Вопрос 1. Иные процессуальные действия как способы собирания доказательств





Лекция

По учебной дисциплине «Актуальные проблемы уголовного процесса»

По теме № 4

«Проблемы доказывания в уголовном судопроизводстве»

По специальности 030505.65 Правоохранительная деятельность

 

 

Время – 2 часа

Лекция подготовлена начальником кафедры полковником полиции

Р.З. Ишмухаметовым.

 

Обсуждена и одобрена

на заседании кафедры

«06» марта 2012 г. протокол № 14

 

УФА 2012


 

План лекции:

Вопрос 1. Иные процессуальные действия как способы собирания доказательств

Вопрос 2. Конституционные основания признания доказательств недопустимыми.

Вопрос 3. Основания и процессуальный порядок признания доказательств недопустимыми по УПК РФ

Вопрос 4. Проблемы участия защитника в собирании доказательств

 


ВВЕДЕНИЕ

 

Как и любой процесс познания, процесс доказывания по уголовному делу, направлен на установление фактических обстоятельств, имевших место в прошлом. Полученные в результате этого сведения должны быть обоснованы всей совокупностью собранных по уголовному делу доказательств. Для харак­теристики получаемого знания в уголовном судопроизводстве недостаточ­но использования категории "истины". Истина есть объективная реальность, не зависящая от познания ее человеком, от количества и качества собранных по делу доказательств.

Уголовно-процессуальная деятельность органов предварительного расследования - это, прежде всего, деятельность познавательная, направ­ленная на установление объективно существующего уголовно-правового отношения, итогом которой является принятие решения. Его правильность подтверждается собранными по делу фактическими данными. Поэтому сущностью полученного знания следует считать не только достигнутый результат, но и процесс его формирования. Причем объективность содержания такого знания не исключает и некоторого субъективного мо­мента, т.к. познание зависит от отношения к нему субъекта познания, его внутреннего психологического состояния и правового положения в уго­ловном процессе. Между тем субъективный момент не означает произвола в деятельности субъекта познания. Возможность совершения тех или иных действий регулируется нормами уголовно-процессуального права как га­рантиями выполнения назначения уголовного судопроизводства. Следователь (дознаватель) только тогда может достигнуть цели расследования, если он будет посту­пать, реализуя свои права и исполняя обязанности в точном соответствии с уголовно-процессуальным законом. Несоблюдение или отступление от норм права влечет за собой недопустимость использования в процессе доказывания полученных в результате проведенных действий фактических данных или недействительность сделанных выводов. Деятельность следователя (дознавателя) по собиранию, проверке и оценке доказательств происходит в рамках уголовно-процессуальных правоотношений.

В главах 10 и 11 Уголовно-процессуального кодекса РФ определены положения, регулирующие вопросы доказательств и доказывания. Теория доказательств в последнее время интенсивно разрабатывалась многими учеными-процессуалистами. Развитие науки уголовно-процессуального права в указанном направлении положительно сказалось на редакции положений нового УПК РФ, касающихся доказательств, доказывания и их видов. Тем не менее, основные категории теории доказывания такие, как предмет доказывания, пределы доказывания, классификация доказательств и другие, порой имеют в учебной и научной литературе различную трактовку и поэтому нуждаются в обобщении и освещении применительно к действующему уголовно-процессуальному законодательству. В связи с этим в настоящем курсе лекций авторами предпринята попытка обобщить имеющиеся положения законодательства и теории доказательств и доказывания, рассмотреть проблемные вопросы, связанные с их применением на практике.


Вопрос 1. Иные процессуальные действия как способы собирания доказательств

 

В соответствии с ч. 1 ст. 86 УПК РФ собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, руководителем следственного органа, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ. Если регламентации процессуального порядка производства следственных действий в УПК РФ посвящено несколько глав - с главы 21 по главу 27, то производству иных процессуальных действий, посредством производства которых также собираются доказательства, в УПК РФ почти не уделено внимания.

