Ну, здравствуй, новая Жизнь.





 

Глава 36. Ну, здравствуй, новая Жизнь.
Шестнадцать. Семнадцать. Так мало лет.
Так много неверных слепых решений.
Легко говорится холодное «нет»,
Легко рвется хрупкая нить отношений.

Легко разбиваются чьи-то сердца.
Что нам с того? Мы собою довольны,
Ведь длинной жизни не видно конца.
Плевать, что сегодня кому-то больно.

Ведь завтра наступит новый день,
Земля не собьется с привычного круга,
Солнце рассеет сомнений тень...
Завтра мы сможем понять друг друга.

Все можно исправить. Все можно успеть.
Нас кто-то простит и забудет обиды.
Завтра размолвкам в огне гореть.
Но этого кто-то уже не увидит.

Если бы мысли имели цвет и их можно было увидеть, то подземелье и башня старого замка оказались бы соединены мостом.
Нарцисса Блэк сидела на своей кровати и рассеянно листала учебник. Столько мыслей, столько сомнений… Прошла неделя с той памятной выходки Люциуса Малфоя. Сириуса девушка с тех пор не видела. Он должен был выйти из больничного крыла сегодня вечером. Ей удалось узнать об этом у Люпина на уроке трансфигурации. В эти минуты он должен быть уже у себя, в башне Гриффиндора.
Нарцисса думала о нем, не переставая. Она понимала, что травмы должны быть достаточно серьезными, если он целую неделю пробыл в лазарете. Эти бесконечные семь дней Нарцисса изо всех сил старалась не наделать глупостей. Ей нестерпимо хотелось тайком пробраться в лазарет. Узнать, как он там, побыть с ним рядом, хоть на несколько мгновений продлить их историю.
Она даже пыталась несколько раз это сделать, но ей никак не удавалось: Люциус воспылал внезапной страстью к ее персоне. Он настаивал на том, чтобы они чаще бывали вместе. Странные это были вечера: они почти не разговаривали, занимаясь каждый своими делами. Они были совершенно чужими людьми, волей небес оказавшимися в одном замке, в одной комнате, в одной постели. Это уже вошло в привычку: просыпаться в его постели по утрам. Его чаще всего уже не было в комнате, поэтому Нарцисса была избавлена от каких-то нелепых фраз. Ведь люди должны разговаривать друг с другом. С Люциусом это было сложно. Между ними всегда стояли тени: зеленоглазой когтевранки и синеглазого гриффиндорца. Поэтому Нарцисса была даже благодарна Люциусу за это утреннее уединение. Где он бывал в эти минуты, она не знала. Да и не очень-то хотела знать. Она спокойно возвращалась в свою комнату и какое-то время терпела любопытные взгляды подруг. Когда соседки по комнате поняли, что красочных рассказов в ее исполнении не будет, от нее отстали. За это она тоже была благодарна. Она в последнее время очень старательно искала повод для благодарности. Ведь благодарят за что-то доброе и хорошее. Если ты чувствуешь себя благодарным кому-то, значит, в твоей жизни есть что-то хорошее. Странная философия, но она помогла. Помогла спрятаться от реальности.
Сириус. Си-ри-ус. Как же его не хватало!
А еще не хватало Северуса Снейпа. Нарциссу поразило это открытие. Она всегда хорошо относилась к нему, но, как оказалось, никогда не ценила. Теперь же она с нежностью вспоминала их прежние отношения. В эту неделю все было по-другому. В понедельник он вообще не появился на занятиях. Тогда ее это не взволновало. Она была зла. Перед ней стояла дилемма. Детская и наивная, но казавшаяся важной: пересесть на другое место или остаться на прежнем? С одной стороны, она уже достаточно ясно высказала ему все, что думает, с другой – демонстрация характера не помешает. Нарцисса так и не смогла определить, поэтому решила войти в класс последней. Если он будет сидеть на своем месте, тогда она поступит по ситуации. А если он сам решит пересесть, то ей, чтобы не выглядеть дурой, лучше сделать вид, что и не собиралась с ним садиться. Разрешать вопрос не пришлось, потому что Северус не пришел на занятия. Нарцисса передернула плечом: ишь ты, характер показывает. К концу дня злость прошла, и в душе поселилось беспокойство. Он не был на обеде, на ужине. Его не было в общей гостиной, а на вопрос «видел ли его кто-то?» она получила отрицательный ответ.
Во вторник его не было за завтраком.
Первым уроком было зельеварение. Нарцисса вошла в кабинет, окинула взглядом тех, кто уже был. Люпин обернулся на нее и кивнул в знак приветствия, Нарцисса кивнула в ответ. Эванс сделала кислую мину и отвернулась. Поттер недовольно посмотрел на нее и тоже отвернулся. Сириуса не было, остальные гриффиндорцы не интересовали. Плевать на их идиотское поведение. Нарцисса решительно направилась к своей парте. Плевать. Если Снейп захочет отсаживаться, пусть сам и отсаживается. Ей надоел этот детский сад. Нарцисса решительно бросила рюкзачок на стул и начала устанавливать свой котел. Установила. Критически оглядела. У Снейпа явно получалось лучше. Оглянулась на дверь. Вздохнула и села.
Прозвонил колокол. Снейпа не было. Земус тоже опаздывал. Через несколько минут дверь отворилась. Нарцисса была уверена, что это профессор, но, на всякий случай, оглянулась. В класс входил Снейп. Бледный, осунувшийся и какой-то не такой, как всегда. Сердце сжалось от жалости. Неужели это после ее слов? Снейп, опустив голову, шел к своему месту. Нарцисса наблюдала за его приближением. Вдруг со стороны гриффиндорцев полетела вспышка света, и Снейп, споткнувшись, грохнулся на пол. Раздался смех. Нарцисса оглянулась на них. Поттер держал в руке волшебную палочку, Люпин демонстративно смотрел в другую сторону, Эванс, к удивлению Нарциссы, тоже. Остальные ржали. Особенно старался Петтигрю.
