от собственного аромата был готов убраться на самую высокую гору, подставляясь буйным ветрам: пусть уносят аромат дуриана в даль. А странный русал сидел рядом, держал за руку и даже не морщился. От переживаний из-за их обреченного брака у Фьююри даже слезы на глаза навернулись, хотя он подозревал, что это была реакция организма на то, что вокруг воздух насыщался миазмами, но Элоди, словно не замечая ничего необычного, обнял Фьююри и, начав с поцелуев, заскользил губами по брачной татуировке — она становилась все ярче и объемнее.

— Тебе запах не мешает, — удивился сильф. — Даже я сам от себя страдаю, я не выдержу три дня, придется сдаваться на милость саламандр раньше…

— Не опускай крылья раньше времени, зачем сдаваться? Вспомни, ты теперь принадлежишь и к водной магии, поэтому не обязан подчиняться несправедливым приказам своего отца.

— Он не оставил мне выбора, никто не выдержит подобной вони. Навряд ли ты выдержишь общение со мной долго… Сопротивляйся — не сопротивляйся, а финал один: все равно придется покориться, так чего тебя и окружающих мучить вонью?!

— Фьююри, опомнись! Ты теперь водный дух, вернее водно-воздушный, но воздушной магии у тебя совсем крохи остались. Как водный, ты можешь отрастить русалий хвост с плавниками и…

— И? .. — растерянно переспросил Фьююри, еще не понимая, к чему весь этот разговор.

— И жаберные щели, — Элоди продемонстрировал чуть дрожащие новые дыхательные пути, открывшиеся чуть ниже и сзади ушей. — Прекращай переживать по пустякам, включай водную магию и давай превращайся. Тогда ты и сам не будешь слышать эти запахи, ведь это не нос, жабры только в воде могут ощущать температуру и соленость воды. Нам надо за эти три дня решить нашу проблему, ведь твой отец может вернуться и натворить дел, выхватывая смерчем в воздух водных жителей.

— У меня не получается.

— Это потому, что ты думаешь только о своей проблеме, забудь! Ты теперь член нашей большой семьи и твоя проблема — наша проблема, и решать будем ее вместе, — успокоил Элоди. — Давай, не трать даром время, нам надо срочно плыть на Жемчужные отмели, по воде прошел сигнал бедствия. Братья сообщают, что там на берег выкинуло несколько дельфинов, надо поспешить, а то солнце иссушит всю кожу.

Услышав о пострадавших дельфинах, Фьююри мгновенно бросился в воду, в доли секунды его стройные ноги обратились в сильный хвост. Он попробовал плыть, активно помогая себе хвостовым плавником, но не очень преуспел в этом: двигаться в воде получалось, но слишком медленно и неуклюже. Фьюри приблизился, попробовал показать, что тот делает неправильно, но время шло, учиться было некогда. Морские жители ждали помощи, поэтому русал прижался всем телом к сильфу, обхватил его руками и, призвав водную магию, укутался в стремительный поток из силы и бурлящей водоворотом воды и помчал в сторону отмелей.

***

 

Подплывая к цепочке небольших островков-атоллов, супруги-духи всматривались в небольшую толпу русалов, пытающуюся всеми силами сдвинуть с песчаного берега тушу дельфина. Еще три морских жителя беспомощными колодами лежали на песке, на несколько метров выше линии прибоя. Еще дальше виднелись изломанные стволы пальм, оборванные ветки и листы бананов, лианы мятыми клубками лежали у изножий деревьев. Сбитые ветром орехи кокосовых пальм устилали все пространство берега, а несколько десятков качались на волнах. Эти имели все шансы проплыть по воле волн до ближайшего атолла-островка, пустить росток и вырасти в новую пальму.

Окинув все безобразие, что натворил ураган, Фьююри испытал жгучее чувство стыда за своих родственников — разрушителей, а также острое сочувствие к высыхающим на горячем песке дельфинам. В этот момент шестеро русалов пытались сдвинуть их в сторону океана, но сил явно не хватало. Кроме Элоди и Фьююри еще с десяток русалов прибыли на помощь, облепив как муравьи гусеницу, потащили первого дельфина к воде. Они двигали его, не жалея своих хвостов, обдирая чешую об острые камешки и горячий песок. Элоди попытался приблизиться и помочь, но возле дельфина не было ни малейшего просвета, так плотно и дружно облепили его русалы.

— Иди сюда! Помоги! — услышал он зов Фьююри, обернувшись, он увидел, как тот поливал водой засохшую кожу соседнего дельфина, зачерпнув магией из океана большой шар воды и выливая на тело следующего страждущего. — Давай попробуем объединить силы, если я сам могу транспортировать такой шар воды, то мы вдвоем сможем направить большой поток воды и смыть в воду дельфинов.

