Факторы, влияющие на культурный шок




 

Степень выраженности культурного шока и продолжительность межкультурной адаптации зависят от многих факторов. Их можно разделить на две группы: внутренние (индивидуальные) и внешние (групповые).

В первой группе факторов важными являются индивидуальные характеристики человека: возраст, черты характера, уровень образования, жизненный опыт.

Считается, что возраст является критическим элементом адаптации к другому сообществу. Чем старше люди, тем труднее они адаптируются к новой культурной системе, тяжелее и дольше переживают культурный шок, медленнее воспринимают модели новой культуры. Так, маленькие дети адаптируются быстро и успешно, но уже школьники испытывают большие затруднения в этом процессе. Практически не способны к адаптации и аккультурации старые люди. По мнению Н.С. Фрейкман-Хрусталевой и А.И. Новикова, им «нет необходимости обязательно осваивать чужую культуру и язык, если к этому у них нет внутренней потребности» [Фрейкман-Хрусталева, Новиков, 2004, с. 345].

Исследователи считают, что важным фактором для адаптации оказывается уровень образования. Чем он выше, тем успешнее проходит адаптация. Образование, даже без учета культурного содержания, расширяет внутренние возможности человека. Чем сложнее картина мира у человека, тем легче и быстрее он воспринимает новую культуру. Можно считать доказанным, что успешнее адаптируются молодые, высокоинтеллектуальные и высокообразованные люди.

Учеными были предприняты попытки выделить некий универсальный набор личностных характеристик, которыми должен обладать человек, готовящийся к жизни в чужой стране с чужой культурой. Обычно называют следующие черты личности: высокая самооценка, общительность, экстравертность, открытость для разных взглядов, интерес к окружающим людям, склонность к сотрудничеству, терпимость к неопределенности, смелость, настойчивость. По мнению А.П. Садохина, «реальная практика показывает, что наличие этих качеств не всегда гарантирует успех. Если ценности чужой культуры слишком сильно отличаются от названных свойств личности, т. е. культурная дистанция слишком велика, адаптация не будет протекать легче» [Грушевицкая, Попков, Садохин, 2002, с. 264]. С этой точкой зрения соглашается Г. Триандис. Он считает, что невозможно выделить универсальный набор личностных характеристик, способствующих успешной адаптации в любой стране и культуре. Так, личностные особенности человека должны находиться в согласии с новыми культурными нормами. Например, экстраверсия не обязательно облегчает адаптацию. Экстраверты из Сингапура и Малайзии действительно успешнее адаптировались в Новой Зеландии, чем интроверты из этих стран. Но в Сингапуре более глубокий культурный шок испытывали англича­не-экстраверты, так как чужая культура, в которой приветствуется напрвленность личности на собственный субъективный мир, а не на мир внешних объектов, воспринималась ими как крайне чуждая [Triandis, 1994].

К внутренним факторам адаптации и преодоления культурного шока относятся обстоятельства жизненного опыта человека. Здесь важнее всего – мотивы к адаптации. Самая сильная мотивация обычно у эмигрантов, которые стремятся переехать на постоянное место жительства в другую страну и хотят поскорее стать полноправными членами новой культуры. Велика мотивация и у студентов, которые получают образование за границей и тоже стре­мятся адаптироваться быстрее и полнее, чтобы достичь своей цели. Намного хуже обстоит дело с вынужденными переселенцами и бе­женцами, которые не хотели покидать своей родины и не желают привыкать к новым условиям жизни. От мотивации мигрантов зави­сит, насколько хорошо они знают язык, историю, культуру той страны, куда они едут. Этот факт, безусловно, облегчает адаптацию.

Во второй группе факторов важными считаются культурная дистанция, особенности культуры, к которой принадлежат переселенцы и визитеры, особенности страны пребывания.

Результаты многочисленных исследований свидетельствуют, что степень выраженности культурного шока положительно коррелирует с культурной дистанцией. Чем больше новая культура похожа на родную, тем менее травмирующим оказывается процесс адаптации. Для оценки степени сходства культур используется предложенный И. Бабикером с соавторами индекс культурной дистанции, который включает язык, религию, структуру семьи, уровень образования, материальный комфорт, климат, пищу, одежду и др. (см.: [Лебедева, 1999]).

