События начала Времён Бусовых




Известие о рождении Буса в тот год облетело все арийские царства. По знамениям (комете) руско- ланскими волхвами и зороастрийскими магами было определено, что родился наследник, коему по праву принадлежит престол Арийской Земли.

И родился не просто наследник, т.е. «помазанник» (по-гречески «христос», тогда это был титул царя), родился — Спаситель, который должен принести мир на землю, уставшую от войн, свободу рабам и падение империй, основанных на насилии, зле и обмане.

Такое известие для ариев значило одно: все ведущиеся войны должны быть прекращены. И тогда состоялись переговоры, дабы был заключён мир с Морияром. ^

Дажень-яр напомнил и о древней войне рода Дулебы (к коему принадлежал и Морияр) и велеси- чей, закончившейся знаменитой «Битвой цветов». Близилось время Купалы, когда поминалась та древняя мистерия, положившая начало роду Яров.

По мистерии полагалось, чтобы война перешла в брачный пир. Морияру предлагалось скрепить мир династическим браком с Навной, сестрой Ми- лиды, которая по заключении брака стала зваться также по мужу Моравой.

Приветствовать рождение Буса Белояра отправились тогда волхвы из всех арийских стран от Индии и Ирана до Словении и Вендии. О сих 40 волхвах-чародеях, предсказавших великое будущее Буса Белояра («меч его будет в Кияре прославлен»), поминает также «Боянов гимн».

Воспользовался сим тогда и Морияр. Он по обыкновению стал плести заговоры, с целью обманом погубить Буса Белояра, ибо полагал, что именно его наследник, сын Морияра и Моравы, повторит путь первого Яра, сына Дулебы, в согласии с древней мистерией. И между прочим, после ухода Буса и гуннского завоевания править в землях Русколани стал именно сын Моравы — Буримир, о чём речь впереди. Так что исполнилось и это предсказние, однако иначе, чем полагал Морияр.

Правда, в «Книге Ярилы» утверждается, что отцом Буримира всё же был Дажень-яр, а вовсе не Морияр, ибо повторилась история с поясом невесты (подобная известной нам по германскому эпосу

о сокровищах нибелунгов). Дажень-яру, как свату, пришлось заменять Морияра, по его же просьбе, дабы он избежал позора, как не справившийся с невестой. Точно ту же историю рассказывали и скандинавы о Гуннаре, не справившемся с Брюн- хильдой и умолявшем помочь ему Зигфрида.

И так в русском эпосе Навна занимает место скандинавской валькирии Брюнхильды, а Мили- да встаёт на место Кримхильды. И тогда Дажень- яр — это Зигфрид, а Морияр — Гуннар (Гунно-яр). Очевидно, что сюжет германо-скандинавского и русского эпосов имеет один исток — русколанские и готские сказания времён Великого переселения народов.

Надо полагать, Морияр проведал о той измене и потому решил отомстить Дажень-яру, а заодно и извести его сына Буса.

Потому он отправился, как гонец, в Кияр. Он прискакал с ложным повелением как бы от Дажень-яра: утопить Буса в водах реки Смородины. Точно как в пушкинской сказке: «И царицу и приплод тайно бросить в бездну вод». Но Буса отправили в горы, а потом заговор раскрылся. Морияр бе жал в Иверию и Альванию, где опять сел на трон призвал гуннов.

В это же время в Иране (Арийстане Парсийском) правил уже сасанидский шах Нерсе, полагавший, что наследником трона ариев станет его потомок, и он также не признал Буса. Но ортодоксальные зороастрийцы объявили, что настало время всеобщего мира и радости, ибо светлый владыка Саошь- янт (Сын Всевышнего) родился.

