Самые страшные диктаторы в мировой истории приходили к власти в условиях финансового кризиса.





Гитлер пришел к власти в Германии, Мао — в Китае, Ленин — в России, Милошевич — в Югославии именно тогда, когда эти страны переживали экономический кризис.

Гитлер и Рузвельт пришли к власти в одном и том же году — 1933-м. Именно Рузвельт, при всей любви к нему американского народа, создал многие из финансовых институтов, ставших причиной тех экономических испытаний, с которыми США сталкиваются сегодня. Среди его детищ — Система социальной защиты, Федеральная корпорация страхования банковских депозитов и Федеральное управление по жилищным вопросам. Кроме того, это он в 1933 году отменил золотой стандарт доллара.

Многие считают, что из Великой депрессии Америку вывела Вторая мировая война. Хотя во время войны производительность труда и платежный баланс действительно улучшились, главную роль сыграло Бреттон-Вудское соглашение 1944 года, восстановившее золотой стандарт, укрепившее американский доллар и усилившее роль США во всем мире. В 1971 году Никсон разорвал Бреттон-Вудское соглашение, и сегодня американцы снова оказались перед лицом кризиса, а может, и депрессии.

Отказ от золотого стандарта имел далеко идущие последствия. После 1971 года экономическое преуспеяние Америки основывается уже не на производстве нужных миру товаров, а на долгах и инфляции.

Больше не связываемый дисциплинирующими золотыми оковами, Федеральный резерв открыл путь так называемой систематической инфляции. Соединенные Штаты наслаждались относительным процветанием благодаря тому, что их экономика базировалась на все возрастающих объемах контрафактных денег. Национальный долг США — это колоссальная финансовая пирамида, сложенная из долгов и контрафактных, постоянно обесценивающихся денег, с помощью которых отчасти погашаются долги.

Эта система будет существовать ровно столько, сколько остальной мир готов мириться с подобным грабежом. Как только мир проснется и поймет, что эти фантики, называемые долларами, ничего не стоят, вся пирамида рухнет. А если погибнет доллар, вместе с ним погибнет и Америка.

Таково состояние американской экономики на тот момент, когда я пишу эти строки (2011 год). США в долгах как в шелках, и эти долги будут висеть на шее еще многих поколений.

2. Накопление денег

Зачем копить деньги, если правительство делает все, чтобы лишить сбережения покупательной способности?

Как вы знаете, после 1971 года деньги перестали быть деньгами; деньгами стали долги.

До 1971 года правительству США приходилось обеспечивать доллар золотом. Но в условиях, когда импорт значительно превосходил экспорт, золото утекало из страны. Когда Франция потребовала рассчитаться золотом, Никсон отделил доллар от золота.

После 1971 года американские власти могли просто печатать деньги по мере надобности. А сегодня им даже печатный станок не нужен. Сегодня деньги электронные — просто мелькание цифр на экране.

Когда Казначейство США нуждается в деньгах, оно выпускает кратко-, средне- и долгосрочные облигации, которые попросту представляют собой расписки «Я вам должен», адресованные американским налогоплательщикам.

Предположим, Казначейство США выпустило краткосрочные облигации на 10 миллионов долларов. Частные инвесторы, коммерческие банки и даже центральные банки таких стран, как Китай, Япония и Англия, покупают эти облигации, которые являются долговыми обязательствами. Многие любят покупать американские долговые обязательства, поскольку они считаются самыми надежными, тем более что, если понадобится погашать эти долги, США всегда могут напечатать денег.

Но проблема заключается в том, что, если всем держателям этих облигаций вдруг захочется их погасить, Федеральному резерву придется напечатать огромное количество денег, что неизбежно раскрутит маховик инфляции, а может даже и гиперинфляции.

Количественное смягчение

Если охотников покупать казначейские облигации не находится, тогда в игру вступает Федеральный резерв: он выписывает чек (даже если на счете ничего нет) и покупает облигации. Когда ФРС выписывает чеки, деньги материализуются из воздуха, и такой метод стимулирования экономики называют количественным смягчением. Это то же самое, что печатать деньги, — звучит более интеллигентно, но остается все тем же финансовым самоубийством.

Если бы мы с вами выписывали чек, не имея денег на банковском счете, нас посадили бы в тюрьму.

