И сущностные характеристики




 

В предлагаемой нами схеме представлена ментально-языко­вая структура концепта, т. е. его главные содержательные составляющие.

Мы рассматриваем концепт эмоций человека как междисци­плинарное, эвристическоеобразование, поскольку концепт является глобальной мыслительной единицей, представляющей квант структурированного знания. Он предполагает опору на знания психологии, когнитивной лингвистики, лингвокультурологии, что в описании семантики эмоций вполне оправдано, так как объект этого описания представляет собой сложный, ментально-эмоцио­нальный, «окультуренный» гештальт.

Исследуемый и конструируемый концепт – это многоэлементныйментальный образ эмоции: эмоция репрезентируется в языке как процесс, с его причинами, оценками и другими параметрами.

Ментальность как признак концепта связана с отражением «духа» народа в нем и с его ориентированностью на духовность, социальность носителя этнического сознания.

Концепт – многоаспектноеобразование. Базовые эмоции человека репрезентируются семантикой единиц на всех уровнях языковой системы: лексикой, фразеологическими единицами, паремиями, высказываниями.

Концепт фреймовое образование, представляющее собой «пакет» информации, знания о нескольких взаимосвязанных компонентах стереотипной ситуации эмоционального состояния человека.

Концепт базовых эмоций человека – этнически и культурно обусловленное образование. Этнокультурная детерминированность концепта заключается в том, что за каждым языковым знаком стоит фрагмент образа мира данной конкретной культуры. Концепты базовых эмоций представляют собой сложное структурно-смысло­вое образование, вербализованное лексически, фразеологически, дискурсивно. Согласно В.Н. Телия, во фразеологическом составе языка «закреплена система образов, которая служит своего рода «нишей» для кумуляции мировидения и связана с материальной, социальной, духовной культурой данной языковой общности, а потому может свидетельствовать о ее культурно-национальном опыте и традициях» [Телия, 1996, с. 215]. Теперь уточним важнейшие составляющие концепта: понятие, образ, оценка, ценность, ассоциация.

Понятие– идеальная сущность, продукт мыслительной деятельности человека. Эмоциональное понятие определяется как человеческая мысль, которая фиксирует свойства психических явлений, отличающихся от рационально оцениваемых и интерпретируемых человеком явлений.

Образ – результат реконструкции объекта в сознании человека. Он воплощает в себе сущность психического. Образ совпадает с чувственно данными ощущениями, восприятием, представлением. Эмоциональное понятие основано на перцептивных образах реального мира, в том числе ассоциативных, воображаемых.

Оценкаявляется одной из составляющих концепта. Ее можно считать онтологическим свойством человека-субъекта, оценивающего весь окружающий мир в процессе познания и жизнедеятельности. Оценка в сфере выражения и обозначения эмоций поляризована, т. е. она предстает либо как положительная, либо как отрицательная.

Ценность– это представление о том, что первостепенно значимо для индивидуума или общества в целом, т. е. убеждения и предпочтения. Ценности не подвергаются сомнению, они интерпретируются как своего рода эталоны, в сфере эмоциональных представлений наибольшую ценность представляют положительные эмоции, а среди них – базовые: радость и ее проявления, удивление, любовь, ощущение счастья.

Ассоциация представляет собой любую установленную функциональную связь между некими объектами или явлениями, основанную на опыте человека. Этот опыт может совпадать с опытом той культуры, к которой принадлежит конкретный человек. Определяющим в семантике концепта может считаться ассоциативный компонент в форме образно-метафорических коннотаций либо прецедентных связей с явлениями самой разнообразной природы.

