ГЛАВНОЕ - РАЗУМ, ВОЛЯ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ 2 глава





Пример этот убеждает в том, что любому организму необходимо и полезно только то питание, которое назначено ему природой. Представьте, что бы случилось, начни мы кормить яка мясом или салом? Если бы он не погиб при этом, то перестал бы быть самим собой, так как химический состав клеток его организма постепенно бы изменился.

Не является исключением и человек. Хотя в процессе борьбы за выживание он начал употреблять в пищу мясо животных, оно не стало для него видовым

продуктом питания. Опросите, почему? Посмотрите на себя в зеркало: есть ли у вас острые клыки и когти, как у хищников, которые питаются исключительно мясом? Более того, как врач скажу вам, что и желудок у вас не круглый, и кишечник намного длиннее, чем у хищников, и сколько бы веков мы ни питались мясом, мы вновь и вновь рождаемся с теми же анатомо-физиологическими особенностями, что и в начале своего эволюционного развития. В нашем организме существенно меняются лишь строение и функции головного мозга. К концу XX века мы стали значительно более разумными, нежели наши первобытные предки доисторического периода.

Итак, почему человек продолжает есть мясо? Причин здесь несколько. Первая и главная заключается в его психологическом настрое, закрепившемся в результате многовековой привычки, передаваемой из поколения в поколение. При этом ее не приходится культивировать искусственно. Достаточно того, что с младенческих лет человек начинает питаться «как все». Огромная доля вины лежит и на апологетах калорийной теории питания, которые всеми доступными им способами пропагандируют ложный тезис о том, что чем больше калорий содержится в возможно меньшем объеме продуктов питания, а это в первую очередь относится к мясу, тем они ценнее и полезнее.

Подобного рода научные откровения не только освещают пагубную для здоровья человека привычку, но и ведут к колоссальным, ничем не оправданным потерям наиболее ценных продуктов питания. Достаточно вспомнить хотя бы, сколько зерна расходуется на производство мяса (животноводческими

комплексами, свинофермами и птицефермами), тогда как имеющиеся у нас материальные ресурсы можно было бы направлять на увеличение производства важных для здоровья человека овощей, фруктов, орехов, бобовых и полноценных крупяных и зерновых культур и, наконец, целительного меда.

Существует и другая причина того, что человечество продолжает цепляться за свои заблуждения. Это недопустимо низкий уровень знаний о собственном организме, о его способности к саморегуляции и самовосстановлению. Причем этот уровень характерен как для несведущих людей, так и для специа- листов-мед иков.

Если бы наше невежество распространялось только на сферу питания человека, то и этого было бы достаточно, чтобы его здоровье стало весьма неустойчивым, легко уязвимым. Беда в том, что немногим большими знаниями мы располагаем и в отношении других сфер жизнедеятельности организма. Ответьте, пожалуйста, на вопрос: существует ли на свете такая машина или система, которая способна работать в равновесном состоянии? Например, двигатель внутреннего сгорания, не оснащенный системой охлаждения? Любой автомобилист скажет вам, что такое невозможно, двигатель сразу же «захлебнется». А человеческий организм — тоже машина, совершеннейшая биологическая машина с автоматическим регулированием процессов жизнедеятельности. Ее работу обеспечивает также и разность температур, которая существует в нашем организме. У нормального здорового человека температура кожи составляет 24°С, внутри тела — 36,7СС. Нарушение разницы температур ведет к заболеванию, если организм не за

кален. Закаливание призвано расширить возможности нашего организма для компенсации резких изменений в естественном перепаде температур.

Помимо всего прочего, мы еще и не обучены двигаться, правильно двигаться. Сейчас принято во всех бедах винить адинамию, или, как ее часто называют, гиподинамию. С недостатком движения, физических нагрузок связывают многие болезни, отклонения от физической нормы. Но скажите на милость, разве спортсмены мало двигаются? Да они только этим и занимаются и, тем не менее, болеют. А военные разве не болеют? А крестьяне, которые день-день- ской в движении, да еще на чистом воздухе, на земле? Они не болеют? Болеют не меньше, чем все остальные. Значит, дело не просто в движении, а в правильном движении. Кто-то, возможно, усмехнется: уж не собирается ли доктор Шаталова учить молотобойца в кузнице или механизатора в кабине трактора правильным движениям? На первый взгляд, действительно смешно. Но смешно может быть только тем, кто представления не имеет о возможностях и, главное, потребностях нашего организма. Культура движения вообще выпала из поля зрения нашей практической медицины. Если же кто-то и занимается этой проблемой, то только с точки зрения экономичности движений, их производственной целесообразности или эффективности, например роста результатов, показываемых спортсменом, т. е. опять-таки во главу угла ставится не сам человек.

