Пейзаж в инструментальной музыке




Музыка и природа

«На музыкальном языке живописать – значит звуками будить в нашем сердце те или иные воспоминания, а в нашем уме те или иные образы» (О.Бальзак).

 

Трудно назвать композитора, который не отразил бы в музыке своё восхищение образами природы. Шум дождя, птичье пение, переливы искрящихся на солнце водных струй… Все эти звуки природы вдохновляли композиторов к созданию музыкальных произведений.

Послушай, музыка вокруг…

Она во всём – в самой природе.

И для бесчисленных мелодий

Она сама рождает звук.

Ей служат ветер, плеск волны,

Раскаты грома, звук капели,

Птиц несмолкаемые трели

Среди зелёной тишины.

И дятла дробь, и поездов гудки,

Чуть слышные в дремоте,

И ливень - песенкой без слов

Всё на одной весёлой ноте…

(М. Ивенсен)

Музыка часто вызывает в нашем воображении разные картины природы. Природа и искусство неразделимы одно от другого, потому что природа с детства и навсегда входит в жизнь каждого человека.

Если вчитываясь в книги, вглядываясь в картины, вслушиваясь в музыку, мы будем обращать внимание в них на всё, что связано с природой, мы, может быть, даже удивимся тому, как часто и глубоко проникает природа в искусство, как тесно они связаны друг с другом. Вот почему у любого человека любовь к искусству и любовь к природе – очень близкие и родственные чувства.

Человек неразрывно связан с природой, он часть ее. И наслаждение природой, стремление найти в ней созвучие своим чувствам, своим идеалам, всегда было источником творчества писателей, композиторов, художников.

Музыканты, художники и поэты всегда стремились передать удивительную красоту мира в своих произведениях. На полотнах художников природа никогда не выглядит мёртвой и молчаливой. Вглядываясь в живописный пейзаж, мы обязательно услышим навеянные живой природой звуки.

Природные явления, музыкальные зарисовки растительного и животного мира предстают в инструментальных и фортепианных произведениях, вокальных и хоровых сочинениях, а иногда даже в виде программных циклов.

Картины смены времён года, шелест листвы, птичьи голоса, плеск волн, журчание ручья, грозовые раскаты – всё это можно передать в музыке. Многие знаменитые композиторы умели делать это блестяще: их музыкальные произведения о природе стали классикой музыкального пейзажа.

Какой океан звуков окружает нас! Пение птиц и шелест деревьев, шум ветра и шорох дождя, раскаты грома, рокот волн. Услышать музыку в природе, вслушаться в музыку дождя, ветра, шороха листьев, морского прибоя, определить, громкая она, быстрая или едва слышная, струящаяся.

Все эти звуковые явления природы музыка может изобразить, а мы, слушатели, представлять. Каким образом музыка «изображает звуки природы»?

Композиторы используют свои музыкальные средства выразительности, которые помогают ярко изобразить образ или действие. Их сравнивают с красками художников. «Краски музыки» - это

мелодия (музыкальная мысль),

темп (скорость звучания),

тембр (окраска голоса или инструмента),

лад (мажор, минор, пентатоника и др. – настроение музыки)

высота звука (регистр),

динамика (громкость звука),

ритм (чередование различных длительностей),

гармония (последовательность аккордов).

Если композиторы имеют свои музыкальные краски, то их произведения можно назвать музыкальными картинами. Что такое музыкальная картина? Музыкальная картина – это произведение, которое очень ярко и доступно передаёт впечатление композитора от картин природы, событий, явлений.

Живописная музыка - это красочная, яркая, богатая, насыщенная музыкальными голосами – тембрами, выразительная музыка. Слушая её, легко представить определенную картину. Это изобразительная музыка, где передана удивительная красота мира с помощью музыкальных средств выразительности.

