Экономика и хрематистика




Важное значение имеет еще одно до­стижение Аристотеля — знаменитое противопоставление им экономики и и тем самым первая в истории науки по­пытка анализа капитала. Правда, со словами ему не повезло: слово «экономика» он не вводил заново, но оно вошло во БСе языки; напротив, придуманное им слово «хрематистик» (от греческого «хрема» — имущество, владе­ние) не привилось. Но дело не в этом.

Мы уже видели, что идеалом Аристотеля было полуна­туральное рабовладельческое хозяйство. Проблемы тако­го хозяйства он и обозначал (как и Ксенофонт) словом «экономика». Для Аристотеля экономика — это естествен­ная хозяйственная деятельность, связанная с производст­вом продуктов, потребительных стоимостей. Она включает и обмен, однако опять-таки лишь в рамках, необходимых для удовлетворения личных потребностей. Пределы этой деятельности тоже естественны: это разумное личное по­требление, человека.

Что же такое хрематистика? Это «искусство наживать состояние», т. е. деятельность, направленная на извлече­ние прибыли, на накопление богатства, особенно в форме денег. Иначе говоря, хрематистика — это «искусство» вло­жения и накопления капитала.

Промышленный капитал отсутствовал в античном ми­ре, но немалую роль уже играл торговый и денежный (ростовщический) капитал. Его и изображал Аристотель: «...в искусстве наживать состояние, поскольку оно сказы­вается в торговой деятельности, никогда не бывает преде­ла в достижении цели, так как целью-то здесь оказывает­ся беспредельное богатство и обладание деньгами... Все, занимающиеся денежными оборотами, стремятся увели­чить свои капиталы до бесконечности»[11].

Аристотель считал все это противоестественным, но он был достаточно реалистичен, чтобы видеть невозможность чистой «экономики»: к сожалению, из экономики непре­рывно вырастает хрематистика. Это — правильное наблю­дение: мы сказали бы, что из хозяйства, где продукты производятся как товары — для обмена, неизбежно выра­стают капиталистические отношения.

Необычайную трансформацию претерпела идея Ари­стотеля о естественности экономики и противоестествен­ности хрематистики. В средние века ученые-схоласты вслед за Аристотелем осуждали ростовщичество, а отчасти и торговлю, как «противоестественный» способ обогаще­ния. Но с развитием капитализма все формы обогащения стали казаться естественными, допускаемыми «естествен­ным правом». На этой основе в XVII и XVIII вв. в соци­ально-экономической мысли возникла фигура homo оесоnomicus — экономического человека, мотивы всех дейст­вий которого могут быть сведены к стремлению обогащать­ся. Адам Смит объявил, что экономический человек, стре­мясь к своей выгоде, одновременно действует на пользу общества, и так вырастает лучший из известных Смиту миров — буржуазный мир. Для Аристотеля выражение homo oeconomicus могло бы означать нечто прямо проти­воположное — человека, стремящегося к удовлетворению своих разумных потребностей, отнюдь не беспредельных. А эту гипотетическую фигуру без плоти и крови — героя экономических сочинений времен Смита, ему, очевидно, пришлось бы назвать homo chrematisticus.

Оставляя великого эллина, мы должны перенестись почти на 2 тыс. лет вперед — в Западную Европу конца XVI — начала XVII в. Это не значит, конечно, что 20 ве­ков прошли для экономической мысли без следа. Эллинистические философы развивали некоторые идеи Аристо­теля. Римские авторы много писали по предмету, который мы называем экономикой сельского хозяйства. Под рели­гиозной оболочкой, в которую оделась наука в средние ве­ка, порой скрывались своеобразные экономические идеи. Комментируя Аристотеля, схоласты развивали концепцию «справедливой цены». Обо всем этом можно прочитать в любом курсе истории экономической мысли. Но эпоха распада рабовладельческого строя, созревания и господст­ва феодализма не способствовала развитию экономической науки. Политическая экономия как самостоятельная нау­ка возникает лишь в мануфактурный период развития ка­питализма, когда в недрах феодального строя складывают­ся уже значительные элементы капиталистического про­изводства и буржуазных отношений.