Вот почему накопление денег является оксюмороном.

Финансовые определения

Казначейские облигации — это долговые обязательства, выпускаемые Казначейством США. Они могут иметь разные сроки погашения:

• краткосрочные облигации выпускаются на срок до года;

• среднесрочные облигации выпускаются на срок 2; 3; 5 и 10 лет;

• долгосрочные облигации выпускаются на срок более 10 лет.

Финансовые определения

Инфляция и гиперинфляция. Инфляция означает, что на рынке денег больше, а товаров и услуг меньше. Гиперинфляция, вопреки расхожему мнению, с величиной денежной массы связана лишь опосредованно, потому что может иметь место и при избытке денег, и при их недостатке. Проблема не в денежной массе, а в том, что деньги никому не нужны — независимо от того, мало их или много. При гиперинфляции на них смотрят как на туалетную бумагу. Они становятся объектом насмешек.

Когда началась война за независимость, чтобы оплачивать военные расходы, Континентальный конгресс выпустил континентальный доллар. Однако война затянулась, надо было платить солдатам и покупать военное снаряжение, поэтому деньги печатались в огромных количествах. Когда покупательная способность континентального доллара приблизилась к нулю, солдаты и поставщики остались на бобах. Поэтому родилась поговорка: «Континентального доллара не стоит».

Во время Гражданской войны Конфедеративные штаты печатали конфедеративные доллары — с тем же результатом.

То же самое имело место в Германии после Первой мировой войны. Дело дошло до того, что немцы обклеивали рейхсмарками стены, разжигали огонь, а кто-то, возможно, использовал их и в качестве туалетной бумаги. Когда экономика Германии рухнула окончательно, к власти пришел Гитлер. Это было в том же самом году, когда Франклин Делано Рузвельт отменил золотой стандарт.

В своем бумажнике я ношу свежую зимбабвийскую банкноту номиналом в 100 триллионов долларов. Это пишется так: 100 000 000 000 000. Было время, когда за эти деньги можно было купить три куриных яйца. Сейчас уже и того не купишь.

В наши дни председатель Федерального резерва Бен Бернанке печатает триллионы долларов, а президент Обама эти триллионы тратит.

Обесценивание бумажных денег вызывает войны между народами, а также противоборство настоящих денег (золота, серебра, нефти и других вещей, имеющих внутреннюю стоимость) и бумажек с нарисованными цифрами.

3. Безопасные инвестиции

Безопасных инвестиций в природе не существует. Зато есть умные инвесторы.

Как было сказано в начале этой главы, когда меня спрашивают, являются ли недвижимость или акции хорошим объектом инвестирования, я всегда задаю встречный вопрос: «А вы хороший инвестор?»

Если инвестор ведет себя неразумно, нельзя признать безопасными никакие инвестиции — даже золото. Даже если вы вкладываете все свои бумажные деньги в деньги настоящие, то есть золото и серебро, опасность остаться в убытке сохраняется.

Сегодня, в 2011 году, стоимость золота бьет все рекорды, потому что ажиотажный спрос толкает цены вверх. Золотая лихорадка создает точно такой же мыльный пузырь, какой был на рынке акций и на рынке недвижимости, пока не наступил крах. В момент, когда я пишу эти строки, унция золота стоит более 1300 долларов. Казалось бы, рекорд всех времен, но если пересчитать на доллары 1980 года, когда золото достигло отметки 850 долларов за унцию, а серебро — 50 долларов, окажется, что по сегодняшним ценам рекорд будет побит только в том случае, если стоимость золота достигнет 2400 долларов.

Сегодня мы наблюдаем самую настоящую золотую лихорадку. Куда ни повернись, увидишь таблички: «Здесь покупают золото». Но, если вы отчаянно нуждаетесь в деньгах и решили продать золотые украшения своей матери, не рассчитывайте, что вам заплатят 1300 долларов за унцию; в лучшем случае триста.

Если вы решили инвестировать деньги в золотые монеты, относитесь к ним именно как к золоту, а не как к монетам. Многие новички впадают в заблуждение и увлекаются покупкой редких золотых монет, то есть нумизматических редкостей. Один мой знакомый с восторгом рассказывал, что купил золотую монету времен Великой депрессии. Он заплатил за нее 3 тысячи долларов, тогда как ее реальная стоимость составляет 1200 долларов.