Итак, современная наука рассматривает эмоции как ментальные операторы категоризации объектов, операторы размерности семантического пространства: эмоции входят в устойчивые структуры бытия человека [Хомская, Батова, 1992]. Эмоции – неотъемлемый образующий компонент сознания, они континуальны, недис­кретны, зонны, как все сознание человека [Винарская, 2001]. Опорным понятием в разрабатываемой методике исследования концептов базовых эмоций человека выступает фрейм. Т.Л. ван Дейк считает, что фреймы – это не произвольно выделяемые «кусочки» знаний, а единицы, организованные вокруг некоторого концепта. Но в противоположность простому набору ассоциаций эти единицы содержат основную, типическую и потенциально возможную информацию, которая ассоциирована с тем или иным концептом [Дейк, 1989, с. 16–17]. Как видим, подчеркивается мысль о том, что фреймы необходимо увязывать с концептом. Этой точки зрения при­держивается И.А. Стернин. Он считает, что фрейм – «мыслимый в целостности его составных частей многокомпонентный концепт, объемное представление, некоторая совокупность стандартных зна­ний о предмете или явлении» [Стернин, 2002. с. 73]. По мнению В.И. Карасика, фреймы – это модели для измерения и описания знаний (ментальных репрезентаций), хранящихся в памяти людей[Карасик, 2004, с. 127].В настоящей работе эти тезисы обосновываются тем, что эмоциональный мир многогранен, в памяти человека хранятся структурированные образы соответствующих фрагментов мира. Фрейм акцентирует расчленяющий подход к изучению хранимой в памяти информации, выделяет, структурирует информацию, конкретизируя ее по мере развертывания фрейма.

Рассмотрим способы репрезентации базовых эмоций человека в семантических и, в частности, лексико-семантических единицах и структурах. Вслед за Е.М. Вольф выделяем такие обязательные семантические компоненты фрейма-пропозиции базовой эмоции человека, как 1) предикат; 2) субъект; 3) причину. Фрейм-пропозиция базовой эмоции включает и факультативные компоненты, типичные для нее, но не обязательно реализуемые в речи: оценка, степень интенсивности и глубина эмоции, контролируемость или неконтролируемость эмоции, внешние проявления и поведение субъекта в состоянии той или иной эмоции. Компоненты инвариантной структуры – предикат, субъект, причина эмоции – отражают связи когнитивного и эмоционального аспектов жизни человека.

Ядерный компонент фрейма-пропозиции базовой эмоции человека – предикат. Согласно Н.Д. Арутюновой, суть предиката состоит в обозначении статических свойств и динамических проявлений предметов действительности, их отношений друг к другу [Арутюнова, 1980, с. 172]. Базовые эмоции человека обозначаются разными видами предикатов, в первую очередь глаголами, поскольку они занимают особое положение не только в пропозиционной структуре, но и в системе языка в целом [Гуревич, 1994; Уфимцева, 1986; Васильев, 1981]. Как пишет С.Д. Кацнельсон: «В содержательном плане глагольный предикат – это нечто большее, чем просто лексическое значение. Выражая определенное значение, он в то же время содержит в себе макет будущего предложения. Предикат имеет «места» или «гнезда», заполняемые в предложении словами, категориальные признаки которых находятся в соответствии с категориальными признаками «гнезда» [Кацнельсон, 1972, с. 83]. При рассмотрении глаголов с семантикой эмоций использу­ются методы оппозиции и компонентного анализа, денотативный, парадигматический, синтагматический принципы исследования. Одним из важных семантических типов парадигматических отношений единиц языка является синонимия, которая отражает логическую категорию тождественности, идентичности когнитивно связанных друг с другом вербализованных концептов базовых эмоций человека.

Вторым обязательным компонентом описываемой фрейм-пропозиции является субъект. В языковой картине мира под субъектом эмоционального состояния подразумевается лицо, которое переживает ту или иную эмоцию. Семантический субъект в языках выражен личным местоимением, именем собственным, именем нарицательным.

Третий обязательный компонент фрейм-пропозиции – причина, вызвавшая то или иное эмоциональное состояние. Причина эмоции выражается эксплицитно и имплицитно.

К языковым характеристикам выделенных пропозитивных фреймов относятся реализующие их семантико-синтаксические структуры, которые представляют собой связь соответствующей языковой структуры с выражаемой денотативной ситуацией. Семантические субъект и предикат определяются структурой самой ситуации. Между словоформами, обозначающими субъект и предикат мысли, устанавливается предикативное отношение. В его состав входит типовая пропозиция, для которой и создается структурная схема простого предложения. В русском языке выделяются следующие модели для передачи эмоционального состояния субъекта: глагольная, наречно-предикатная, субстантивная, адъективная, причастная, предложно-падежная. Во французском языке имеются следующие основные модели с семантикой базовых эмоций человека: номинативная, двусоставная глагольная, с именным сказуемым, модель со значением отношения субъекта к объекту и модель с общим значением каузации отношения.

