Судьба сказала свое слово. 23 глава





* * *

Драко Малфой быстрым шагом покидал зал, в котором только что было собрание. Быстрее отсюда. Куда угодно, только бы не видеть и не слышать ничего. Лучше всего пойти к Снейпу за зельем от головной боли. Не хотелось просить помощи, но уж лучше обратиться к декану, чем в лазарет, чтобы все об этом узнали.
– Где Гермиона?
До боли знакомый голос заставил обернуться. От резкого движения висок прострелила острая боль. Но юноша даже не поморщился. Сейчас он не мог позволить себе такой роскоши. Причина была проста. Напротив него стоял... враг. Видимо, он ждал Грейнджер с собрания. Какая трогательная забота.
– Поттер, ты у меня это спрашиваешь? – вопрос прозвучал издевательски.
– Ты видишь здесь еще кого-то? – не остался в долгу Гарри Поттер.
– Я вообще-то нет. Но ты-то у нас псих известный. Мало ли кого ты там себе видишь и с кем разговариваешь. Так что я, на всякий случай, уточнил.
Щека Поттера дернулась. Как всегда.
– Где Гермиона? – повторил он свой вопрос.
– Я не слежу за твоей барышней.
Поттер молча развернулся и пошел в сторону зала старост. Ну разве мог Драко дать ему просто так уйти?! Несмотря на отчаянно пульсирующую боль в виске, Драко Малфой изобразил умиление на лице.
– Бедненький Поттер. Она столько времени проводит вдали. Эти обязанности старосты. Она ими так увлечена.
Драко намеренно сделал ударение на последнем слове. Естественно, Гарри Поттер обернулся. Он не мог не обернуться. Шесть лет. Шесть долгих лет вражды. А реагировали они все так же.
– Заткнись, Малфой!
– Слушай, а это даже забавно. Я, кажется, Грейнджер вижу чаще, чем ты. Ведь мы оба старосты. Да еще Дамблдор посоветовал организовать совместные мероприятия. Так что… Мне тебя жаль, Поттер.
Гарри Поттер не спеша подошел к слизеринцу. На его губах заиграла усмешка.
– Ты меня повеселил, Малфой. Хочу тебя расстроить: Гермиона скорее отправится на романтический ужин с гигантским кальмаром из озера, чем посмотрит в сторону Пожирателя Смерти.
Конец фразы гриффиндорец выговорил удивительно четко. Звенящий юношеский голос эхом отразился от стен и огромного окна, резанул по барабанным перепонкам и отозвался невыносимой болью в виске. Драко понимал, что он не должен реагировать. Это всего лишь Поттер, которому за всю его жизнь не удавалось ни разу толком достать Драко Малфоя. Это всего лишь Поттер. Плевать на то, что он сказал. Плевать на то, что он и вправду так думает. Плевать, что все так думают. Ему все равно. Он не поддастся на такую глупую уловку. Ни за что.
Вот только левая рука уже нащупала в кармане мантии волшебную палочку, а губы спустя мгновение сами собой тихо, но четко произнесли заклинание.
Судя по тому, что Поттер даже не успел среагировать, Драко сделал это молниеносно. Вот и не поддался.
Вспышка света коснулась Гарри Поттера, отбросив того на пару метров. Раздался звонкий крик.
– Гарри!