В изобразительном искусстве есть жанр живописи, изображающей картины природы - пейзаж. В музыке тоже есть пейзажи, за которыми мы будем наблюдать. Музыкальный пейзаж – это «пейзаж настроения», в котором выразительность интонаций сливается с изобразительными подробностями музыкального языка. Большую изобразительную роль в музыке играют гармония и тембры музыкальных инструментов.

Одна из самых ярких и величественных музыкальных картин создана Бетховеном. В четвертой части своей симфонии («Пасторальной») композитор звуками «нарисовал» картину летней грозы. (Эта часть так и называется «Гроза»). Слушая могучие звуки усиливающегося ливня, частые раскаты грома, вой ветра, изображенные в музыке, мы представляем себе летнюю грозу.

Мастерски использует оркестр для создания таинственного пейзажа русский композитор А.К. Лядов. Лядов писал: «Дайте мне сказку, дракона, русалку, лешего, дайте чего нет, только тогда я счастлив». Своей музыкальной сказке «Кикимора» композитор предпослал литературный текст, заимствованный из народных сказок. «Живет, растет Кикимора у кудесника в каменных горах. От утра до вечера тешит Кикимору кот-Баюн, говорит сказки заморские. С вечера до бела света качают Кикимору во хрустальной колыбельке. Вырастает Кикимора. Зло на уме держит она на весь люд честной». Когда читаешь эти строки, воображение начинает рисовать и сумрачный пейзаж «у кудесника в каменных горах», и пушистого кота-Баюна, и мерцание в лунных лучах «хрустальной колыбельки».

Низкий регистр духовых инструментов и виолончели с контрабасами композитор использует для изображения каменных гор, потонувших в ночном мраке, а прозрачный, светлый высокий звук флейт, скрипок – для изображения «хрустальной колыбельки» и мерцание ночных звезд. Сказочность тридевятого царства изображена виолончелью и контрабасом, тревожный рокот литавр создает атмосферу тайны, ведут в загадочную страну. Неожиданно в эту музыку врывается короткая, ядовитая колкая тема Кикиморы. Затем в высоком прозрачном регистре возникают волшебные, небесные звуки челесты и флейты, как звон «хрустальной колыбельки». Вся звучность оркестра словно высветляется. Музыка будто возносит нас из мрака каменных гор к прозрачному небу с холодным загадочным мерцанием далеких звезд.

Музыкальный пейзаж «Волшебного озера» напоминает акварель. Те же легкие прозрачные краски. Музыка дышит тишиной и покоем. О пейзаже, изображенном в пьесе, Лядов рассказывал: «Вот как было у меня с озером. Знал я одно такое – ну, простое, лесное русское озеро и в своей незаметности и тишине особенно красивое. Надо было почувствовать, сколько жизней и сколько изменений красок, светотеней, воздуха происходило в непрестанно изменчивой тиши и в кажущейся неподвижности!». И в музыке слышны звучащая лесная тишина и плеск потаённого озера.

Творческую фантазию композитора Римского-Корсакова пробудила «Сказка о царе Салтане» Пушкина. В ней есть такие необыкновенные эпизоды, что «ни в сказке сказать, ни пером описать!». И только музыке оказалось под силу воссоздать чудесный мир пушкинской сказки. Композитор эти чудеса описал в звуковых картинах симфонической картины «Три чуда». Мы живо представим себе волшебный город Леденец с теремами и садами, а в нем - Белку, что «при всех золотой грызет орех», прекрасную Царевну-Лебедь и могучих богатырей. Как будто по-настоящему слышим и видим перед собой картину моря – спокойного и бурно вздымающегося, ярко-синего и мрачно-серого. Нужно обратить внимание на авторское определение - «картина». Оно заимствовано из изобразительного искусства - живописи.

Подражание звукам и голосам природы - самый распространенный прием изобразительности в музыке. Один из самых излюбленных приемов - подражание голосам птиц. Остроумное «трио» соловья, кукушки и перепела мы слышим в «Сцене у ручья» - 2 части Пасторальной симфонии Бетховена. Птичьи голоса звучат в пьесах для клавесина «Перекличка птиц», «Кукушка», в фортепьянной пьесе «Песня жаворонка» из цикла П. И. Чайковского «Времена года», в прологе оперы Римского-Корсакова «Снегурочка» и во многих других произедениях.