По данной методике проанализируем концепт эмоции «радость» в русской и французской языковых картинах мира. Семантика фрейма-пропозиции «радость» на материале словарей и отдельных высказываний структурируется со следующими обязатель­нымикомпонентами: предикат, субъект, причина. Во фрей­мовую структуру входят также факультативныекомпоненты: плюс / ми­нус контроль над эмоцией, оценка, интенсивность проявления эмоции, внешние проявления эмоции и поведение субъекта. Среди обязательных компонентов фрейма-пропозиции ядерным является предикат. Словарным ядром предикатов радости являются глаголы. На базе синонимических словарей русского и французского языков анализируются синонимические глагольные ряды. В русский синонимический ряд с доминантой радоваться включены сло­ва: ликовать, торжествовать, восторгаться, восхищаться, веселиться. Все члены синонимического ряда с семантикой радости подчиняют слова и группы слов, обозначающие причину эмоции. Согласно Новому объяснительному словарю синонимов русского языка под редакцией Ю.Д. Апресяна, наибольшей свободой в этом отношении обладает глагол радоваться, который управляет формой дательного падежа, предложно-именными группами за кого-либо, по поводу чего-либо, придаточными предложениями, вводимыми союзами что, когда, если: Я восхищался дворцами дожей, собором святого Марка, домом, гдежила Дездемона (А.П. Чехов). Все названные синонимы сочетаются с названием человека в роли субъекта эмоции, причем для торжествовать это единственный допустимый тип субъекта. Во французский синонимический ряд с доминантой se rejouir (радоваться) включены слова:se féliciter, exulter, triompher, jubiler. Согласно словарю Petit Robert, глагол se réjouir (радоваться) описывает эмоциональное состояние радости в наиболее абстрактной форме, управляет предлогом de, придаточными предложениями, вводимыми союзом que: Je me réjouis de votre succès; Je me réjouis que. Глагол jubiler (ликовать) предполагает бурные внешние проявления радости и скорее поведение, нежели саму эмоцию: Dieu se réjouissait des massacres et jubilait dans les extermination. В русском и французском языках предикаты каузации связаны с субъектом, который занимает позицию подлежаще­го: Г-н Слободин обрадовал меня своимприездом ко мне (А.П. Чехов); Ce garçon m’a mis en joie.

Второй по объему группой предикатной лексики с семантикой «радость» в русском и французском языках являются прилагательные. Словарь синонимов русского языка дает следующий синонимический ряд прилагательных с семантикой радости: радостный, веселый, мажорный, торжественный. Словарь синонимов французского языка дает следующий синонимический ряд при­лагательных с семантикой радости: gai, joyeux, jovial, réjouissant. Отмечается, что в русском и французском языках прилагательные ссемантикой «радость» способны передать эмоцию как состояние, внешнее проявлениерадости, воздействие.

Следующей группой предикатной лексики радости являются существительные. Словарь синонимов русского языка представляет целый ряд субстантивных номинаций этой эмоции: радость, ликование, торжество, мажор, веселье, восторг. Синонимы различаются семами степени интенсивности. Словарь синонимов французского языка представляет следующий ряд субстантивных номинаций: joie, jubilation, exultation, triomphe, ravissement, gaieté, allégresse, liesse, réjouissance. Согласно словарю Petit Robert, joie имеет общее значение радости: Sa chute avait comblé de joie bien du monde. Существительным allégresse называют радость ликующую, рвущуюся наружу, часто заразительную: Subitement il fut envahi par cette chaleur de coeur, cette allégresse qui vient après le danger passé. Слово jubilation является точным эквивалентом русского понятия «ликование»: Cette attente leur paraissait plus cruelle encore, au milieu de la jubilation générale.

Словарь эпитетов русского языка К.С. Горбачевича и Е.П. Хабло приводит словосочетания с лексемой «радость», характеризующие длительность радости (мгновенная радость, бесконечная радость), антропоцентрические черты (веселая, ветреная, гордая, детская, болтливая, забывчивая, злобная радость), которые обозначают положительные или отрицательные стороны человеческого характера. Словарь Dictionnaire général de la langue française отмечает словарные сочетания, выделяющие антропоцентрическиечертычувства: une joie méchante, bruyante, tendre, intime, puérile, maligne, âpre, inaffable. Отмечается, что во французском языке эмоция радости часто описывается через отрицательные признаки человеческого характера.

Согласно Русскому ассоциативному словарю под редакцией Ю.Н. Караулова, радость ассоциируется с успехом и приемом гостей, счастьем, улыбкой, встречей.