Шах потерял власть над значительной частью своего войска и мог опираться только на зурванис- тов (а ими были, по большей части, вельможи из ближнего окружения, а не простые воины). Его войска терпели поражения от римских когорт императора Диоклетиана в Месопотамии, а также в Армении. И тогда в Нисбине (в «Золотом сказании» это город Низбан) ему пришлось заключить на 40 лет унизительный для Ирана мир, по коему Риму отошли земли в верховьях Тигра, Вавилон, а также признавался протекторат Рима над Арменией и Иверией.

Вскоре к власти в Иране пришёл сменивший Нерсе новый шах — Шапуг II (309-379), который также соблюдал условия мира вплоть до 336 года.

Что же происходило тогда на Кавказе и в Риме? Это важно, ибо случившееся в эти годы определило жизнь Европы на века вперёд. Речь идёт о новом рождении и торжестве христианства.

В сей же 295 год, накануне заключения Нисбин- ского мира, римляне отправили свои когорты из Капдадокии в Армению. И вёл их ставленник и воспитанник римлян Триедар (Тиридат), сын свергну

того Корс-яра (Хосрова II). Сопровождал его не кто иной как Григорий сын Яранака (будущий креститель Армении), а по более сказочным источникам также и Георгий Победоносец.

Полагаю сего Григория и Георгия — одним лицом (так считает, и историк Мурад Аджи, посвятивший исследованию этого вопроса несколько книг). Но здесь я даю только выводы, следующие из ведославной традиции.

Сей Георгий был сыном Яранака (в армянских источниках он — Анак, но это имя условное и означает «хан», «царь»; ср. Роксанак — «град царей русов»). Считалось, что именно Яранак убил Корс-яра, что и послужило причиной семилетней войны. Был Яранак из знатной парфянской семьи, которая также имела права на арийский трон «Владык Вселенной», и он был обещан Яранаку персидским шахом. То есть Георгий также был из рода Яров.

И теперь, в 295 году, Георгий являлся лучшим другом и полководцем у царя Триедара, взошедшего на престол Арийстана Армянского благодаря римским когортам. И вначале от Триедара скрывали, что Георгий — сын убийцы его отца.

Выступал Георгий и как воин Христов, а также (в образе Григория) как Креститель Армении. Его племянница Навна (она же грузинская царица Нанэ и, вероятно, отчасти и св. Нина) потом крестила Иверию (Грузию). И надо полагать, именно в арийскую Бусову веру, и только по козням Морияра, царя Иверии, летописи потом были переписаны и произошло разделение св. Григория и св. Георгия, а также Нанэ и св. Нины.

Для чего? Разумеется для борьбы с Бусом Белояром и его родом, претендующим на арийский трон.

Для сего и вытеснялась тогда Бусова вера (арийский извод ведославия, то есть древнее арианство) никейским византийским христианством. И происходило это по разным причинам, как Европе, в сфере влияния Рима, так и на Кавказе. Потом по той же причине пришлось вычеркивать всю историю Русколани, объявлять её не русской и не казачьей, а «сарматской», приписывать только одним осети- нам-иронцам, также иным потомкам жителей Алании.

Итак, после 295 года римские когорты, во главе с Георгием Победоносцем пришли в Армению и восстановили власть арийской династии. Георгий был тогда отличен и перед императором Диоклетианом, являясь опорой империи на Востоке.

Мы видим, что Георгий сверг власть узурпатора из Сасанидов, а также возвёл на армянский трон арийского царя Тиридата (Триедара), двоюродного брата Буса Белояра.

В той ситуации это значит одно: Диоклетиан использует то, что христиане выступают в сей династической борьбе на стороне рода Яров, а это толковать можно и как признание каппадокийскими христианами младенца Буса — царём Спасителем.

Вскоре, после победы над персами (в 297 году), Тиридат и Георгий Победоносец пошли походом через весь Кавказ, Альванию, Иберию. По сообщению грузинских летописей, пришли они в земли бассианских сарматов, т.е. в Русь Бусову. И вмешались в войну, вновь разгоревшуюся между Да- жень-яром и Морияром. И прогнали противника до страны гуннов, то есть до Волги.