Главное в движении — это умение раскрепостить мышцы, довериться им, дать возможность свободно сократиться и расслабиться в естественном ритме. Тогда работать будут только те из них, которые абсо

лютно необходимы в данный момент при данном характере движения. Остальные же получат возможность отдохнуть. Но этому надо учиться, причем учиться всем и каждому. Система естественного оздоровления включает в себя упражнения, цель которых — научить человека искусству движения на фоне расслабленности.

В первой, вводной главе я не ставила своей целью дать читателю сколько-нибудь систематические знания о процессах, характеризующих жизнедеятельность человеческого организма, и методах их оптимизации. Этому посвящены отдельные разделы книги. Мне хотелось лишь обратить ваше внимание на искусственный характер нашей цивилизации, ее оторванность от природы, что в конечном счете и является причиной всех нынешних и грядущих бед человечества, показать все несовершенство наших представлений о своем организме.

Сегодня мы находимся на критическом этапе развития. Вопрос стоит так: или человечество найдет в себе силы изменить направление развития созданной им цивилизации в сторону сближения с природой, переориентировать науку на изучение ее законов, обеспечивающих жизнеспособность и развитие системы «природа—человек», или погибнет. Иного не дано. С подобными предостережениями выступают сегодня лучшие умы человечества. Прислушаемся к их голосу и начнем с себя, с перестройки своей психологии, своего образа мышления, своих привычек. Скажем себе и всем: «Добро тебе, Человек! В твоих руках твоя собственная жизнь и жизнь твоих детей, внуков, правнуков, всех тех, кто придет за тобой. Сумей разумно распорядиться ею!»

Глава вторая ВЫБОР ПУТИ

ДОМ НА ПЕСКЕ

Как, несомненно, заметил читатель, значительное место в первой главе отведено проблеме питания. Почему? Первая причина состоит в том, что состав потребляемой человеком пищи в значительной мере определяет химический состав клеток его организма. А это, в свою очередь, прямо влияет на все другие процессы, например газообмен, терморегуляцию или мышление. Вторая причина, по которой я уделяю большое внимание питанию, состоит в том, что ни одна другая сфера жизнедеятельности человека не связана с таким количеством псевдонаучных представлений, граничащих с суевериями, и не в последнюю очередь потому, что целостной, стройной науки о питании до сих пор человечество еще не создало, хотя серьезные шаги в этом направлении сделаны. Достаточно вспомнить труды И.П. Павлова по физиологии пищеварения, приближающиеся к ним по значимости работы современного советского ученого академика А.М. Уголева, в области гигиены питания — работы Шелтона.

Властвующая ныне калорийная теория питания не дает ответа практически ни на один вопрос, связан

ный с очевидным фактом: раз человек ежедневно расходует энергию и на работу, и на функционирование самого организма, необходимо компенсировать его энергозатраты. Но как? «Калорийщики» считают, что только за счет энергии, высвобождающейся в результате разрыва химических связей питательных веществ.

Но сказав «а», они должны были бы сказать и «б»: если считать, что энергозатраты человека восполняются только за счет энергоемкости продуктов питания, то необходимо ответить на вопрос: а сколько же энергии расходует организм в процессе жизни и деятельности? Давно забыты камеры теплосъема, примитивно определяющие этот расход. На смену им пришли всевозможные практически взятые с потолка коэффициенты. Неполноценность всех этих расчетов — прямой результат ошибочного взгляда на человеческий организм как на печку, в которую постоянно надо подбрасывать топливо. У истоков же этой точки зрения стоит наука биология, которая вот уже 200 лет отказывается признать существование носящей ее имя энергии — биологической. И это несмотря на все факты, все те «но», которые подрывают устои калорийной теории и заставляют искать новые подходы к процессу питания. Какие же «но» я имею в виду?