Элоди заинтересовался идеей, убедился, что после завершения брачного ритуала ему доступна также воздушная магия и он может транспортировать по воздуху предметы, шары воды или любые другие вещи… Вещи или существ… Русал энергично остановил сильфа, пытающегося зачерпнуть несколько тонн воды:

— Погоди, давай немного по-другому. Не трать силы на воду, объединяемся и пробуем поднять в воздух дельфина.

Их усилия принесли неожиданный успех: пока объединенными усилиями пятнадцати русалов один дельфин проверял своими боками колючесть песка, три остальных, подхваченные вихрем силы, сплетенным из отдельных жгутов воздушной и водной магий обеих супругов, переместились к воде. Оттранспортировав третьего пострадавшего в воду, сильф и русал, не сговариваясь, подхватили в воздух первого дельфина, которому до воды оставалось метра три-четыре, но сил у спасателей почти не осталось. За пару секунд он оказался в воде, вместе с державшимися за него русалами, которые удваивали его вес, но водно-воздушной магии это не помешало поднять, перенести и опустить в воду и дельфина, и русалов. Но последние усилия, казалось, забрали последние силы у духов-супругов. Элодм и Фьююри в изнеможении повалились на песок на самой линии прибоя, уставшие и довольные, что спасательная миссия удалась.

Ласковые волны набегали, шевелили плавниками русалов и снова откатывались, чтобы через минуту опять вернуться. Особо высокая волна накатила, повлекла за собой Фьююри, сместила в глубину. Сильф, не сопротивляясь, скользил на мелководье, держа за руку супруга и наслаждаясь движением. Но в этот момент кто-то жестко схватил его хвост-плавник, дернул в глубину с невероятной силой и повлек в морские глубины со скоростью атакующей акулы. Фьююри извернулся, трансформируя от испуга хвост в ноги и продолжая вырываться. Вернее пытаясь вырваться, но похититель держал жестко и цепко, не давая ни одного шанса. Все его попытки освободится ни к чему не привели.

Сильф попробовал повлиять магией, но, странное дело, вся сила как будто блокировалась. Остатками магии он еще улавливал голос Элоди, призывавшего всю морскую родню на поиск и спасение супруга и наказание похитителя, но очень быстрое движение, бурление воды на скорости, отсутствие магии и треволнения сделали свое дело — сознание его стало угасать, он уплывал в спасительную темноту беспамятства. Только в последнее мгновение, обмякнув и перестав сопротивляться, он с удивлением заметил, что сквозь бурлящие потоки воды просматривается личность похитителя, и совсем рядом с лицом Фьююри находится большой серебристый глаз с вертикальным зрачком.

Третья сила

На северном окончании Архипеллага Тысячи Островов высилась вершина легендарного Черного острова, вернее вулканическая гора, попыхивающая иногда дымком из многочисленных расселин, отдающая жаром магмы из-под застывшей базальтовой корки в кратере на вершине. Много раз за последние столетия вулкан пугал пробуждением, выбрасывал облака дыма и пепла, вздрагивал в особо опасные моменты, сотворяя то землетрясение, то большую волну-цунами, смывающую с берегов всех окрестных островков все, вплоть до деревьев. Из-за постоянной угрозы извержения, шума и гари на этих островах не селились не только магические существа, но даже обычные птицы здесь были редкостью. Птичьи стаи предпочитали селиться и высиживать птенцов в спокойных местах.

Недалеко он берега высился темный утес, на котором свернулся клубком как большой кот, подставляя солнцу бока, лежал зеленовато-серебристый дракон. Между его передних лап бессильным цветком застыло тело сильфа. Дракон, сперва надеявшийся, что бесчувственное состояние сильфа пройдет само собой, через время забеспокоился, увидев, как сперва плотное тело все больше истончается, приобретает прозрачность. Испугавшись, что его гость может совсем растаять, дракон попробовал привести его в чувство, сперва крыльями вентилируя воздух, затем набрав в пасть воды и сбрызнув… вернее, искупав сильфа. Результата не было. Тело грозило исчезнуть совсем.