За Снейпа никто не заступился. Он поднялся с пола, отряхнул мантию, и, даже не взглянув на обидчиков, подошел к своей парте. Он не посмотрел на Нарциссу. Девушка тоже отвернулась. Она почти ненавидела себя в этот момент, но… так и не заступилась за него. Да, она не смеялась, но ведь и не заступилась.
Так прошла неделя. Нападки гриффиндорцев преследовали Снейпа на каждом шагу, несмотря на то, что в компании обидчиков не было Сириуса. Снейп на это не реагировал и сносил все подозрительно безропотно. Складывалось впечатление, что он просто выпал из жизни на какое-то время. Нарцисса знала его, как никто, поэтому ей была заметна его полная апатия к происходящему. Он ходил, как привидение, почти не появлялся в главном зале, не бывал в общей гостиной. Где он пропадал, оставалось загадкой. Он «съехал» по всем предметам, кроме зелий. Нарцисса с ужасом это наблюдала, но ничего не делала. Ведь он сам ее предал. Он это заслужил. Она повторяла себе это по несколько раз в день. Особенно в моменты, когда хотелось подойти и встряхнуть его, чтобы он перестал напоминать зомби. Так прошла неделя. Первая неделя их… Чего? Вражды? Да нет. Враги как-то реагируют друг на друга, обращают внимание, думают… Хотя… Нарцисса думала о нем, вот только не была уверена, что и он тоже. Значит, это не вражда. Что же это было? Нарцисса неделю пыталась подобрать слово, и вот сегодня оно само нашлось, когда она в гостиной уронила стопку учебников прямо перед носом проходящего Снейпа, а он притормозил, подождал, пока учебники рассыплются по полу, и только тогда, обойдя их, вышел из гостиной. Кто-то из пятикурсников кинулся на помощь Нарциссе, а она посмотрела на закрывшуюся за ним дверь. Слово само пришло на ум. Безразличие. Оно порой страшнее вражды, страшнее ненависти, страшнее любви. Потому что не знаешь, как к нему относиться. Оно непонятно, оно непредсказуемо. Оно убивает.
Нарцисса вновь посмотрела на страницы учебника. Странно… В последнее время все было странно. Жизнь переворачивалась с ног на голову. Нет Сириуса. Нет Северуса. Зато есть Люциус. Черт!
Отвлек от невеселых дум стук в окно. Девушка подняла голову. В стекло стучалась почтовая сова. Нарцисса оглядела пустую комнату – девчонки торчали перед зеркалом в ванной, что-то там примеривая. Пришлось вставать за их почтой самой. Нарцисса подошла к окну, распахнула его. В лицо полетел колючий снег. Девушка поежилась и недовольно посмотрела на впорхнувшую в комнату птицу.
– Письмо кому-то! – крикнула она в глубину комнаты и повернулась к своей постели. Сова нагло расположилась на ее тумбочке.
– Эй! Давай отсюда! Еще мне тебя здесь не хватало.
Птица не двинулась с места.
– Ты хочешь сказать, что письмо мне?
Птица, понятное дело, не ответила, а сердце девушки уже взлетело до небес. Письмо. От него!
Нарцисса подбежала к птице и отвязала кусочек пергамента. Сова тут же слетела с тумбочки. Нарцисса торопливо развернула письмо и выдохнула от разочарования. Неровный детский почерк:
«Привет. Как дела? Может, сможем сегодня встретиться?
Мариса».
В стекло настойчиво постучали. Птица очень хотела вылететь из комнаты.
Нарцисса выругалась, быстро написала ответ и пошла вновь открывать окно. Она понимала, что злится напрасно. Они вправду давно не виделись с Марисой, с самой помолвки, и Нарцисса была рада предстоящей встрече. Только… горько жгло разочарование. Это письмо не от него. Девушка вздохнула.
– Кому письмо? – показалась из ванной Стефания Мунд.
– Мне, – откликнулась Нарцисса.
– Как тебе моя новая прическа?
Нарцисса окинула взглядом торчащие в разные стороны черные перья волос. А ведь полчаса назад Стефания была не то чтобы блондинкой, но далеко не брюнеткой.
– Как-то кардинально, на мой взгляд, – честно ответила девушка.
– Да мне и самой не нравится, – отозвалась Стефания и вновь скрылась в ванной.
Нарцисса посмотрела на часы.
Нужно идти на встречу с Марисой. Девушка быстро обулась, взяла с тумбочки свою волшебную палочку и направилась к выходу.
Выйдя в гостиную, она непроизвольно бросила взгляд на их со Снейпом любимый уголок. Там никого не было. Повинуясь порыву, она направилась к спальне юношей шестого курса и громко постучала в дверь.
– Да! – резко откликнулся из-за двери голос Питера Стоуна.
Нарцисса толкнула дверь. Пит был в комнате один, он что-то выискивал в своем чемодане.
– Готовишься к побегу? – Нарцисса кивнула на чемодан и разбросанные по двум кроватям вещи.
– Пытаюсь найти любимую футболку, – рассеянно отозвался он.
– Ты Снейпа не видел?
Пит поднял голову и удивленно посмотрел на девушку.
– Не-а. По-моему, ты у нас главный эксперт по местонахождению Снейпа. Вот уж никогда тебя не понимал.
– И не поймешь, – откликнулась Нарцисса, отворачиваясь к двери.
– Вы поссорились?
– С чего ты взял? – девушка вновь обернулась.
– Да странный он какой-то стал. К тому же мелкие что-то бормочут про сцену, которую ты ему устроила.
– И ты им веришь? – насмешливо приподняла бровь Нарцисса.
Стоун окинул ее взглядом. Кровь вейлы. Она всегда сводила парней с ума. Вот и сейчас он почувствовал, что краснеет. Но чтобы она и Снейп?
– Да нет. Конечно, не верю. Просто так брякнул. Ему что-то передать?
– Не-а – мотнула головой Нарцисса и вышла из комнаты.
В гостиной она вновь бросила взгляд на обычное место Снейпа. Пусто. Девушка направилась к выходу.