Например, на более успешную адаптацию выходцев из бывше­го СССР в Германии по сравнению с Израилем среди многих других факторов влияет и то, что в Европе «не переживается так остро климатическое несоответствие, напротив, здесь такие же сосны, бе­резы, поля, белки…» [Фрейнкман-Хрусталева, Новиков, 1995, с. 30].

Но необходимо также учитывать, что восприятие степени сходства между культурами не всегда бывает адекватным. Кроме объективной культурной дистанции, на него влияют и многие другие факторы:

1) наличие или отсутствие конфликтов – войн, геноцида и так далее – в истории отношений между двумя народами;

2) степень знакомства с особенностями культуры страны пребывания и компетентности в чужом языке. Так, человек, с которым мы можем свободно общаться, воспринимается как более похожий на нас;

3) равенство или неравенство статусов и наличие или отсутствие общих целей при межкультурных контактах.

После распада СССР снижается статус русских в странах нового зарубежья. Они начинают воспринимать культурную дистанцию с украинцами не как «близкую», а как «среднюю», а с эстонцами – не как «среднюю», а как «дальнюю» [Лебедева, 1999, с. 187].

Процесс адаптации будет менее успешным, если культуры воспринимаются как менее сходные, чем они есть на самом деле. Но сложности при адаптации могут возникнуть и в противоположном случае: человек оказывается в полном замешательстве, если новая культура кажется ему очень похожей на свою, но его поведение выглядит странным в глазах местных жителей. Так, американцы, несмотря на общий язык, попадают во множество «ловушек» в Великобритании. А многие наши соотечественники, оказавшись в Америке в конце 1980-х гг., в период сближения СССР и США, были поражены и раздосадованы, когда обнаружили, что стиль и образ мыслей американцев весьма отличен от сложившихся стереотипов о сходстве двух народов.

Менее успешно адаптируются представители культур, где сильна власть традиций и поведение в значительной степени ритуализировано, – граждане Кореи, Японии, Китая и др. Например, японцы, находясь за границей, чрезмерно беспокоятся из-за того, что ведут себя неправильно. Им кажется, что они не знают «кода поведения» в стране пребывания.

Часто плохо адаптируются американцы из-за присущего им высокомерия и убеждения, что учиться должны не они, а другие. Многие американцы полагают, что им не нужно знать никакого другого языка, кроме собственного. Жители же небольших государств вынуждены изучать иностранные языки, что облегчает их взаимодействие с иностранцами. При проведении опроса в странах Европейского союза выяснилось, что чем меньше государство, тем больше языков знают его жители, а значит, имеют больше возможностей для успешной межкультурной адаптации.

Исследователи отмечают, что для плюралистических обществ характерна большая толерантность по отношению к приезжим, чем для монистических. Легче адаптироваться в странах, где на государственном уровне провозглашена политика культурного плюрализма, который предполагает равенство, свободу выбора и партнерство представителей различных культур: канадское правительство проводит такую политику с 1971 г., шведское – с 1975 г.

Серьезное влияние на адаптацию оказывают и ситуативные факторы – уровень политической и экономической стабильности в стране пребывания, уровень преступности, а следовательно, безопасности мигрантов и многое другое.

 

7.6. Подготовка к межкультурному
взаимодействию

 

Существует несколько способов подготовки человека к межкультурному взаимодействию.С. Бокнер предложил «модель культурного научения», которая включает:

1) тренинг самосознания, в котором личность познает культурные основания собственного поведения;

2) когнитивный тренинг, в котором людям дается информация о другой культуре;

3) тренинг атрибуции, который учит давать характеристики ситуациям, объясняющим поведение с точки зрения другой культуры [Bochner, 1972, с. 33–41].

К. Роджерс разработал «американскую модель контраста»,предполагающую тренинг, который состоит в том, что обучаемый и подставное лицо («актер») проигрывают предложенные конфликт­ные ситуации. При этом поведение «актера» всегда противоположно действиям «типичного американца» в подобных ситуациях. А обучаемый, даже не осознавая того, демонстрирует стереотипы поведения и восприятия, приобретенные им в процессе социализации в американской культуре, например, больше внимания обращает на материальные ценности, чем на духовные или на личные достижения, чем на статус человека как члена семьи. Взаимодействие снимается на видеокамеру, и во время просмотра записи тренер объясняет обучаемому, как на его поведение повлияла американская культура.