Фразеологический словарь русского языка под редакцией А.И. Молоткова дает ряд фразеологических единиц с семантикой радости: быть на седьмом небе, быть на верху блаженства; быть вне себя от радости. Во внутренней форме фразеологических еди­ниц содержатся следующие источники культурной интерпретации: 1) образы христианства: быть на седьмом небе; 2) слово-сим­вол: быть на верху блаженства (понятие «блаженство» связано с символом полного счастья); 3) легенды, поверья: быть вне себя от радости. Новый большой французско-русский фразеологический словарь под редакцией В.Г. Гака дает синонимический ряд фразеологических единиц с семантикой радости: faire du bon sang, être en coeur, gai comme un oiseau, faire voir les anges. Фразеологический состав французского языка содержит следующие источники культурной интерпретации: 1) система образов-эталонов в устой­чивых сравнениях: gai comme un merle (веселый как певчий дрозд), gai comme un pinson (веселый как зяблик); 2) слова-сим­во­лы: avoir le coeur gai, avoir en coeur; 3) образы из художественной литературы: gai comme Roger Bontemps. Далее выделяются коды культуры, которые содержатся во внутренней форме ФЕ: 1) соматический код: avoir le coeur gai; 2) биоморфный код: gai comme une alouette; être dans ses roses (роза – символ радости, наслаждения). Концепт радости значительно представлен в паремиологическом фонде русского и французского языков. Радость в русских пословицах выражает 1) сменяемость эмоции радости другими негативными эмоциями: Ни радости вечной, ни печали бесконечной; Где радость, там и горе; где горе, там и радость; 2) переживание радости благотворно для здоровья человека: Радость прямит, а кручина крючит; 3) соматическое выражение эмоции: От радости кудри вьются, а в печали секутся; 4) противопоставление радости негативным эмоциям: Не видав горя, не узнаешь и радости; 5) выс­шая нематериальная ценность: Веселье лучше богатства; Веселого нрава не купишь. Во французских паремиях выделяются признаки концепта «радость»: 1) сменяемость эмоции радости негативными эмоциями: Celui qui rit vendredie pleurera dimanche; 2)многоречивость радости: La joie est babillarde; 3) радость как высшая нематериальная ценность: La gaieté ne se commande pas; 4) каждый человек радуется по-своему: Chacun a ses plaisirs qu’il se fait à sa guise. В русском и французском языках номинации эмоции радости выражают положительную оценку. Характерной особенностью предикатов эмоционального состояния в русском и французском языках является их способность выражать интенсивное чувство, его силу, длительность. В русском языке слово радость обозначает менее интенсивную эмоцию, чем ликование и торжество. Но радость может быть более глубокой, поэтому более длительной. Торжество и ликование – быстротекущие эмоции. Во французском языке слово allégresse выражает самую высокую степень радости, слово jubilation слабее, чем allégresse, но сильнее, чем joie. Отмечается, что при высокой степени интенсивности эмоции радости субъект часто совершает неконтролируемые действия: Митя захохотал, сел в кресло, будучи не в силах держаться на ногах от счастья (А.П. Чехов); Jeanne et le vicomte se mirent à pleurer de gaieté, se tordant, étouffant, la serviette sur la bouche pour ne pas crier (G. Moupassant). В русском и французском языках фрейм радости включает факультативный компонент «внешние проявления радости»: 1) жмурить глаза от восторга, 2) смотреть широко раскрытыми глазами, 3) хлопать в ладони, 4) всплескивать руками.

Вторым обязательным элементом фрейма-пропозиции являет­ся субъект, который может быть выражен 1) личным местоимением: Я оченьобрадовался узнав, что Михаил Рощин написал обо мне заметку(А.П. Чехов); Elle a éprouvé la joie infinie (G. Maupassant); 2)именем собственным: Митя Кулдаров, возбужденный,взъерошенный,влетел весело в квартиру своих родителей и быстрозаходил по комнатам(А.П. Чехов); Jeanne se sentait devenir folle de joie (G. Maupassant); 3)именем нарицательным: Сердце, глядя на тебя, радуется (А.К. Толстой); Les choses les plus simples leur donnaient d’interminables gaietés (H. Balzac).