Относительно иных процессуальных действий можно найти только краткое упоминание о них. Так, в п. 32 ст. 5 УПК РФ указывается, что «процессуальное действие - следственное, судебное и иное действие, предусмотренное настоящим Кодексом». Законодатель не дает не только определения данному понятию, но УПК также не содержит хотя бы примерного перечня иных процессуальных действий, не говоря уже о процессуальном порядке их проведения. Такое же положение сохраняется и в науке уголовного процесса. Если производство следственных действий активно исследуется как в уголовном процессе, так и в криминалистике, то производству иных процессуальных действий исследователи почти не уделяют внимания.

В комментариях к УПК РФ мы нашли различные разъяснения о том, какие действия относятся к иным процессуальным действиям. А.В. Смирнов пишет: «К числу иных процессуальных действий относятся: направление прокурором, следователем, дознавателем и органом дознания требований, поручений и запросов, которые обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.. .В отличие от следственных действий эти способы не вполне обеспечены возможностью принудительного исполнения».

В другом комментарии М.П. Поляков указывает, что «под иными процессуальными действиями, направленными на собирание доказательств, подразумеваются действия, вытекающие из властных полномочий участников, ведущих уголовный процесс. К ним относятся официальные запросы, поручения, требования о производстве ревизий и документальных проверок и т. д.».

Авторы некоторых других комментариев УПК РФ вообще не указывают на наличие в уголовном процессе иных процессуальных действий. Так, например, Е.А. Доля пишет, что собирание доказательств следователями «может производиться только путем производства следственных и судебных действий, предусмотренных УПК». А по мнению Н.П. Кузнецова, процессуальные действия, о которых идет речь в ч. 1 ст. 86 УПК РФ, не имеют направленности на собирание доказательств.

А.П. Рыжаков же утверждает, что лишь следственные действия являются процессуальными, так как урегулированы УПК РФ и обладают познавательной направленностью. Но не они в ч. 1 ст. 86 УПК РФ именуются «иными процессуальными действиями». По его мнению, «иные процессуальные действия» — это другие, помимо следственных (судебных) действий, способы собирания доказательств. Таковые также имеются. Но все они непроцессуальные».

Нет смысла знакомиться с другими комментариями УПК РФ. И так становится ясным, как обстоит дело в различных комментариях относительно освещения иных процессуальных действий: они либо крайне скудны, либо вообще отсутствуют, либо не раскрывают полностью понятие и виды этих иных процессуальных действий.

Рассмотрим, как излагается вопрос об иных процессуальных действиях как способах собирания доказательств в различных учебниках уголовного процесса. Ознакомление с некоторыми учебниками уголовного процесса показало следующее. В первом учебнике, с которым мы ознакомились, относительно доказывания указывается, что «собирание сведений об обстоятельствах преступления производится с помощью определенных законом процессуальных способов, основным из которых выступает производство следственных и иных процессуальных действий». Однако автор параграфа В.Г. Глебов не раскрывает понятие и виды этих иных процессуальных действий.

В другом учебном пособии по уголовному процессу, подготовленном коллективом ученых Воронежского университета, автор главы о доказательствах и доказывании Н.П. Кузнецов приводит содержание нормы ч. 1 ст. 86 УПК РФ, но также не раскрывает понятие и виды иных процессуальных действий, используемых для собирания доказательств.

Рассмотрим еще один учебник уголовного процесса. В нем автор главы о доказательствах и доказывании Е.А. Доля пишет о том, что собирание доказательств «может осуществляться только путем производства предусмотренных законом следственных и судебных действий». О том, что собирание доказательств возможно путем производства иных процессуальных действий, автор в главе даже не упоминает.

И, наконец, последний учебник по уголовному процессу, с которым мы ознакомились. Автор соответствующей главы о доказательствах в уголовном процессе В.В. Коряковцев указывает, что они собираются путем производства следственных и иных процессуальных действий, но понятие и виды последних также не раскрываются.

Интересно заметить, что А.М. Баранов, достаточно знакомый с практикой преподавания уголовного процесса во многих вузах России и Казахстана, утверждает, что почти везде вопрос об иных способах собирания доказательств либо не изучается вообще, либо входит в тему «Следственные действия», и на его изучение отводится незначительное количество времени.

