Результаты магического ритуала




Стихли молнии, закончился ритуал, гости, поздравив и одарив на прощание молодоженов несколькими странными предметами наконец-то оставили их, уплывая в морские глубины по своим делам. На песчаной отмели остались обнимающиеся Фьююри и Элоди. Они после завершения обряда сначала ощущали слабое влечение, улавливали отголоски мыслей и желаний, но постепенно связь крепла, и они неожиданно для себя стали на порядок ближе друг к другу. Их энергии почти сплетались воедино. Осталась произвести ещё одну, последнюю часть ритуала, и их магические поля объединятся. Элоди заинтересовано изучал губами шею Фьююри, покрытую яркой брачной татуировкой, и вдруг ощутил желание прикоснуться к собственным губам. Удивлению его не было предела, когда в его голове промелькнула мысль о гладких чешуйках хвоста, которые так и манили к себе, вызывая желание погладить. Он уже стал беспокоиться, что за странные желания будоражат его разум, как теплая ладошка прошлась по мокрым чешуйкам, нежно прикасаясь к плавнику и вновь путешествуя вверх. Элоди удивленно взглянул на супруга, а тот, увлеченно изучая узор из чешуек, придвинулся поближе и застенчиво переспросил:

— Можно?.. Они такие красивые…

И только теперь Элоди понял, что в его голове отображались чувства и мысли Фьююри, и даже странное желание гладить свой хвост — это не что иное, как влечение пополам с любопытством, и даже порыв потрогать губы, ощутить их мягкость навеяны эмоциями Фьююри. Не откладывая в долгий ящик, он поддался вперед, приобнял сильфа, прижался губами к губам, сперва нежно и осторожно, но по мере того, как губы Фьююри подавались навстречу, как отвечали взаимностью, он всё больше и жарче углублял поцелуй. Фьююри, горячо отвечавший, тоже стал улавливать отголоски странного тепла на своей прохладной чешуе, обжигающее движение ладошек… Ладошек на чешуе? .. Резкое движение в сторону из объятий — и он теряет равновесие и едва не падает в воду. Русал, только успев подхватить любимого, сам растерянно хлопает глазами и удивленно проводит ладонью по второму хвосту, некоторое время смотрит недоверчиво, а затем восхищенно выдает:

— Ух ты! Магически ты уже в круге нашей семьи, твоя сущность изменилась под нашу магию. Теперь, стоит только пожелать, и твои ноги превращаются в хвост с плавниками. И если я ничего не путаю, ты и под водой уже можешь дышать, и управлять стихийными силами воды. А я, соответственно, должен получить навык летать и управлять воздушными силами. Но, странно, этого умения я почему-то не ощущаю. — Элоди сравнивал свой мускулистый серебристый хвост с более изящным аквамариновым плавником своего новообретенного супруга, прижимаясь в тесных объятиях, тихо млея и от такой желанной близости, и от искрившей между ними магической энергии, уже общей, одной на двоих…

— Это из-за не до конца проведенного ритуала. После полного слияния нам будет доступны все наши умения и таланты, — Фьююри легонько потирался пахом, вернее тем местом, где он раньше был, о серебристо-бирюзовое чешуйчатое бедро любимого… Бедро? .. Да, чем больше обнимались молодые духи, тем быстрее менялись их энергетические составляющие. Элоди внутренним взором видел не только темно-синие водные нити силы, но и перед его глазами проявлялись светло-голубые воздушные потоки.