Первое «но». Как вы думаете, сколько тепла выделит помещенный в термоизоляционную камеру шахматист, которого попросили сыграть партию вслепую. Совершенно верно: столько же, сколько находящийся в покое человек. Но я сама шахматистка и знаю, что каждая такая партия может обойтись человеку до двух, а то и трех килограммов потерянной

2 Выбор пути

массы. Спрашивается, куда они улетучились? Да никуда, просто были преобразованы в умственную энергию, а та, как известно, обладает более тонкими и неуловимыми особенностями, чем тепловая. Будь это не калорийная, а любая другая теория, можно было бы посетовать на несовершенство наших знаний, наметить программу дальнейших исследований и спокойно, методично осуществлять ее. Но, подчеркиваю, речь идет не просто об устаревшей ошибочной, а еще и об официально признанной теории. Это уже повлекло и влечет за собой многие негативные последствия. Здесь я называю пока только два, о других речь пойдет ниже.

Поскольку умственная энергия измерению имеющимися приборами не поддается, на нее и смотрят как на нечто эфемерное, полумистическое и особой цены не имеющее.

Второе «но», подрывающее основы теории «кало- рийщиков», касается методов определения энергоемкости продуктов. Скажите, какое яблоко вы предпочтете: только что сорванное с ветки или пролежавшее зиму? Думаю, лишь очень большие оригиналы выберут второе. Между тем, если сжечь по 100 г того и другого, количество выделенного тепла будет абсолютно одинаковым: 36—46 ккал в зависимости от сорта. Могут возразить, что я забываю про витамины, но современные методы хранения позволяют свести их потери до минимума. Так что дело не в калориях и витаминах, а в той особой неуловимой для современных приборов биологической энергии, которой обладает все живое и которую наш организм способен усваивать. Но признать это — значило бы подписать смертный приговор калорийной теории питания.

В первой главе я называла некоторые цифры, повторю их. Медики-«калорийщики» рекомендуют потреблять в день в среднем 80—100 г белка, 80—100 г жиров, 400—500 г углеводов. Если бы какой-то гражданин решил перейти исключительно на растительную пищу, но руководствовался при этом названными нормами, ему пришлось бы съедать примерно 20 кг овощей, фруктов, зелени в сутки. Если учесть, что наш желудок вмещает около 300—400 г пищи, то вегетарианцу пришлось бы жевать не переставая весь день напролет.

Между тем весь опыт миллионов людей, отказавшихся от потребления животных белков, т. е. мяса и рыбы, свидетельствует о том, что ничего подобного не происходит, что вегетарианцы едят ничуть не больше «нормальных» людей, не мыслящих свою жизнь без мяса. А это означает только одно: человек, потребляющий исключительно растительную пищу, получает килокалорий намного меньше рекомендуемого «калорийщиками» количества, что свидетельствует о неполноценности отстаиваемой ими теории.

Чтобы спасти выстроенное на песке и пошатнувшееся ее здание, сторонники этой теории используют все доступные им средства. Бывший директор Института питания АМН СССР, ныне покойный академик А.А. Покровский, например, особое внимание уделял взаимосвязи характера питания и уровня умственных способностей человека. Опыты проводились им на крысах. Одним он включал в рацион питания мясо, других держал исключительно на растительной пище. И те и другие должны были найти выход из лабиринта. Меньше времени на это затрачивали крысы, получавшие мясо. На этом основании ис-

2*

следователь сделал вывод о том, что и человек, питающийся мясом, умнее своего собрата-вегетари- анца, а стало быть, и калорийная теория в своей основе верна. Такое толкование изначально неверно, поскольку игнорирует различия в умственных способностях крысы и человека и различие их видовых свойств в питании.

Питание каждого вида живого имеет свои видовые особенности, которые отнюдь не отражаются на умственных способностях животных. Можно ли, например, считать хищника более умным, чем обезьяну? Или утверждать, что лев умнее слона, а лошадь глупее тигра? И как, наконец, расценивать тот факт, что многие выдающиеся представители рода человеческого, например, Пифагор и Ньютон, Л.Н. Толстой и Р. Роллан, И.Е. Репин были убежденными вегетарианцами?