Я допускаю, что цена золота может подняться до 3 тысяч долларов за унцию. Даже и 7 тысяч долларов не предел. Но значит ли это, что вам нужно бежать покупать золото? Мой ответ: нет. Сначала необходимо основательно разобраться в ситуации, сложившейся на рынке золота, повысить свое образование в этой области и только потом принимать решение.

Говоря упрощенно и рассуждая чисто теоретически, стоимость золота определяется величиной денежной массы. Чем больше денег печатает правительство, увеличивая денежную массу, тем дороже становится золото. Его стоимость растет по мере того, как снижается покупательная способность доллара. Вот почему у меня вызывают недоумение слова председателя Федерального резерва Бернанке, который 9 июня 2010 года заявил, что не вполне понимает, чем обусловлен рост цен на золото.

Бернанке — тот самый человек, который печатает деньги. Он окончил МТИ, преподавал в Стэнфорде и Гарварде, считается экспертом по Великой депрессии, ныне возглавляет самый крупный и могущественный банк в мире — и при этом не понимает, чем обусловлен рост цен на золото.

Это настораживает, но непонятливость Бернанке делает его лучшим другом инвесторов, вкладывающих деньги в золото. Чем больше растерян Бернанке, тем больше я покупаю золота, серебра и нефти.

Председатель Федерального резерва напоминает мне моего бедного папу, преподавателя колледжа, обладателя ученой степени, который смотрел на мир сквозь призму квадранта Р. Если бы Бернанке трудился в квадранте И, он, наверное, понял бы, почему золото дорожает с каждым новым напечатанным им долларом, то есть по мере количественного смягчения.

Именно потому, что Федеральный резерв возглавляли и возглавляют такие люди, как Гринспен и Бернанке, я еще в 1997 году купил золотой прииск. Я знал, что они загубят доллар.

Мы с Ким накупили столько золота, сколько могли, еще до 2000 года, когда этот металл стоил менее 300 долларов за унцию, а серебро — менее 3 долларов.

Тем, кто собирается вкладывать деньги в драгоценные металлы, я посоветовал бы начать с серебра. По состоянию на 2011 год оно является более привлекательным с инвестиционной точки зрения, нежели золото. Я основываю свое утверждение на том, что в мире сейчас золота больше, чем серебра. Золото в промышленности почти не используется, а только накапливается — потому то его и стало так много. Серебро же расходуется, как и нефть, поэтому его запасы меньше, чем запасы золота.

Вполне возможно, что когда-нибудь в не очень отдаленном будущем серебро станет дороже золота. Но, пожалуйста, не слишком верьте мне на слово. Наведите справки сами, изучите этот вопрос.

На протяжении многих лет центральные банки продавали золото и покупали дивиденды. Сейчас они продают доллары и покупают золото, благодаря чему этот металл становится еще дороже, а местная валюта теряет в цене, делая жизнь населения еще более тяжелой. Что ж, и самые образованные люди не застрахованы от глупостей.

Я клоню к тому, что в нынешней ситуации, вложив деньги в золото, есть риск их потерять. Если бы вы купили золото в 1980 году и держали до сих пор, то и сейчас бы еще оставались в убытке — даже при цене более 1300 долларов за унцию. Чтобы вернуть 850 долларов, потраченных на унцию золота в 1980 году, сегодня вам нужно продать эту унцию минимум за 2400 долларов. А уж если на золоте есть риск потерять деньги, то на чем-нибудь другом — и подавно.

Вот почему словосочетание «безопасные инвестиции» является оксюмороном.

4. Справедливая доля

Когда речь заходит о деньгах, справедливости ждать нечего. Бог вообще несправедлив. Если бы он был справедлив, я был бы похож на Джонни Деппа.

На фондовом рынке справедливости тоже нет. Одним людям достается больше, другим — меньше. Рядовой инвестор, приходя на биржу, покупает акции. Но не многие знают, что есть разные типы акций и они не равноценны. Обычные люди, как правило, имеют дело с обыкновенными акциями, а умные инвесторы — с привилегированными. Попросту говоря, к инвесторам, владеющим привилегированными акциями, и отношение со стороны компании тоже привилегированное. Большинство же взаимных фондов работают именно с обыкновенными акциями.