Наука получает имя

Человека, который впервые ввел в социально-экономическую литературу термин политическая экономия, звали Антуан Монкретьен, сьер де Ваттевиль. Он был не­богатым французским дворянином времен Генриха IV и Людовика XIII. Жизнь Монкретьена наполнена приклю­чениями, достойными д'Артаньяна. Поэт, дуэлянт, изгнанник, приближенный короля, мятежник и государственный преступник, он кончил жизнь под ударами шпаг и в дыму пистолетных выстрелов, попав в засаду, устроенную врагами. Впрочем, такой конец был для мятежника удачей, потому что, будь он захвачен живым, не миновать бы ему пыток и позорной казни. Даже его тело по приговору су­да было подвергнуто поруганию: кости раздроблены железом, труп сожжен и пепел развеян по ветру. Монкретьен
был одним из руководителей восстания французских протестантов (гугенотов) против короля и католической церк­ви. Погиб он в 1621 г. в возрасте 45 или 46 лет, а его «Трактат политической экономии» вышел в 1615 г. в Руане. Неудивительно, что «Трактат» был предан забве­нию, а имя Монкретьена смешано с грязью. К сожалению, случилось так, что главным источником биографических данных о нем являются пристрастные и прямо клеветни­ческие отзывы его недоброжелателей. Эти отзывы несут на себе печать жестокой политической и религиозной борьбы. Монкретьена честили разбойником с большой дороги, фальшивомонетчиком, низким корыстолюбцем, ко­торый якобы перешел в протестантскую религию только
ради того, чтобы жениться на богатой вдове-гугенотке.

Прошло почти 300 лет, прежде чем доброе имя Мон­кретьена было восстановлено, а почетное место в исто­рии экономической и политической мысли прочно закреп­лено за ним. Теперь ясно, что его трагическая судьба не случайна. Участие в одном из гугенотских мятежей, кото­рые были в известной мере формой классовой борьбы бесправной французской буржуазии против феодально-абсо­лютистского строя, оказалось закономерным исходом жиз­ни этого простолюдина по рождению (отец его был аптекарь), дворянина по случаю, гуманиста и воина по призванию.

Получив хорошее для своего времени образование, Монкретьен в 20 лет решил сделаться писателем и опуб­ликовал трагедию в стихах на античный сюжет. За ней последовало несколько других драматических и поэтичес­ких произведений. Известно также, что он сочинял «Ис­торию Нормандии». В 1605 г., конца Монкретьен был уже известным писателем, он был вынужден бежать в Англию после дуэли, которая закончилась смертью про­тивника.

Четырехлетнее пребывание в Англии сыграло в его жизни такую же роль, как через несколько десятилетий в жизни Петти — пребывание в Голландии: он увидел стра­ну с более развитым хозяйством и более развитыми бур­жуазными отношениями. Монкретьен начинает живо интересоваться торговлей, ремеслами, Экономической полити­кой. Глядя на английские порядки, они мысленно примеря­ет их к Франции. Возможно, для его дальнейшей судьбы имело значение то обстоятельство, что в Англии он встре­тил много французских эмигрантов-гугенотов. Большинст­во из них были ремесленники, многие весьма искусные Монкретьен увидел, что их труд и мастерство принесли Англии немалую выгоду, а Франция, понудив их к эми­грации, понесла большую потерю.

Во Францию Монкретьен вернулся убежденным сторонником развития национальной промышленности и тор­говли, защитником интересов третьего сословия. Свои но­вые идеи он начал осуществлять на практике. Женившись на богатой вдове, он основал мастерскую скобяного товара и стал сбывать свой товар в Париже, где у него был свой склад. Но главным его занятием была работа над «Трактатом». Несмотря на громкое название, он писал сугубо практическое сочинение, в котором пытался убедить пра­вительство в необходимости всестороннего покровительст­ва французским промышленникам и купцам. Монкретьен выступает за таможенный протекционизм - высокие пош­лины на иностранные товары, чтобы их ввоз не мешал национальному производству. Он прославляет труд и поет необычную для своего времени хвалу классу, который он считал главным создателем богатства страны: «Добрые и славные ремесленники чрезвычайно полезны для своей страны; я осмелюсь сказать, что они необходимы и должны пользоваться почтением»[12].

