Исторические песни. Баллады





 

Эпические повествования более позднего происхождения получили в науке о фольклоре название исторических песен и баллад.

По сравнению с былинами исторические песни отличаются гораздо более точным отражением тех или иных действительных событий. Столь типичная для былин легендарная фантастика в исторических песнях почти не имеет места. Их словесное изложение короче, характерный для былин прием троекратной повторности для исторических песен не типичен.

Отдельные исторические песни создавались еще в XIII—X веках. Однако же значение ведущего жанра историческая песня получает лишь в XVI веке — в период укрепления могучего централизованного русского государства. Как и в былинах, в исторических песнях воплощена идея единства и независимости русском земли, борьба с иноземными захватчиками. Пример тому — многочисленные песни о покорении войсками Ивана IV Казанского царства, о походе Ермака в Сибирь, о борьбе русского ополчения под предводительством Минина и Пожарского против иностранной интервенции в начале XVII века.

С конца XVI и на протяжении XVII—XVIII веков в народных песнях находит свое отражение другая сторона тогдашней исторической действительности: повстанческая борьба трудового народа против крепостников-помещиков и других угнетателей. Во многих песнях такого рода живо очерчены образы предводителей крестьянских восстаний и войн, казачьего круга. Следует иметь в виду, что термин «историческая песня», введенный словесниками-фольклористами для обозначения эпических песен, не определяет их жанровых особенностей. В среднерусских областях историческая тема претворена в медленных протяжных напевах. На севере историческая песня непосредственно вырастает из былины и точно также называется стариной. Между напевами тех и других нет существенных отличий. Более того — сказители поют иногда старинные исторические песни с теми же напевами-формулами, что и богатырские былины.

Некоторые старины об исторических событиях трактуются в народе как скоморошины. Они исполняются в быстром темпе с веселыми, ритмически четкими напевами плясового характера (стихотворные строчки таких повествований обычно короче, чем в былинах). Примером может служить запись в сборнике Кирши Данилова старейшей исторической песни о временах татаро-монгольского ига и жестоком наместнике Щелкане Дудентьевиче, его насилиях над русским населением во время сбора дани:

У кого денег нет —

У того дитя возьмет;

У кого дитя нет —

У того жену возьмет;

У кого жены-то нет—

Того самого головой возьмет...

 

Бесчинства ханского приспешника были причиной стихийной расправы тверских мужиков со Щелканом. В песне отражен подлинный исторический факт крестьянского восстания в 1327 году в Твери, во время которого был убит сборщик дани Щелкан. Песни такого рода внушали народу уверенность в своих силах, призывали к борьбе против насилия и произвола. Энергичный, задорный, проникнутый удалью напев сказа о Щелкане Дудентьевиче, является типичной скоморошиной.

Напевы эпических сказов, записанные от северных сказителей, величаво-торжественные. И по своей поэтике, и по особенностям музыкального интонирования они близки былинам.

Там, где традиция былинного сказа не сохранилась, исторические песни пелись в широкой песенной манере в умеренном и медленном движении. Как и сходные по мелодике лирические песни, исторические повествования именовались «протяжными», «проголосными» или «долгими» песнями.

Многие исторические песни XVI – XVIII веков сложены в казачьей среде. Один из любимейших героев русского исторического эпоса – казачий атаман Ермак Тимофеевич.Именно в песнях о Ермаке впервые появляется образ народного героя, воплотившего в своих смелых деяниях заветные думы и чаяния широких народных масс.

По своему мелодическому складу песни о походах Ермака - широкие распевные хоровые песни медленного темпа об удали молодецкой.

Песни о Разине развивают тему народной борьбы против крепостнического гнета. Разин — любимый народный герой русского песенного фольклора; во многих песнях он выступает мстителем за многовековое угнетение. В некоторых песнях воссоздаются картины расправы разинцев с крепостниками-помещиками, воеводами, «губернаторами» и другими представителями самодержавной власти.

Наряду с героическими песнями о Разине народ сложил о нем немало раздумчивых, грустных песен. В них рассказывается о го­рестных переживаниях раненого атамана, о его недобрых пред­чувствиях и вещем сне («Ой, не вечор то ли не вечор»).

Патриотические песни. С формированием во времена Петра I постоянной русской армии много исторических песен складывается солдатами и казаками — непосредственными участниками собы­тий. Создаются песни о Северной войне, о Полтавской победе, о славных суворовских походах. Наряду с песнями в духе северных эпических сказов и широких хоровых протяжных появляются песни с мелодикой нового типа: походные маршевые на гомофонно-гармонической основе («Грянул внезапно гром над Москвой»). Большое количество таких песен создается в годы борьбы с на­полеоновским нашествием. В то же время отдельные песни этого цикла имеют типичный облик протяжной песни.

Баллады. Наряду с песнями об исторических событиях и геро­ях в русском песенном фольклоре важное место занимают напев­ные повествования о трагических происшествиях и семейно-бытовых драмах. К песням такого рода применяется литературное название «баллада».

Слово «баллада» (от итал. «ballare» — «танцевать») западноевропейского происхождения. В эпоху средневековья так назывались песни, сопровождаемые танцевальными движениями. Позднее это названий утвердилось за песнями с развитыми сюжетами обычно трагического характера, и в этом значении баллада вошла в литературу.

Действующие лица большинства баллад — герои безвестные: невестка, загубленная жестокой свекровью, холоп, полюбивший жену вельможи или королеву, братья-разбойники, убившие мужа и маленького сына своей единственной сестры. Такие повествования проникнуты горячим сочувствием к страдающим и безвременно гибнущим людям, жертвам социальной несправедливости, людской злобы. В некоторых балладах угадывается более или менее определенная историческая обстановка, нередко их отличает конкретность бытописания.

Баллады, действие которых развертывается в той или иной исторической обстановке, исследователи порой относят к категории исторических песен, например, балладу о теще в татарском или турецком плену. Однако в разнообразных вариантах этой песни отсутствуют собственные имена и точные исторические даты, русская полонянка в плену у татар или турок волею злой судьбы становится рабыней собственной дочери и зятя. Баюкая внука, полонянка в колыбельной песне рассказывает о происшедшем. Дочь глубоко потрясена встречей с матерью и отправляет ее на родину с богатыми дарами, иногда и сама уезжает с нею.

В фольклорных балладах ощутимы черты мно­гих песенных жанров. Балладные повествования северных мест­ностей — это типичные былинные сказы (старины), они часто входят в репертуар сказителей. В балладах среднерусских и южных местностей песенная широта подчас сочетается со строгостью эпического повествования, размеренностью.

Наряду с тем многие баллады представляют собой распевные протяжные песни. В XIX веке возникает довольно много баллад на стихи русских поэтов («Хуторок» А. Кольцова, «Хас Булат удалой» A. Aммосова). Балладные повествования — один из любимых жанров русского песенного фольклора. В современном песенном быту они более широко распространены, нежели былины и песни об исторических событиях.

 

 





Рекомендуемые страницы:


©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-08-20 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!