Дракон в отчаянии взревел, выплеснул в сторону сильфа поток силы, почти весь, который имелся в наличии, собираемый по крупицам из окружавшего гору магического пространства. Этот поток возымел действие — сильф приподнялся с базальтового ложа, удивленно огляделся: вокруг него с трех сторон простирался пустынный океан, а за его спиной высилась безжизненная черная гора, состоящая из застывшей лавы, пепла и песка. Рассматривая унылый пейзаж, Фьююри ощутил под спиной легкое шевеление. Он резво обернулся, чтобы узнать, на что он опирался, и, главное, куда оно делось… и обмер: он сидел, привалившись спиной к боку дракона. Его огромные, отливающие металлом чешуйки больно вписались в нежные крылья сильфа. Нет, боль вызывали не физические твердые края чешуек, нет… различие в энергетиках доставляло дискомфорт. Ошеломленный Фьююри спросил:

— Ты кто? И почему я здесь? Как я сюда попал, где мы и где Элоди?

— Как много вопросов! — пророкотал дракон. — На какой отвечать?

— Где мой супруг? У нас еще не завершились сутки после брачного ритуала, нам нельзя порознь — мы будем терять энергию… Если срочно не соединимся — развоплотимся.

— О, я невезучий, — опять прорычал дракон. — И угораздило меня попасть именно в эти треклятые сутки, когда ты наиболее уязвим. Так что же делать? Я всю свою энергию влил в тебя, теперь я не смогу отправиться на поиски твоего супруга, — закручинился дракон.

Сильф только мысленно улыбнулся: «А не нужно чужое без спроса брать!». Но, видя, как убивается дракон, расстроенный до состояния рассерженной кошки: когда его хвост от злости метался вправо-влево, снося по дороге камни, кучи песка и пепла и даже пару деревьев, неизвестно как выросших в этом гиблом месте. Сильф недолго наслаждался огорчением монстра, переспросил:

— Как далеко ты меня занес и как называется этот остров? И главный вопрос — зачем ты меня забрал от семьи?

Дракон грустно вздохнул:

— Это печально знаменитый вулканический Черный остров — самая северная точка Архипелага. Лететь сюда по воздуху час, плыть под водой — два часа. Это если с помощью драконьей магии. Но у меня магии почти не осталось. Я — Хромарри, хранитель этих земель, хроматовый дракон.

— Что значит «хроматовый»? И что ты хранишь?

— Хроматовый — соответственно металлический с элементами земли, руд, драгоценных камней. Я дух земли, отвечаю за все суходолы на островах. Я их берегу от наводнений, землетрясений и извержений вулкана. Тут самый опасный участок, поэтому я и поселился возле вулкана десять тысяч лет назад, сдерживаю его, но силы мои на исходе. Морская сивилла предсказала, что придет день и здесь появятся духи остальных стихий — воды, воздуха и огня, связанные брачным ритуалом. И я, дух земли, войду в их союз. Только союз четырех стихий сможет запечатать вулкан навсегда. И тогда я освобожусь от необходимости безвылазно сидеть на этом острове, смогу путешествовать, мир повидать… — мечтательная улыбка озарила пасть волшебного дракона, если можно так назвать оскал страшных зубов и мечтательный рык.

— Вот ты похитил меня… и что дальше? Чего ты хотел этим добиться? — заинтересовался Фьююри.

— Мне тут северный ветер нашептал, что ты в течение одного-двух дней полетишь к Огненной горе, будешь завершать ритуал брака с Огненным саламандром… Я надеялся заранее договориться и войти в ваш союз… А теперь даже не знаю, как быть… У тебя есть супруг, но не саламандр. И я не знаю, что мне делать, — вздохнул вконец измученный дракон.

— Что делать, что делать? Планировал договариваться? Так договаривайся. Я сейчас призову супруга, — Фьююри взмахнул рукой и в его сторону взлетел шар воды размером с два кулака. Магический посланник немного повисел перед лицом сильфа, впитывая информацию: «Сообщи Элоди, что я на Черном острове. Он мне нужен!» Затем по мановению руки Фьююри шар сорвался с места, пролетел расстояние до воды, скользнул в родную стихию и с приличной скоростью умчался вдаль.

Фьююри присмотрелся к дракону — тот несколько уменьшился в размерах, яркие блестящие чешуйки потускнели, скукожились, яркий цвет кожи померк, металлический блеск сменила серая матовость. Казалось, что это волшебное существо мигом потеряло всю свою волшебную суть.

— Что с тобой? — заметил перемену сильф.

— Вулкан пробуждается… Если я не сдержу извержение, погибнут тысячи живых существ, исчезнет все вокруг этого острова, отравленное дымом. От горячей лавы вода вскипит, а в конце всех выживших накроет волной-разрушительницей.

— А ты всю энергию направил на мое спасение? .. — сильф придвинулся поближе к боку дракона, не жалея зачерпнул силы, не деля магию на свою и чужую, направил поток на дракона, только и успев предупредить: — Лови энергию. Направляй.