Монкретьен был одним из видных представителей мер­кантилизма, о котором пойдет речь в следующей главе. Он мыслил хозяйство страны прежде всего как объект госу­дарственного управления. Источником богатства страны и государства (короля) он считал прежде всего внешнюю торговлю, особенно вывоз промышленных и ремесленных изделий.

Свой труд, который он посвятил молодому королю Лю­довику XIII и королеве-матери, Монкретьен сразу после выхода в свет представил хранителю государственной пе­чати (министру финансов). По-видимому, верноподданни­ческая по форме, книга была сначала принята при дворе неплохо. Автор ее стал играть известную роль как своего рода экономический советник, а в 1617 г. занял пост гра­доначальника в городе Шатильон-на-Луаре. Вероятно, в это время он получил дворянство. Когда Монкретьен пе­решел в протестантство и как он оказался в рядах повстанцев-гугенотов, неизвестно. Возможно, он разочаровал­ся в надеждах на активное и реальное осуществление его проектов королевским правительством и был возмущен, видя, что оно вместо этого раздувает пожар новой религи­озной войны. Может быть, он пришел к выводу, что сложившимся у него принципам больше соответствует про­тестантизм, и, будучи человеком решительным и смелым, поднял за него оружие.

Но вернемся к «Трактату политической экономии». По­чему Монкретьен так назвал свое сочинение и была ли в этом какая-нибудь особая заслуга? Едва ли. Меньше всего он думал, что дает название новой науке. Такое или по­добное сочетание слов, так сказать, носилось в воздухе — в воздухе эпохи Возрождения, когда воскрешались, пере­осмысливались и получали новую жизнь многие идеи и понятия античной культуры. Как всякий хорошо образо­ванный человек своего времени, Монкретьен знал гречес­кий и латинский языки, читал древних авторов. В «Трак­тате», следуя духу времени, он то и дело ссылается на них. Несомненно, ему было известно, какой смысл слова эко­номия и экономика имели у Ксенофонта и Аристотеля У писателей XVII в. эти слова по-прежнему означали еще домоводство, управление семьей и личным хозяйством Немного позже Монкретьена один англичанин опублико­вал книгу под названием «Наблюдения и советы экономи­ческие». Автор определял экономию как «искусство хоро­шего управления домом и состоянием» и занимался, например, такой проблемой, как выбор джентльменом под­ходящей жены. Согласно его «экономическому» совету, сле­дует выбирать в супруги даму, которая «будет столь же полезной днем, сколь приятной ночью».

Очевидно, это была не совсем та экономия, которая ин­тересовала Монкретьена. Все его помыслы были направ­лены именно на процветание хозяйства как государствен­ной, национальной общности. Конечно, речь шла не о том государстве какое знал и изображал Аристотель, но дела этого государства оставались делами политическими. Не удивительно, что перед словом экономная он поставил оп­ределение политическая.

Добрых 150 лет после Монкретьена политическая эко­номия рассматривалась преимущественно как наука о го­сударственном хозяйстве, об экономике национальных го­сударств, управляемых, как правило, абсолютными монар­хами. Только при Адаме Смите, с создающем классической школы буржуазной политической экономии, ее характер изменился и она стала превращаться а науку о законах хозяйства вообще, в частности об экономических отноше­ниях классов. Немцу Фридриху Листу, ярому национа­листу в экономике, чтобы подчеркнуть, свое отличие от космополитической всеобщности классической школы пришлось уже в 40-х годах XIX в. назвать свое сочинение «Национальная система политической экономии». Если бы он написал просто «политическая экономия» его бы уже не поняли так, как двумя столетиями раньше поняли Монкретьена.

Главная заслуга Монкретьена, конечно, не в том, что он дал своей книге такой удачный титульный лист. Это было одно из первых во Франции и в Европе сочинений, специально посвященное экономическим проблемам. В нем выделялся и ограничивался особый предмет исследования, отличный от предмета других общественных наук.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!