Другой прием существует для изображения не звуков, а движений людей, птиц, зверей. Рисуя в музыке птичку, кошку, утку и других персонажей, С.С.Прокофьев («Петя и волк») изобразил их характерные движения, повадки, да так искусно, что можно воочию представить себе каждого из них в движении: летящую птичку, крадущуюся кошку, прыгающего волка. Здесь основными изобразительными средствами стали ритм и темп.

Ведь движения любого живого существа происходят в определенном ритме и темпе, и они очень точно могут быть отражены в музыке. Кроме того, характер движений бывает разный: плавные, летящие, скользящие или, наоборот, резкие, неуклюжие. Музыкальный язык чутко откликается и на это.

Изображение природы в искусстве никогда не было простым копированием. Как бы ни прекрасны были леса, луга, как бы ни манила художников стихия моря, как бы ни очаровывала душу лунная ночь – все эти образы, будучи запечатлёнными на холсте, в стихах или звуках, вызывали сложные чувства, переживания, настроения. Природа в искусстве одухотворена, она печальна или радостна, задумчива или величава, она такова, какой видит её человек.

 

Пейзаж в инструментальной музыке

Слушая инструментальные сочинения современных европейских композиторов, порой почти зрительно ощущаешь запечатленные в них картины природы. Это, конечно, свидетельствует о невероятном таланте автора музыки. Зачастую в основе изображения пейзажа в музыке лежит звукопись. Звукопись связана с имитацией различных звуков – пения птиц («Пасторальная симфония» Бетховена, «Снегурочка» Римского-Корсакова),

раскатов грома («Фантастическая симфония» Берлиоза), звона колоколов («Борис Годунов» Мусоргского). А еще есть ассоциативная связь музыки со всевозможными явлениями в природе. К примеру, просвещенному слушателю не нужно объяснять, что в симфонической картине Мусоргского

«Рассвет на Москве-реке» отображается восход солнца, а в симфонической сюите Римского-Корсакова «Шехерезада» целые фрагменты посвящены изображению моря.

Сложнее воспринять картину, когда автор ставит перед собой более абстрактную цель. Тогда в качестве путеводителя в кругу ассоциаций выступают заглавия или словесные ремарки авторов. К примеру, у Листа есть этюды под названием «Вечерние гармонии» и «Метель», а у Дебюсси – пьесы «Лунный свет» и «Холмы Анакапри».

Музыкальное искусство всегда оперировало выразительными средствами, свойственными своей эпохе. Образы окружающего мира, которые казались представителям различных стилей достойным объектом искусства, выбирались, исходя из художественных вкусов своего времени.

Одним из самых известных шедевров музыки барокко можно считать цикл из 4 инструментальных концертов «Времена года» Антонио Вивальди (1678-1741). Автор выступает здесь не только как великий имитатор природных явлений (в концерте «Лето» есть картина грозы), он демонстрирует миру и свое лирическое восприятие природы.

В эпоху классицизма роль пейзажа более чем скромна. Однако такие великие пантеисты, как Йозеф Гайдн (1732-1809), сумели и в этом стиле прекрасно изображать восходы и закаты: образы медленных частей его сонат и симфоний погружают слушателя в атмосферу одухотворенного созерцания. Вершиной же классицизма в изображении природы, его признанным шедевром считается «Пасторальная симфония» Бетховена (1770-1827).

Романтики впервые проводят параллели между переживаниями личности и состоянием окружающей среды. Изображение явлений природы служит великолепным фоном, на котором высвечиваются переживания гордого и независимого героя. Самые наглядные примеры музыкального романтизма можно найти в фортепианном творчестве Листа и в симфонических полотнах Берлиоза. На русской почве одним из тех, кому в романтической манере удавалось блистательно передать картины природы, был Римский-Корсаков. Его симфонические зарисовки моря по силе воздействия сродни разве что великолепным полотнам Айвазовского.