Дракон чуть взбодрился, выглядеть стал не так тускло, расправил крылья, по их кромке заструились искры магии, направляемые сильной волей в сторону Черной горы. Под влиянием этой энергии многочисленные источники дыма истончались и исчезали. Последние волны достигли вершины, когда от воды неожиданно прозвучал голос Элоди:

— Что здесь происходит? — сильф и дракон оглянулись на возвышающегося из волн по пояс русала, который потрясенно смотрел на парочку духов, окутанных единым сиянием. — Вы обменялись энергиями? .. Это же… это же продолжение брачного ритуала! Теперь мы навечно связанны в одну семью! Зачем?

Сильф сильно смутился, в их мире духов, энергий и магии не было места лжи и изменам. Все становилось ясно с первой минуты, энергетически связанные воедино духи-супруги легко читали мысли и чувства друг друга. Но сильф чувствовал некую вину, что сотворил нечто магическое без согласования с супругом, что импульсивно кинулся помогать, не подумав о последствиях. Эту нотку вины и сожаления уловили оба духа — и русал, и дракон. Последний выступил вперед:

— Это я виноват: сперва я пригласил на остров Фьююри, не подумав, что у вас брачный обмен энергиями в самом разгаре. Потом я приводил сильфа в чувство, добавив свою энергию. А когда вулкан пробудился, я его не смог сдержать остатками своей магии.

— Я только немного помог… — сильф по воздуху перемещался в сторону супруга, пытливо поглядывая на того: сильно ли тот сердится, и только увидев улыбку на устах и теплую волну радости, качнувшую в его сторону магическую ауру русала, кинулся в объятья.

Четвертый дух

Погрустневший дракон наблюдал за тем, как сильф с русалом, обнявшись в волнах прибоя, обменивались последними новостями. Их излишне живой разговор протекал не только с помощью слов, но и прикосновений, обмена эмоциями и энергией. Дракон улавливал отголоски их радостного щебетания, любовался их гармонией, задумчиво кивал. Но, в конце концов, что-то для себя решив, поднялся с базальтовой скалы и потихоньку двинулся в глубь острова.

— Ты это куда собрался? — окликнул его Фьююри. — Похитил меня, чуть не заморил без супруга, энергиями обменялся, а теперь сбегаешь? — голос сильфа звучал как звонкий колокольчик на ветру.

Дракон даже не повернул голову, совершенно уверенный, что сильф с русалом заняты друг другом, а до него им и дела нету. Он еще ниже опустил голову и медленным шагом, подволакивая шипастый хвост, пошагал между валунов в сторону вулкана.

— Эй, Хромарри! Поздно сбегать! Ты уже натворил всё что мог — ты теперь наш супруг! И это ничем не изменить, так что уходить от нас уже не имеет смысла. Ритуал необратим. Иди к нам! — на два голоса звали его духи воды и воздуха.

Дракон повернул в их сторону огромную голову, удивленно переспросил:

— Вы… Э-э-э… Вы готовы принять меня третьим супругом? — в его глазах плескалась надежда пополам с недоверием, длинная шея изогнулась с изумительной грацией. От неожиданности он споткнулся о камешек и уселся на задницу, как большая кошка, опираясь на хвост. И только мелкое подрагивание серебристо-зеленого кончика хвоста выдавало его волнение.

Сильф и русал не спешили отвечать — они потянулись к нему своей магией, заключили в сферу из смешанных двух энергий. Зачарованный дракон не успел опомниться, как возле него оказались оба его супруга — сильф и русал. Хотя… какой русал? Удивленный дракон рассматривал обнимавших его Фьююри и Элоди, крепко стоящих на суше стройными ногами. Ногами?!

— Ты же русал? — выдохнул изумленно. — Где же твой хвост?

— Русал, но уже почти сутки мне подвластна магия воздуха. Я теперь могу как Фьююри — ходить по земле и управлять воздушными потоками. А он теперь наполовину водный дух, ему подвластна эта стихия.

— На треть, — поправил его сильф. — Теперь сила троих смешалась воедино. Нам осталось четверть суток до завершения ритуала.

— Тогда надо поспешать! — энергично высказался Хромарри.