Но есть кое-что получше привилегированных акций. Это можно наглядно увидеть в настольной игре «Денежный поток 101».

Большинство тех, кто покупает обыкновенные и привилегированные акции, участвует в крысиных бегах.

Инвесторы более высокого уровня отдельными акциями не интересуются. Они покупают паи в частных компаниях.

Если вы полистаете рекламный проспект публичной компании, чтобы узнать, стоит ли иметь с ней дело, то сможете заметить упоминание о «продающих акционерах». Это пайщики, которым принадлежат значительные пакеты акций, скажем от 1 до 10 миллионов.

Их называют продающими акционерами, потому что в процессе IPO они продали свою долю в частной компании и за это получили значительный пакет акций. Создание компании, а затем ее акционирование посредством первичного (или первоначального) публичного размещения акций (IPO) — это еще один способ печатания денег, хотя в данном случае реально печатаются не банкноты, а акции или сертификаты акций.

Когда я решил превратить свой золотой прииск в публичную компанию, мы с Ким были продающими акционерами, а не покупающими.

Таким образом, есть продающие акционеры, привилегированные акционеры и обыкновенные акционеры; каждому из них принадлежит доля в компании, но доля доле рознь.

Вот почему понятие «справедливая доля» является оксюмороном.

5. Взаимные фонды

Во взаимном фонде нет ничего взаимного. Его правильнее было бы назвать односторонним фондом.

Это не значит, что я имею что-то против взаимных фондов. Напротив, они мне очень нравятся, потому что снабжают меня деньгами.

Когда я решил акционировать свой золотой прииск посредством IPO, большую часть выставленных нами акций купила группа компаний, управляющих взаимными фондами.

Такие фонды созданы для людей, которые ни чего не понимают в инвестировании и чувствуют себя гораздо более комфортно, когда кто-нибудь берет их деньги и куда-нибудь вкладывает.

Но проблема в том, что в такой ситуации инвестор вкладывает 100 процентов своих денег, берет на себя 100 процентов риска, а вот прибыли получает (если вообще получает) от силы 20 про центов. Остальные 80 процентов прибыли достаются менеджерам взаимного фонда.

С моей точки зрения, это односторонний фонд, а вовсе не взаимный. К тому же ситуация усугубляется налогами.

Том Уилрайт объясняет

Покупая паи взаимных фондов, вы подпадаете под действие системы двойного налогообложения. Во-первых, вы платите налог на прирост капитала, когда фонд продает купленные акции компаний. Во-вторых, вы платите налог, когда продаете паи самого фонда. Эта система налогообложения приводит к тому, что налог на прирост капитала иногда приходится платить даже в том случае, если акции взаимного фонда по итогам года дешевеют. Представьте, что вы платите налоги с убытков. Но именно это сплошь и рядом происходит с пайщиками взаимных фондов.

Впрочем, взаимные фонды имеют и некоторые преимущества. О различных «за» и «против» взаимных фондов подробнее расскажет консультант компании «Rich Dad» Энди Таннер.

Энди Таннер объясняет «за» и «против» взаимных фондов:

В отношении «за» и «против» взаимных фондов я хочу сказать, что «за» могут высказаться разве только организации, продающие паи взаимных фондов, а также менеджеры взаимных фондов, получающие комиссионные от инвесторов. Инвесторы вкладывают деньги, инвесторы берут на себя весь риск, а продавцы и менеджеры получают свое вознаграждение независимо от результатов, достигнутых фондом. Объедините это с программой инвестирования фиксированных сумм — и получится постоянный приток долларов в фонд. Как говорит Роберт, у любой медали две стороны, и нет сомнений в том, что компании, управляющие взаимными фондами, находятся на самой прибыльной стороне.

Привлекательность взаимных фондов, доверительных паевых фондов и пенсионных планов типа 401 (k) и RRSP обусловлена тем, что они вроде бы предоставляют инвестиционные возможности инвесторам, не имеющим финансового образования. Кроме того, они внушают вкладчику ощущение безопасности, потому что, как правило, диверсифицируют активы по разным секторам.

