Феномен посттравматического стрессового расстройства

Генезис развития понятия посттравматического стресса

История становления и развития исследований посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) является новой областью знаний, где продолжается разви­тие теории стресса в психологической науке.

Современные представления о ПТСР сложились окончательно к 1980-м гг., однако информация о воздействии травматических переживаний накапливались на протяжении столетий.

Э. Крепелином, блестящим нозологом XIX в., впервые был использован тер­мин «невроз пожара», для того чтобы обозначить отдельное клиническое состоя­ние, включающие многочисленные нервные и физические феномены. Последние возникают прежде всего как результат различных эмоциональных потрясений или внезапного испуга, которые перерастают в тревожность.

В 1889 г. X. Оппенгейм ввел термин «травматический невроз» для диагности­ки психических расстройств у участников боевых действий, причины которых он усматривал в органических нарушениях головного мозга, вызванных как физиче­скими, так и психологическими факторами. Однако и в мирное время возникают ситуации, которые являются источниками ПТСР.

Стрессовые явления, обусловленные участием в боевых действиях и других экстремальных ситуациях, стали предметом широкого изучения уже в ходе Вто­рой мировой войны. Проведение планомерных исследований по изучению пост­стрессовых нарушений было начато в США в связи с необходимостью оказывать помощь ветеранам войны во Вьетнаме, проблемы которых во многом схожи с про­блемами наших ветеранов, участников афганской и чеченской войн.

Можно констатировать, что в наше время резко возросло количество антропо­генных катастроф и «горячих точек» в различных регионах планеты. Мир захле-

232 Глава 5. Кризисная помощь

Пример: из воспоминаний Антона Селищева, сотрудника банка Morgan Stanley Dean Witter & Co.

Мой офис располагался на Бродвее, 1585, три с половиной мили от Всемирного торго­вого центра.

После того как первый самолет врезался в здание, я выбежал на улицу. Эвакуация всего Манхэттена началась практически сразу.

Улицы города настолько узкие, что, стоя на мостовой, представить масштабы катастро­фы было сложно.

Поздно вечером я решил уйти из центра города и пешком, по мосту добрался до Брукли­на. Ночной Нью-Йорк представлял собой страшное зрелище: пустой, засыпанный пеп­лом, освещенный прожекторами спасательных машин. По громкоговорителю звучали призывы записываться в группы волонтеров для участия в расчистке завалов. Проходя мимо бара, расположенного прямо у разрушенного здания, я заговорил с его работни­ком, который сообщил, что самое страшное было, когда после взрывов на головы стали сыпаться части человеческих тел. Этих «осколков» были тысячи. И это было страшно... Однако имел место и такой факт. В Южной башне, которая всего на 18 минут пережила свою «сестру» — Северную башню Всемирного торгового центра, располагался офис русской компании, входившей в холдинг E-Style, специализировавшейся на информаци­онных технологиях.

Все они могли бы погибнуть, если бы... Русские — не американцы, которые приходят на работу к 9 утра. Так было и 11 сентября. Руководитель компании Владимир Можаев бли­же к полудню пришел на работу... а работы-то и нет. Его нешуточное беспокойство о сво­их сотрудниках вскоре улеглось: никто из них на работу вовремя не явился. Даже секре­тарша Ирина Плаксина вовремя в офис не успела — в момент, когда «Боинг» ударил в Южную башню, она находилась на первом этаже и успела благополучно выйти, так и не проработав в тот день ни одной минуты...

стнула волна терроризма. События 11 сентября 2001 г. заставили содрогнуться всех людей планеты Земля.

Эпидемия тяжких преступлений против личности продолжается. Все это ха­рактеризуется прежде всего сверхэкстремальным воздействием на психику чело­века, вызывая у него посттравматический стресс, психологические последствия которого в крайнем своем проявлении выражаются в ПТСР, возникающем как за­тяжная или отсроченная реакция на ситуации, сопряженные с серьезной угрозой жизни или здоровью, причем как самого человека, так и окружающих его людей.

Сущность и структура посттравматического стрессового расстройства

ПТСР это иепсихотическая отсроченная реакция на травматический стресс, спо­собный вызвать психические нарушения у практически любого здорового человека.