* * *

Сириус Блэк лежал на своей кровати в спальне Гриффиндора. Он вышел из лазарета час назад. Куча вопросов, куча поздравлений, встревоженные взгляды, предложения помощи. Он еле-еле ото всех отделался. И вот сейчас он просто смотрел в потолок и думал. Думал… Думал… В последнее время он много думал, и все время приходил к одному и тому же выводу. Это тяжело. Это будет сложно, возможно, неправильно. Хотя… нет. Это будет единственное верное решение. Сириус чуть пошевелился и привычно вздрогнул от боли. Когда он теперь сможет войти в норму? Неизвестно. И так всеми правдами и неправдами из лазарета вырвался под честное слово соблюдать режим, не волноваться и беречь себя.
– Спишь? – окликнул его вошедший в комнату Люпин.
– Почти, – Сириусу не хотелось разговаривать.
– Давай, отдыхай. Я тебя и так под свою ответственность забрал.
Люпин устало усмехнулся.
– Постараюсь не подвести, – ответил Сириус и осторожно начал устраиваться поудобнее.
– Помочь?
– Еще не хватало. Я не калека.
Люпин вздохнул и отвернулся к окну.
– Завтра будет длинный день, – проговорил за его спиной Сириус.
– Да уж.
Оба замолчали. Люпин еще немного постоял и вышел из комнаты. Сириус прав. Завтра действительно будет длинный день. Особенно для Бродяги. Юноша осторожно прикрыл дверь.
А Сириус вновь посмотрел на потолок. Да, все правильно. Все будет так, как он решил.