Мы привели все вышеуказанные высказывания ряда авторов об иных процессуальных действиях только с одной целью - показать, что как в научной, так и в учебной литературе по уголовному процессу этот вопрос должным образом не освящается. В чем причины такого положения?

На наш взгляд, этих причин несколько. Во-первых, проявляется недооценка многими процессуалистами, как учеными, так и практическими работниками правоохранительных органов, такого способа собирания доказательств, как производство иных процессуальных действий.

Во-вторых, сказывается недостаточная научная разработка самих иных процессуальных действий - нет в науке уголовного процесса пока разработанного и общепризнанного понятия иных процессуальных действий, их видов, особенностей использования для собирания доказательств и т. д. - зато в науке уголовного процесса большим вниманием пользуется институт следственных действий, о чем свидетельствует большое количество различных публикаций,

В-третьих, проявляют себя недостатки правового регулирования использования иных процессуальных действий для собирания доказательств. Как мы уже указали выше, в УПК РФ не дается даже их понятия, не говоря уже о видах, процессуальном порядке их производства и особенностях использования полученных результатов в доказывании.

Однако, рассмотрим иные процессуальные действия по собиранию доказательств более подробно. С этих позиций наше самое пристальное внимание заслуживает стадия возбуждения уголовного дела. Законодатель установил, что, проверяя сообщение или заявление о преступлении, дознаватель и следователь могут использовать в основном именно иные процессуальные действия. О каких же иных процессуальных действиях идет речь?

1. Заявление о преступлении. В соответствии с ч. 1 ст. 141 УПК РФ лицо, потерпевшее от преступления, имеет право подать заявление, которое может быть сделано в устном или письменном виде. Ч. 2 ст. 141 УПК РФ устанавливает, что письменное заявление о преступлении должно быть подписано заявителем. Если лицо сделало устное заявление о преступлении, то в соответствии с ч. 3. ст. 141 УПК РФ оно заносится в протокол, которое подписывается заявителем и лицом, принявшим данное заявление.

Уголовно-процессуальный закон требует также, чтобы протокол содержал данные о заявителе, а также о документах, удостоверяющих личность заявителя (ч. 3 ст. 141 УПК РФ). Кроме того, заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 УК РФ, о чем в протоколе делается отметка, которая удостоверяется подписью заявителя (ч. 6. ст. 141 УПК РФ).

Таким образом, когда лицо подает заявление о преступлении, то уголовно-процессуальный закон содержит в себе определенный процессуальный порядок его принятия и это служит определенными гарантиями, позволяющими считать, что все сведения о преступлении, сообщенные заявителем, соответствуют действительности. Это обстоятельство позволяет, на наш взгляд, отнести заявление о преступлении к такому виду доказательств, как иные документы (ст. 84 УПК РФ).

Явка с повинной. Ч. 1 ст. 142 УПК РФ определяет заявление о явке с повинной как добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении. В соответствии с ч. 2 ст. 142 УПК РФ заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Устные заявления принимаются и заносятся в протокол в порядке, установленном ч. 3 ст. 141 УПК РФ.

Как и заявление о преступлении, явка с повинной также содержит в себе необходимую процедуру его ввода в уголовное судопроизводство, что позволяет признать их в качестве иного документа (ст. 84 УПК РФ). Это наше мнение подтверждает и судебная практика Верховного Суда РФ. Так, например, в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 июля2004 года № 89-О04-29сп по одному из уголовных дел указывается, что «суд обоснованно признал заявление о явке с повинной доказательством по делу».

Против такой судебной практики Верховного Суда РФ возражает В А Лазарева, которая считает, что недопустимо использование явки с повинной в качестве доказательства обвинения, если подсудимый не подтверждает своего признания в судебном заседании И далее В.А. Лазарева пишет. «В противном случае предусмотренные статьей 75 УПК РФ гарантии обессмысливаются. Допрос обвиняемого становится не нужным, поскольку он легко может быть заменен признанием, полученным вне законной процедуры, что и демонстрируют приведенные судебные приговоры».