Интенсивность стрессогенного воздействия бывает столь велика, что личност­ные особенности или предшествующие невротические состояния уже не играют решающей роли в генезе ПТСР, которое может развиться в катастрофических об­стоятельствах у каждого человека даже при полном отсутствии явной индивиду­альной предрасположенности к этому. Однако следует подчеркнуть, что ПТСР— это одно из возможныхпсихологических последствий переживания травматиче­ского стресса и по данным многочисленных исследований возникает оно прибли­зительно у У5 части лиц, переживших травматические стрессовые ситуации (прав­да, при условии отсутствия физической травмы).

Именно эти люди являются объектами помощи специалистов-психологов. Ко­гда же имеют место такие психические расстройства, как алкоголизм, наркома-

Насилие порождает насилие

ния, ярко выраженная депрессия, а также различные психосоматические наруше­ния, необходима помощь специалистов более «узкого», направленного профиля.

Справедливости ради стоит заметить, что с учетом неординарности вышеопи­санных ситуаций не всегда имеются специалисты, которые могут оказать квали­фицированную помощь, и тогда психолог начинает работать в экстремальных усло­виях, выполняя главную заповедь - помочь человеку вновь обрести душевное здоровье.

По мнению Н. В. Тарабриной, кандидата психологических наук, президента Межрегиональной общественной организации по изучению травматического стрес­са, одна из особенностей возникновения и развития ПТСР — его независимость от конкретного травматического события, послужившего причиной психологиче­ских и психосоматических нарушений, хотя в психологической картине ПТСР специфика травматического стрессора (военные действия, насилие и т. д.) несо­мненно, находит отражение. Однако главным остается то, что событие это носило экстремальный характер, выходило за пределы обычных человеческих пережива­ний, вызывало интенсивный страх возможной смерти, ужас и ощущение беспо­мощности.

Воздействие экстремального стрессора, как считают другие современные иссле­дователи данной проблемы (А. Пушкарев, В. Доморацкий и др.), может повлечь

у пострадавших, как правило, такие нежелательные последствия, как интрузия, избегание и гиперактивность.

Интрузия— повторное переживание события, сопровождающееся образами, мыслями, ощущениями. Возможны повторяющиеся и вызывающие значительное беспокойство сны о пережитом «кошмаре наяву». Нередко имеют место такие действия или ощущения, как если бы травмирующее событие случилось снова (включая ощущение воссоздания пережитого, иллюзии, галлюцинации и т. д.) Возможен сильный психологический дистресс под влиянием внешних или внут­ренних раздражителей, которые символизируют или напоминают какой-либо ас­пект травмирующего события, что зачастую приводит к излишней реактивности человека.

Избеганиепредполагает постоянное избегание стимулов, связанных с трав­мой, и общее оцепенение, отсутствовавшее до травмы, о которых свидетельствуют по меньшей мере три симптома: попытки избежать мыслей, ощущений или раз­говоров, связанных с травмой; нежелательность действий, мест или людей, напо­минающих о происшедшем; неспособность или нежелание ориентироваться на длительную жизненную перспективу (имеются в виду карьера, женитьба, воз­можность иметь детей и т. д.)

Гиперактивность— устойчивые проявления повышенного возбуждения (от­сутствовавшие ранее), о которых могут свидетельствовать трудности при засыпа­нии или нарушение продолжительности сна, неконтролируемые вспышки гнева, сверхнастороженность, усиленная реакция на испуг и т. д.

По временному признаку авторы с очевидной приблизительностью предлага­ют разделить ПТСР на три типа:

1) острое— если симптомы сохраняются менее 3 месяцев;

2) хроническое— 3 месяца и более;

3) отсроченное— когда состояние человека резко ухудшается по меньшей мере спустя полгода после окончания воздействия стрессора. При этом специалисту важно помнить, что человеку после травмирующего события зачастую несвой­ственно находить связь между своей болезненной симптоматикой и предшест­вующей травмой.

Человек склонен умалчивать о травматических событиях из-за чувства стыда, вины, а также стремления к вытеснению тягостных воспоминаний. При подозре­нии на наличие ПТСР консультанту целесообразно тактично расспросить челове­ка об имевшем место в прошлом травмирующем событии. Эти и другие особенно­сти консультирования будут рассмотрены ниже.

Психотерапевтическая помощь людям при посттравматическом стрессовом расстройстве

Рост числа психических заболеваний в обществе сигнализирует о необходимости разработки методов, которые могли бы создать препятствие этому росту. Наука предлагает различные виды психологической помощи. Создаются психотерапев­тические школы, возникают новые специализации: психологическое консульти­рование, психология социальной работы.