— Да куда нам спешить? — удивился Элоди. — Погреемся на отмели, поплаваем, полетаем все вместе. Представляю, как на меня повлияет магия хроматового дракона совместно с воздушной — еще никто не видел подобного русала, с ногами и, возможно, с крыльями…

— Вы не понимаете всей трагедии! Я хранитель этого вулкана, берегу его от извержения. Мне никогда не покинуть этот остров, покуда вулкан не будет запечатан. Это вы у нас птички вольные, перелетные, захотели — уплыли или улетели. А сейчас появился единственный шанс за все десять тысяч лет справиться с вулканом. Здесь нужны совместные усилия всех четырех стихий. Но так как магия у нас всех противоположная, ее никогда не удавалось совместить. Я пробовал несколько раз договариваться с духами. И ничего не получалось — стихии взаимоотталкивались. А тут каким-то чудом соединились и взаимодействуют. Осталось только огненную магию вплести, — дракон мечтательно прищурился, казалось, его широкий оскал превратился в счастливую улыбку. — Если вы согласитесь еще и саламандра принять в союз и если мы успеем до восхода луны заключить этот ритуал — пророчество может сбыться. И мы вчетвером закроем этот адский кратер. И больше не будет ни извержений, ни удушающих дымов и газов, ни все сметающих на своем пути цунами. И я смогу путешествовать с вами, — добавил он уже тише. — Только у меня совсем мало энергии, нам не успеть долететь до горы огненных духов. А нам еще и вернуться надо.

— Это как раз и не проблема, — возразил Фьююри. Он нашептал несколько слов сообщения для отца и легким движением руки отправил его вдаль. Воздушный поток моментально набрал скорость и умчался.

Дракон вопросительно выгнул бровь с костяными изумрудными наростами в виде шипов:

— И что? ..

— И все, — ответили сильф и русал разом, затем переглянулись и дружно рассмеялись.

— Если саламандр изначально был предназначен союзу четырех стихий, значит, так тому и быть, — добавил сильф. — Моя магия прекрасно принимает новость об этом сложном и странном супружестве, но сильно сопротивлялась решению отца о простом браке с огненным духом. А теперь я сообщил отцу, что согласен завершить этот ритуал с огненным, но только если он успеет домчать к нам жениха до вечерних сумерек.

— Ну ты и хитрый! — восхитился Элоди. — Суметь использовать Повелителя ветров как простого перевозчика.

— А что остается делать? Простые ветра не успеют — слишком далеко, им целый день лететь с пассажиром. А если не будет сегодня огненного у нас в союзе, значит, и вулкан не успокоим, и Хромарри останется здесь навсегда, и мы при нем. И проклятье вонючего фрукта с меня отец не снимет, буду всю жизнь магию применять и силы растрачивать, только чтобы не отравлять этими миазмами воздух.

— Неужели за полдня Повелитель суме… — начал интересоваться животрепещущим вопросом Элоди, но столб густого дыма, украсивший левый склон горы, насторожил, отвлек, сбил с толку. — О-о, что это? — подтолкнув дракона в нужном направлении, переспросил.

— Ох, только не сегодня! — взвыл дракон. — Очередной прорыв лавы! Сейчас начнется ад кромешный. Надо предупредить морских жителей, пусть прячутся подальше, птиц — пусть улетают. Я попробую удержать извержение, поддержите меня! — дракон направил все свои силы на отблескивающую красным расселину, сильф и русал обняли его с боков, активно делясь своей силой. Вскоре все увидели результаты общих усилий — дым истончился, стал редким, затем совсем исчез. Но красные языки пламени поверх черного вулканического камня еще вырывались из недр беспокойной горы. И чем больше сил прикладывали тройка духов, тем ярче пылал подземный огонь. В попытке сдержать выплеск стихии они прикладывали титанические усилия, вычерпывая свою силу до дна, но ничего не менялось. Только ранние сумерки опускались на мрачный остров, блики огня плясали вокруг прорыва, да тройка духов ослабелвала от перенапряжения.

Тускнели краски на их лицах, огромный дракон уменьшился, чешуя его уже не столь ярко блестела, сильф стал почти прозрачным, русал от слабости присел возле ног дракона, но они стойко держались друг за друга и вливали остатки силы в эту каверну. Каждый из них держался из последних сил, ради двоих супругов был готов исчерпать свою магию до донышка, но не отступить, не сдаться, не позволить разрушительной лаве ринуться вниз по склону, сжигая все на своем пути и отравляя воздух и воду. Если бы это были обычные существа из плоти и крови, они бы уже от перенапряжения потом изошли, но магические существа жили по другим законам и теперь только бледнели, истончались и становились прозрачными до полного исчезновения.

В этот самый драматичный момент жар их тел немного остудил ветерок. Еще минута — и он превратился в воздушный вихрь, закруживший вокруг троицы духов, а затем разделился на две части — угрюмого старика Буревия, Повелителя ветров, и маленькую золотую фигурку, укутанную длинными волосами-пламенем. Ни лица, ни фигуры нового гостя рассмотреть не удалось — пламя клубилось ореолом, слепило, обжигало так, что было больно смотреть.