Гермиона Грейнджер метнулась к упавшему Поттеру, на ходу сильно задев Драко Малфоя плечом. Драко слегка покачнулся, но все же устоял на ногах. Он словно со стороны смотрел на все происходящее. И видел все так, будто это его не касается. Словно это не он стоял посреди коридора, продолжая сжимать в побелевших пальцах волшебную палочку.
Поттер с трудом восстановил дыхание и сейчас пытался встать. Она бросилась ему на помощь. Ее перемазанные чернилами пальцы сейчас крепко сжимали рукав мантии гриффиндорца, то ли помогая подняться, то ли пытаясь помешать выхватить волшебную палочку. Она что-то безостановочно говорила. Драко не слышал, что именно. Ее голос превратился в нескончаемый звон в ушах. Драко все-таки поморщился. Тем более на него все равно никто не обращал внимания.
– Двадцать баллов со Слизерина.
Все-таки обратили. Тихий голос Дамблдора каким-то чудом прорвался сквозь всю эту какофонию звуков.
– Я поговорю с профессором Снейпом по поводу сегодняшнего инцидента.
Драко медленно повернулся и посмотрел в глаза директору. Он просто кивнул. А что еще можно было сказать в этой ситуации? Все проще простого. Единственное, что не давало покоя… Если бы Дамблдор пришел чуть позже и если бы Грейнджер не вмешалась... Поттер все-таки добрался бы до своей волшебной палочки. Вот была бы иллюстрация к призыву Дамблдора о прекращении вражды между факультетами.
Поттер тем временем встал с пола и попытался привести свою мантию в порядок.
– Мистер Поттер, вы в порядке?
– Да, профессор Дамблдор, – отчеканил Мальчик-Который-Выжил.
Недобрый блеск в глазах Поттера сказал гораздо больше, чем он того хотел.
– Мисс Грейнджер, проводите, пожалуйста, мистера Поттера в лазарет.
– Со мной все в порядке. Правда.
– И тем не менее.
Похоже, гриффиндорцы поняли, что от них просто хотят избавиться.
Путь в лазарет лежал мимо застывшего, как изваяние, Малфоя. Слизеринец просто стоял, глядя в пол. Он понял, что долгожданный отдых откладывается на неопределенный срок. Хотя… сам виноват. Нужно быть спокойней. Это ведь всего лишь Поттер.
Гермиона Грейнджер потянула Поттера по коридору. Когда они поравнялись с Драко, слизеринец скучным голосом произнес так, чтобы услышал только он:
– В следующий раз это будет авада, Поттер.
– Валяй, – так же тихо ответил гриффиндорец. – У меня богатый опыт в этой части.
Драко поднял голову и встретился взглядом с ярко-зелеными глазами. Сколько ярости и ненависти было в этом взгляде. А потом Гарри Поттер чуть крутанул рукой, чтобы его рукав выскользнул из пальцев Гермионы Грейнджер. Вместо этого он поймал ее ладонь и сжал в своей руке. Это был очень демонстративный жест. Это было по-детски. Это было наивно. Но, может быть, именно поэтому возымело такое действие. Драко Малфой резко отвернулся от предложенной картины. Как же ему надоело все это!
Гриффиндорцы свернули за угол. В опустевшем коридоре наступила тишина.
Староста Слизерина старательно изучал каменный пол у себя под ногами. Он не вчера родился и прекрасно понимал, что за сегодняшнюю выходку его по головке не погладят. Дамблдор первым нарушил тишину.
– Зачем ты это сделал, Драко?
Юноша промолчал.