Фьююри ошалевшими круглыми глазами смотрел на стройные белые ноги, которые появились вместо роскошного хвоста Элоди, но еще большее удивление вызвал второй русалий хвост, слегка шевелящий плавником рядом на мелководье. Сперва его удивление стало перерастать в возмущение: «Какого демона здесь забыл ещё один русал?! Ведь ясно было сказано — эта ночь для новобрачных особенная…». И только присмотревшись повнимательнее, ощутил на бедре ладонь Элоди, и, увидев ту же ладонь, оглаживающую серебристый чешуйчатый хвост, он с изумлением заметил, что его ноги и являются в данный момент этим хвостом. Он поразился странному ощущению — большим хвостовым плавником проникал во все секреты озера, слышал все водные потоки, видел все отголоски мыслей водных существ, но самым большим чувством, что накатывало волной, было желание прижаться к чешуйчатому хвосту и гладить, до покалывания в пальцах, ласкать до головокружения, до одури. Он опять удивленно вытаращился на собственный хвост, пытаясь сообразить, откуда он взялся и почему его тянет к собственным конечностям больше, ведь его и губы Элоди привлекают. Да и ярко расцвеченная татуировкой шея манит, но и собственные чешуйки под пальцами так пружинят. Под пальцами?! Какие чешуйки?! Его ладони гладят спину и затылок Элоди, зарываясь в волосы и чувствительно царапают поясницу над самым поясом, а чешуйки блестят под пальцами Элоди. Неужели он сходит с ума? ..

— Странно, откуда у меня хвост? И эти странные мысли… — изумленно задался вопросом Фьююри.

— Это наша магия сплелась. Значит и вправду мы истинная пара, — Элоди ещё больше приблизился, заключая в плотном кольце объятий сильфа и вдыхая его запах — теперь к его горной свежести добавилась нотка морского бриза и тонкий отголосок запаха водорослей. — Ты же слышишь водные магические потоки? А после заключительного ритуала ты ими и управлять сможешь, тебе станет подвластен водный мир, — сильф придвинулся поближе, неуклюже взмахнув плавником и взбив целый фонтан брызг, прижался в поцелуе, в мыслях посылая все ритуалы и причины к демонам: он со своим любимым русалом вместе, их влечет друг к другу со страшной силой, это их брачная ночь, это их пещера… Поцелуй длился и длился, оба духа упивались новыми, неизведанными чувствами, с каждой минутой всё усиливающимися и обостряющимися. До этого момента они были больше в нематериальной плоскости — энергетические ауры магических существ, и только чувство влюбленности дало возможность сформировать физическое тело, а уж энергетика любви завершила этот процесс и дала предпосылку к объединению магических аур. И сейчас парни, уже не замечая ничего вокруг, обнимаясь и перекатываясь по мелководью, страстно целовались и бешено ласкались, по ходу спонтанно изменяя ноги на хвосты и обратно. Фьююри прижимался пахом к Элоди, всей поверхностью кожи ощущая то шелковистость ног, то чешуйчастость хвоста. В конце концов он попытался снять пояс с русала, но, не найдя застежки, попробовал сдвинуть вниз. Элоди, заметив эту манипуляцию, просто дернул пояс вниз, разрывая и рассыпая во все стороны перламутровые наборные части. Громыхнуло знатно, очевидно, что магия по-своему восприняла последние события и то, что бедра Элоди покинул магический пояс, разрываемый только по завершению брачного ритуала. Но парням уже не было никакого дела до внешних звуков и вспышек магических молний, они оба, не разрывая объятий переместились на ложе из морской травы, и в порыве нежности ласкали плечи, спины, ягодицы и ноги друг друга, остатками сознания контролируя магию и не позволяя трансформации ног в хвост.

Сквозь щели в скалах звучала музыка ветра и бури, на волнах подземного озера качались сотни светляков-жемчужин, все стены пещеры украшались гирляндами из тысяч и тысяч светящихся камешков, которые отражались в темной воде, а на постели из водорослей сплетались в страстном порыве два бело-бирюзовых тела, два счастливых до умопомрачения влюбленных духа, которым не было дела ни до громыхания бури, ни до злобного завывания ветра.

Второй визит отца

Рассвет робкими лучами заглянул в пещеру, давшую приют супружеской паре духов. Сильф и русал лежали на брачном ложе, плотно обнявшись и укутавшись в общий энергетический кокон, словно в большое пуховое одеяло-облако. Волшебные жемчужинки, ярко светившие всю ночь, с рассветом потускнели и плавно спорхнули вниз, укрывшись на день в волнах озера, чтобы набраться стихийной магии воды и засиять к вечеру еще ярче. Вместе с лучиками солнца сквозь трещины в подземный грот врывались звуки лютующего наверху ветра.