Грузинские летописи, в коих сказываются подчистки, сделанные потом по указанию царя-дракона Морияра (он же иберийский царь Мириан III), в толковании тех событий противоречат друг другу. Но в «Книге Ярилы» всё однозначно: Георгий борется со Змеем, то есть сражается на стороне Да- жень-Яра и Буса с змеем Морияром. И причём, как и в народной традиции, и в житиях, он не убивает Змея, а приводит к покорности молитвой. И затем некая царевна, которую приносили дракону в жертву, повела его, умиротворённого, в город на поясе...

Думаю, речь идёт в том числе и о святой Нине (Нанэ, Навне), племяннице Георгия. От них Морияр и принимает крещение, за что и прощаются тогда все его прегрешения. Под власть Георгия тогда перешли и роды иронцев (кавказких иранцев, предков осетин), которые признали в нём Уастар- джи (по-русски «сына Астара-Велеса»), то есть своим царём-богом.

В легендах эти события сведены до одного дня, а в истории та северная война продолжалась более десяти лет. И некоторые подробности её известны. Тогда, в 303 году, император Диоклетиан понял, что слишком долго он покровительствовал христианам и поручал им важнейшие посты империи, даже в армии (лично он — 19 лет!). Они же оказались верны не римской империи, а Спасителю из арийского рода Яров — Бусу Белояру.

И вот уже Армения, которая по Нисбинскому договору должна была войти в империю и где римляне посадили «своего» ставленника, встала под хоругви царя-Спасителя и отделилась от Рима. Армения вступила в союз с северными варварами русколанами и даже гуннами. Возродился Арийский союз во главе с царём-Спасителем, готовый уже сокрушить и сасанидский Иран и, очевидно, затем саму Римскую империю.

 

Да и в самой империи стало крайне неспокойно: в Трире, западной столице империи, в то время восстал Фиваидский легион, он не стал карать единоверцев; христиан, радующихся рождению Спасителя, т.е. Буса Белояра. Этим и были вызваны неожиданные для многих Диоклетиановы гонения на христиан.

Римляне тогда начали оказывать помощь уже Морйяру, ослабляя Арийский союз, затем по соглашению с персами возвели Морияра, как сына шаха, на трон Иверии под именем Мириана III.

Тогда же сообщили Тиридату о том, что Георгий (Григорий) сын убийцы его отца. И тут Тиридат бросил бывшего соратника, и как выяснилось даже родственника, в «змеиный ров» на 14 лет. И сам Георгий принял это заключение как расплату за то, что поверил раскаянию Морияра.

Можно толковать эти сообщения «Ярилиной книги», стыкующиеся с сообщениями житий святого Георгия (и св. Григория), как ссылку Георгия в Иверию к змею Морйяру. Ведь именно в это время от «царя Дадианского», т.е. иверийского Мириана (Грузия-Иверия до XVIII века именовалась царством Дадианским) терпит мучения Георгий Победоносец, согласно русскому житию сего святого. И не случайно его казнь приписывают Диоклетиану также. Было это совершено по приказу императора Диоклетиана, а исполнено именно дадианским царем Мирианом.

Потом эта история была подчищена, ибо Мириан спустя годы после окончания гонений и укрепления христианства в Римской империи принял веру якобы от св. Нины, племянницы Георгия, и стал первокрестителем, коему стала необходима благообразная история жизни. Часть его грехов приписали безвестному «албанскому» правителю Мих- рану, согласно «Истории страны Алаунак» Мовсеса Каланкатуйского (или Микрану в т.н. «Албанской книге»).

Тут сделаем геналогическую справку: по житиям, св. Нина — дочь римского военачальника Завуло- на, а Завулон — брат Георгия Победоносца из рода Яров. Но тут расхождение с «Книгой Ярилы», коя подтверждает правоту жития св. Григория, у коего брат Сурен был отправлен не в Иудею, а в Русколань (к правителю «эфталитов» Джеванширу, т.е. Дажню). В этих преданиях смешались Кияр и Иерусалим. И так Сурияр (он же у армян Сурен) стал Завулоном.