О многом заставляет задуматься и пример американцев, людей, как известно, рационально мыслящих, которые в последние десятилетия взяли курс на вегетарианское питание, чтобы избавиться от массовых хронических болезней. Еще 15 лет назад 30% жителей США отказались от потребления мяса.

Здесь же попутно замечу, что Всемирная организация здравоохранения снизила рекомендованные нормы потребления белка до 29—37 г в сутки. И только мы продолжаем придерживаться прежних норм, поставляя в и без того переполненные больницы все новых и новых почечных больных, страдающих нарушением белкового обмена.

Самое же трагическое заключается в том, что наш человек лишен пока возможности сделать для себя свободный выбор: следовать ли ему рекомендациям ученых — апологетов калорийной теории или перейти

на здоровый образ жизни, назначенный ему природой. Он на всю жизнь обречен оставаться в заколдованном круге предписанных ему норм питания, скудного выбора полугнилых овощей и фруктов, пожухлой зелени.

А теперь вернемся к другим «заслугам» калорийной теории. Мы остановились на том, что перед ее сторонниками встала дилемма, как «втиснуть» рекомендуемые килокалории в приемлемое с точки зрения здравого смысла количество продуктов. Выход был найден в их концентрации. Выход, спасительный для теоретиков и пагубный для нас с вами. Ход их мысли в общем-то понятен. Если сахар, содержащийся в 100 г свеклы, даст нам всего 40 ккал, то не лучше ли выделить его в чистом концентрированном виде и получить уже около 600 ккал из 100 г сахара. То же самое и с мясом: переработанное в жирную ветчину оно дает 700 ккал на 100 г продукта. Вы можете перебрать так все продукты питания, выходящие с предприятий пищевой промышленности, и убедитесь, что эти предприятия, предназначены исключительно для уничтожения полноценных, необходимых человеку продуктов и превращения их в высококалорийные, но лишенные жизни, ограниченной годности органические вещества. В этой связи уместно напомнить, что многие ученые с мировым именем считают именно концентрацию продуктов и оптимизацию рациона причиной многих хронических заболеваний, одолевающих человечество.

Уже слышу возмущенные возгласы незримых оппонентов: «К чему вы призываете? К сокращению производства продуктов питания? Мы и сегодня на грани голода, а вы позволяете себе такое! И это врач!»

Я действительно врач, и вот уже почти 50 лет своей жизни посвятила тому, чтобы передавать людям знания о них самих, о высшем творении природы — их чудесном саморегулирующемся, самовосстанавлива- ющемся организме. Причем знания эти не заемные, а проверенные и испытанные на себе, на сотнях, если не на тысячах моих последователей, которые в результате занятий в моих школах (а они открыты во многих городах страны) обретают подлинное здоровье, уверенность в себе.

О ЧЕМ ДУМАЕТ... ЖЕЛУДОК

Этот заголовок — не шутка, цель которой позабавить читателя. Наша психика и органы пищеварения настолько тесно между собой связаны, что порой трудно понять, кто в этом тандеме лидер, кто определяет жизненную позицию, вкусы и привычки, ритм жизни, наконец. Разве мало мы знаем людей, для которых блаженное чувство сытости, погружающее нашу психику в сон, становится содержанием и смыслом жизни.

Существует и другая категория людей, рассматривающих собственные органы пищеварения как индикатор своего общественного положения. Их самолюбие тешит сама возможность питаться продуктами, представляющими предел мечтаний тысяч и тысяч их соотечественников.

Но если даже оставить в стороне эти гастрономи- ческо-психические извращения, отрицать воздействие системы пищеварения на нашу психику не приходится. Кто, например, не ловил себя на том, что чув

ство голода делает его раздражительным, рассеянным, а ощущение сытости приводит в состояние благодушия?

Однако неизмеримо большее значение имеет обратный процесс: влияние психики на органы пищеварения. Причем влияние это носит двоякий характер: сознательный и подсознательный.

Сознательный характер выражается в выборе продуктов питания, который зависит от многих факторов: наших вкусов, привычек, традиций, уровня знаний, состояния кошелька, наконец. Оказывают свое влияние и многочисленные предрассудки, догмы, стереотипы, увлечения.