На наш взгляд, В. А. Лазарева в своих рассуждениях допускает одну неточность, автор рассматривает явку с повинной как особый вид показаний подозреваемого. На самом деле явка с повинной - это не показания подозреваемого, а совсем другой вид доказательства - это иной документ, предусмотренный ст. ст. 74 и 84 УПК РФ. Поэтому норма п 1 ч. 2 ст 75 УПК РФ к явке с повинной как доказательству никакого отношения не имеет, и по основаниям этой статьи не может быть признана недопустимым доказательством. В связи с этим, следует признать, что критика автором судебной практики Верховного Суда РФ в вопросе о признании явки с повинной доказательством лишена всяких правовых оснований.

3. Требование о производстве документальных проверок и ревизий. В соответствии с ч 1 ст. 144 УПК РФ при проверке сообщения о преступлении органы дознания, дознаватель и следователь вправе требовать производства документальных проверок и ревизий. Однако законодатель оставил без разрешения вопросы о порядке заявления требования о производстве документальной проверки и ревизии.

На наш взгляд, требование о производстве документальной проверки и ревизии дознаватель и следователь должны оформлять письменно в виде запроса, письма или отношения В этом документе дознаватель и следователь должны указать на необходимость проведения того или иного действия и особое внимание уделить изложению тех данных, которые должны найти отражение в представленном акте, в том числе и сформулировать ряд вопросов к ревизору, а также должен быть указан срок представления акта документальной проверки или ревизии Представленные дознавателю или следователю акты документальной проверки или ревизии должны быть признаны доказательствами в качестве иных документов (ст. 84 УПК РФ).

4. Истребование материалов о ведомственной проверке. Требование дознавателя и следователя о проведении ведомственной проверки следует отличать от проведения документальных проверок и ревизий Если требование дознавателя и следователя о проведении документальных проверок и ревизий прямо предусмотрено в ч. 1 ст 144 УПК РФ, то требование о проведении ведомственной проверки и предоставлении ее материалов основано на других более общих процессуальных нормах.

Речь идет, в частности, о норме ч. 4 ст. 21 УПК РФ, в которой указывается, что требования, поручения и запросы прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявляемые в пределах их полномочий, установленных настоящим кодексом, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами. «Под ведомственной проверкой понимается разрешение интересующих правоохранительные органы вопросов силами самой организации, предприятия, учреждения, в связи с чем необходимо принять меры для привлечения к проведению рассматриваемых действий не только компетентных, но и незаинтересованных лиц, что обеспечит правильность и обоснованность полученных выводов».

Ведомственные проверки обычно заключаются в производстве соответствующими должностными лицами организаций и предприятий в выяснении соответствия деятельности отдельных лиц ведомственным нормативным актам, инструкциям, правилам и приказам, целесообразности и обоснованности разрешения различных организационных, хозяйственных и коммерческих вопросов. В ходе ведомственной проверки могут производиться контрольные обмеры объемов выполненных работ, проверяться качество готовой продукции и другие действия.

Проведение ведомственных проверок и последующее истребование их материалов осуществляется на основе письменного запроса прокурора, руководителя следственного органа, следователя или дознавателя, в котором помимо требования о проведении ведомственной проверки должны быть указаны ее основания, определяться цели и сроки проведения. Представленные акты и справки ведомственных проверок должны рассматриваться в соответствии со ст. 84 УПК РФ как иные документы.

5. Истребование заключения специалиста. Вообще-то в ч. 1 ст. 144 УПК РФ говорится о привлечении специалистов к участию в документальных проверках и ревизиях. Однако в связи с тем, что законодатель внес дополнения в ст. ст. 74 и 80 УПК РФ, которыми в УПК РФ ввел новый вид доказательств — заключение и показания специалиста — то, на наш взгляд, теперь представляется возможным истребование заключения специалиста и в стадии возбуждения уголовного дела.

Однако, в науке уголовного процесса, на следственной и судебной практике отношение к этому новому виду доказательств является весьма неоднозначным. Одни авторы приветствуют появление нового вида доказательства в уголовном процессе, видя в нем возможность расширения способов собирания доказательств по уголовному делу, другие - отрицают всякое доказательственное значение заключения и показаний специалиста.

