Трактат «О возникновении и уничтожении»





В этом своем трактате «О возникновении и уничтожении» Аристотель рассматривает качества тел в их соотнесенности со становлением (генезисом). Аристотель различает генезис (возникновение) и кинезис (движение). Если генезис относится к «что» вещи, то кинесис — к «как» вещи.

Аристотель строит свою концепцию генезиса, возникновения и уничтожения вещей, опять же отталкиваясь от критического анализа своих предшественников: Анаксагора, Эмпедокла, атомистов и Платона. Анаксагора Аристотель упрекает в том, что, признавая бесконечное множество начал, он не может отличить возникновение от качественного изменения. Выше, чем Анаксагора и Эмпедокла, Аристотель оценивает атомистов, поскольку те внесли ясность в понимание различий между понятием возникновения и понятием качественного изменения вещи. Но Демокрит не устраивал Аристотеля потому, что отрицал в природе вещи большинство из тех качеств, которые делают ее доступной чувственному восприятию. (У Демокрита эти качества — всего лишь результат комбинации и движения атомов). Платона, как уже говорилось, Аристотель упрекал за то, что тот редуцировал физические тела к математическим объектам.

Свою собственную теорию генезиса в физическом мире Аристотель строит на ряде предпосылок:

1) привлекает основные понятийные пары своей метафизики: материя / форма, потенция / акт.

2) Аристотель распространяет на натурфилософию некоторые логические понятия. В первую очередь, понятия индивида и рода. Род, по Аристотелю, сохраняется при возникновении и уничтожении индивидов.

3) Ведущей формой движения природы Аристотель (как и Платон) считает круговое, точнее, циклическое замкнутое движение.

 

Ведущим методологическим принципом выступает требование анализа только ближайших причин возникновения вещей. Это приводит к тому, что в сочинениях Аристотеля по метеорологии и биологии отсутствует понятие первоматерии. Оно появляется только там, где рассматривается возникновение самих элементов и их простое взаимопревращение.

Итак, что есть генезис по Аристотелю? Возникновение вещи есть переход из ее потенциального бытия в энтилехиальное, то есть в бытие актуализированной формы. Но Аристотель строит иерархическую онтологию, поэтому он говорит о степенях реальности. Так, абсолютным генезисом будет только переход в огонь, хоть это и подразумевает уничтожение некоторых вещей, например, земли. Возникновение же земли будет лишь относительным, а не абсолютным генезисом, хотя и влечет за собой абсолютное уничтожение огня. Таким образом, четыре космологические элемента у Аристотеля не равноценны и несимметричны. Он приписывает им разные онтологический статус: огонь — это сущее, а земля — не-сущее. Огонь позитивнее, реальнее и совершеннее, чем земля. Этот иерархизм в отношении элементов несвободен от мифологической традиции. Так у Эмпедокла эти же четыре элемента напрямую идентифицировались с мифологическими персонажами. И хотя у Аристотеля нет такого прямого отождествления, но влияние олимпийской иерархии очевидно.

Но эта мифологическая иерархия входит у Аристотеля в противоречие с требованием равнозначности и равноправия элементов, диктуемым научным сознанием. Здесь мы наблюдаем еще одну двойственность аристотелевского подхода, обусловленную сосуществованием мифологического и рационального. Элементы существуют как первые, самые простые тела, обладающие минимальным уровнем формальной организации. Элементы возникают друг из друга так, что в этом процессе их взаимного порождения нет привилегированного элемента, который можно было бы считать исходным для всех остальных. Все элементы возникают из всех других в циклическом процессе. Таким образом, с одной стороны, он выступает против исключительности какого-либо элемента, а с другой стороны, сам ставит огонь в привилегированное положение.

У Аристотеля нет различения между органической и неорганической природой с современном смысле, хотя формально он отличает минеральный мир от растительного и животного. Природа у Аристотеля выступает как единое целое, и даже единый организм. Таким образом, физика Аристотеля строится на двух установках: биологизм и телеологичность. Поэтому логика, обосновывающая генезис вещей, оказывается логикой, обосновывающей существование и воспроизводство биологических форм. В этом ключе Аристотель оформляет и концепцию элементарных качеств, которые действуют как самостоятельные силы.

Необходимым условием взаимодействия является, по Аристотелю, противоположность активного – пассивного. С ее учетом и осуществляется отбор элементарных качеств. Кроме того, качества отбираются таким образом, чтобы был возможен циклический генезис элементов. Это приводит к попарному сочетанию качеств в каждом элементе. Если бы Аристотель ограничился приписыванием каждому элементу одного качества, то в цикле взаимопереходов элементов образовались бы разрывы. Так, был бы невозможен переход от влажного к холодному, так как влажное и холодное не является противоположностями.