Воздействие подсознания на работу желудочно-кишечного тракта проявляется не столь явно и становится заметным лишь тогда, когда в организме возникают какие-либо отклонения от нормы. Пока все его органы и системы действуют строго по программе, записанной в генетическом аппарате человека, пока сам человек является примерным гражданином «правового государства Природа», соблюдает властвующие в нем законы, предписания и ограничения, наш организм не подает сигналов бедствия. Но стоит преступить их, и вся великолепно отрегулированная автоматика подсознания блок за блоком начинает выходить из строя, а мы из нормальных людей превращаемся в стонущих и кряхтящих пациентов.

Можно ли как-то сделать осязаемой, зримой для нас таинственную работу подсознания, протекающую в недоступных глубинных структурах головного мозга? Можно, и поможет нам в этом опыт, поставленный великим И.П. Павловым. Я иногда демонстрирую его на своих лекциях. Спрашиваю аудиторию,

что произойдет, если дать человеку в ложечке чис- тейший речной песок. Выделится слюна или нет? Ответы дают самые разные, но большинство, как правило, не знает. Таким образом, сознание испытуемого на результаты опыта влияния оказать не может, свое слово должно сказать подсознание. И оно говорит его громко и недвусмысленно: слюна выделяется. Но какая? Это — чистейшая вода, без примеси ферментов. Теперь дадим человеку ложку сухарных крошек, внешне ничем не отличающихся от песка. Слюна выделится густая из-за присутствия в ней птиалина — фермента, преобразующего крахмал в сахар.

Попытаемся поставить подсознание в тупик и усложним опыт. Дадим испытуемому те же сухарные крошки, но подслащенные. Слюна выделится жидкая, бедная птиалином. Сладкий вкус сухариков послужил подсознанию сигналом, что содержащийся в них крахмал преобразован в сахар и фермент не нужен. «Но на самом деле это не так, — скажет разочарованный читатель. — Значит подсознание можно обмануть?» Конечно, можно, и мы с успехом проделываем это по крайней мере трижды в день. Природа не меняет свои законы в зависимости от честности или нечестности человека, не приспосабливает их к нашим прихотям и причудам. Это уж наша с вами забота, будем ли мы следовать ее предписаниям или предпочтем коллективное самоубийство. Пока дело идет ко второму. Ну, скажите на милость, какому умнику пришла в голову идея потчевать нас так называемыми «калорийными» булочками? Ответ ясен уже из самого названия. Снова тот же прием, с помощью которого мы обманываем свое подсознание. Кто выигрывает в этой бессмысленной' игре? Во вся

ком случае не вы, живущие 60—70 лет вместо 150, отпущенных природой, и не вы, для кого аптечные таблетки стали таким же привычным блюдом ежедневного меню, как подслащенная манная каша или сладкий крахмал пирожного из ближайшего магазина или... Впрочем, перечень можете продолжить сами.

Такого рода примеры свидетельствуют об одном — больше всего сегодня людям нужно знание. В меру своих сил я постараюсь дать вам его и начну со знакомства с работой органов пищеварения.

Многие, вероятно, слышали термин «заболевания желудочно-кишечного тракта». Тем самым нам как бы дают понять, что процесс пищеварения начинается в желудке. На самом деле, и мы уже убедились в этом на опыте с песком, дело обстоит не так. Обработка поступающей в организм пищи начинается во рту. Отсюда по пищеводу она поступает в желудок, из желудка — в двенадцатиперстную кишку, в которую «впадают» протоки печени и желчного пузыря, из двенадцатиперстной кишки — в тонкую, затем в толстую и наконец в прямую. В каждом из разделов пищеварительного тракта — своя среда. Во рту — щелочная, в желудке — кислотная, в двенадцатиперстной кишке — снова щелочная и т. д. От раздела к разделу щелочность и кислотность меняются. Поскольку у рядового гражданина познания не идут дальше повышенной или пониженной кислотности в желудке, вызывающей неприятные ощущения и вполне резонные опасения, он и не задумывается над тем, что происходит после того, как пища покинула желудок и поступила в кишечник. А происходят там весьма любопытные вещи. Начнем с того, что зададимся вопросом: каким образом щелочная и кислая

среды сохраняются в своем постоянстве в разных от- делах пищеварительного тракта? Ответ на этот вопрос даст нам разгадку многих наших болезней.