* * *

Нарцисса быстрым шагом шла по коридорам Хогвартса. Они договорились встретиться в библиотеке в секции истории Магии. Там практически никогда никого не было. Можно было спокойно поболтать. В пятницу вечером коридоры были пустынны. Изредка попадался кто-то из студентов. Слизеринцы кивали, улыбались. Остальные чуть сторонились. Так было всегда. Нарцисса уже привыкла. Когда она добралась до указанного места, Мариса уже была там, смешно подперев щечку, листала какую-то книгу.
– Уроки делаешь? – улыбнулась Нарцисса и, потрепав девочку по макушке, опустилась на соседний стул.
– Нет, – Мариса широко улыбнулась, – я просто пошла сюда сразу, получив твой ответ. Чтобы не скучать, читаю формирование корпуса министров в… – девочка заглянула в книгу, пытаясь отыскать, где же формировался корпус.
Нарцисса отмахнулась от учебника. Мариса тут же отодвинула его в сторону.
– Ну, как ты? – искренне поинтересовалась Нарцисса.
Во-первых, девочка ей нравилась, во-вторых, это – хорошая возможность отвлечься от своих мыслей.
– Да так. Вроде, нормально. Не любит меня Макгонагалл. А так ничего.
– Не расстраивайся. Она никого не любит. Даже гриффиндорцев.
Нарцисса заправила за ухо прядь волос. Мариса проследила за ее рукой внимательным взглядом. Девушка сперва не поняла, что так заинтересовало ее новую родственницу, и удивленно посмотрела на свою руку. Да уж. Теперь понятно. Обе сейчас внимательно изучали фамильный перстень Малфоев.
– Ну и как это? – наконец нарушила тишину Мариса.
– Что именно? – не поняла девушка. Ну, не станет же она рассказывать сестре Люциуса подробности их интимной жизни.
– Находиться под колпаком, – к ее изумлению, произнесла девочка.
– В смысле?
– Ну, в том смысле, что известен каждый твой шаг. Наверное, об этом сложно не думать? Да?
– Мариса, – Нарцисса подалась вперед и схватила девочку за руку, – о чем ты говоришь?
– О перстне, – девочка подняла удивленный взгляд. – Ты ничего не знаешь?!
Нарцисса отрицательно покачала головой. Мариса прижала ладошку к губам.
– Ты что-то сделала, а Люциус узнал? – паническим шепотом произнесла она.
Нарцисса неопределенно передернула плечом. В голове не укладывалось. Как такое возможно? Значит, это не Северус? Значит…
– Мариса, как оно работает? Что это за кольцо?
Нарцисса с ужасом посмотрела на собственную руку.
– Этот перстень принадлежал женщинам рода Малфоев на протяжении веков. То есть, не именно этот. Их несколько. У моей матери такой же. Я не знаю, когда и как они были изготовлены, но с их помощью всегда можно знать, где находится человек, который его носит.
– Как? – Нарцисса сильно сжала руку девочки.
– Я не знаю, – жалобно пропищала Мариса, поморщившись. – Знаю только, что с его помощью можно узнать, с кем ты находишься в этот момент. Если Люциус произнесет заклинание, которое знает только он, то поймет, что ты сейчас со мной.
– А он видит, что мы делаем?
Мариса потерла руку, которую наконец-то отпустила Нарцисса, и произнесла:
– Думаю, нет. Он просто знает, что ты рядом со мной. Я не знаю точно, в каком радиусе это действует.
– А если его снять? – пальцы Нарциссы сами потянулись к кошмарному подарку.
– Ты что? Люциус тут же узнает и решит, что тебе есть, что скрывать.
Нарцисса закрыла лицо руками. Значит, это не Снейп. Значит, это сам Люциус. А она так поступила… Мысли перескочили на Сириуса. То есть теперь они не смогут увидеться?! Люциус узнает об этом. Непременно узнает, и все повторится.
«– Что бы ты ни делала… Я узнаю. Я всегда узнаю».
Он знал, о чем говорит. Девушка устало потерла виски.
– Из-за этого кольца Сириус Блэк оказался в лазарете? – услышала она тихий голос Марисы.
– Причем тут Сириус Блэк? – попыталась удивиться Нарцисса.
– Брось. Я же вижу, как вы друг на друга смотрите. Вы встречались после помолвки?
Нарцисса почувствовала, как горло сжимают непрошеные слезы. Слезы обиды, ярости и несправедливости.
– Мариса, мы встретились случайно, понимаешь? Никто из нас не готовил эту встречу. Просто в библиотеке, понимаешь? – лихорадочно зашептала она. – А Люциус все не так понял. А обмануть перстень никак нельзя?
– Насколько я знаю, никому не удавалось. Несколько веков назад наша прабабушка пробовала.
– И?..
– Ее казнили.
Нарцисса вздрогнула.
– А как ты узнала, что Сириус был в лазарете?
– Я его видела сегодня. В таком состоянии только из лазарета можно идти. Да к тому же, как я поняла со слов старосты Гриффиндора, ну, парень такой у них симпатичный, всегда такой грустный и замученный…
– Ремус Люпин, – нетерпеливо подсказала Нарцисса.
– Да. Так он под свою ответственность забрал Сириуса из лазарета с обещаниями холить его, лелеять и оберегать.
Нарцисса закрыла глаза ладонью.
– Я могу чем-нибудь помочь? – услышала она голос девочки.
– Ты уверена, что ты сестра Люциуса? – Нарцисса слегка улыбнулась.
– К сожалению, – поморщилась девочка.

