Три точки приложения социометрического исследования (1923 – 1950)




Литература.

1. Морено Я.Л. Социометрия . М. 1958

2. Морено Дж. Театр спонтанности. Перевод с английского под общ. ред. Б.И.Хасана. Красноярск 1993. (Moreno J-L- Das Stegreiftheater. 1 Aufl. Berlin-Potsdam Gustav Kiepenheuer 1923)

3. Moreno J.L. : The first Book of Group Psychotherapy, 1. Ed. Beacon (N.Y.): Beacon 1932.

4. Moreno J.L. Who Shall Survive? Foundations of Sociometry. Group Psychotherapy and Sociodrama/Beacon (NY) Beacon House 1953

5. Moreno J.L.: Die Grundlagen der Soziometrie. Wege zur Neuordnung der Gesellschaft. Köln-Opladen: Westdeutscher Verlag 1954.

6. Лейтц Грета. Психодрама: теория и практика. Классическая психодрама Морено. М. Прогресс 1994г.

7. von Wiese L.: Kölner Z. Soziol. 1, 1948.

8. Левада Ю.А. Статьи по социологии М. 1993г.

9. Волков И. Основы социометрии. Ленинград. 1970.

10. Teirich H.R. Gruppentherapie und Gruppenpsychotherapie, Versuch einer Abgrenzung. Psyche 3. 1959

11. Онтосинтез социальной реальности. Сборник под ред. В.С.Дудченко. М. Изд. «Икар 1998г.

12. Бубер М.

13. Бахтин М.

14. Золотовицкий Р. Групповая реальность и ее синтез. \\ «Онтосинтез социальной реальности». Сборник под ред. В.С.Дудченко. М. «Икар» 1998. Стр.245-260

15. Золотовицкий Р.А. Социодрама как социологический метод управленческого консультирования. \\ «Онтосинтез социальной реальности». Сборник под ред. В.С.Дудченко. М. «Икар» 1998. Стр. 261-295

Золотовицкий Р.А. Миф о клиенте. \\ Консультант директора.

16. Коломинский Я.Л.

 

Социометрия

как экспериментальный метод и наука об обществе

 

Подход к новой социальной и политической ориентации

Я. Л. Морено

Часть I

Социометрия и экспериментальный метод

 

Пролог к социометрии (1949)

 

Вклад, вносимый социометрией, состоит из идей. Социометрия не просто сумма различных приемов, применяемых в тех или иных обстоятельствах. Ее идеи являются источником, из которого возникают теоретические построения, концепции и методы. Наибольшее влияние, которое социометрия, вероятно, оказывает на социальные науки, - это та энергия и настойчивость, с которыми она отрывает ученых от письменного стола и заставляет их действовать в реальных ситуациях, в реальных коллективах и иметь дело с реальными людьми; общаться с коллективом лично и непосредственно, входить в него с теплым и отважным сердцем, вооружая их немногочисленными гипотезами и инструментами, вместо того чтобы пользоваться переводчиками и информаторами в качестве посредников; заставляя их приняться за свою науку безотлагательно, заняться исследованием действием, а не писать труды, которые будут лежать тысячелетиями на полках библиотек.

Прежде чем приступить к определению теоретических рамок социометрии, я решил подвергнуть сомнению и отказаться от всех существующих социальных концепций, не считать доказанной ни одну социологическую гипотезу, начать с самого начала, как будто нам ничего не известно о социальных отношениях человека. Я радикально отверг все знания, приобретенные из книг и даже из собственных наблюдений. Я настаивал на этой позиции не потому, что не признавал, что у других ученых могут быть прекрасные идеи, а потому, что их наблюдения в большинстве случаев были ориентированы на авторитеты и не являлись экспериментальными. Следовательно, наивность, с которой я шел к своим целям, не была наивностью человека, который пребываете невежестве относительно того, что было сделано до него другими учеными, это была наивность того, кто пытается быть невежественным, чтобы освободиться от штампов и предрассудков, надеясь, что путем разминки, перед тем как играть роль наивного, он может вдохновиться на разрешение новых проблем.