Согласно житиям, Завулон из Персии перебрался в Римскую империю, в Иерусалим, служил при соправителе Диоклетиана императоре Максимиа- не (284-305), жесточайшем гонителе христиан. По приказу того императора были убиты десятки тысяч христиан, в том числе казнены 6600 римских солдат, т.н. «священный легион» на берегах Женевского озера, отказавшихся убивать своих единоверцев кимвров (по «Боянову гимну» это славяне, воевавшие под стягами Буса). Полагаю, те кимвры придерживались именно Бусовой ариан- ской веры, поскольку христиан, лояльных империи, не признавших Буса, не преследовали, либо позволяли уйти от гонений.

Сам же Завулон как будто при сём не пострадал, а между тем он был женат на Сусанне, сестре патриарха Иерусалимского Ювеналия. Так что его дочь Нина была без сомнения раввинского рода, по матери. И она 14 лет служила при Гробе Господнем в Иерусалиме. Потом, скрываясь от гонений в Армении в окружении царя Тиридата, а затем уже от него от- Л правилась в Иверию по следам дяди Георгия Ду И хоть «Книга Ярилы» такой святой не помнит, и сестрой Георгия полагает саму царицу Навну (Нанэ), может и Нина также была в истории, но потом для борьбы с Бусовой верой именно ей, скорее всего скромной монашке, и приписали всё, что свершала царица Навна (Нанэ). А многое из её биографии домыслили.

Жития сообщают также, что первым в Иверии св. Нина обратила местного раввина Авиафара с семейством, так что можно не сомневаться, что та Нина проповедовала именно иудео-христиан- ство, старый, фарисейский по происхождению, мессианизм. Возможно, именно в него был обращён из арианской Бусовой веры иверийский царь Мириан III (Морияр). И принял он его как оружие против давнего врага — Буса Белояра.

Вот так Мириан после «обращения» стал первокрестителем Грузии. И пришлось ради него переписывать летописи, делать из одного Георгия двух — Просветителя и Победоносца. Слишком уж разнились роли его в преданиях как крестителя и победителя Змея. Делалось это для сокрытия казни крестителя соседней Армении. Возможно, что точно так же из одной Навны явились св. Нина и царица Нанэ....

Итак, Армения и Иверия после Нисбинского мира признали протекторат Рима, на деле же так они обрели независимость от Ирана, власть же Рима там была номинальной.

В Армении теперь правили свои цари из арийской (аршакидской) династии Тиридат III (287-330), затем Хосров III (330-338), Тигран (338-350) и Ар- X шак II (345-367), коим Рим помогал в борьбе с Са- санидами, имея в виду свои выгоды.

 

К тому же Риму стало недосуг утверждаться на Кавказе, он был занят внутренней борьбой за власть после отречения Диоклетиана, видимо осознавшего, что нет смысла бороться с царем-Спасите- лем.

После нескольких десятилетий кровавых столкновений на трон взошёл император Константин Великий (306-337). Он в своей борьбе избрал в качестве союзников христиан, всецело поддержавших его в борьбе с другими претендентами, опиравшимися на римское жречество.

Алания (кавказская часть Русколани) и Лазика, т.е. государства в землях Северного Кавказа, Сва- нетии и Абхазии, в те времена также стали видеть в Римской империи, где побеждало христианство, союзника в борьбе против притязаний саса- нидского Ирана. К тому же так установился долгий 40-летний мир на границах арийских-иран- ских царств и Рима.

Да и весь IV век не было столкновений славян с Римом, кроме мелких стычек на Дунае. И так продолжалось вплоть до времени гуннского нашествия в конце IV века. Долгий мир с Римом привёл к расцвету все славянские земли, да и гуннов рус- колане отбросили за Волгу.

Как видим, картина истории того времени отлична от того, что излагается ныне в школьных учебниках и исторических трактатах. И это значит, что история была перетолкована.