* * *

Полчаса спустя Нарцисса входила в гостиную Слизерина. Снейпа не было. Она подошла к группе четверокурсников:
– Вы Снейпа не видели?
Те отрицательно покачали головами. Девушка про себя выругалась. Пришлось вновь направиться в комнату шестикурсников. Ей нужно с ним поговорить. Ведь это недоразумение. Все нужно объяснить. Он поймет. Он простит. Ему же самому без нее плохо.
С этими мыслями Нарцисса распахнула дверь в комнату. Кто-то просто удивленно обернулся, кто-то с воплем присел за кровать.
– Стучаться учили? – подал голос Питер Стоун.
– Давно. В детстве, – откликнулась Нарцисса. – Снейп здесь?
– Это уже наводит на мысли, – ехидно усмехнулся все тот же Пит.
– Рада, что хоть что-то заставляет шевелиться твои извилины.
Девушка развернулась и захлопнула дверь. Снейпа не было. Явно. А больше ее здесь никто не интересовал. Она спустилась в гостиную и села на его любимое место. Она подождет Северуса здесь.

* * *

Только Нарцисса закрыла дверь, как из ванной вышел Северус Снейп. Все на него оглянулись. Он не стал обращать на это внимание, потому что давно привык к их косым взглядам. Мало, кто из людей смотрел на него нормально. Да, никто, пожалуй, кроме… Но это все в прошлом.
Снейп забрался на свою кровать и задернул полог. Ему нужно отдохнуть. Завтра будет длинный день. Для него особенно. Он был неглуп и прекрасно все понимал. На завтра намечалась вторая часть мести Люциуса Малфоя. Ничем другим юноша не мог объяснить столь странный выбор его любимого факультета.
Почему именно он? Да потому, что Люциус узнал каким-то образом, что он присутствовал при встрече Нарциссы с Блэком. Как узнал? Непонятно. Да и неважно. Может, Нарцисса сказала. Хотя... Вряд ли. К чему тогда была та сцена в гостиной? Да теперь это и неважно. Важно одно: Люциус узнал о том, что Снейп ее покрывал. Завтра будет представление. Нет! Люциус ничего ему не сказал и не скажет. Зачем? Снейп и сам все понял.
Завтра будет длинный день...