Приходится отмечать, что, к сожалению, процессуальный порядок получения заключения специалиста в уголовно-процессуальном законе не указан. На наш взгляд, законодатель не рассматривает истребование заключения специалиста как следственное действие, поэтому мы его относим к числу иных процессуальных действий, направленных на собирание доказательств. Но, предлагая следственной и судебной практике этот новый вид доказательства, законодатель нигде не потрудился указать, каков его процессуальный порядок получения. Порой это ставит под сомнение всякое доказательственное значение этого нового вида доказательства, предусмотренное в настоящее время ст. ст. 74 и 80 УПК РФ

6. Истребование из средств массовой информации документов и материалов, подтверждающих сообщение о преступлении, а так же данные о лице, предоставившем указанную информацию. Процессуальное действие такого рода предусмотрено ч. 2. ст. 144 УПК РФ. Это истребования документов и материалов обычно связано с публикацией средствами массовой информации различных сообщений о преступной деятельности тех или иных должностных лиц и других граждан.

Редакция, главный редактор соответствующего средства массовой информации обязаны передать по требованию прокурора, следователя или органа дознания имеющиеся в распоряжении соответствующего средства массовой информации документы и материалы, подтверждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию, за исключением случаев, когда это лицо поставило условие о сохранении в тайне источника информации.

В соответствии со ст. 84 УПК РФ все полученные из редакции материалы и документы должны рассматриваться так же, как иные доказательства.

7. Получение объяснений от граждан и должностных лиц. Как известно, ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР, в качестве одного из процессуальных средств проверки сообщения о преступлении, указывала на возможность получения объяснения от граждан и должностных лиц. При этом законодатель не регламентировал порядок производства названного процессуального действия. На следственной практике широко использовалось получение объяснений в ходе доказательственной деятельности первоначального этапа уголовного процесса, и сегодня многие практические работники высказываются за восстановление этого способа проверки сообщения о преступлении в действующем УПК РФ.

В настоящее время право получать от граждан и должностных лиц необходимые объяснения предоставлено также сотрудникам милиции положениями Закона РФ «О милиции», сотрудникам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, - Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», прокурорам - Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации»

По мнению авторов, такой способ действия, предложенный практическими работниками правоохранительных органов, также нельзя признать полностью соответствующим требованию уголовно-процессуального закона Наличие повода для возбуждения уголовного дела порождает возникновение отношений уголовно-процессуального характера, а не каких-то других, в связи с чем открывается, прежде всего, процессуальный путь выяснения обстоятельств проверяемого события, что возможно сделать лишь на основе закрепленных в УПК РФ способов деятельности по проверке сообщения о преступлении

Из чего следует, что единственно законным и процессуально обоснованным выходом из создавшейся ситуации является дополнение положений ст. 144 УПК РФ указанием о праве органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора получать объяснения в ходе проверки сообщения о любом совершённом или готовящемся преступлении

Однако законодатель должен это сделать в более подробной и конкретной форме, нежели это имело место в прошлом в ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР. В уголовно-процессуальном законе необходимо установить четкий порядок получения объяснений, определить круг должностных лиц, которые имеют право получать объяснения от граждан, порядок вызова лица и процессуального закрепления результатов полученного от него объяснения, указать состав лиц, от которых могут быть получены объяснения, а также последствия допущенных при этом нарушений уголовно-процессуального закона. УПК РСФСР не предусматривал возможности вызова лица для получения объяснений, хотя в практической деятельности фактически применялся тот же способ оповещения, который предусмотрен при вызове на допрос направлялись повестки, телеграммы или телефонограммы. Также необходимо учитывать, что к уклоняющемуся от явки лицу не могут применяться принудительные меры, направленные на доставление против его воли к соответствующему должностному лицу правоохранительного органа для дачи объяснений Поэтому следует закрепить в УПК РФ право органа дознания, дознавателя, следователя и прокурора вызывать любое лицо для дачи объяснений и определить четкий порядок реализации указанного права.