Как же это происходило и какие причины подвигли свершить столь масштабное искажение? Конечно, в том виновна зародившаяся тогда идеология, искаженное в угоду политике никейское христианство. Сделаем отступление и проясним то, что видится крайне важным.

 

Ведославие, христианство и буддизм в первые века

Во-первых, зададимся вопросом: что представляло из себя христианство в конце III века? Следует знать, что ещё не существовало Евангелий в том виде, как их знаем мы, ибо канон был утверждён в следующем столетии.

Не был тогда сугубо христианским даже сам символ креста, а о символе распятия на кресте и речи не было. Крест использовался как символ посвящения в солнечную традицию по всему миру: в ведо\ славии (символ меча Ария и солнцебога Ярилы), в буддизме (свастический символ Будды), в тенг- рианстве (символ Тенгри), в зороастризме (символ Саошьянта), в древнеегипетской вере (анх бога Гора).

В том числе, как символ купальского крещения, крест почитался также частью христиан — а именно, иоаннитами. Сам же Иоанн Креститель, как последователь мессианского (фарисейского, т.е. парсийского) извода иудаизма, свершал известный у скифов-ариев обряд купальского крещения.

У христиан из-за сего символа были даже разногласия с иоаннитами и язычниками, и они «открещивались» от почитания креста. К примеру, христианский апологет II века Минуций Феликс писал: «Мы не почитаем крестов... Вы (язычники) имея деревянных богов, почитаете и деревянные кресты, как составные части ваших божеств. Человек, когда он, распростерши руки, чистым умом возносит молитву к Богу, представляет образ креста. Итак, изображение креста находится и в природе, и в вашей (языческой) религии».

 

По общинам уже ходили «Логии», то есть изречения Христа, также «Деяния» и «Послания» апостолов, апокалиптическая и гностическая литература, а также Септуагинта (греческая версия Торы-Библии). Но и эта литература доходила до единиц, немногих грамотных в крупнейших культурных центрах. И в то же время христианство распространялось подобно пожару даже в кибитках степняков за Волгой, в далёкой Индии, в Китае и т.п.

Что же это было? Это была тогда не столь религиозная, сколько революционная идея, давняя мечта о ниспровержении несправедливости, рабства, мечта о равенстве всех людей, которое должен был принести идеальный царь-Спаситель.

Это арийская, изначальная ведическая идея. Как мечта о царе-мессии Саошьянте, она была и в зороастризме. И первые цари кеяниды-аршакиды по Авесте пришли к власти после восстания народа под алыми кавеянскими знаменами против царя- дракона Ажи-Дахаки, в коего вселился дух зла Ариман. Собственно говоря, сасаниды-зурвани- сты, утвердившие в культе возвеличивание Ари- мана, и почитались теперь такими новыми тира- нами-узурпаторами.

Через мессианское фарисейство (само имя этого течения говорит о заимствовании идей у фарси, т.е. персов или парсов) эта идея проникла и в иудаизм. Сами иудеи мечтали об освобождении от Римской империи и о возрождении своего легендарного царства (кстати, вряд ли похожего на то, о коем повествует Библия). Христиане же давно откололись от фарисеев и более всего враждовали именно с ними, ибо видели в них отступление от изначальной чистой идеи.

 

Потому и родословие Христа возводили к царю Соломону, иудейское происхождение коего спорно (среди тысячи жён его не было ни одной иудейки). Его род изначально арийский, известен он и в персидской традиции. В «Шах-наме», персидской «Книге Царей», он — Салман, и потом в Коране — Сулейман, известен он и ведославию — Сармат. Для Соломона земли Палестины были малой провинцией в великой арийской по преимуществу империи. Точно так же не был иудеем и Давид (видимо, он упомянут как кельтский царь ДажДь-вит в «Золотом сказании»). Первый же сугубо иудейский национальный царь в Библии — Саул.