Третий обязательный элемент фрейма-пропозиции – причина, которая в большинстве случаев выражена эксплицитно: От этого прекрасного вечера меняохватывает неописуемая радость (А.П. Чехов);J’éprouve la joie quand je te rencontre toujours (F. Sagan). Радоваться можно и без всякой конкретной причины: Без всякой причины в груди ее шевельнулась радость (А.П. Чехов); A temps dernier elle a éprouvé la joie sans cause (G. Maupassant).

В русском языке существуют базовые типы моделей с семантикой радости: 1) глагольная модель: Я радуюсь; 2) наречнопредикативная модель: Мне радостно; 3) адъективная модель: Он рад; 4) предложно-падежная модель: Он в восторге; 5) причастная модель: Я обрадован; 6) метафорическая модель: Радость охватила меня. Во французском языке называются базовые типы моделей с семантикой радости: 1) номинативное предложение, которое выражает характеристику ситуации: Quelle joie!; 2) предложение с именными сказуемыми, сообщающее о признаке субъекта: Jean est gai; 3) двусоставное глагольное предложение, в котором общее значение – выражение состояния и чувства субъекта: Jean se réjouit. 4) модель, которая выражает отношение субъекта к объекту: Jean se réjouit de la bonne nouvelle; 5) модель с общим значением – каузация отношения: Cette bonne nouvelle a réjouit Jean.

Итак, концепт радости в русской и французской языковых картинах мира соотносится с ситуацией, образы которой репрезентируются в многокомпонентных структурах. Эта эмоция оценивается как положительная. В русских и французских пословицах и поговорках выражена положительная оценка радости. В русском языковом сознании образ радости ассоциируется с огнем и жидкостью. Во французском языковом сознании радость ассоциируется с образом человека (со всем, что человеку не чуждо). Французское joie прекрасно сочетается с прилагательными, описывающими негативные черты человеческого характера.

 

6.3. Результаты исследования концептов
базовых эмоций человека

 

В условиях межкультурной коммуникации предложенная методика дает возможность понять, как язык членит и синтезирует ин­формацию об окружающем мире, помогает увидеть сходства и различия в концептуализации действительности, глубже осмыслить чужую культуру через собственную. При исследовании концептов базовых эмоций человека мы пришли к следующим выводам.

Языковые репрезентации базовых эмоций человека (радость, печаль, страх, гнев, удивление) могут быть исследованы на базе ги­потезы существования языковой картины мира, предельным элементом которой признается концепт. Весь материал исследования базовых эмоций человека подтверждает, на наш взгляд, правомерность интерпретации концепта как междисциплинарного, эвристического, многоэлементного, многоаспектного, фреймового, этнически и культурно обусловленного образования, включающего понятие, образ, оценку, ценностные смыслы, ассоциации. При анализе эмоциональных концептов мы опирались на толкование эмоции как реакции субъекта на воздействие внутренних и внешних раздражителей, как своего рода ментально-эмоциональные операторы (механизмы) категоризации объектов, операторы размерности семантического пространства: эмоции входят в устойчивые структуры бытия и сознания человека. За каждым исследованным знаком и знаковым выражением стоит оязыковленный фрагмент образа мира русской и французской культуры. Эмоциональные концепты являются фреймовыми конструктами и репрезентируются в определенных лексико-семантических, семантико-синтаксических единицах и текстовых структурах. Они образуют фреймы-пропозиции с обязательными (предикат, субъект, причина) и факультативными (оценка, плюс/минус контроль над эмоцией, степень интенсивности эмоции, внешние проявления эмоции и поведение субъекта в состоянии того или иного эмоционального состояния) компонентами. В русском и французском языках базовые эмоции человека обозначаются разными видами предикатов, среди которых глаголы чаще всего выступают в качестве ядра предикатных выражений и предложений. Одним из типов парадигматических отношений, характерных для предикатов эмоций, является синонимия. Глагольные синонимы с семантикой базовых эмоций допускают позицию со значением субъекта и причины, некоторые из них содержат сему «каузативность». Предикаты каузации, как правило, связаны с субъектом-лицом, который может занимать позицию подлежащего. В русском и французском языках для репрезентации функции субъекта базовых эмоций человека приспособлены денотативно ориентированные слова: личные местоимения, имена собственные, имена нарицательные. В русском и французском языках причина базовых эмоций человека может быть выражена эксплицитно и имплицитно. Оценки, внешние проявления эмоции и поведение субъекта в русском и французском языках в основном совпадают. В русском языке фрейм-про­позиция эмоции репрезентируется основными моделями предложений с семантикой базовых эмоций: глагольной, наречно-преди­ка­тивной, субстантивной, адъективной, предложно-падежной, метафорической (по С.Н. Цейтлин), во французском – номинативной, двусоставной глагольной, моделью с именным сказуемым, со значением квалификации субъекта, моделью, выражающей отношение субъекта к объекту и моделью со значением каузации отношения. Русские и французские модели располагают грамматическими, структурно-семантическими и другими модификациями.