– Мне казалось, что ты, как никто, должен понимать всю серьезность ситуации. Однако ты ведешь себя, как ребенок.
Драко снова промолчал.
– Странно. Иногда люди поступают вопреки любой логике.
И снова тишина.
– Идите, мистер Малфой. Профессор Снейп назначит вам взыскание за сегодняшний поступок.
Дамблдор понял, что «разговора по душам» не получится. Все бессмысленно.
Драко Малфой кивнул, не поднимая головы, и направился в ту же сторону, куда минуту назад ушли гриффиндорцы.
– Драко, – негромкий оклик директора заставил остановиться. – Почему ты так отреагировал на слова о Пожирателе Смерти?
Юноша медленно обернулся. Выходит, Дамблдор все слышал. Слышал… Тогда зачем этот допрос?
Драко посмотрел в глаза директору. Дамблдор перевел взгляд на левую руку мальчика. Это началось двадцать лет назад. В тот год многие слизеринцы вернулись с каникул, летних или рождественских, с повязками на левом запястье. И отец этого мальчика в том числе. Им всем было что скрывать. Что же скрывает повязка теперешнего старосты Слизерина?
Драко равнодушно проследил за взглядом директора. Он слишком хорошо прочитал этот мимолетный взгляд. Юноша медленно закатал рукав школьной мантии, подтянул вверх рукав форменного свитера и расстегнул пуговицу на манжете. При этом на его лице появилось какое-то ожесточенное веселье.
Дамблдор молча наблюдал за действиями юноши. Он понимал, что вновь делает неверный шаг. Нельзя показывать недоверие, нельзя отталкивать этого мальчика. Но, при всех своих регалиях, Альбус Дамблдор был просто человеком. А всем людям свойственно ошибаться. Вот и сейчас сегодняшняя уверенность оказалась важнее зыбкого и непонятного будущего. Меж тем Драко Малфой резко рванул верхний слой бинта. Бинт треснул, и слизеринец с ожесточением стал разматывать повязку. Последний слой сорвался с запекшейся кровью. Юноша чуть поморщился и вытянул руку вперед, демонстрируя чуть загорелую кожу без каких-либо меток и татуировок. Зато на ней были свежие безобразные полосы.
– Вы это хотели увидеть? – с вызовом спросил юноша.
Директор не ответил. Снова ошибка. В последние годы они прирастают одна к другой. Неужели это и есть старость?
Светловолосый юноша тем временем медленно отступал, пятясь по коридору. Он не обращал внимания на то, что по руке течет кровь, он не оборачивался назад, словно видел, куда идет.
Альбус Дамблдор вытянул вперед руку и произнес заклинание. Левое запястье Драко Малфоя тут же обвил бинт, превратившись в аккуратную повязку. Юноша не поблагодарил. Он равнодушно засунул старый бинт в карман и повернулся спиной к директору.
– Тебе лучше сходить в лазарет, – негромко произнес Дамблдор.
Драко резко обернулся и посмотрел на директора.
– Со мной все в порядке.
Он отвернулся и быстрым шагом покинул коридор.
Альбус Дамблдор еще долго смотрел на поворот, за которым скрылись один за другим семнадцатилетние подростки, на чью долю выпала слишком тяжкая ноша. Он ничем не мог помочь. Как бы ни старался. Время одних уходит. Время других настает.