Проснувшийся сильф, нежась в ласковых объятиях, счастливо улыбнулся, прислушиваясь, подумал: «Шуми — не шуми, а уже ничего не изменишь! Наш обмен энергиями завершен и мы навсегда вместе! Истинная пара после обмена энергиями — это навсегда!»
Его мысли потекли по воспоминаниям вечера, радуясь новым водным родственникам, и тому, как тепло они приняли его в свою семью. Потом вспомнился ритуал, полный волшебства танец жемчужин, и в завершение — магический дар от супруга, превращающий его в русала. Новообретенный хвост нежного серебристо-сиреневого окраса и утверждение, что он может дышать под водой, а также подвластность ему всей водной силы, нити которой он уже чуял, но боялся еще использовать новую, совсем неизученную магию.

Фьююри взглядом скользнул по поверхности темной воды, заметив блестящую серебристую рыбку, которая раз за разом выпрыгивала в воздух, то ли из любопытства, то ли в поисках вкусных мошек, роившихся над водой, то ли по своим каким-то рыбьим делам. Сильф заинтересовался, слегка потянулся в ту сторону, внимательно всматриваясь в регулярно совершающую сальто рыбу, и от неожиданности чуть не отшатнулся, закрывшись рукой — рыбка в последний раз выпрыгнула в окружении водного шара и понеслась в его сторону. Приглядевшись, он увидел сплетение нитей силы: одни удерживали воду в форме шара, другие влекли его к сильфу, а третьи сканировали глубину воды и отмечали всех жителей подземного озера и всех прилегающих к нему коридоров, связывающих его с морем. Он своим новым даром ощущал стайки юрких рыбок, неподвижно застывших на стенках колонии прилипал-ракушек, большущую черепаху, пасущуюся в зарослях водорослей у входа в подводный тоннель.

Шар воды приблизился на расстояние вытянутой руки, рыбка обеспокоенно вглядывалась в необычное существо, которое вырвало ее из привычного мира и тащило в неизвестном направлении. Фьююри завороженно любовался сверкающей сферой, в которой плавно шевелила плавниками его морская гостья. Шар как по команде опустился на руку и медленно начал вращение, давая рассмотреть во всех ракурсах и вуалеподобный хвост, и полупрозрачные плавники, и ровные ряды чешуи, блестевшие, как живое серебро. Но больше всего его поразил осмысленно-возмущенный взгляд рыбы и ее беззвучно открываемый рот, как будто она высказывала свои претензии: «По какому праву! Верните меня на место!».

Сильф, решив отпустить пленницу, только сперва продемонстрировав свои новые умения перед Элоди, повернулся к нему и встретился взглядом с проснувшимся и давно наблюдавшим за ним русалом.

— Смотри, — выдохнул он с гордостью и закружил водную сферу на пальце. Лучи солнца преломлялись внутри, дробились и сверкали как миллиарды бриллиантиков, только рыбка, казалось, шевелила губами ещё возмущённее.

Сильф звонко засмеялся, отправляя незадачливую рыбку в родную для нее воду. В этот момент с потолка пещеры в воду упало несколько небольших камешков, затем обрушился валун побольше, а в конце большой кусок купола обвалился вниз и с громким плеском рухнул в воду, породив волну, которая чуть не смыла брачное ложе духов. Этот незапланированный с утра душ только развеселил парней — теперь смеялись уже оба. Элоди, встряхнув мокрыми волосами, предложил:

— Поплыли! С рассветом буря утихнет, нам надо осмотреть все песчаные отмели и пляжи: волны могут выкинуть дельфинов на берег и они сами не смогут вернуться в море. Помочь можем только мы, духи воды. А теперь, когда благодаря твоей магии я могу изменять хвост на ноги, мне будет гораздо легче передвигаться по берегу, транспортировать в воду пострадавших морских обитателей.