Однако внешность бывает обманчива. Я вовсе не уверен в том, что инвестирование в 401 (k) и взаимные фонды является достойной альтернативой настоящему финансовому образованию. Чувство безопасности, внушаемое диверсификацией, которую якобы помогают обеспечивать взаимные фонды, является, на мой взгляд, ложным и потому очень опасным. На самом деле подобные инвестиции дают инвестору не больше контроля над своими деньгами, чем вложение денег в акции какой-то одной компании. А риск напрямую связан с возможностью контроля. Чем меньше контроля, тем выше риск — вот почему надежда не может заменить стратегию.

Я бы сказал, что преобладающая роль, которую в мире инвестиций играет система взаимных фондов и пенсионных планов 401 (k), порождает минимум четыре серьезные проблемы, которые потенциальному инвестору необходимо углубленно изучать с привлечением профессиональных финансовых консультантов.

Первая — это диверсификация того типа, которая применяется взаимными фондами, почти не защищает инвестора от опасности широкомасштабного краха фондового рынка, долговременной стагнации или слишком медленного роста, не поспевающего за темпами инфляции.

Когда человек покупает большое количество акций какой-то одной компании (как, например, это сделал Уоррен Баффет, купив миллионы акций «Coca-Cola»), ему приходится волноваться о том, как бы их котировки не упали, потому что контролировать курс акций, естественно, не в его власти. Если тот же человек купит акции разных компаний (то есть диверсифицирует инвестиции), ему придется переживать о том, как бы не упал рынок в целом, и это тоже не во власти инвестора. Думаю, большинство людей согласятся с тем, что в наше время рынки стали неустойчивыми и хрупкими.

Десятилетие, прошедшее с 2000 по 2010 год, можно назвать «нулевым» с точки зрения роста биржевых индексов. То, что удалось преодолеть спад, является слабым утешением, особенно если учесть, что для того, чтобы пенсионный план выполнял свою накопительную задачу, требуется неуклонный рост вложенных средств — даже экспоненциальный рост с учетом сложных процентов. Более того, «нулевым» вполне может оказаться и следующее десятилетие. А может быть, даже существует немало фундаментальных данных, указывающих на то, что в ближайшие 10 лет нас снова ждет колоссальный обвал рынка ценных бумаг. Если хотите пополнить свой финансовый лексикон, при следующей встрече со своим консультантом попросите его объяснить смысл понятия «системный риск». В большинстве случаев взаимные фонды и пенсионные планы строятся на предположении, что в долгосрочной перспективе рынок обязательно будет расти, но нет никаких гарантий, что это случится при жизни нынешнего поколения инвесторов.

Вторая проблема — стабильность результатов. Рейтинговое агентство «Standard & Poor's» опубликовало данные, показывающие, что группе взаимных фондов, которая показала хорошие результаты за какой-то определенный год, почти никогда не удается повторить успех в следующие 5—10 лет. Другими словами, прошлые успехи никоим образом не являются гарантией успехов в будущем.

Третья проблема — расходы на комиссионное вознаграждение. Хотя информация, касающаяся комиссионного вознаграждения управляющих фондами и других расходов инвестора, не является секретом и обязательно где-то напечатана мелким шрифтом, большинство вкладчиков даже не подозревают о том, какие расходы им предстоит нести и как это отразится на результатах их инвестиций. В своей книге «Азбука инвестирования в акции» («The ABCs of Investing in Stocks») я почти целую главу посвятил вопросу о том, как все эти расходы съедают пенсионные накопления.

Четвертая проблема — соревнование с рынком. Сегодня не так уж трудно подобрать доступные индивидуальному инвестору финансовые инструменты, которые, по меньшей мере, не отстают от рынка в целом. Например, биржевые индексные фонды (ETF) с точки зрения отслеживания биржевых индексов ни в чем не уступают большинству взаимных фондов. Так стоит ли платить немалые деньги управляющим взаимными фондами только за то, что они попросту копируют рынок? Если мой пенсионный план просто идет вслед за рынком, много ли проку от такого профессионального менеджмента? Если вы проследите, как менялось состояние вашего пенсионного счета 401(k) или IRA, то увидите, как точно эти колебания отражают колебания биржевых индексов. Неужели вы сами недостаточно талантливы, чтобы терять деньги, когда их теряет весь рынок, и вам для этого нужен профессиональный менеджер?

