Цветообозначения в разных языках




 

В разных культурах символика одних и тех же цветов различна. По мнению В.Г. Гака, «даже такое объективное, общее для всех людей ощущение, как цвет, в разных языках отражается по-разному, наименование красок составляют в каждом языке сложную систему, и системы разных языков обнаруживают показательные расхождения» [Гак, 1977, с. 198]. Связь между представлением цвета в мозгу и языковым представлением о цвете может быть только опосредованной. Путь лежит через понятия. Данные чувственного восприятия субъективны, в то время как понятия могут быть общими для всех. А. Вежбицкая полагает, что цветовые концепты связаны с определенными универсальными элементами человеческого опыта и что эти универсальные элементы можно грубо определить как день и ночь, солнце, огонь, растительность, небо, земля [Вежбицкая, 1996, с. 283]. Поскольку воспринимаемые ощущения могут концептуализироваться различными способами, в разных языках различна символика одних и тех же цветов.

Обратимся к конкретным «цветовым» фразеологизмам русского, английского, французского, арабского языков и сравним их.

Прилагательное черный используется в рассматриваемых нами языках для обозначения понятия «темный».

Согласно Французско-русскому фразеологическому словарю под редакцией Я.И. Рецкера, слово noir используется для обозначения крайней степени отрицательных эмоций и состояний: bile noire, chagrin noir, humeurs noires, machins noirs, papillons noirs. Кроме отрицательных эмоций, noir символизирует смерть: le noir trajet, passer l’onde noire, prendre le noir, quitter le noir, être en noir. Очень часто noir используется как показатель интенсивности: froid noir, heure noire, misère noire, se heurter à un mur noir. Фразеологическая единица (ФЕ) bête noire означает предмет особой ненависти. Прилагательное noir в данном устойчивом словосочетании является гиперболическим распространением.

В английском и русском языках метафорическое значение черного цвета совпадает: black box (черный ящик), black coat (черная сутана), the Black Code (черный кодекс), black diamonds (черное золото), Black Friday (черная пятница).

Согласно Фразеологическому словарю русского литературного языка А.И. Федорова, слово черный используется в значениях «неквалифицированный» (черная работа), «служебный, непарадный» (черный ход, черный двор). В русском языке встречаются ФЕ с негативной семантикой: в черном цвете, чернее тучи, черная неблагодарность, черными красками, черная душа, черное слово (нецензурная брань), черный день, в (самом) черном виде, черный год.

В немецком языке schwarz имеет значение «торжественный», «траурный» (in schwarz gekleidet), «незаконный» (der schwarze Markt, der Schwarzfahrer).

В арабском языке черный цвет (aswad) используется для обозначения понятия «темный, мрачный», а также для обозначения крайней степени отрицательных эмоций и состояний (haqd aswad – жгучая ненависть, aswad al-qalb – злой).

Во французском языке слово blanc имеет значение «светлый» (du vin blanc), «чистый» (du linge blanc, mettre une chemise blanche, une assiette blanche, une page blanche), «пустой, с отсутствием чего-либо, отличающийся от обычного» (nuit blanche, bulletin blanc, mariage blanc, billet blanc). При сильном накаливании, сильной потере крови и других интенсивных действиях происходит обесцвечивание. Возможно, поэтому blanc, à blanc стало означать высокую степень интенсивности: colère blanche, ivresse blanche, chauffer à blanc, mettre qn à blanc, saigner à blanc.

Согласно Англо-русскому фразеологическому словарю А.В. Кунина, слово белый используется со значениями «чистый» (a white collar job), «необычный» (a white crow), «порядочность, честность» (a white man), «трусость, малодушие» (show the white feather), «покаяние» (put on a white sheet; stand in a white sheet). Среди названных ФЕ наибольший интерес представляет ФЕ show the white feather. Белое перо в хвосте бойцового петуха считалось признаком плохой породы. В Англии и Австралии получение белого пера означает обвинение в трусости, его обычно посылают людям, уклоняющимся от военной службы.

В русском языке слово белый имеет производные значения «светлый» (белое вино), «ясный, светлый» (средь бела дня), «чистый» (белая горница), «необычный» (белая ворона), «сильная степень гнева» (доходить до белого каления), «неумело скрытый» (шитый белыми нитками).

В немецком языке прилагательное белый (weiss) имеет значение «невинность», «чистота», «свадьба» (eine weisse Weste haben – иметь незапятнанную репутацию).

В арабском языке прилагательное белый (abyad) имеет не только общепринятое значение «ясный», «светлый», но и несет в себе значение доброты, благости (qalb abyad – доброе сердце, habar abyad – благая весть).