* * *

Люциус Малфой шел по полупустым коридорам в сторону своей гостиной. Вообще-то было уже поздно, и он не должен был бродить по школе. Но кого это волнует? Он свернул в очередной коридор и встал, как вкопанный. Посреди этого коридора на его глазах Слизерин лишался баллов за «хождение по школе в неположенное время». Но застыл Люциус не поэтому. Фрида Забини сейчас выполняла роль «меча судьбы», занесенного над головой первокурсника из Слизерина.
– Что здесь произошло? – громко проговорил Люциус, когда обрел уверенность в своем голосе.
Фрида вздрогнула и обернулась.
– Слизерин наказан за то, что первокурсник бродит по школе после отбоя.
Люциус посмотрел на мальчика и сделал ему знак уйти. Мальчишку как ветром сдуло.
Они остались вдвоем. В первый раз с того памятного разговора после каникул. Фрида несколько секунд смотрела ему в глаза, а потом тоже развернулась, явно собираясь уходить.
– А почему староста Когтеврана бродит по школе вечером? – протянул Люциус.
– Мне казалось, это тебя не касается.
– Правильно казалось, – досадливо согласился Люциус и решил прекратить этот нелегкий разговор.
– Спокойной ночи, – произнес он и прошел мимо девушки.
– Как ты мог, Люциус? – полетел вдогонку ее вопрос.
Юноша остановился и медленно обернулся.
– Ты о чем?
– Я была вместе с Ремусом Люпином, когда он нашел Сириуса Блэка.
Люциус сглотнул. Он не был готов к такому повороту.
– И что с того? Я-то здесь причем? – он и сам чувствовал, как фальшиво звучит его голос.
– Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что случилось. Как ты мог? Ты ведь едва не убил его!
– Я его и пальцем не трогал! – почти не соврал Люциус. Это и правда сделали Крэбб и Гойл.
Фрида резко расхохоталась.
– Странно, я столько времени провела с тобой и даже не подозревала, на что ты способен.
Люциус посмотрел в ее глаза. В них сейчас отражались боль, презрение, ярость.
– Теперь знаешь, – холодно бросил он.
Плевать. Она сама это выбрала. Плевать, что все могло быть по-другому. Он тоже сделал выбор. Люциус вновь развернулся уйти.
– Придет время, и ты останешься один.
Он замер и вновь обернулся. Она смотрела на него в упор.
– У меня есть жена, друзья, будут дети…
– Да что ты! Жена, которой силой навязали твое общество, друзья, которые с тобой только потому, что привыкли, что так положено. Дети? Что ж, может, они и будут, только вряд ли ты сможешь вложить в них что-то хорошее. Ты пугаешь людей, Люциус, и это приведет к одиночеству.
Он замотал головой.
– Невозможно одновременно бояться и любить. Это касается всех: жены, детей, друзей…
– Ты тоже меня боишься? Или все же любишь?
– Сейчас не знаю, что больше, – честно произнесла Фрида и пошла прочь.
Люциус посмотрел ей вслед. Неужели она права? На душе стало тоскливо. Он пошел в сторону слизеринских подземелий. Плевать. Пошли они к черту. Все до одного. Ему никто не нужен. Он сделал выбор. Юноша бросил взгляд на свое левое предплечье. Сейчас был виден лишь рукав мантии. Но под ним была повязка. Под повязкой же… Да, он сделал выбор. А он ли? Выбор сделали за него. Но об этом не хотелось думать.
Люциус вспомнил вопрос Нарциссы сегодня утром. Она спросила, почему на его предплечье повязка. Наблюдательная девочка. Еще и полгода не прошло. Люциус ответил что-то резкое, она отстала.
Юноша носил повязку уже несколько недель. В предпоследний день рождественских каникул вернулся Эдвин и с ним этот пресловутый Темный Лорд. Люциус знал, что должно произойти. Он был готов к этому? Вряд ли. Все казалось далеким и ненастоящим, и вот момент настал. Он думал, что будет больно. Именно боли он боялся больше всего. Не того, что он принимал с этой Меткой власть другого человека над своей волей, разумом, поступками. Так далеко он не заглядывал. Отец сказал, что это его долг, так нужно, и Люциус вновь подчинился. Он не спрашивал: зачем? Он только молил Мерлина, чтобы не было больно. И больно не было. То ли Мерлин услышал, то ли просто так должно было быть.
Статный мужчина (Люциус тогда в первый раз видел Темного Лорда вблизи) произносил какие-то непонятные заклинания и что-то чертил в воздухе над рукой Люциуса. Легкое покалывание, и на бледной коже стали проявляться очертания Метки. Было нестрашно. Было даже забавно. Словно приобщаешься к чему-то. За-бав-но. Просто это было самое начало страшного шествия Темного Лорда по жизням и судьбам людей, поэтому все, принимающие Метку, еще не знали, каково это будет. Никто из них еще не убивал, не пытал, не ломал и не уничтожал. Все это было далеко. И пока было забавно.
Ритуал закончился. Люциус посмотрел на Лорда. Он мало чем отличался от других: невысокий, худощавый. Ничто не говорило в тот миг о его предстоящем величии. Разве только глаза. В них было что-то необъяснимое. Люциус бросил взгляд на отца. Так непривычно было видеть выражение почтения на всегда надменном и равнодушном лице. Странно. Чем этот человек так отличался от Эдвина Малфоя, что вызывал в том подобные эмоции? Люциус вновь посмотрел на Темного Лорда. Их взгляды встретились, и юноша понял, что было не так с глазами этого человека. В них был холод. Просто какой-то вселенский холод. И в них не было жизни, только смерть. Люциус тогда прослушал всю вдохновенную речь этого человека. Он просто хотел скорее уйти оттуда. Только бы скрыться от этих черных глаз. Этот взгляд потом преследовал его ночами. Черный омут, который затягивал, подавлял, подчинял…
Прошло время. Все забылось. Боль так и не наступила. Не было даже дискомфорта. Разве что от повязки. Люциус ее носил по настоянию Эдвина. Ну и пусть. Ничего страшного не произошло. Жизнь никак не изменилась. Вот только… Появилось ощущение чьего-то присутствия. Постоянного, незримого и раздражающего. Люциус не мог себе его объяснить.
Нет, он не слышал голоса, не видел тени. Но с появлением татуировки на его предплечье в его жизнь вошли невидимые спутники. Возможно, это многочисленная армия тех, кто тоже принял эту Метку, а может, это подавляющее волю присутствие человека с глазами цвета смерти. Это пугало. Это раздражало. Люциус поморщился и оглянулся на пустой коридор. Нужно взять себя в руки и подумать о чем-нибудь приятном. Например, о предстоящем дне. Это будет интересно. Фрида права. Он пугает людей. Ну, так это же хорошо. Страх ведет к уважению. Он не останется один.
Мысли юноши отвлеклись от Метки, и ощущение присутствия стало слабее. С этим можно жить. Живут же все женщины рода Малфоев так из века в век, и ничего.