Этим перечень факторов «за» и «против» далеко не исчерпывается. А ведь решение, которое вы в конце концов примете, наверняка отразится на вашем финансовом будущем. Поэтому я рекомендую всем открыто задавать все эти вопросы финансовым консультантам, с которыми вы работаете, и всерьез задуматься о повышении своего финансового образования.

Как объяснил Энди, взаимные фонды, банки и компании, управляющие пенсионными фондами, играют важную роль, снабжая деньгами квадранты Б и И для дальнейшего инвестирования.

Для необразованного инвестора выражение «взаимные фонды» является оксюмороном, потому что выгоду они дают не взаимную, а одностороннюю.

6. Диверсифицированный портфель

В большинстве случаев, когда речь заходит о диверсификации, будьте бдительны: вас вводят в заблуждение.

В колонке активов на этой схеме представлены четыре основные категории активов.

Большинство людей, которые думают, что их портфель диверсифицирован, заблуждаются: это не так, поскольку он наполнен лишь ценными бумагами.

Ценные бумаги бывают разные: акции, облигации, паи взаимных фондов, ETF, страховые полисы, аннуитеты, сберегательные депозиты.

Но, сколько бы их ни было, это не диверсификация. Самое ужасное то, что взаимные фонды считаются диверсифицированными по определению, но их портфель наполнен исключительно акциями, облигациями и прочими ценными бумагами. Положение не спасает даже диверсифицированный портфель, состоящий из паев разных взаимных фондов.

Когда в 2007 году рухнул фондовый рынок, все ценные бумаги рухнули вместе с ним. Рухнул даже принадлежащий Баффету взаимный фонд «Berkshire Hathaway».

А ведь сам Баффет утверждал: «Диверсификация — это защита от невежества. Тем же, кто знает, что делает, она не особо нужна».

Джим Крамер, очень умный инвестор и эксперт по фондовому рынку, ведет в одной из телевизионных программ рубрику, посвященную диверсификации. Зрители звонят и перечисляют содержимое своего инвестиционного портфеля. Например: «У меня есть акции "Exxon", GE, IBM, "Procter and Gamble" и "Bank of America", фонда развивающихся рынков, фонда денежных рынков, золотого ETF, фонда облигаций, инвестиционного траста недвижимости, индексного фонда S&P500, и я только что приобрел акции индексного фонда крупных компаний с большими дивидендами. Мой портфель достаточно диверсифицирован? »

 

После этого Крамер оценивает степень диверсификации предложенного портфеля.

На мой взгляд, описанный выше портфель никак нельзя назвать диверсифицированным. Конечно, бывает и хуже, но это не настоящая диверсификация, поскольку в портфеле присутствует только одна категория активов — ценные бумаги.

В случае сильного краха, как это было в 1929 и 2007 годах, фондовому рынку требуются годы на восстановление утраченных позиций, а значит, инвесторы, ориентированные на прирост капитала, остаются ни с чем.

В наше время число взаимных фондов превысило число компаний, акции которых котируются на бирже. Эдакая безумная диверсификация наоборот.

В 2007 году, когда начался крах фондового рынка, обрушилось все, даже рынок недвижимости. Никакая диверсификация не могла спасти людей, лишенных финансового образования.

Таким образом, для большинства инвесторов понятие «диверсифицированный портфель» является оксюмороном. Диверсификация в пределах одного класса активов — это лучше, чем ничего, но от риска вас это не избавляет.

Отчего инвесторы теряют деньги?

ВОПРОС

Отчего необразованные инвесторы так часто оказываются в убытке?

Краткий ответ

Их инвестиции не застрахованы.

Объяснение

Вы не поедете на машине без страховки. Вы не купите дом без страховки. Но вот инвестиции страховать почему-то считается излишним. Поэтому, когда рынок рухнул, очень многие потеряли деньги, поскольку их инвестиции не были застрахованы.

Я всегда страхую свои инвестиции в недвижимость. Если дом сгорит, мои убытки покроет страховка. Она покрывает даже потерю прибыли.

Больше всего пострадали во время последнего финансового краха инвесторы, вложившие деньги в пенсионные планы типа 401(к) без страхования. Это не просто рискованно. Это безумие.

ВОПРОС

Сколько длилась Великая депрессия?