* * *

Гермиона осторожно высвободила свою руку и подошла к окну. Она была в смятении. Эта безобразная выходка Малфоя, а потом этот жест Гарри.
– Эй, – подал голос юноша. – Что случилось?
Гермиона резко обернулась и встретилась с внимательным взглядом зеленых глаз. Так странно. Она знала каждую черточку этого лица, каждую его эмоцию. Они вместе столько лет…
– Гарри, – негромко произнесла девушка, – что у вас опять произошло?
Взгляд юноши сразу стал колючим. И это она тоже знала. Сжатые челюсти, побелевшие губы. Это было всегда, когда речь заходила о Драко Малфое.
– Неважно, – отчетливо произнес Гарри.
– Понимаешь, – Гермиона постаралась подобрать нужные слова, – Дамблдор просил нас не ссориться. Просил не выказывать вражды. Ты меня слушаешь?
Гарри внимательно смотрел на нее. Похоже, его мысли были заняты чем-то совершенно другим.
– Гарри, – рассердилась Гермиона.
– Я понял, – встрепенулся юноша.
– Пожалуйста. Прекратите цепляться к Малфою. Забудьте о нем…
– Гермиона, я не хочу забывать о нем. Я…
Гермиона почувствовала, что к горлу подступают непрошеные слезы. Это было вызвано не только упрямством Гарри. Просто… Просто ей было очень плохо. А они, словно нарочно, делали ей еще хуже.
– Гермиона, – Гарри всегда терялся при виде ее слез. – Не надо. Пожалуйста.
Он шагнул вперед и осторожно притянул девушку к себе. Она больше не сдерживалась, почувствовав такое знакомое тепло его рук, его запах. Это было привычно и уютно.
Гермиона разрыдалась.
Гарри сконфуженно гладил ее по спине. Ему совсем это не нравилось. Это было так непохоже на Гермиону: за несколько дней второй раз плакать без видимой причины. Или же причина есть?
– Гермиона, – сдавленно проговорил юноша, – тебя кто-то обидел? Это Малфой?
Гермиона всхлипнула и отстранилась от его плеча. На школьной мантии осталось влажное пятно. Девушка, всхлипывая, смотрела на свой платок, который успела достать из кармана. Ее пальчики нервно мяли тонкую ткань. Она еле слышно проговорила:
– Ну, причем тут Малфой? Я вообще ничего не хочу слышать о Драко Малфое!
– Предлагаешь поговорить о его отце? – пошутил Гарри.
Гермиона сердито взглянула в его лицо, но потом не выдержала и улыбнулась.
– Я предлагаю вообще забыть обо всем их семействе, а заодно об их факультете и…
– То есть мне не придется вязать крестиком в компании Малфоя.
– Гарри, крестиком вышивают, – рассеянно поправила его девушка. – А откуда ты знаешь?
– Ну, ты же запретила говорить об этом круге людей, – хитро улыбнулся юноша.
– Прекрати дурачиться, – девушка хлопнула его по плечу.
Гарри набрал в грудь побольше воздуха, собираясь ответить, но поморщился и закашлялся, прижав руку к груди.
– Гарри, – Гермиона взволнованно накрыла своей его руку, – тебе больно? Может, правда пойти к мадам Помфри?
Он через силу улыбнулся.
– Я в порядке, правда.
Гермиона подалась вперед и крепко обняла его за шею, уткнувшись в его плечо.
– Пообещай, что с тобой ничего не случится. Пообещай, что будешь осторожен и не станешь затевать склоки с Малфоем.
– Гермиона, – осторожно проговорил юноша, – я обещаю только то, что могу выполнить.
Девушка сердито отстранилась, снова опустив взгляд к платку в своей руке.
Гарри смотрел на ее лицо. Она, похоже, даже не замечала, как близко друг к другу они стоят. Он все еще осторожно обнимал ее за плечи. Стоит только…
Краем глаза оба заметили какое-то движение и повернули головы. Из-за поворота вышел… Драко Малфой. Ну, кто же еще это мог быть?!
Гарри почувствовал, как плечи Гермионы напряглись, и она чуть отпрянула. Он не позволил ей отодвинуться. Девушка послушно замерла.
Драко Малфой скользнул по ним равнодушным взглядом и быстро прошел мимо. Юноша и девушка молча посмотрели ему вслед. Каждый в этот миг подумал о чем-то своем.
Гермиона все-таки сделала шаг назад. Гарри ей это позволил. Он не понимал причины ее напряжения. Он просто винил Малфоя в том, что тот, как всегда, все испортил.
Гермионе же вдруг снова захотелось разреветься.