Вывод элементов в трактате «О возникновении и уничтожении вещей» отличается от дедукции элементов в трактате «О небе». В последнем Аристотель выделяет четыре элемента, но всего два качества — легкое и тяжелое. Поэтому только два элемента являются исходными и основными (огонь и земля), а остальные — побочными, зависимыми и промежуточными. Такую дедукцию можно назвать ступенчатой или двухстадийной. В книгах «О возникновении и уничтожении вещей» эта дедукция строится иначе: здесь нет ступенчатости, нет неравноправности среди элементов, зато есть соответствие между числом качеств и числом элементов. Более того, здесь качества помогают объяснить не только космическое размещение элементов (что вверху, а что внизу), но и их возникновение, их внутренние взаимопревращения.

Элементарные качества также иерархизируются Аристотелем. Основой для этого служит то ощущение, которое улавливает качество. На первый план Аристотель ставит осязание. Для него осязаемость есть синоним телесности и гарант реальности. Быть чувственно воспринимаемым вообще, значит быть осязаемым телом. Противоположности, устанавливаемые осязанием, получают привилегированный статус: теплое – холодное, сухое – влажное. Они более связаны с сутью тел, чем зрительные качества (светлое - темное) и вкусовые (горькое - сладкое). Теплое – холодное выступает как активная пара, а сухое – влажное — как пассивная. Активная пара сама производит воздействие, а пассивная — испытывает воздействие. Но активность горячего – холодного определена в механическом духе. Это не способность нагревать или охлаждать, а способность соединять тела в пространстве: горячее соединяет однородные тела, а холодное – как однородные, так и разнородные. Аналогично (т.е. механически) определена и пассивность влажного – сухого.

Однако если мы обратимся к взаимному переходу элементов, то увидим, что сухое и влажное также могут выступать в активном модусе. Так огонь определяется Аристотелем как горячий и сухой. Если сухое преодолевается влажным, то получается воздух (он горяч и влажен). Таким образом, генезис элементов в результате их взаимоперехода превращается в непрерывную борьбу, драматический поединок качеств.

Аристотель различает три способа превращения элементов:

1) Последовательное превращение одного элемента в другой (когда изменяется одно качество). Огонь (горячий и сухой) — воздух (горячий и влажный) — вода (холодная и влажная) — земля (холодная и сухая) — опять огонь (горячий и сухой). Такие превращения происходят легко и быстро.

2) Одновременное превращение сразу двух качеств: огонь (горячее и сухое) — вода (холодная и влажная); воздух (горячий и влажный) — земля (холодная и сухая). Такие переходы осуществить труднее и они требуют больше времени.

3) Переход сразу двух взаимодействующих элементов (не являющихся последовательными в смысле естественного порядка их местоположения в космосе) в какой-либо один из оставшихся. При этом у каждого элемента удаляется по одному качеству. Огонь (горячее и сухое) + вода (холодная и влажная) — земля (холодная и сухая) + горячее + влажное.

Этот последний способ интересен тем, что здесь происходит распад элементов на качества и последующая потеря элемента (в нашем примере потерян воздух). Этот тип превращений показывает, что для Аристотеля по-настоящему элементарными выступают именно качества, а не элемента. Последние суть всего лишь неустойчивые сочетания качеств. Элемент формален, а качества составляют его реальное содержание.

Если первые два типа превращений можно вывести логически, то последний тип Аристотель выводит эмпирически. Однако аристотелевское эмпирическое обоснование принципиально отлично от такового в современной науке. Аристотель не выходит за рамки обыденного опыта. Примером тому может служит его иллюстрация третьего типа превращений: «Ощущение подтверждает этот способ возникновения огня: на самом деле пламя есть по преимуществу огонь, но пламя происходит из дыма, который горит, а дым построен из воздуха и земли». В силу приближенности теории элементов к обыденному опыту у Аристотеля и не возникало особых проблем с ее обоснованием и согласованием с ним. Основное понятие этой теории (качество), с одной стороны, фиксирует сущность явления, а с другой, оказывается эмпирической констатацией наблюдаемого явления.





Читайте также:
Социальные науки, их классификация: Общество настолько сложный объект, что...
Пример оформления методической разработки: Методическая разработка - разновидность учебно-методического издания в помощь...
Зачем изучать экономику?: Большинство людей работают, чтобы заработать себе на жизнь...
Жанры народного творчества: Эпохи, люди, их культуры неповторимы. Каждая из них имеет...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.021 с.