Некоторые авторы возражают против практики получения объяснений от граждан и должностных лиц в ходе предварительной проверки сообщения о преступлении, отрицая тем самым всякое доказательственное значение этого документа Так, например, М С Шалумов пишет «Какие бы заявления ни делал или объяснения ни давал гражданин до возбуждения уголовного дела, они не приобретают статуса допустимого доказательства, поскольку не заменяют показаний, полученных на допросе».

Между тем, М С Шалумов представляет весьма распространенный, но спорный взгляд на объяснение как на какой- го суррогат допроса На самом деле объяснение — это, конечно, не допрос и никакой не вид допроса, и таких требований, которые предъявляются к допросу по УПК РФ, от объяснения гражданина или должностного лица нельзя требовать Объяснение - это просто другой вид доказательств — иной документ.

Таким образом, полученные до возбуждения уголовного дела объяснения граждан и должностных лиц следует рассматривать в соответствии со ст. 84 УПК РФ как иные доказательства.

8. Истребование документов, материалов и предметов. Это рассматриваемое нами иное процессуальное действие применяется не только в стадии возбуждения уголовного дела, но и на стадии предварительного расследования. Если в ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР указывалось, что по поступившим заявлениям и сообщениям могут быть истребованы необходимые материалы, то УПК РФ такого положения, к сожалению, уже не содержит. Однако, как частный случай, ч. 2 ст. 144 УПК РФ указывает на возможность истребования документов и материалов из средств массовой информации.

В.А. Семенцов так определяет, что такое истребование. Он пишет: «Истребование - процессуальное действие, предназначенное для собирания доказательств и осуществляемое дознавателем, следователем, прокурором и судом путем предъявления письменного требования к участникам уголовного судопроизводства, должностным лицам и гражданам о представлении предметов (документов), имеющих значение для уголовного дела».

Поскольку в настоящее время процессуальный порядок истребования документов, материалов и предметов в УПК РФ не определен, то в связи с этим на следственной и судебной практике возникают трудности относительно признания истребованных материалов и документов в качестве доказательств.

Дискуссионным остается вопрос о принудительном истребовании документов, материалов и предметов. Если в ч. 4 ст. 21 УПК РФ указывается, что требования, поручения и запросы прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами, но нет никаких указаний о том, как быть, когда эти требования не выполняются.

Как правильно указывает В.В. Степанов, «при невыполнении требования о направлении интересующих документов следователь не располагает какими-либо процессуальными мерами принуждения, обеспечивающими выполнение его запроса».

При истребовании документов, материалов и предметов у следователя и дознавателя возникает много вопросов, которые в настоящее время не разрешает УПК РФ. Например, каким документом следует истребовать нужные следствию материалы; обычно запрашиваемые документы пересылаются по почте, но возникают вопросы в тех случаях, когда запрашиваемые документы и материалы будут к следователю доставлены, нужно ли при этом составлять соответствующий протокол, и нужны ли при этом понятые; в каких случаях можно довольствоваться только копией документа; и т. д. Все эти вопросы законодатель должен как можно быстрее разрешить, поскольку нередко ставится под сомнение доказательственная ценность и возможность использования истребованного документа в качестве иного доказательства (ст. 84 УПК РФ).

Как правильно отметил В.В. Кальницкий, «между истребованием и выемкой (обыском) имеется своего рода конкуренция, предопределяемая тем, что они по существу направлены на один и тот же результат. Выбирая способ действий, следователь принимает во внимание, что следственное действие — это трудоемкий путь собирания доказательств, предполагающий строгое соблюдение порядка, участие определенных лиц. Истребование же детально не регламентировано, не нуждается в особых организационных усилиях».

А.В. Шмонин справедливо указывает, что в УПК РФ не указан порядок истребования документов, содержащих охраняемые федеральным законом тайны. В связи с чем, на наш взгляд, автор вполне обоснованно предлагает дополнить УПК РФ статьей 86-1 («Истребование сведений и документов»), в которой определить как общий порядок истребования документов органами расследования и судом, так и специальный - связанный с режимами охраняемых федеральным законом тайн.