* * *

Драко Малфой свернул в очередной коридор. Он остановился напротив окна. Его невидящий взгляд замер на учениках, гуляющих в залитом солнцем дворе. Кто-то радуется, веселится.
Драко повернулся спиной к подоконнику и медленно сполз вниз, присев на пол. Он уткнулся головой в колени. Не было никаких эмоций. Было плохо и грустно. А главное, из этой идиотской ситуации не наблюдалось выхода. Если несколько минут назад он считал, что на него произвел впечатление разговор с Дамблдором, то сейчас почему-то в голову лезли воспоминания о руке Поттера на плече Гермионы Грейнджер. Все правильно. Так и должно быть. Только почему же где-то внутри неудержимо закипала злость?!
Сэр Николас, призрак факультета Гриффиндор, завис напротив мальчика в форме Слизерина. Этот мальчик сидел на полу, уткнувшись головой в колени. Сэр Николас не любил слизеринцев. Но… Двадцать лет назад на этом самом месте в той же позе сидела светловолосая девочка. Ее косички были перевязаны зелеными ленточками, а на ней самой был надет свитер болельщицы Слизерина. Прошло двадцать лет… Та же безысходность, то же слепое отчаяние в этой позе.
– Я могу чем-нибудь помочь, мой юный друг? – все-таки не сдержался сэр Николас. Тогда, двадцать лет назад, он так и не окликнул Нарциссу Блэк. Сегодня он решил исправить то, что не давало покоя.
Юноша вскинул голову. В серых глазах полыхнуло удивление, а потом губы искривились в презрительной усмешке.
– Я похож на человека, которому может помочь труп трехсотлетней давности?
– Я не труп! – с достоинством заявил сэр Николас, резко отворачиваясь от невоспитанного мальчишки. Ему никогда не нравились слизеринцы. Стоило довериться своим ощущениям и многолетнему опыту.
Драко Малфой рывком поднялся на ноги. Злость – единственное, что сейчас двигало им.
Юноша быстрым шагом направился на улицу, ничуть не заботясь о том, что расталкивает младшекурсников. Спускаясь с главной лестницы, он увидел Брэндона Форсби. Мальчик шел быстрым шагом, прижимая к себе какую-то книгу. Драко уже хотел высказать мальчишке все, что накопилось. Благо настроение сейчас было подходящее, но взгляд зацепился за книгу в руках Форсби. Если бы не головная боль, Драко непременно отреагировал бы быстрее, а так мальчишка успел смешаться с толпой первокурсников. Они шли на какой-то урок. Драко стоял и смотрел им вслед. В душу снова закралось беспокойство. Книга… Книга из библиотеки Малфоев. Ее мог дать Брэнду только кто-то из Малфоев. Сам Драко не давал, Нарцисса тоже. Оставался Люциус. Драко посмотрел на опустевшую лестницу. Этот факт сам по себе был не из приятных. А еще… Черт. Память упорно отказывалась прояснять название книги.
Драко потер висок и направился к озеру. Он любил заходить далеко, туда, куда редко забирались другие студенты. Туда, где можно спокойно побыть одному. Вот только сегодня он не дошел до любимого места, присев на корточки у старой липы на берегу озера. Он подобрал длинную ветку и начал выводить на земле затейливые узоры.
Да уж. Совсем плохой стал. Путь до противоположного конца озера оказался непосильным испытанием. Путь… Путь!
Ветка с хрустом сломалась в руках. Юноша слишком сильно оперся ей о землю. По спине пробежал холодок. Он вспомнил название книги. Но это значит…
Драко быстро вскочил на ноги. Нужно срочно найти Блез. Она должна знать.