* * *

Дверь в гостиную Слизерина отворилась. Нарцисса обернулась на входящего в надежде увидеть Снейпа. Не повезло. Фред Забини показался на пороге. Девушка окинула взглядом почти пустую гостиную. Двенадцать часов. Где носит Снейпа?
– Привет, – Фред поставил на пол у дивана какую-то коробку и присел.
– Здравствуй, – холодно ответила Нарцисса.
– Как дела? – решил еще раз попробовать Фред.
– Великолепно, мистер Забини, – тем же тоном ответила девушка. – Особенно после вашего веселья недельной давности. Мне с тех пор так великолепно. Просто лучше не бывает.
– Нарцисса… – осторожно начал юноша.
– Я не желаю с тобой разговаривать. Я не желаю тебя видеть и слышать. Я не могу так же поступить с Люциусом – он мой жених, но терпеть твое присутствие меня и под империо не заставишь.
– Послушай…
– Да, и что же ты предлагаешь послушать? Перечень заклинаний, которые летели в Сириуса Блэка неделю назад?! Я почему-то уверена, что вряд ли кто-то из вас марал руки. Волшебная палочка – удобная вещь. Или ты мне расскажешь душещипательную историю про злого Люциуса Малфоя, который толкнул тебя – невинное создание – на такой подлый шаг? А?
Фред посмотрел на девушку. Он мог бы многое ей сказать. Например, что он не принимал непосредственного участия в этом. Что он не послал ни одного заклинания в упавшего гриффиндорца. Но, с другой стороны, он не позволил ему уйти. Ведь благодаря Фреду, Сириус Блэк не смог выбраться из того проклятого коридора. С другой стороны, Фред вернул ему палочку: не сломал, не забрал с собой. Да и к тому же именно Фред остановил этот кошмар. Если бы не он, неизвестно, чем бы все закончилось. Хотя… Если бы не он, ничего бы и не началось. Из Крэбба и Гойла стратеги и тактики были хоть куда. Именно Фред придумал идею с доспехами, которые заставили Блэка свернуть в нужный коридор. Воду придумал Люциус. Но ведь Люциус действительно обещал просто попугать Блэка. Фред не думал, что зайдет так далеко. А когда все завертелось, он уже был не в силах что-то сделать. Он просто действовал по ситуации. Ему чертовски не понравилось то, каким способом удалось одержать верх над гриффиндорцем, да к тому же поведение Блэка невольно вызвало уважение. Пресловутый гриффиндорский героизм… Или что-то еще. Сам Фред не был уверен, что вел бы себя так же в подобной ситуации. Хотя… ради Нарциссы. Он встретил ее холодный взгляд. Он мог бы много чего сказать… Но не сказал ничего. Нарцисса в последний раз окинула его презрительным взглядом и направилась к себе, решив поймать Снейпа завтра с утра. Она же не знала, что будет поздно.