В ходе анализа концептов базовых эмоций человека в русской и французской языковых картинах мира были обнаружены различия. Русские и французские синонимические ряды, номинирующие базовые эмоции человека, располагают различной длиной и глубиной смысловой дифференциации. В русском языке богато представлена глагольная и адъективная синонимия с семантикой базовых эмоций: печаль – 10 глаголов, 5 прилагательных; гнев – 13 глаголов, 6 прилагательных; страх – 9 глаголов, 8 прилагательных. Сравним с французским языком: печаль – 9 глаголов, 4 прилагательных, гнев – 7 глаголов, 6 прилагательных; страх – 6 глаголов, 7 прилагательных. Что касается субстантивных синонимов, то особенно ярко представлены французские синонимы с семантикой страха (10 существительных), которые различаются по их содержа­тельной сути (страх-непонимание, страх-отвращение)и семами степени интенсивности эмоции. Синоним страха angoisse относится к безэквивалентной лексике и отражает квинтэссенцию важного для современного французского сознания понятия – экзистенциального страха, получившего обширную культурную разработку. В русском языке наиболее ярко представлены субстантивные синонимы с семантикой печали (7 существительных), которые различаются по содержанию (тоска-болезнь, уныние-без­надежность) и семами степени интенсивности. Синоним «тоска» относится к безэквивалентной лексике. Согласно А. Вежбицкой, концепт тоски необычайно подробно разработан в русском языке и отражает специфику русской ментальности. Оценка грусти или печали может быть не только отрицательной, но и положительной (приятная грусть, сладкая печаль). В русском языковом сознании причина переживания грусти, печали, тоски часто трудно объяснима.

Во французском языке в качестве интенсификатора эмоциональных состояний выступают цветовые ассоциации: peur noire; chagrin noire; colère rouge, jaune. Для французского народа зрительные впечатления стоят на первом месте, тогда как у русских более детально дифференцируются обозначения звуковых ощущений. Обнаружение ассоциативных отношений всегда культурно обусловлено. Для русского народа радость ассоциируется с успехом, встречей, приемом гостей, печаль – с одиночеством, разлукой, любовью, страх – со смертью, позором, гнев – со злостью, удивление – со встречей, близнецами, фокусом.

В лингвокультурологическом аспекте фразеологические еди­ницы и паремии анализировались через коды культуры и другие источники культурной интерпретации. Анализ показал, что во фразеологическом фонде французского языка есть много выражений с семантикой эмоций, внутренняя форма которых содержит слова foie (печень) – avoir les foies blancs; sang (кровь)faire du bon sang, avoir le sang chaud; rate (селезенка)désopiler la rate, se dilater la rate; bile (желчь)allumer la bile. Во Фразеологическом словаре русского языка под редакцией А.И. Молоткова нет фразеологических единиц со словами «селезенка», «желчь», тогда как в Новом большом французско-русском фразеологическом словаре под редакцией В.Г. Гака около десятка таких выражений. Во французской лингвокультуре есть группа фразеологических единиц компаративного типа с семантикой радости, внутренняя форма которых содержит названия конкретных птиц (gai comme un mèrle – радостный как дрозд, gai comme un pinson – радостный как зяблик, gai comme une alouette – радостный как жаворонок), а также группа ФЕ с предметными сравнениями, мало говорящими что-либо русскому воображению (méchant comme la grêleзлой как град, triste comme un bonnet de nuit – печальный как ночной колпак, triste comme une porte – печальный как дверь). Внутренняя форма русских и французских ФЕ содержит слова-символы, например, сердце. Во французском языке испуганного сердца не хватает, в русском оно сжимается, замирает. Источниками культурной интерпретации могут быть ритуальные формы народной культуры. Так, в русском языке есть выражение «метать перуны». По древним верованиям Перун (языческое божество киевского пантеона) ездил по небу в колеснице и пускал огненные стрелы – молнии, которые также назывались перунами. При анали­зе русских и французских паремий использовалась методика интерпретации. Анализ показал достаточно оформленное оценочное отношение русских и французов к базовым эмоциям: радость – положительно, страх и печаль – отрицательно. Особенно выделяются русские паремии с семантикой удивления, имеющие такие специфические признаки, как зависимость удивления от степени осведомленности и материального благополучия субъекта, предписание о регуляции эмоционального поведения и этическая оценка удивления. Удивление во французской паремии выражает смысл «кто собрался в дальний путь, того ветер и дождь не удивят».