Никогда в жизни Драко Малфой не бегал так быстро. Не прошло десяти минут, а он уже влетел в гостиную Слизерина, на ходу крикнув пароль. Он пулей взбежал по лестнице, ведущей в комнату девушек седьмого курса, и громко постучал. Дверь открыла Милисента Булстроуд.
– Драко, что случилось? У тебя такой вид, словно Хогвартс горит.
– Блез здесь?
– Нет.
– А где она? Ты ее видела?
– Она у озера с Пэнси.
– Я только что оттуда. Их там нет.
– Ну, так ты, извините, ходишь к черту на рога, а они прямо здесь, на песчаной насыпи.
– Спасибо, – выпалил Драко и быстрым шагом направился к выходу из гостиной.
В дверях он столкнулся с Пэнси.
– А где Блез?
– На насыпи. Я пришла переодеться и снова иду туда. А что стряслось?
– Ничего. Я просто ее ищу.
– А-а, – протянула Пэнси.
Драко повернулся к выходу.
– Кстати, Драко, – юноша оглянулся. Пэнси застегивала браслет наручных часиков и, к счастью, не смотрела на него, когда задавала вопрос, – ты не в курсе, почему у нас уже минус сорок баллов?
– Без понятия, – соврал Драко.
Он, конечно, мог бы прямо сейчас сдаться на милость Пэнси, да вот только это разборка часа на два, а он сейчас не в том настроении.
– Выяснишь, ладно? – Пэнси подняла голову и посмотрела на юношу.
– Конечно, – бодро ответил Драко.
Пэнси улыбнулась, и Драко благополучно отправился на поиски Блез.
Он нашел ее там, где и ожидал. Она сидела на расстеленной мантии и читала какую-то книгу.
– Привет, – Драко присел рядом на корточки.
– Привет, – улыбнулась Блез, отрываясь от чтения. – Что с тобой? У тебя вид странный.
– Я видел Брэнда. Только ты не волнуйся.
Блез выпрямилась и отложила книгу. Когда Драко так говорил, она заведомо начинала волноваться.
– У него была книга из нашей семейной библиотеки.
Голова Блез закружилась. Начало не предвещало ничего хорошего.
– Что за книга? – спросила она, отчаянно боясь ответа.
– «Незримая нить Истинного Пути».
Блез с шумом выдохнула и прижала руку к губам.
– Нет. Ты ошибся, – она уцепилась за его запястье, сильно сжав. Драко слегка поморщился, но Блез напрочь забыла о его ранах.
– Драко, ты ведь ошибся, правда?!
Он молча покачал головой.
– Блез, – сквозь стиснутые зубы проговорил он, кивнув на свое запястье, которое сжимала ее рука.
Блез охнула и убрала руку.
– Прости, – быстро проговорила она, вставая на ноги.
Девушка начала ходить по берегу туда-сюда, заламывая руки. Драко все так же сидел на корточках и молча за ней наблюдал, потирая запястье.
Блез всхлипнула, зажав рот рукой.
Драко поднялся на ноги и шагнул в ее сторону. Он поймал ее рукав и притянул к себе. Она начала вырываться.
– Прекрати, – прикрикнул Драко.
– Твой отец – чудовище, – еле слышно проговорила она, глядя на воду, – как он мог? Ведь Брэнд…
Драко даже не стал спорить. Блез была одной из немногих, кому он мог простить высказывания о своей семье. Тем более, она была в таком состоянии.
– Что нам делать? – ее голос был удивительно спокоен, когда спустя несколько минут она повернулась и посмотрела в его глаза. Драко убрал руки с ее плеч и проговорил:
– Нужно поговорить с кем-то из гриффиндорцев. Попросить, чтобы они понаблюдали за ним.
– С кем? – голос Блез сорвался на истерические нотки. – Ты обратишься с просьбой к Поттеру?!
– Нет! – рявкнул Драко Малфой. – Ты обратишься с просьбой к Грейнджер.
То, как он это сказал, не оставляло надежд отвертеться. К тому же от этого слишком многое зависело. Блез вздохнула и отвернулась к озеру. Как она ненавидела этих чертовых вершителей судеб! За что?