Дело в том, что сквозного кишечника-коридора, каким его многие себе представляют, не существует. Я бы сравнила его с отсеками подводной лодки, отделенными друг от друга водонепроницаемыми переборками с дверями-клапанами. Они-то и не дают кислым и щелочным средам вступать в контакт друг с другом. Один из наиболее важных клапанов тот, что отделяет желудок от двенадцатиперстной кишки: ведь именно в этих разделах тракта самая кислая и самая щелочная среды. В переводе с латыни его название означает привратник. Когда ко мне обращается человек с жалобами на боли в желудке или двенадцатиперстной кишке, я первым делом проверяю, не оставил ли привратник дверь приоткрытой. Ведь окисленная перевариваемая масса проникает туда, где ей вовсе не место — в двенадцатиперстную кишку, и вызывает ее заболевания, а также болезни печени и поджелудочной железы. Желчь же может разбрызгиваться в желудок и смывать с его стенок защитную слизь. Тогда кислоте ничего не стоит разъесть это место и вызвать язвенную болезнь. Аналогичные явления имеют место в тонком и толстом кишечнике, в прямой кишке, если клапаны между ними неисправны.

Что же может вызвать заболевание клапанов? Прежде всего, неправильное питание, не свойственное человеку как виду. Я имею в виду потребление животных белков, тем более в смеси с продуктами растительного происхождения. Это, как и в случае с подслащенным крахмалом, ставит наше подсознание

в тупик. Если для переваривания мяса требуется 6—7 часов, овощей — около 4 часов, а фруктов — 1 час и для каждого вида продуктов существует своя программа последовательного включения в работу разделов желудочно-кишечного тракта, то что же получается, если вы съели, скажем, кусок утки или гуся, запеченного в духовке с яблоками, картофелем и черносливом? Ни один компьютер, даже такой «сверхум- ный», как наше подсознание, не может заставить работать органы пищеварения по трем программам сразу. Он выбирает одну, самую напряженную, рассчитанную на переваривание мяса. Ее отличает предельная концентрация кислотно-щелочной среды, увеличенные нагрузки на стенки желудка и кишечника. А поскольку смешанная пища занимает в нашем рационе основное место, значит и органы пищеварения постоянно работают в форсированном режиме и раньше положенного срока вырабатывают свой, как говорят автомобилисты, «моторесурс».

Стоит ли удивляться тому, что у одних раньше, у других позже наступает время, когда и привратник, и другие клапаны начинают спустя рукава относиться к своим обязанностям. Поэтому, когда меня спрашивают, как быть, я отвечаю однозначно: полностью исключить животные белки из своего рациона. Полностью и навсегда, если, конечно, хотите быть здоровым. Возможны лишь редкие исключения в праздник и дни мясоеда.

В ответ мне нередко напоминают высказанную Энгельсом мысль о том, что человек стал человеком только после того, как начал охотиться и потреблять в пищу мясо убитых им животных. Действительно, мясо — продукт высококалорийный и употребление

его человеком позволило резко сократить время на поиски съедобных плодов, злаков и кореньев. Перед ним открылась возможность для самосовершенствования. Но какой ценой? Ценой ухудшения здоровья и снижения долголетия.

Мясо не является видовым продуктом питания человека, как, например, для хищника, вооруженного клыками и когтями, быстрого, способного догнать и убить свою жертву. Анатомо-физиологическое строение человеческого организма мало изменилось с тех доисторических времен, когда он бродил по девственным лесам в поисках растительной пищи. В процессе эволюции развивался в основном его мозг, его сознание, мышление, и именно это оказалось решающим фактором в выживании человека как биологического вида. И только сегодня мы начинаем это понимать. Я — ученый и привыкла доверять больше фактам, чем самым авторитетным мнениям, если они не находят подтверждения опытом, практикой. Поэтому приведу здесь один только пример, который, надеюсь, поможет читателям сориентироваться в тумане калорийной теории.