Таким образом, универсальными чертами концептов базовых эмоций человека в русской и французской языковых картинах мира (радость, печаль, страх, гнев, удивление) является то, что они образуют фрейм с обязательными компонентами (предикат, субъект, причина). Предикаты могут быть выражены глаголами, прилагательными, существительными, фразеологическими единицами, паремиями. Дифференцированными чертами концептов базовых эмоций человека в русской и французской языковых картинах мира являются синонимические ряды, номинирующие базовые эмоции человека, которые располагают различной длиной и глубиной смысловой дифференциации; цветовые обозначения интенсификаторов эмоциональных состояний во французском языке; соматизмы «желчь» и «селезенка», которые входят во внутреннюю форму французских ФЕ с семантикой базовых эмоций, предметные сравнения французских ФЕ; культурная разработка эмоции тоски в русской языковой картине мира и эмоции angoisse во французской языковой картине мира.

 

Ключевые термины

Концепт, фрейм, понятие, образ, ценность, ассоциация, предикат.

 

Контрольные вопросы

1. Назовите подходы, в рамках которых происходит осмысление понятия «концепт»?

2. Как рассматривают исследователи понятие концепта с когнитивной точки зрения?

3. Как рассматривают лингвисты концепт с лингвокультурологической точки зрения?

4. Как рассматривается понятие концепта с психолингвистической точки зрения?

5. Что такое фрейм?

6. Что такое ассоциация?

7. Как определяется ценность?

8. Какие компоненты включает фрейм базовых эмоций человека?

 

Практические задания

1. Выпишите синонимический ряд английских и немецких глаголов, прилагательных, существительных с семантикой эмоции «радость». Каким образом эти синонимы различаются между собой?

2. Выпишите синонимический ряд английских, немецких глаголов, прилагательных, существительных с семантикой эмоции «страх». Каким образом эти синонимы различаются между собой?

3. Прочитайте следующие отрывки из художественных текстов. Определите, как в них выражаются эмоции человека.

А) В поле лежат жнивья – в тишине, как золотистые покровы, под ногами слабо ломаются слюдяно-золотые колоски. В воздушном пространстве, по полям, у перелесков разбросаны деревни. Миша посмотрел на эти бескрайние просторы, перевел дух и вдруг почувствовал в своей душе светлую печаль (Б. Зайцев).

Б) – Кто вы? – спросил я незнакомца. Голос мой был слаб, как шепот, робок от страха и звучал точно откуда-то издали. – Кто вы? – повторил я. Незнакомец молчал. – Кто вы? – спросил я в третий раз задыхающимся голосом, чувствуя, как у меня в горле становится какой-то сухой, колючий клубок. Нервы мои были страшно напряжены и изощрены: я заметил, что на снегу около сидящего человека нет и признака каких-либо следов. Он молчал и глядел на меня. И я глядел на него, не отрываясь. Я уже не мог отвести от него глаз. Пальцы на моих руках и ногах свела судорога. Я глядел на него, не имея сил отвернуться в сторону. Прошло… я не знаю, сколько секунд… минут. Время остановилось. Вдруг незнакомец с тонким и насмешливым видом подмигнул мне левым глазом. Вслед за этим лицо его исказилось в безобразную гримасу, в какое-то нелепое, циничное сочетание смеха и испуга. Я начал кричать (А. Куприн).

В) – Идиотство! Позовите врача! – закричал Психопат. И встал, и начал ходить по кабинету, согнув левую руку и прижав ее к боку, и раздражаясь все больше и больше. – Это идиотизм! Будем мы когда-нибудь что-нибудь уметь делать или нет?! – Он кричал на сестру; и она поэтому и пошла к врачу, что он кричал: жаловаться пошла, потому что он выражается «идиотизм». Пришел врач. <…> – Что тут у вас? – Да дела-то нету! – закричал Психопат в бородку врачу. – Будем мы когда-нибудь хоть уколы делать или шпаги будем глотать?! – Психопат, когда выходил из себя, говорил непонятно, нелепо (В. Шукшин).