* * *

Спустя несколько дней Блез все-таки удалось застать Гермиону Грейнджер одну. Конечно же, в библиотеке. Блез приблизилась к столу, за которым расположилась гриффиндорка, просматривая какую-то толстенную книгу и делая пометки на листе пергамента.
Блез опустилась на стул напротив Грейнджер.
Гермиона удивленно вскинула взгляд.
– Забини? Ты не нашла другого места в библиотеке?
– Я хотела… попросить, – это слово далось с трудом, – понаблюдать за Брэндоном Форсби.
Гермиона отодвинула в сторону книгу и записи и внимательно посмотрела на слизеринку.
– Что ты подразумеваешь под словом «понаблюдать»?
– Ему может грозить опасность. Да и не только ему.
– Скажи толком. Я ничего не понимаю.
– Гермиона, хорошо, что я тебя нашел, мы… – Гарри Поттер резко затормозил перед столом, увидев собеседницу Гермионы.
– Привет, – проговорил он на автомате, вряд ли отдавая себе отчет в том, что здоровается с девушкой Драко Малфоя.
– Здравствуй, Поттер.
Блез встала из-за стола.
– Я надеюсь, ты восприняла всерьез мои слова, – обратилась она к гриффиндорке.
Гермиона неопределенно пожала плечами. Блез круто развернулась и пошла к выходу.
– Не понял, – Гарри опустился на стул, с которого только что встала слизеринка, – что это было?
– Она просила присмотреть за Форсби.
– А ей какое дело?
– Не знаю.
– А в каком смысле присмотреть?
– Она утверждает, что ему грозит опасность, и не только ему.
– Исчерпывающее заявление, – прокомментировал услышанное юноша. – Кстати, Форсби сегодня настойчиво просил разрешения посещать наши тренировки.
– Ты его дал? – почему-то насторожилась Гермиона.
– Ну, да. А почему нет?
Девушка пожала плечами. Снова смутное беспокойство сжало сердце. Она подняла взгляд на Гарри. Юноша чуть улыбнулся. Гермиона улыбнулась в ответ. Все будет хорошо. Правда ведь? Плохого и так было предостаточно. Теперь все будет хорошо. Улыбка Гарри вселяла Надежду.

* * *

Блез Забини быстро шла по коридору. Она понимала, что разговор не получился. Она поняла, что обратилась не к тому человеку. Не то чтобы она боялась, что Грейнджер откажет. Нет. Это хваленое гриффиндорское сострадание и жертвенность... Она бы помогла. Вот только… Блез вдруг поняла, что ее обращение за помощью к Грейнджер равносильно подобному жесту в сторону Поттера от Драко Малфоя. С каких пор она стала обращать на Грейнджер внимание? Ведь никогда даже не вспоминала о ней.
А вот с тех самых… Этот запах. Блез только сейчас отчетливо поняла, что же было не так. Этот запах стоял в комнате Драко Малфоя в предпоследний день летних каникул. И хоть здравый смысл подсказывал, что это все бред, сердце не желало его слушать. Этот запах прочно впитался в вещи Драко. Запах духов Гермионы Грейнджер. Легкий. Манящий. Сама Блез предпочитала более яркие ароматы.
Девушка резко остановилась и обернулась к окну.
Все было ни к черту.


Час расплаты.

 

Глава 34. Час расплаты.
Минута. Та, что длиннее, чем вечность,
Та, что осталась за этой чертой.
Там ваши улыбки, там ваша беспечность,
Там веет уютом и добротой.

Сердец там биенье в едином порыве,
Там искренность жестов и искренность фраз,
Там все, что вы так безоглядно любили...
Там все. Не хватает лишь только вас.

Так все далеко и бессмысленно зыбко.
Не в силах мы время остановить.
Лишь память хранит дорогие ошибки...
Да жизнь заставляет за них платить.