Чуть выше я очень схематично описала строение пищеварительного тракта человека, упомянув, в частности, и толстый кишечник. Долгое время ученые не могли понять, какую роль он играет в нашем организме. И.И. Мечников считал даже, что такой орган нам попросту не нужен, и лишь современные исследования академика А.М. Уголева помогли не только реабилитировать толстую кишку, но и оценить ее незаметную работу. Более того, именно ей суждено нанести нокаутирующий удар калорийной теории, которую изворотливый человеческий ум сконструи

ровал единственно для того, чтобы обелить в собственных глазах свое чревоугодничество. Здесь я усматриваю аналогию в поведении человека и тех подопытных крыс, которым вводили тончайшие иглы-электроды в центр наслаждений, имеющийся в их головном мозге. Стоило крысе нажать педаль, как слабый электрический импульс раздражал центр наслаждений, и крыса испытывала величайшее блаженство. Кончилось тем, что крыса превратилась в своего рода наркомана и уже не отходила от заветной педали.

Это я рассказала для того, чтобы читателю было над чем поразмышлять на досуге. А теперь вернемся к теме нашего разговора.

Сторонники калорийной теории утверждали и продолжают утверждать, будто существуют аминокислоты, которые в человеческом организме не производятся, но без которых он существовать не может. Их так и стали называть — незаменимые. Доказывалось также, что эти аминокислоты содержатся только в животном белке, т. е. в мясе, поэтому человек просто обязан его употреблять, чтобы не умереть. Академик А.М. Уголев и его сотрудники с помощью серии экспериментов установили, что орган, вырабатывающий незаменимые аминокислоты, в нашем организме есть — это толстый кишечник. Точнее, не сам кишечник, а обитающие в нем квартиранты — микроорганизмы. Именно они, потребляя часть поступающих в толстую кишку с растительной пищей питательных веществ, преобразуют их в процессе своей жизнедеятельности в необходимые нам аминокислоты и витамины. Я не случайно назвала их квартирантами. Сосуществование нашего организма и микрофлоры толстого кишечника — это класси

ческий пример широко распространенного в живой природе явления — так называемого симбиоза. Многие, очевидно, помнят еще по школьному курсу биологии другой образец такого сожительства — рака- отшельника и путешествующей на его спине актинии.

Работы Уголева и его сотрудников позволили восстановить историческую справедливость и объяснить, почему ошибался И. И. Мечников в оценке роли толстой кишки, а заодно, как говорится, «прояснить вопрос», почему все-таки не вымирает та часть человечества, которая сделала выбор в пользу растительной пищи и отказалась от потребления мяса и рыбы. Это тот самый «вопрос на засыпку», который сторонники калорийной теории всегда обходили.

В том, что И.И. Мечников недооценивал роль толстой кишки, ничего удивительного нет. Действительно, если организм получает незаменимые аминокислоты с животным белком, а функции толстой кишки никому не известны, то вполне естественно предположить, что она не так уж и нужна. Единственное, в чем можно упрекнуть нашего известнейшего иммунолога, так это в том, что он принял на веру без экспериментальной проверки постулаты калорийной теории. Ну а ответ на вопрос, почему миллионы вегетарианцев живут без мяса и чувствуют себя превосходно, вам, по-моему, теперь ясен.

Однако далеко не все так ясно с теми, кто пока не мыслит свою жизнь без мяса. Подумайте сами, можно ли безнаказанно выключать из работы целый орган, предусмотрительно встроейный природой в целостную систему нашего организма? Ни для него, ни для вас это бесследно не проходит. Сегодня ваш толстый кишечник не работает и в малую долю своих

возможностей. Потребляя в пищу чужеродные белки, концентрированные вещества, вы угнетаете микрофлору толстого кишечника, вносите дисгармонию в слаженную работу своего организма, мешаете его способности к саморегуляции, самовосстановлению.

Я понимаю, что чувство сытости, связанное в нашем сознании с потреблением в первую очередь мяса, держит человека крепче любого каната в плену привычного образа жизни и питания. Многие опасаются, что, отказавшись от традиционного рациона, они будут постоянно ощущать чувство голода.





Рекомендуемые страницы:


©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-04-27 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!