— Вот, сын, я тебе привез суженного, — обратился к Фьююри Буревий. — Это самый мощный из молодых духов огня — саламандр Аурио. По всем предсказаниям он предназначен тебе в мужья. Я рад, что ты смирился. Я сам проведу ритуал и соединю вас в пару.

— Отлично, отец, что ты так быстро смог его доставить, но тут есть небольшая проблема, — Фьююри попытался как-то подготовить отца. — Дело в том, что теперь нас будет четверо в этом магическом браке. Хотя, если саламандр не согласится… — голос сильфа подрагивал, выдавая волнение и неуверенность, он готов был пригласить саламандра в свой круг, но сил почти не оставалось.

Саламандр, только окинув всех взглядом, бросился к огненному провалу и начал ладонью поглаживать выбивающееся пламя. Огонь ластился к родственному духу как большая кошка, изгибался вокруг запястья, чуть ли не мурлыкал. Саламандр от этих ласк явно напитывался силой, набирался энергии, даже визуально становился выше и мощнее. Его волосы-пламя достигли земли, плечи стали шире, глаза цвета расплавленного золота обрели невиданную яркость и глубину. Он повернулся ко всем троим духам и произнес:

— Вот зачем было надо огонь сырой силой давить? Надо было ему капельку внимания уделить, подкрепить дружелюбием и общением, и он сам вас бы послушался и ушел в недра. Огонь вернул всю вашу энергию, забирайте! А то как-то неприлично вступать в брак с какими-то слабаками, — и с ехидной улыбкой, перемешав все энергии в дьявольский коктейль, направил на не ожидавших подобной прыти духов.

С одной стороны, он позаботился о будущих супругах, вернув всю магическую энергию, перемешав ее со своей. Затем он уделил еще капельку внимания подземному огню, нашептав ему несколько напутствий, после которых огонь ласково лизнул пламенем Аурио по щеке и, вспыхнув на прощание, исчез в расселине. На горе-вулкане, словно получив условный сигнал, стали исчезать дымы и огненные отблески. В конце-концов и кратер обвалился во внутрь, запечатав бурлящую лаву обломками базальта.

— Что ты умудрился сделать? — заинтересовался сильф, немного приободрившийся после порции магического вливания в ауру.

— Ничего особенного, сперва я отобрал все те силы, которые вы вбухали в этот кипящий котел. Потом большую часть вам вернул, а малой толикой силы я заклял вулкан именем четырех стихий. Теперь он не побеспокоит вас тысячи лет.

Саламандр грустно посмотрел в сторону бывшего прорыва огня и печально произнес:

— А жаль… Он такой красивый был. Теперь, когда я запечатал вулкан надолго, наверное, вам уже совсем не нужен буду?

— Какая глупость! Нужен! При чем тут это! — дружно возмутились духи. — Раз мы по предсказанию совпадаем в магическом супружестве, значит, ты тоже будешь принят в союз. Давай, пускай Буревий проведет ритуал, завершающий и венчающий брак.

Все лица повернулись к Повелителю ветров, а тот только растерянно качал головой и повторял:

— Не могу! Это уже невозможно! Я не могу этот ритуал завершить, потому, что…

Эпилог

— Не могу! Это уже невозможно! Я не могу этот ритуал завершить потому, что… Потому что этот ритуал уже свершился! Я планировал собрать весь клан в хрустальных пещерах, призвать энергию огня саламандра и энергию воздушного вихря, смешать и разделить между супругами. Только теперь я вам не нужен — вы сами все смешали и разделили.

Удивленный сильф переспросил:

— Так нам теперь не нужны ни твоя помощь в завершении брака, ни твои благословения, ни посещение ритуальных пещер клана?

— Какого именно клана? Вас же теперь четверо. Все вышли из разных кланов, сами объединили энергии. Вот поэтому вы теперь неподвластны нашим клановым законам, — разъяснил Буревей. - Сын, теперь у вас свой клан, такой смеси энергий я никогда не видел, даже не знаю, как ваш брак завершать, в каком месте — в наших хрустальных пещерах? А может, в подводных гротах или у кратера вулкана? Но знаю точно — ритуал нужно завершить сегодня, ровно через сутки от его начала. И место силы должно нести в себе элементы энергий всех брачующихся. Но я такого места не знаю.

— А если мы не сумеем? Где же нам искать такой храм?

— Незавершенный ритуал будет тянуть из тебя силы, вместо того, чтобы тебя усиливать, он будет ослаблять. Ты будешь чахнуть, угасать, слабеть… Пока совсем не развоплотишься.