Краткий ответ

Двадцать пять лет.

Объяснение

В 1929 году индекс «Dow Jones» достиг рекордной отметки — 381 пункт. Покорить эту высоту второй раз он сумел лишь в 1954 году — через 25 лет.

Это большая проблема для тех, кто занимается инвестированием во имя прироста капитала. Вот почему инвесторы, которые скупали золото в конце 1980-х годов по 850 долларов за унцию, до сих пор не могут вернуть свои деньги. Вот почему беби-бумеры, которые рассчитывали на диверсифицированный портфель ценных бумаг в своем пенсионном плане и рост стоимости своих домов (прирост капитала), сегодня находятся в трудном положении.

Девятого октября 2007 года индекс «Dow Jones» достиг рекордной отметки 14 164 пункта. К 9 марта 2009 года он упал до отметки 6547. Миллионы инвесторов потеряли триллионы долларов. Сколько пройдет времени, прежде чем инвесторы, рассчитывавшие на прирост капитала, вернут свои деньги?

Сегодня миллионы людей сидят, скрестив пальцы в надежде на рост биржевых индексов. Это не инвестирование. Это азартные игры. Ставить свое будущее в зависимость от колебаний какого бы то ни было рынка очень и очень рискованно.

Я научен диверсифицировать по-другому. Мне принадлежат активы, относящиеся к разным классам, а не только ценные бумаги. Например, я инвестирую в нефть, но не в акции нефтяных компаний. Я инвестирую в недвижимость, но не в инвестиционные трасты недвижимости (REIT), представляющие собой разновидность взаимных фондов. Мне нравятся денежный поток, бесконечная рентабельность и налоговые льготы. Вот почему я стараюсь избегать ценных бумаг.

Облигации — это ценные бумаги. Я их не покупаю. Я предпочитаю брать взаймы деньги, генерируемые этими облигациями, для покупки жилых комплексов, особенно когда процентные ставки такие низкие, как сейчас.

Пока Федеральный резерв и центральные банки других стран печатают деньги, я коплю не деньги, а золото и серебро. Если банки перестанут печатать деньги, я продам золото и серебро и буду копить деньги.

Проще говоря, я диверсифицирую за счет того, что владею реальными активами, относящимися к самым разным классам, а не ценными бумагами (акциями, облигациями, паями взаимных фондов и ETF), олицетворяющими разные классы активов.

Как говорит Уоррен Баффет, «диверсификация — это защита от невежества».

Возникает вопрос: от чьего невежества — вашего или брокеров и консультантов, внушающих вам идею мнимо диверсифицированных портфелей? Либо от невежества риелтора, который убеждает вас, что жилье является активом и что недвижимость всегда будет расти в цене?

Финансовое определение

Взаимный фонд диверсифицирован по определению. Как правило, взаимный фонд представляет собой диверсифицированный портфель акций, облигаций или иных так называемых активов. Приобретая диверсифицированный портфель, состоящий из паев разных взаимных фондов, человек зачастую покупает одни и те же акции в разных фондах. Это не диверсификация. Это концентрация.

7. Свобода от долгов

Я всегда посмеиваюсь про себя, когда кто-нибудь говорит: «У меня нет долгов. Кредиты на дом и машины полностью выплачены, а расчет по кредитным карточкам мы выполняем сразу, когда ими пользуемся».

Я не пытаюсь разубеждать этих людей; я просто поздравляю их и иду дальше.

Чтобы их не расстраивать, я не говорю им то, что мне хочется сказать: «А вы знаете, каковы размеры национального долга? Как вы можете не иметь долгов, если нам с вами, как налогоплательщикам, в счет погашения долгов правительства приходится платить около 75 миллионов долларов в год? Как можно быть такими наивными?»

В 2010 году доля каждого гражданина в национальном долге США составляла 174 тысячи долларов, или 665 тысяч долларов в расчете на семью.





Читайте также:
Социальные науки, их классификация: Общество настолько сложный объект, что...
Основные идеи славянофильства: Славянофилы в своей трактовке русской истории исходили из православия как начала...
Теория по геометрии 7-9 класс: Смежные углы – два угла, у которых одна...
Методы лингвистического анализа: Как всякая наука, лингвистика имеет свои методы...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-16 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.078 с.