Во французском языке bleu указывает на сильный крик, на сильную зависть: avoir une envie bleue. Прилагательное bleu используется как показатель интенсивности: peur bleue. Вызывает интерес ФЕ рasser au bleu. В буквальном смысле это выражение означает «подсинить белье». Известно, что при подсинивании белья желтизна исчезает, бесследно пропадает. Это явление и послужило источником метафорического образа, положенного в основу данного фразеологизма. Очень часто французы связывают синий цвет с надеждой, мечтой, романтическим и нежным чувством: petite fleur bleue, être dans le bleu, voyager dans le bleu, nager dans le bleu.

ФЕ с обозначением синего цвета в английском языке значительно больше, чем в русском. Эта особенность обусловливается, по-видимому, географическим положением английского государства и его климатом – страна находится в окружении морей (синий цвет). Отсюда и большое количество ФЕ, в которых синий цвет символизирует море, небо, тоску, панику, хандру, потрясение, сквернословие, пессимизм, жестокость, гибель: till all is blue, the boys in blue, the blue blanket.

В русских «цветовых» ФЕ прилагательное синий (голубой) встречается в значении «неприятность», «презрение» всего 4 раза, например, синий чулок. Самих ФЕ со словом синий чуть больше десяти (о виде банкноты, роде войск, благородном происхождении, неуловимой удаче: синяя птица, голубая кровь, синие мундиры (устар.)).

В немецком языке прилагательное синий (blau) символизирует неопределенность (ins Blaue (hinein)), ложь, обман, притворство (das Blaue vom Himmel (herunter) lügen).

В арабском языке голубой цвет употребляется для описания воды, моря, неба. В необычном лексическом окружении прилагательное azraq (голубой) подчеркивает исключительный характер явления. Как считает В.С. Морозова, начало этому было положено в давние времена. В толковом словаре «ал-Мунджид» зафиксирован фразеологизм al-aduww al-azraq (заклятый враг) (букв. голубой), и дается следующее объяснение: так как у большинства византийцев, с которыми арабы сильно враждовали, были голубые глаза, это и послужило причиной называть лютых врагов «голубыми» [Морозова, 1999, с. 302].

Во французском языке прилагательное rouge символизирует возбуждение, энергетизм, беспокойство. Красный цвет связан у французов с представлениями о сильном гневе, ярости. Этот факт ярко иллюстрируют следующие фразеологизмы: voir rouge, se fâcher tout rouge, marquer qn à l’encre rouge. Во французском языке функционирует ФЕ tirer (poursuivre) à boulets rouges sur qn. В прошлом артиллерийский обстрел вражеских позиций вели пушечными ядрами, раскаленными докрасна, с тем чтобы они сжигали все, что находилось на месте обстрела. Коррелят слова rouge вызывает часто ассоциативные реакции огня.

В английских ФЕ цветообозначение красный символизирует опасность, неприятность, убытки, препятствие, пренебрежение, заблуждение, раздражение: red alert, catch somebody red-handed, get out of the red. Реже красный цвет обозначает мужество, смелость, элегантность: red blood, red carpet.

В русских ФЕ красный цвет символизирует положительные свойства, качества людей, объектов, явлений: красная девица, красный следопыт, красный уголок, проходить красной нитью, красное словцо, красные дни и др.

В немецком языке прилагательное красный (rot) ассоциируется с жизнью (heute rot, morgen tot), с особым событием (sich etwas rot im Kalender anstreichen).

Желтый цвет во французском языке вызывает следующие ассоциативные реакции: лимон, солома, одуванчик, золото, отсюда и соответствующие фразеологизмы: jaune comme un citron, jaune comme du nankin, jaune comme un souci, jaune comme de la cire, jaune comme un cierge pascal. Желтый цвет у французов часто символизирует измену, разлуку: peindre en jaune. Но во французском языке есть ФЕ rire jaune (желтый смех). А.Г. Назарян отмечает, что «выражение связано с тем, что у человека, смеющегося вопреки своей воле, от досады якобы усиленно выделяется желчь, что придает его лицу желтый оттенок. Поэтому «желтый смех» является синонимом принужденного притворного смеха. Ведь еще в старину желтый цвет считался цветом лжи, неискренности» [Назарян,1978, с.64]. Следует отметить, что во французской лингвокультуре зрительные впечатления стоят на первом плане rire jaune, sourire jaune, тогда как в русском языке в данном случае преобладают вкусовые качества (кислая улыбка, горькая усмешка, горький смех).

ФЕ с обозначением желтого цвета в английском языке встречаются 10 раз. Почти все «желтые» ФЕ имеют отрицательный смысл (подлость, болезнь, предательство, тревога): yellow dog, look green and yellow about the gills и др.

В русском языке встречается 4 ФЕ с обозначением желтого цвета, и все они носят отрицательный смысл: желтый билет, желтый дом (устар.), желторотый птенец.

В немецком языке прилагательное желтый (gelb) ассоциируется с завистью, фальшью, ненавистью (der gelbe Neid, vor Neid gelb und grün werden).