Для подготовки к межкультурному взаимодействию широкое распространение во многих странах получили так называемые культурные ассимиляторы, цель которых – научить человека видеть ситуации с точки зрения членов чужой группы, понимать их видение мира. Первые культурные ассимиляторы были разработаны в начале 60-х гг. XX в. исследователями университета штата Иллинойс под руководством Г. Триандиса. Они предназначались для американских граждан, взаимодействующих с арабами, иранцами, греками, тайцами. Создатели модели ставили своей целью за короткое время дать обучаемым как можно больше информации о различиях между двумя культурами и остановились на программированном пособии с обратной связью, позволяющем сделать его читателя активным участником процесса обучения. Позднее стали использовать и компьютерные варианты пособий. Культурные ассимиляторы состоят из описаний ситуаций (от 35 до 300), в которых взаимодействуют персонажи из двух культур, и четырех интепретаций их поведения – каузальных атрибуций о наблюдаемом поведении. Информация подбирается так, чтобы представить ситуации, в которых проявляются значительные различия между культурами. Идеальной можно считать ситуацию, во-первых, описывающую часто встречающийся случай взаимодействия членов двух культур, во-вторых, такую, которую представитель группы «гостей» находит конфликтной или которую он чаще всего неправильно интерпретирует, в-третьих, позволяющую получить важные сведения о чужой культуре. При подборе ситуаций учитываются взаимные стереотипы, различия в ролевых ожиданиях, обычаи, особенности невербального поведения и многое другое. Особое внимание уделяется ориентированности культуры на коллектив или на личность. Например, представитель европейской индивидуалистической культуры в процессе работы с ситуациями ассимилятора должен осознать: что отношения между родителями и детьми на Востоке почти священны, во многих странах Востока принято проявлять скромность при публичной оценке собственных достижений и что там принято дарить подарки в тех случаях, когда в Европе платят деньги.

Примеры конфликтных ситуаций могут быть взяты из этнографической, исторической литературы, прессы, наблюдений самих разработчиков.

 

Ключевые понятия

Аккультурация, ассимиляция, сепарация, интеграция, маргинальность, культурный шок.

 

Контрольные вопросы

1. Что такое аккультурация?

2. Какие стратегии аккультурации существуют?

3. Что такое ассимиляция, маргинализация, сепарация, интеграция?

4. Какая стратегия аккультурации считается наиболее эффективной?

5. Что означает понятие «культурный шок»?

6. Кто ввел термин «культурный шок»?

7. Каковы основные причины возникновения культурного шока?

8. Назовите основные симптомы культурного шока и приведите примеры на каждый из них.

 

Практические задания

1. Имеется ли у вас какой-либо опыт общения с людьми, представляющими другую культуру? Где и когда это происходило (случайные эпизоды во время путешествий, в процессе учебы, на работе, на улице и т. д.)?

2. Как вы полагаете, какой может быть реакция представителя другой культуры (например, английской, испанской, немецкой, французской), когда он впервые пользуется нашим общественным транспортом? Что, по-вашему, привлечет его особое внимание? Что может показаться ему непривычным? Что его шокирует?

3. Если известно, что для жителей Саудовской Аравии показать подошву своих ботинок – оскорбление, то какие рекомендации можно было бы дать американским бизнесменам, стремящимся установить длительные контакты в названной стране? Обоснуйте ваши рекомендации. Почему на названную особенность жителей арабских стран следует обратить внимание в первую очередь именно американцам?

4. Как расценит европеец, не знакомый с традициями восточных народов, поведение своих собеседников-арабов, которые во время беседы не смотрят в глаза?

5. Определите, на какой стадии вхождения в инокультурное общество находятся авторы следующих отрывков?

А) Америка, год 1998, город – любой, русский магазин.

Покупательпродавцу: Мне полпаунда свис-лоу-фетного творогу.

Продавец: Тю! … Та разве ж творог – свис-лоу-фетный? То ж чиз!