Я попытался вычеркнуть из моей памяти и особенно из моих операций такие выражения и понятия, как «индивидуум», «группа», «масса», «общество», «культура», «мы», «община», «государство», «правительство», «класс», «каста», «общность» и т.д., для которых имелась добрая дюжина хороших и плохих определений, но которые стояли на пути моего намерения быть как можно более непредвзятым. Разумеется, я не мог обойтись без того, чтобы не использовать эти термины в моих работах, но я всегда осознавал тот факт, что они не отображают социальную реальность и должны быть заменены действительно реалистичными социальными понятиями.


Три точки приложения социометрического исследования (1923 – 1950)

 

Экспериментальный метод в физике стал внедряться в первой половине семнадцатого столетия прежде всего Галилеем, Бэконом и Ньютоном. Экспериментальный метод в социальных науках не мог развиваться до тех пор, пока пытались следовать физической модели; по-настоящему он стал применяться в первой половине двадцатого века прежде всего благодаря социометрии, сопровождаясь открытой и скрытой борьбой с номиналистическими тенденциями в некоторых популярных социологических и психологических школах конца двадцатых и начала тридцатых годов. Примеры тому — гештальтпсихология и психоанализ; какими бы реалистичными ни были они в пределах своей области, как только их концепции применялись к сфере человеческих отношений, они все же оказывались номиналистическими и символистскими. Влияние социометрии изменило в последние двадцать лет ситуацию к лучшему.

Историческим поворотным пунктом является переход от методов наблюдения Вальтера Мёде, изложенных в «Экспериментальной психологии масс» ("Experimentelle Massen Psychologies» 1920), к акциональным методам, описанным в моей книге «Театр импровизации» ("Das Stegreiftheater" 1923) был достигнут. К вербализации добавились действие, движение и жестикуляция, благодаря чему начал осуществляться переход от фрейдовского наблюдающего и интерпретирующего психоанализа детей и взрослых к современным игровым техникам и игровой терапии, достигшим кульминации в психодраме и в терапевтическом театре. Приспособление экспериментального метода к человеческой, социальной ситуации ознаменовало поворотный пункт на социологическом уровне. Насколько продуктивен этот новый подход, показывает множество экспериментов, которые стимулировала и разработала социометрия: эксперименты при исследовании спонтанности и с участием публики, эксперименты со спонтанным формированием групп и групповой динамикой, эксперименты с ролевыми тестами и ролевой игрой, эксперименты с формированием групп авторитарным и социометрическим способами или по принципу невмешательства (laissez-faire).

Социометрия имеет три аспекта: socius — окружающие люди, metrum[26] — измерение, и drama — действие. В результате появились три сферы исследования: исследование групп, метрическое исследование и исследование действия. Эти три сферы отражаются в терминах и определениях социометрии и смежных областей исследованием. Социометрией подчеркивалась связь исследования групп и действия и выявлены два способа метрики: количественная метрика и «локометрика» (ср. в этой связи «Теометрия мест», 1923, стр. 3). Понятие социометрии введено мною и впервые использовано в письме в Министерство внутренних дел поздней Австро-Венгерской монархии (1915). Благодаря моей статье «Применение группового метода для классификации тюремных заключенных» (1932, новое издание в: «Group Psychotherapy», Beacon House, 1945, стр. 39) он вошел также в американскую литературу.

Микросоциология началась с разработки мною теории социальной микроскопии (см. главу, которая носит это название, в работе «Кто выживет?», 1934, а также «Групповой метод и групповая психотерапия», 1931, стр. 101); вместе с социометрической техникой она составляет теоретико-практические основы микросоциологии. Без нее последующее введение понятия микросоциологии (независимо друг от друга Георгом Гурвичем и Я. Л. Морено) и соответствующие дискуссии остались бы, пожалуй, бессмысленными.

 

 





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!