— Ну если только я…

— Да нет, не только ты. Это грозит всем твоим супругам. Ваши энергетические каналы будут открыты, но энергию вы не сможете брать из внешних источников, а только друг от друга, — глава клана ветров печально вздохнул, перевел взор на стоящих чуть в сторонке русала, саламандра и дракона, которые ожидали своего четвертого супруга.

— Отец, а какой храм нам нужен? — поинтересовался Фьююри.

— Это должна быть пещера, в которой и вода плещется, и ветра в щелях гуляют, но и огонь присутствует. Но не забывайте о четвертой составляющей — магии земли.

— Так это самое простое — станы пещеры будут из земли или камня, уж там этой энергии будет море.

— Да нет, как раз это самое сложное: станы должны быть отполированы до блеска, чтобы отражать и смешивать все потоки энергий. Вот и боюсь, что за оставшиеся три часа до заката вам такую пещеру не найти. Но, сын, я тебе готов помочь. Выбери из всех своих партнеров одного, и я вас домчу в наш клановый храм. Моей энергии хватит сделать ритуал только для пары. Мы перебьем твой незавершенный брак, завершим — спасем хоть двоих.

— Нет, отец! Не буду я никого выбирать! Это совершенно неприемлемо, это как выбирать: какая рука роднее, правая, или левая. Прости, но я остаюсь здесь!

— Сын, не дури! Не вынуждай применять силу. Я ведь могу скрутить тебя вихрем, захватить твоего первого супруга и уволочь в хрустальные чертоги. Но я хочу, чтобы ты сам принял правильное решение.

— Правильное решение? — нахмурился сильф. — А ты ничего не забыл, папочка? Это я был твоим младшим сыном, воздушным принцем без магии, которую ты отобрал. И твоя власть была неоспорима, но я и тогда сопротивлялся! А теперь я владею универсальной магией всех стихий и тебе не подвластен.

— Мальчишка! Что ты о себе возомнил! Сколько б у тебя не было разных магий, но воздушная будет всегда мне подчиняться! Покорись!

— Эх, ничего ты, отец, не понял! Наверное, тебе пора…

Старый владыка ветров, возмущенный непокорностью отпрыска, зашумел воздушными плетями, бешено вращая глазами, сотворил огромный столб из вихрей, только нацелился схватить этим смерчем сына, обездвижить и спеленать. Уже почти дотянулся, даже мысленно прицелился на второго духа, но… В этот момент хрупкий светлый сильф преобразился, в долю секунды увеличившись во много раз, потемнел до состояния грозового облака. Его волосы и крылья, цвета аметиста с прожилками бирюзы раскинулись в стороны, заклубились свинцовым осенним облаком, полыхнув на полнеба молниями. Налетевший неизвестно откуда шквал захватил несколько мимо пробегавших волн и с разбегу окатил Патриарха ветров с ног до головы. Вторая волна снесла его с ног, проволокла по берегу, немилосердно смешивая с песком и прибрежной галькой, чтобы уронить на мелководье весь клубок из отца ветров, его воздушных жгутов с потоками грязи вперемешку. Странная сила влекла всё это «ласточкино гнездо» на глубину, вместе с тем осыпалась дрожащая почва, сдвигались пласты песка, взрывались фонтанами грязевые гейзеры. Возле лица пленника злыми жужжащими осами проносились камни и плюхались в эту смесь из воды, земли, воздуха и магии, в которой, как муха в варенье, завяз беспомощный Повелитель ветров. Он изо всех сил пытался вырваться, прикладывал неимоверные усилия и родовую магию, только все было тщетно: и силы его покидали, и магия его подвела, и, влекомый злой волей разобиженного сына, он почти утонул в этой магической смеси. В конце концов Буревой, почти погребенный в этой ловушке, взмолился о пощаде:

— Я больше никогда не стану вмешиваться в ваши дела! Я клянусь в этом! Отпустите меня!

— Ты дашь магическую клятву? — переспросил сильф.

— Не только дам, но и навсегда покину эти острова!

— Поверим? — обратился Фьююри к своим супругам. — Отпустим?