Во второй половине XIX века появляется новый стиль живописи и музыки - «импрессионизм». Создателями его музыкального «словаря» становятся композиторы новой французской школы – Клод Дебюсси (1862-1918) и Морис Равель (1875-1937). Хорошо известны высказывания К. Дебюсси, характеризующие основные моменты его мироощущения: «Я сделал религию из таинственной природы… Только музыканты имеют привилегию охвата поэзии ночи и дня, земли и неба, воссоздания атмосферы и ритма величественного трепета природы».

К этому же направлению относятся и многие фортепианные пьесы Равеля, в том числе «Игра воды». Именно в творчестве Равеля фортепиано становится инструментом, «которому подвластны изображения бабочек в ночной мгле, пение птиц в знойном оцепенении летнего дня, безбрежные волны океана, предрассветное небо, в котором плывут звуки колоколов» (так выдающаяся пианистка XX века Журдан-Моран пишет о его цикле пьес под названием «Зеркала»).

Музыка и живопись

Примеры взаимосвязи звука и цвета многочисленны как в музыке, так и в живописи. Так, В. Кандинский (1866–1944) соотносил с определенным цветом тот или иной музыкальный тембр, а известный живописец М. Сарьян (1880–1972) писал: «Если ты проводишь черту, то она должна звучать, как струна скрипки: или печально, или радостно. А если она не звучит – это мертвая линия. И цвет то же самое, и все в искусстве так».

Выдающиеся русские композиторы Н. Римский-Корсаков и А. Скрябин также обладали так называемым «цветным слухом». Каждая тональность представлялась им окрашенной в определенный цвет и в связи с этим имела тот или иной эмоциональный колорит. «Цветной слух» присущ и творческим индивидуальностям многих современных композиторов. К примеру, Э. Денисову (1929–1996) – некоторые его сочинения вдохновлены переливами цвета, игрой света в воздухе и на воде.

Особенно ясно параллели между музыкальными опусами и живописными работами просматриваются во французском и русском искусствах. Искусствоведы пристально изучают взаимосвязь между живописью рококо и творчеством клависинистов XVIII века, между романтическими образами Э. Делакруа и Г. Берлиоза, между полотнами импрессионистов и сочинениями К. Дебюсси. На русской почве они регулярно подчеркивают параллели между полотнами В. Сурикова и народными драмами М. Мусоргского, находят аналогию в изображении природы у П. Чайковского и И. Левитана, сказочных персонажей у Н. Римского-Корсакова и В. Васнецова, символических образов у А. Скрябина и М. Врубеля.

Между тем о подлинном сплаве художественного и музыкального видения мира можно говорить, только познакомившись с творчеством М. Чюрлениса (1875-1911) – выдающегося литовского художника и композитора. Наиболее известные его картины «Сонаты» (состоящие из полотен Allegro, Andante, Scherzo, Finale) и «Прелюдии и фуги» несут на себе отпечаток музыкального восприятия автором окружающей действительности. Из музыкального наследия М. Чюрлениса, в котором живописное начало проявляется наиболее оригинально, выделяются его симфонические поэмы («В лесу», «Море») и фортепианные пьесы.

Среди музыкальных произведений, рожденных под впечатлением от всевозможных картин и скульптур, особый интерес у исполнителей вызывают: «Обручение» по картине Рафаэля и «Мыслитель» по скульптуре Микеланджело Ф. Листа, а также «Картинки с выставки», созданные М. Мусоргским под впечатлением рисунков В. Гартмана.

 

 

 

 

 

...





Читайте также:
Развитие понятия о числе: В программе математики школьного курса теория чисел вводится на примерах...
Продление сроков использования СИЗ: Согласно пункта 22 приказа Минздравсоцразвития России от...
Основные направления модернизма: главной целью модернизма является создание...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-10-25 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.021 с.