Последние слова Элоди заглушил какой-то странный шум, вой и грохот. Опять посыпались камни и куски почвы, большая дыра ещё расширилась, и в нее со свистом ворвался свирепый смерч — Повелитель ветров. Его закрученное штопором тело, состоящее из сырой воздушной силы, пополнилось жгутами водных потоков, захваченных из озера. Мощь была настолько запредельна, что вместе с водой он прихватил десятки рыбок, медуз и ракушек, которые теперь вращались в воронке смерча. Элоди в одной из рыбешек узнал ту, что недавно порхала в волшебном водном шаре по воле Фьююри, и успел пожалеть бедных обитателей тихого подземного озера, размеренную жизнь которых так бесцеремонно прервали.

Повелитель ветров отрезал от воды сильфа и русала, задвинув их в самый угол брачного ложа. Сперва, прорвавшись в пещеру, он хотел силой утащить сына в горные чертоги семьи, но один только взгляд на активированные свадебные татуировки, присутствие брачных браслетов, коими новобрачные обменялись накануне, да и нити магии, за полсуток сплетающиеся в нерушимый общий кокон, о многом ему сказали. Он взревел с еще большей злостью, смерч завращался ещё быстрее, уже от злости и мощи втягивая в воронку камни и песок. Собрав всё, что лежало на берегу озера, воздушный патриарх слегка утомился и обратил свое внимание на виновников этого нервного срыва, вылившегося в злой шторм. Выбросив в озеро всё лишнее, выплеснув туда и воду с рыбками, он, придерживая свою мощь, пророкотал:

— Фьююри, сын! Это так ты слушаешь приказы отца?! Я отобрал у тебя магию, но ты не покорился! Теперь ты заслуживаешь наказания… И твой рыбохвостый тоже!

Сильф выступил вперед, закрывая Элоди от гнева отца:

— Ты опоздал, теперь в магическом плане мы одно целое, ни разлучить, ни убить моего супруга ты не сможешь. Погибнет он — погибну и я. А убить двоих принцев Дома воды — это объявить войну этому клану. Не думаю, что тебе это надо. Отец, примирись с действительностью — мы истинные супруги, и никакая огненная саламандра здесь не нужна. Поищи по кузенам, может ещё кто-то из нашей дальней родни свободен.

— Напрасно ты думаешь, что спрячешься за браком с русалом. Я как твой отец и повелитель стихии могу тебя принудить к тройственному союзу. Пойми, клану нужна огненная магия в союзе с воздушной, и ты будешь в браке с саламандрой! В паре, в тройке, — мне уже всё равно. Покорись, сын!

— Нет! Мне глубоко чужд саламандр. И потом, ты меня сам лишил почти всей воздушной силы, еще пара крошек осталась, лишишь и этого — и я совсем стану неподвластным тебе и твоей стихии. Меня приняли в семью Элоди, разделили со мной свою магию и силу, и я теперь почти полностью водный сильф-русал. Так что отец, забудь об идее нас принудить.

Повелитель ветров ещё больше потемнел, нахмурил грозно брови и обозленно выдохнул:

— Ты сам меня заставил! Я вернул тебе часть силы, но вот тебе мой приказ — в трехдневный срок завершить ритуал соединения воздушной и огненной магии с принцем саламандр. А чтоб не забывал о моей воле и с большей охотой подчинился…

— Никогда! — перебил Фьююри.

— А чтоб научился слушаться своего повелителя, вот тебе мое наказание, — из воронки смерча вылетел призрачный фрукт дуриан, растворился в оболочке сильфа. — Теперь ты на двадцать метров вокруг себя будешь выделять в воздух ароматы дуриана. Сылы воздушной магии у тебя как раз хватит на это. И чем больше ты будешь сопротивляться браку с саламандром, тем сильнее будешь источать миазмы. Посмотрим, сколь долго новые родственнички тебя вытерпят. Все закончится только после брака огненного с воздушным — Магия мне свидетель. Да будет так! — напоследок угрожающе взвыв, Повелитель ветров вылетел наружу.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!