* * *

Люциус Малфой вошел в пустую гостиную Слизерина. Здесь было темно. Только дрова чуть тлели в камине. Люциус постоял какое-то время посреди комнаты и направился к себе. Дойдя до лестницы, он почувствовал, что в комнате есть кто-то еще. Юноша резко обернулся. Точно. Гостиная только с виду казалась пустой. На самом деле здесь был один человек. Фред Забини сидел на подоконнике, подтянув одну ногу под себя и болтая второй в воздухе. Люциус посмотрел на темную фигуру и медленно направился в ее сторону. Он не знал, зачем. Просто шел.
– Не спится?
Фред не ответил. В отсветах огня, чуть теплящегося в камине, Люциусу почудился странный взгляд. Слизеринец неподвижно сидел на подоконнике, только крутил в руке недопитую бутылку сливочного пива. Люциус заметил рядом целую батарею из бутылок. Часть была пуста, часть – еще не открыта. Люциус протянул руку, взял бутылку, открыл ее заклинанием и сделал большой глоток. Как староста он был обязан поинтересоваться у Фреда, откуда у него столько пива в пятницу вечером. Посещение Хогсмита было по субботам, а чтобы пиво простояло неделю – из области фантастики. Но, конечно же, выяснять Люциус ничего не стал. Хотя… Что-то было явно не так. Фред как-то странно смотрел. Люциус сделал еще один глоток и не выдержал.
– Что-то не так? – лениво протянул он.
Еще заскоков Фреда для полного счастья не хватало.
– Не так? – откликнулся Забини. – Ну что ты. Все так. Все именно так, как ты и хотел.
– О чем ты?
Они что все сговорились сегодня?
– Я обо всем: о Блэке, о Снейпе, о Нарциссе.
– Не понял.
– Не понял?
– Черт, Фред, или говори нормальным языком, или надирайся тут в одиночку, а я иду спать. – Люциус развернулся спиной к однокурснику.
– Почему Флинт завтра выйдет только на вторую часть матча? Зачем ты его уговорил это сделать? А? И как вы собираетесь отделить эту самую вторую часть от первой?
Люциус оглянулся.
– Мы будем пробовать запасного ловца, – жестко сказал он.
– На кой черт его пробовать? Он уже играл. К тому же пробуются не в матчах, от которых зависит судьба Кубка.
– До окончания сезона еще несколько матчей.
– Я не хуже тебя знаю, но именно завтра все определится. И мы будем пробовать запасного ловца?!
– Фред, что тебя не устраивает? А? Я не капитан. Выскажи свои возражения Флинту.
Фред расхохотался. Люциус понимал, что он изрядно выпил, и на его слова не стоит обращать внимания. Только… От этих близнецов ничего не скроешь. Неужели они видят его насквозь?
Люциус вновь отвернулся, намереваясь уйти.
– В том, чтобы с Блэком случилось несчастье именно неделю назад, был смысл, – донесся до него голос Забини. – Ты все сделал так, чтобы тебя, с одной стороны, не обвинили в предумышленном выведении соперника из строя, с другой, чтобы он не смог восстановится к этой субботе. Нарцисса ведь была только предлогом. Ты нашел идеальный повод. Так? И запасной ловец завтра – тоже идеальный ход. Тебе снова ничего не придется делать самому. За тебя все сделают другие.
Люциус стоял посреди полутемной гостиной и слушал негромкий, но яростный голос Забини. Как просто с Крэббом и Гойлом. Они не задают вопросов, они не анализируют его поступки. Они идеальные исполнители. Просто делают то, что он говорит. А Забини одним легким движением все расставил по местам. Нужно будет иметь в виду эту его особенность.
– Фред, ты пьян. А я не отвечаю за твои пьяные домыслы, – холодно произнес Люциус.
Он не стал оборачиваться, когда услышал, что Фред соскочил с подоконника. Он знал, что Фред не ударит в спину. В этом его слабость. Как же он собирается принимать Метку? Он слишком много рассуждает, и еще эти его идиотские принципы. Как он похож этим на девушку с глазами цвета Надежды!
– Вы офанарели?!
Оба юноши вздрогнули и посмотрели на лестницу, с которой спускался капитан сборной Слизерина по квиддичу. Сборной, которая завтра играет очень важный матч. Решающий матч.
– Полпервого ночи, – прошипел Флинт, – а вы здесь надираетесь?!
Флинт протиснулся между ними к подоконнику, сильно толкнув обоих юношей плечами. В другое время они бы что-нибудь ответили, но сейчас это было чревато.
Флинт собрал оставшуюся выпивку, наколдовал какую-то кривую емкость, все туда составил и, применив к ней вингардиум, двинулся к юношам.
– Этим завтра будем отмечать победу! Ясно?
– Этого завтра будет мало, – прокомментировал Люциус.
– Еще принесем, – не принял его шутку Флинт. – Отбой! – рявкнул он напоследок.
Люциус какое-то время размышлял, как же закончить разговор с Фредом, но Фред избавил его от необходимости принимать решение. Он быстро прошел мимо и, не сказав ни слова, скрылся в спальне юношей седьмого курса. Люциус посмотрел ему вслед. А ведь чертов Забини прав. Люциус именно так все и спланировал. Одним легким движением устранил Блэка, причем со всех фронтов; вразумил Нарциссу и завтра поставит на место Снейпа. Как все красиво и изящно. Но вот знать об этом должны только те, к кому это относится. Забини слишком проницателен. Люциус направился к своей комнате. Он все еще сжимал в руках недопитую бутылку. Перед своей дверью он остановился и чокнулся со статуей маленького ангелочка на большом подсвечнике. Стекло и металл встретились с легким звоном.
– За победу, – сам себе сказал Люциус. – Пусть враги ломают копья. Их время прошло.
Светловолосый юноша сделал большой глоток.

* * *





Читайте также:
Основные этапы развития астрономии. Гипотеза Лапласа: С точки зрения гипотезы Лапласа, это совершенно непонятно...
Технические характеристики АП«ОМЕГА»: Дыхательным аппаратом со сжатым воздухом называется изоли­рующий резервуарный аппарат, в котором...
Перечень документов по охране труда. Сроки хранения: Итак, перечень документов по охране труда выглядит следующим образом...
Методика расчета пожарной нагрузки: При проектировании любого помещения очень важно...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.033 с.