— Да пусть летит, — улыбнулся Элоди. — А если еще раз попытается вмешиваться — навсегда влипнет в смесь наших магий. От такого никакая чистая сила не спасет, — русал взмахнул рукой, и поток чистой воды смыл из Буревея всё лишнее, что ограничивало его свободу. Ещё одно мановение, и он взлетел над волнами, чистый, сухой, как ни в чем не бывало встрепенулся, подобрал воздушные плети, собрался с мыслями и произнес клятвенные речи:

— Я клянусь больше не вмешиваться в ваши дела! Я рад, что ты, сын, нашел свое призвание и свое место в жизни. И рядом с тобой твои истинные партнеры. Желаю тебе скорейшего завершения ритуала. Прими от меня ещё немного воздушной магии, — из рук отца вылетел шар, сотканный из суровых ветров и ласковых ветерков, вспыхнул на солнце сырой силой и поплыл в сторону Фьююри. — Будь счастлив, сын. А мне уже пора! — Буревой степенно раскланялся со всеми присутствующими и, махнув на прощанье рукой, превратился в вихрь и улетел.

Фьююри, поймав отцовский подарок на кончик указательного пальца, задумчиво вращая и вглядываясь в глубины переплетений, сказал:

— И что же мне с этим делать? О, придумал! — сильф взмахнул свободной рукой, и сфера воздушной силы разделилась на четыре меньших, таких же серебристо-голубых, только голубизна каждой имела свой оттенок. — Силу северного ветра получит дракон, как единственный крылатый, — в сторону Хромати полетел тёмный, как северное небо, шар. — Горячему саламандру подойдет знойный южный ветер пустынь — самум. Русалу роднее и ближе океанский муссон. Ну, а мне достанется пассат, — сильф придержал один волшебный шар, остальные перенаправил супругам, которые их впитали в солнечное сплетение. — Осталась только одна проблема — где найти пещеру под храм всех стихий? Ритуал надо обязательно завершить…

Дракон выступил вперед, немного прокашлялся облаком дыма, от этого ещё больше застеснялся, нервно мотнул вправо-влево хвостом, улыбнулся огромной пастью, полной острых зубов, и застенчиво произнес:

— У меня есть такая, под островом. Ее пробил поток лавы, но потом вода остудила эти пещеры, вымыла, отполировала. И у меня там целые галереи базальтовых пещер. Есть и подводные гроты, что ведут в море, есть и выходы на вершину. Мы можем там обосноваться жить, а можем проводить ритуалы.

— Это нам бы подошло, если бы был выход к огню. Тогда все условия были бы соблюдены, все магические силы активированы возле своих источников, — согласился Элоди.

— Там у меня был колодец в сторону вулкана, иногда из него магма лилась, искры летели, дым вонючий поднимался. Вот я его песком и камнями завалил. Моей земной магии хватило на это. А теперь, применив все силы, я смогу его открыть, но он настолько глубок, что такое количество грунта даже я не смогу поднять.

— Привыкай, что ты теперь не один, да и сил у нас четырех намного больше стало после принятия ритуала, — успокоил Фьююри. — Показывай свои пещеры и колодец.

Дракон приглашающе повел огромной ладонью с острыми когтями:

— Мы можем залететь через верхние, близкие к кратеру пещеры, или заплыть через подводные коридоры. Решайте: плывем или летим?

— Нам нужны те коридоры, которые находятся рядом с огненным колодцем, — ответил саламандр.

— Тогда плывем, это на нижних ярусах, — плавно спикировал в волны дракон. — Цепляйтесь за меня, поплывем быстро.

— Да мы-то тоже плавать умеем… — ухмыльнулся иронично русал. — Но если ты настаиваешь…

— То мы с радостью! — добавил сильф.

— Но я не могу в воду! — испуганно попятился саламандр. — Вода губительна для огненных, по крайней мере, пока магия воды мне не подвластна до конца.

— Ой, и правда, пока ритуал не завершен, тебе надо избегать воды. Ладно, садись на дракона за крыльями, я тебя укрою воздушной магией, создам защитный кокон, — заволновался сильф.

— А я сверху купол из воды создам. Рассаживаемся и плывем, — русал первый взгромоздился на чешуйчатую спину, раскинув стройные ноги вокруг загривка дракона. Сзади него сел саламандр, а за ним сильф, тесно прижимаясь и накрывая защитным куполом.

Дракон с изяществом лебедя выгнул гибкую шею, оглядел своих пассажиров, весело оскалился и предупредил:

— Держитесь крепче! Поехали! — и скользнул, набирая скорость, по поверхности воды.

Его движение на границе двух стихий, усиленное магией, создало некие завихрения в районе опущенных в воду кончиков крыльев. И теперь он скользил с огромной скоростью, сопровождаемый двумя веерами брызг по сторонам, как огромная птица с двумя парами крыльев — драконьих, сложенных по бокам, и водных, распушенных и переливающихся в лучах заходящего солнца. Дракон, проплыв круг вокруг острова, скосил лиловый зрачок в сторону супругов, мурлыкнул одним горлом, как большой кот:





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!