Покупатель (удивляясь): Чиз?

Очередь (в нетерпении): Чиз, чиз! Не задерживайте, люди ж ждут!

Покупатель (колеблясь): Ну свесьте пол-паунда чизу.

Продавец: Вам послайсить или целым писом? (Т. Толстая)

Б) Сейчас я уже почти американец. Я привык к тому, что меня раньше раздражало, например, к запаху попкорна в кинотеатрах, к слабому американскому кофе, к тому, что футболом называется не-футбол, я привык ставить месяц впереди числа, говорить «у-упс» вместо «оп» и «ауч» вместо «ой», потряхивать кистью правой руки, будто обжегся, если что-нибудь непомерно дорого… Будучи американцем, я уже свободен от безоговорочного восхищения, я вижу не только светлые окна, но и затхлые углы моего нового дома, будучи им «почти», я все-таки временами почесываю себе башку: а не вышвырнут ли меня и отсюда за критиканство?» (В. Аксенов).

В) Я чувствую себя русским, поскольку я родился в России и пишу свои произведения по-русски, я чувствую себя французом, поскольку я жил в Париже, я чувствую себя англичанином, посколь­ку я учился в Англии и пишу свои произведения по-английски (В. Набоков).

6. Русский философ И.А. Ильин в своей книге «О грядущей России» говорит о том, что между западной и восточно-русской культурой выросло глубокое различие:

«У нас вся культура иная, своя; и притом потому, что у нас иной, особый духовный уклад. У нас совсем иные храмы, иное богослужение, иная доброта, иная храбрость, иной семейный уклад; у нас совсем другая литература, другая музыка, театр, живопись, танец; не такая наука, не такая медицина, не такое чувство ранга, не такое отношение к нашим героям, гениям и царям.

И при том наша душа открыта для западной культуры: мы ее видим, изучаем, знаем и, если есть чему, то учимся у нее; мы овладеваем их языками и ценим искусство их лучших художников; у нас есть дар вчувствования и перевоплощения.

У европейцев этого дара нет. Они понимают только то, что на них похоже, но и то искажая все на свой лад. Для них русское инородно, беспокойно, чуждо, странно, непривлекательно. Их мерт­вое сердце – мертво и для нас. Они горделиво смотрят на нас сверху вниз и считают нашу культуру или ничтожною, или каким-то боль­шим и загадочным «недоразумением».

Cогласны ли вы с этой точкой зрения?

7. Составьте список рекомендаций для преодоления депрессии, которые вы могли бы дать другу, эмигрировавшему в другую страну.

 

Рекомендуемая литература

1. Вежбицкая А. Японские культурные сценарии: психология и «грамматика» культуры // Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков. – М.: Языки русской культуры, 1999. – С. 653–679.

2. Грушевицкая Т.Г., Попков В.Д., Садохин А.П. Основы межкультурной коммуникации: Учеб. для вузов / Под ред. А.П. Садохина. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. – С. 70–84; 252–282.

3. Гришаева Л.И., Цурикова Л.В. Введение в теорию межкультурной коммуникации. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 2006. – С. 234–238.

4. Гудков Д.Б. Теория и практика межкультурной коммуникации. – М.: Гнозис, 2003. – С. 86–89.

5. Куликова Л.В. Межкультурная коммуникация: теоретические и прикладные аспекты. На материале русской и немецкой лингвокультур. – Красноярск: РИО КГПУ, 2004. – С. 142–154.

6. Леонтович О.А. Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения. – М.: Гнозис, 2005. – 215–224.

7. Халеева И.И. Основы теории обучения пониманию иноязычной речи. – М.: Высшая школа, 1989.

Глава 8

Стереотипы сознания

 

 

...





Читайте также:
Расчет длины развертки детали: Рассмотрим ситуацию, которая нередко возникает на...
Обучение и проверка знаний по охране труда на ЖД предприятии: Вредный производственный фактор – воздействие, которого...
История русского литературного языка: Русский литературный язык прошел сложный путь развития...
Основные факторы риска неинфекционных заболеваний: Основные факторы риска неинфекционных заболеваний, увеличивающие вероятность...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-04-02 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.024 с.