9. Представление предметов и документов. В соответствии со ст. 86 УПК РФ все участники уголовного судопроизводства, имеющие личные интересы в уголовном деле, а также их представители имеют право собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. По мнению В А. Семенцова: «Представление - процессуальное действие, предназначенное для собирания доказательств и состоящее в доставлении к дознавателю, следователю, прокурору или в суд предметов (документов) участниками уголовного судопроизводства, должностными лицами и гражданами с ходатайством о приобщении их к уголовному делу в качестве доказательств».

К сожалению, УПК РФ не определил, в каких процессуальных формах участники процесса могут собирать и представлять следователю или в суд документы и предметы. Следует считать, что это серьезный пробел в уголовно-процессуальном законодательстве.

Представление документов и предметов носит, как правило, добровольный характер. В.В. Кальницкий в связи с этим обоснованно пишет: «Добровольность при представлении доказательств имеет не только процессуальное, но в отдельных случаях уголовно-правовое значение. Если инициативно представлены наркотические средства или оружие, то возникает одно из условий освобождения лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Именно поэтому добровольность должна быть обязательно зафиксирована в протоколе»

Также в УПК РФ не решены и другие вопросы. Например, как следователь должен принимать доставленные к нему документы и предметы: составлять ли при этом протокол, приглашать ли понятых для этого действия, допрашивать ли лиц, представивших документы и предметы, или отбирать у них объяснения, и т. д.?

Эти обстоятельства позволили В.В. Степанову сделать обоснованный вывод о том, что в УПК РФ не реализован такой «способ собирания доказательств, как представление учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами прокурору, следователю, органу дознания и дознавателю документов, предметов и иных материалов».

Нерешенность в уголовно-процессуальном законе этих вопросов на следственной практике порождает трудности в оценке в дальнейшем доказательственного значения представленных документов и предметов, мешает признать представленные документы и предметы допустимыми доказательствами. Если следователь признает представленные предметы и документы доказательствами, то они должны в соответствии со ст. 84 УПК РФ получить статус иных документов.

Таким образом, все из рассмотренных нами иных процессуальных действий по собиранию доказательств нуждаются в подробной регламентации в УПК РФ. В связи с этим В.С. Балакшин предлагает дополнить УПК РФ ст. 156.1 «Производство следственных и иных процессуальных действий». Он также считает, что на стадии предварительного расследования могут производиться такие процессуальные действия, как: принятие у граждан и должностных лиц, учреждений, предприятий и организаций документов, предметов и иных материальных объектов; получение консультативного заключения специалиста; назначение и производство документальной ревизии или проверки; истребование у должностных лиц, граждан, учреждений, предприятий, организаций документов, предметов, имеющих значение для дела.

В.С. Балакшин в иные процессуальные действия, направленные на собирание доказательств, не включает ряд существующих на сегодняшний день иных процессуальных действий. Почему-то он проигнорировал такие действия, как заявление о преступлении, явку с повинной, получение объяснения от граждан и должностных лиц и требование следователя о проведении ведомственной проверки.

Однако, поддерживая в целом идею В.С. Балакшина о регламентации иных процессуальных действий в УПК РФ, полагаем, что в связи с их большим количеством процессуальный порядок производства должен быть изложен достаточно подробно в отдельной статье УПК РФ. В этой статье УПК РФ следует также указать конкретный перечень всех иных процессуальных действий, при производстве которых могут быть получены доказательства по уголовному делу, а также определен процессуальный порядок их производства.

Внесение законодателем в УПК РФ предлагаемых нами и другими авторами дополнений способствовало бы совершенствованию уголовно-процессуального закона и эффективному производству иных процессуальных действий.





Читайте также:
Обучение и проверка знаний по охране труда на ЖД предприятии: Вредный производственный фактор – воздействие, которого...
Основные понятия туризма: Это специалист в отрасли туризма, который занимается...
Обряды и обрядовый фольклор: составляли словесно-музыкальные, дра­матические, игровые, хореографические жанры, которые...
Романтизм: представители, отличительные черты, литературные формы: Романтизм – направление сложившеесяв конце XVIII...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-04-27 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.044 с.