Все было ни к черту.
Сириус Блэк хмуро уставился на застежку от наколенника. Он вот уже минут пять упорно пытался с ней справиться, а она не поддавалась.
Как-то вообще день не задался. Дурацкое субботнее утро перетекло в не менее дурацкий субботний день. Но пальма первенства, конечно же, принадлежала вечеру. А точнее очередной тренировке, на которой Сириус умудрился пропустить… Он перестал считать после двадцать восьмого мяча. Так что на деле их оказалось гораздо больше.
– Эй, ты еще даже не переоделся? – Джеймс Поттер вышел из душа, на ходу натягивая свитер.
Сириус поднял удивленный взгляд. Они были в раздевалке вдвоем. Оказывается, вся команда уже успела переодеться, принять душ и отправиться поднимать боевой дух в преддверии очередного матча. Предполагаемого заряда бодрости и оптимизма тренировка не дала. Сириус прекрасно понимал, что это только его вина. Ему нужно быть внимательней. Только где взять внимательности, если его голова вечно забита совсем другими мыслями! Вот и сейчас он даже не заметил, как разбрелась вся команда, и они с Джимом остались вдвоем.
Сириус молча встал. Застежка наконец-то поддалась, и можно было спокойно снимать форму и отправляться в душ.
– Слушай, не бери в голову, – Джеймс изо всех сил старался, чтобы его голос звучал бодро. – С каждым может случиться. Мы-то знаем, что ты – лучший.
Сириус устало поднял взгляд на друга. Да уж, он лучший... Юноша горько усмехнулся и сдернул с себя свитер.
Джеймс понял, что разговора не получится.
– Тебя ждать?
Сириус, не оборачиваясь, помотал головой. Он очень живо вспомнил разнос, который сегодня с утра Сохатому учинила Лили за то, что он проводит с ней мало времени. Да уж. Не знает она, что такое действительно мало. Но друга в очередной раз подставлять не хотелось. Тем более тренировка и так затянулась до невозможности.
Джеймс Поттер прислонил свою метлу к стене и снял со стойки метлу Сириуса, провел пальцем по глубокой царапине на полированной рукояти. Да… Вратарь сегодня у них был хоть куда – умудрился столкнуться почти со всеми охотниками команды.
– Я твою метлу заберу? – крикнул Джеймс в закрытую дверь душевой.
– Спасибо, – ответный крик Сириуса перекрыл шум воды.
Джеймс забросил обе метлы на плечо и быстрым шагом направился в сторону замка. Он постарался побыстрее вытеснить из памяти сегодняшний провал «на всех фронтах». Лучший способ это сделать – подумать о Лили.
Да. Наверное и в правду нужно уделять ей больше времени, а то, упаси Мерлин, что случится… Будет потом, как Бродяга, себя корить, что пренебрегал ею, что не использовал столько возможностей.
Джеймс вошел в замок и свернул в сторону гриффиндорской башни. Пройдя несколько шагов, он резко остановился. Весь коридор был залит водой. Странно. Наверное, что-то прорвало. Джеймс повернул в обратную сторону. Придется искать пути обхода.
«Путь обхода» тоже оказался недоступен. В параллельном коридоре почему-то валялась груда доспехов. Складывалось впечатление, что кто-то решил заняться генеральной уборкой и для начала свалил посреди прохода все доспехи со всего коридора. Джеймс прикинул, стоит ли перебираться через эту груду. Здравый смысл подсказал, что лучше воспользоваться следующим коридором. Блин. И угораздило же доспехам развалиться именно здесь. Нет, чтобы на пару метров дальше. А так они как раз загораживали потайной ход, через который можно было бы прилично срезать путь.
Вот не везет. Придется тащиться через западный коридор на втором этаже. Блин! Джеймс жутко его не любил. Им очень редко пользовались, может быть, поэтому у коридора всегда был такой неприветливый вид.
Ему бы в этот момент послушать внутреннее чутье и задуматься о причине таких странных совпадений. Но Джеймс Поттер слишком торопился к Лили. Права история. Причиной всех трагедий на древней Земле во все века являлась женщина. Неважно, как она выглядела, неважно, во что была одета. Она просто была, и этого всегда оказывалось достаточно для того, чтобы что-то произошло…

* * *





Читайте также:
Социальные науки, их классификация: Общество настолько сложный объект, что...
Решебник для электронной тетради по информатике 9 класс: С помощью этого документа вы сможете узнать, как...
Романтизм: представители, отличительные черты, литературные формы: Романтизм – направление сложившеесяв конце XVIII...
Методика расчета пожарной нагрузки: При проектировании любого помещения очень важно...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.022 с.