При выборе вида помощи психологу прежде всего необходимо убедиться, су­ществует ли в данной ситуации ПТСР. Для ответа на вопрос, почему лишь у части

людей, подвергшихся травматизации, проявляются психологические симптомы пост­травматического стресса, существует мультифакторная концепция,разрабаты­ваемая А. Мэркером. В этой концепции он выделяет три группы факторов, кото­рые, по его мнению, приводят к возникновению ПТСР:

♦ факторы, связанные с травматическим событием: тяжесть травмы, ее некон­тролируемость, неожиданность;

♦ защитные факторы: способность к осмыслению происшедшего, наличие соци­альной поддержки, механизмов совладания; так, показано, что те, кто имеет возможность говорить о травме, отличаются лучшим самочувствием и вообще реже обращаются к специалистам;

♦ факторы риска: возраст к моменту травматизации, отрицательный прошлый опыт, психические расстройства в анамнезе, низкий интеллект и социально-экономический статус.

Согласно этой мультифакторной концепции, психотерапия работает прежде всего над подкреплением защитных факторов, поскольку она ведет к переосмы­слению происшедших событий и усилению совладающих механизмов.

Целью психотерапевтической работы в случае возникновения ПТСР является помощь в освобождении от преследующих воспоминаний о прошлом и интерпре­тации последующих эмоциональный переживаний как напоминаний о травме, а также в том, чтобы человек мог активно и ответственно включиться в настоящее. Для этого ему необходимо вновь обрести контроль над эмоциональными реакция­ми и найти происшедшему травматическому событию надлежащее место в общей временной перспективе своей жизни и личной истории.

Помочь человеку в этой ситуации — главная задача психолога. При работе ему следует учитывать два важных фундаментальных аспекта: во-первых, помощь в снижении тревоги и, во-вторых, в восстановлении чувства личностной целостно­сти и контроля над происходящим.

Существует ряд особенностей консультирования людей, перенесших травму или ставших свидетелями или участниками катастрофического события, напри­мер можно назвать следующие особенности.

A. Имеет место высокий показатель «обрыва» терапии вследствие переноса меж­личностных компонентов травматического опыта: недоверия, предательства, зависимости, ненависти и т. д. на терапевта.

Б. Наличие у пациента чувства отчуждения от людей, не перенесших подобной травмы, в том числе и от психотерапевта.

B. Повышенная чувствительность терапевта при разговоре о травмирующем со­бытии.

Г. Трудность для психотерапевта быть непосредственным и равноправным участ­ником процесса терапии в силу интеллектуальной и эмоциональной неготов­ности столкнуться со злом и трагедийностью мира. Как следствие возможна негативная стратегия поведения психотерапевта при консультировании, которая может выражаться в избегании или обесценивании информативного и эмоцио­нального материала пациента и, напротив, в сверхидентификации (чрезмер­ном сопереживании, эмпатии), что, в свою очередь, отрицательным образом сказывается на конечном результате психотерапевтической работы в целом.

Наблюдались случаи развития подобного расстройства и у терапевта — так на­зываемое вторичноеПТСР.

Впроцессе терапии важными являются следующие моменты:

1) полное удовлетворение потребности пациента в безопасности;

2) обсуждение и исключение возможных источников опасности в реальной жиз­ни пациента;

3) снижение дозы медикаментов или полный отказ от них до начала терапии, что необходимо для видения связи между улучшением состояния и новыми воз­можностями пациента совладать с травматическим опытом.

Многие травмированные люди, особенно дети, склонны винить себя за случив­шееся. Взятие ответственности на себя в этом случае позволяет компенсировать чувство беспомощности и уязвимости иллюзией потенциального контроля. Ком-пульсивное (навязчивое) повторное переживание травматических событий — пове­денческий паттерн, который часто наблюдается у людей, переживших травму, — по­ка не нашел отражения в диагностических критериях ПТСР.

Повторное отыгрывание травмы является одной из основных причин распро­странения насилия в обществе. Многочисленные исследования, проведенные в США, показали, что большинство преступников, совершивших серьезные престу­пления, в детстве пережили ситуацию физического или сексуального насилия.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.


ТОП 5 активных страниц!

...