Таким образом, метафорическое значение черного, белого, синего, красного, желтого цветов в английском, французском, русском языках в большинстве своем не совпадает. В каждом языке названия даже основных цветов, совпадая в денотативных значениях, не сходятся в производных и в их фразеологическом использовании. Особенно обращает на себя внимание тот факт, что цветовые ассоциации во французских ФЕ выступают в качестве интенсификатора эмоциональных состояний (peur noire, chagrin noire, colère rouge, colère jaune).

Итак, цветовая символика национально-специфична, она, скорее всего, относится к содержанию, кодируемому цветом. В.Ф. Петренко утверждает, что «когда в качестве доказательства того, что цветовая символика национально-специфична, приводят обычно пример того, что в европейской культуре цвет траура – черный, а у японцев – белый, то забывают, что символика белого цвета означает девственное начало, рождение нового и одновременно растворение, исчезновение старого. В рамках буддистской традиции, где жизнь мыслится как цепь взаимопереходов бытия и небытия, начало и конец не столько антонимичные полюса, как для европейского мироощущения, и образы жизни и смерти, символика черного и белого мыслятся в диалектическом единстве» [Петренко, 1997, с. 212]. Налицо не столько различие цветовой символики, сколько различие в переживании и трактовке бытия.

Таким образом, оценка, выраженная в устойчивых словосочетаниях и закрепленная в них, является продуктом деятельности мышления данного национально-культурного социума. Символика цветообозначений в языках позволяет увидеть картину мира, преломленную в сознании того или иного этноса, его глазами.

 

Ключевые понятия

Картина мира, концептуальная картина мира, языковая картина мира.

 

Контрольные вопросы

1. Как воспринимается мир через призму культуры?

2. Какова роль языка в освоении действительности?

3. Что означает понятие «картина мира»?

4. Что такое концептуальная картина мира?

5. Что называется языковой картиной мира?

6. Каким образом влияет на восприятие человеком действительности сложившаяся в его сознании картина мира?

7. Насколько культура, в которой сформировалась личность человека, оказывает влияние на его картину мира?

8. Какую роль играет в этом процессе его родной язык?

9. Почему время считается культурно обусловленной категорией?

10. Каким образом символика цвета позволяет увидеть картину мира, преломленную в сознании того или иного этноса, его глазами?

 

Практическое задание

Прокомментируйте отрывки из книги В. Аксенова «В поисках грустного бэби» с точки зрения того, как трансформируется языковая картина мира коммуникантов при вступлении в межкультурное общение.

Явился менеджер, молодой человек, мистер Брик. <…> – Я должен вам, наши дорогие новоселы, показать одну вещь, которая может вас основательно удивить, но впоследствии, я гарантирую, доставит вам удовольствие и облегчит трудности быта. <…> Вот, посмотрите, перед вами кнопка, – сказал он. – Стоит вам ее нажать, как через непродолжительное время эти стальные двери откроются и перед вами окажется небольшое кубическое помещение. Входите внутрь без опаски. – Он проделал вышеописанную операцию, и мы вошли в лифт. – На этой панели, – продолжал мистер Брик, – вы видите кнопки с указанием этажей. <…> Вы нажимаете вот эту кнопку, и двери этого кубического помещения закрываются. НЕ впадайте в панику, друзья, кабина благополучно доставит вас на уровень улицы Вайоминг, где эти двери откроются автоматически. Ту же самую процедуру вам нужно проделать и для подъема, только в обратном порядке. Не правда ли, не так уж сложно?

– Дейв, ради Бога не говорите нам, будто вы думаете, что в России нет лифтов, – сказали мы ему на американский манер. Мистер Брик был, очевидно, смущен. Россия с лифтами? Эта новость, должно быть, разрушила целую образную систему. Теперь он показывал все прочее оборудование в небрежной, даже как бы пренебрежительной манере: вот, мол, тут вот этот пустячок, вол, мол, еще эдакая фиговина, давно известная в просвещенной России… а между тем о многом из этого оборудования мы и в самом деле знали только понаслышке.

 

Рекомендуемая литература

1. Гришаева Л.И., Цурикова Л.В. Введение в теорию межкультурной коммуникации. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 2006. – С. 71–74.

2. Грушевицкая Т.Г., Попков В.Д., Садохин А.П. Основы межкультурной коммуникации: Учеб. для вузов / Под ред. А.П. Садохина. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. – С. 234–240.

3. Гудков Д.Б. Теория и практика межкультурной коммуникации. – М.: Гнозис, 2003. – С. 29–35; 110–114.

4. Куликова Л.В. Межкультурная коммуникация: теоретические и прикладные аспекты. На материале русской и немецкой лингвокультур. – Красноярск: РИО КГПУ, 2004. – С. 126–141.

5. Леонтович О.А. Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения. – М.: Гнозис, 2005. – С. 121–143.

6. Попова З.Д., Стернин И.А. Язык и национальная картина мира. – 3-е изд. – Воронеж, 2003.

7. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. – М.: СЛОВО / SLOVO, 2000. – C. 38–51; 112–132.

Глава 5





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!