 

Рекомендуемая литература

1. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. – М.: Языки русской культуры, 1999.

2. Воркачев С.Г. Концепт счастья в русском сознании: опыт лингвокультурологического анализа. – Краснодар: Изд-во Технического ун-та, 2004.

3. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. – М.: Гнозис, 2004.

4. Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. Антология. – М.: Academia, 1997. – C. 280–287.

5. Маслова В.А. Когнитивная лингвистика. – Минск: Тетра Системс, 2004.

6. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. – М.: Языки русской культуры, 1997.

Глава 7

Аккультурация как освоение
чужой культуры. Культурный шок
в процессе освоения чужой культуры

 

 

7.1. Понятие аккультурации.
Основные стратегии аккультурации

 

Культурные контакты являются существенным компонентом общения между народами. Поэтому при взаимодействии культуры не только дополняют друг друга, но и вступают в сложные отношения друг с другом, при этом каждая из них обнаруживает свою специфику и самобытность. Многочисленные туристы, бизнесмены, ученые, на непродолжительное время выезжающие за рубеж и вступающие при этом в контакт с чужой культурой, сталкиваются с необходимостью адаптации к новым культурным условиям. Длительное время живут в чужой стране и также вынуждены приспосабливаться к новым для себя условиям иностранные студенты, персонал иностранных компаний, администраторы, дипломаты. Эмигранты и беженцы, добровольно или вынужденно сменившие место жительства, переехавшие в другую страну навсегда, должны не просто приспособиться, но стать полноценными членами нового общества и культуры. Во всех этих случаях требуется адаптация к иной культуре.

В результате этого достаточно сложного процесса человек в большей или меньшей степени достигает совместимости с новой культурной средой. Такой необходимости почти не ощущают только туристы, которые на короткий срок посещают чужую страну. Людям, временно проживающим в чужой стране, приспособление к чужой культуре требуется, но не в полной мере, так как они могут свести свои контакты с этой культурой до минимума, общаясь вне служебных обязанностей только внутри своего круга (например, военнослужащие за границей и члены их семей, иностранные студенты и т. д.).

Процесс адаптации коммуниканта к новой культуре в результате контакта с ней называется аккультурацией [Леонтович, 2007: 230].

Аккультурация – это процесс и результат взаимного влияния разных культур, при котором реципиенты одной культуры перенимают нормы, правила, ценности и традиции другой культуры. В процессе аккультурации каждый человек стремится сохранить свою культурную идентичность и вжиться в чужую культуру. Существует четыре основные стратегии аккультурации: ассимиляция, маргинализация, сепарация, интеграция.

Ассимиляция – это вариант аккультурации, при котором человек полностью идентифицируется с новой культурой, принимает ее ценности, правила и нормы, отказываясь при этом от своих норм и ценностей.

Маргинализация – это потеря идентичности с собственной культурой и отсутствие идентификации с новой. Человек не усвоил чужой язык, ему очень часто не хватает средств родного языка для адекватного общения с представителями новой культуры. Он по-прежнему живет старыми категориями и пользуется системой старых ценностей. Кроме того, эта ситуация может возникнуть из-за отсутствия интереса к получению новой идентичности, желания установления отношений с окружающим обществом или из-за дискриминации или сегрегации со стороны новой культуры.

Сепарация – это отрицание чужой культуры при сохранении своих этнических особенностей. Как правило, если реципиент испытывает негативные чувства от сознания своей этнической принадлежности, от дискриминации или этнической интолерантности, он предпочитает большую или меньшую степень изоляции от доминантной культуры. Если на такой изоляции настаивают представители господствующей культуры, это назы

...





Читайте также:
Историческое сочинение по периоду истории с 1019-1054 г.: Все эти процессы связаны с деятельностью таких личностей, как...
Русский классицизм в XIX веке: Художественная культура XIX в. развивалась под воздействием ...
Развитие понятия о числе: В программе математики школьного курса теория чисел вводится на примерах...
Как оформить тьютора для ребенка законодательно: Условием успешного процесса адаптации ребенка может стать...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-04-02 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.035 с.