Так что для арийцев, к примеру персов, в своё время Христос, о коем говорили тогда христиане, был традиционным царём-спасителем, который и должен был явиться в роде царей ариев, т.е. Кея- нидов-Аршакидов, к коим принадлежал потомок Салмана (Соломона).

Они и ждали царя-помазанника, то есть «христа» (слово греческое), который и являлся в каждом поколении древней арийской династии. И ведославные ждали «Сына Дажьбога и Ярилы», потомка Ария в роду Белояров. О том, что эта идея имеет отношение к иудаизму, За пределами Иудеи мало кто подозревал, ибо вся символика, идеология была традиционной арийской и говорили проповедники не на арамейском, а на греческом языке.

И если не уточнялось, что речь идёт о том самом «христе», то есть «помазаннике Божьем», жившем в Иудее при Пилате, то под «христом» в литературе первых веков нашей эры часто разумели любого царя и претендента на трон ариев в ойкумене, говорившей со времён Александра Македонского и потом Селевкидских царств по-гречески, и царей Русколани прежде всего. Вообще, в политическом смысле, идея христианства была монархической: то есть идеей восстановления праведного, святого царства вольных людей, вечевого правления.

Сугубо иудейское понимание образа Христа было локальным (подобным такому же у современных мормонов, полагающих, что Христос — американец), общим оно стало много позже, в следующих столетиях. И для сего пришлось приложить немало сил и средств римской курии, а также византийским ортодоксам.

Впрочем, и цари Русколани, ведая о том, что искажение идей неизбежно коснётся и образа основателя традиции, и помня о том, что «нет пророка в своём отечестве», тому намеренно способствовали. И правота сего доказана историей. Подумайте, что бы было, если бы, скажем, Крестовые походы совершались не в Иудею, а к нам на Кавказ? Или именем Буса лютовала инквизиция?

Но почему же христианство так распространилось по земле? Ведь поначалу власть имущие к сему не имели отношения. Но то же самое происходило и в наше время с идеей коммунизма. Мало кто вникал в апологетику, однако идея свободы как будто была понятна на всех континентах даже неграмотным азиатским крестьянам, неграм-рабам на плантациях, т.е. вообще всем. И никому не было дела, что некие группы политиков так рвались к власти для установления своей диктатуры.

Евреи уже с середины II века стали меньшинством в христианских общинах. Христиан неевре- ев уже не вдохновляли идеи возрождения Иудейского царства, и они не признали нового еврейского «мессию» Бер-Кахобу («Сына Звезды»), поднявшего иудеев на восстание против римлян.

 

Более того, христиане теперь воевали на стороне «Д римлян против еврейских мессианцев, а самого у «Бер-Кахобу» провозгласили Антихристом. Тогда было истреблено более полумиллиона евреев в Палестине (настоящий геноцид!), не тронули лишь евреев диаспор. Евреи были изгнаны из Иерусалима, который с тех пор заселяли лишь лояльные империи христиане и язычники. Точно так же против Бер-Кахобы выступили и зороастрийцы и вообще чуть не все. И это было уже не в первый, и далеко не в последний раз в истории: воистину евреи — народ богоизбранный... на муки.

И римские императоры уже во II веке оценили новых союзников христиан, коих можно было использовать для укрепления империи против восстаний еврейских и иных мессианцев, и христиан тогда призвали в армию. Для империи лучше иметь живого царя-мессию в прошлом и неопределённом будущем, чем в настоящем.

Те же христиане, входившие в так называемый Фиваидский легион, и были потом направлены как каратели в Гельвецию, для усмирения новых мессианцев, радовавшихся рождению Буса. Но сей легион не стал подчиняться, и его самого пришлось усмирять с крайней жестокостью.

Впрочем следует признать, что кроме христианства, официально поддерживаемого властью и лояльного империи, всегда было и христианство иное — разноликое, сектантское, ведомое разными учителями «христами», напоминающее «хлыстовство» последующих веков.

Велико было уже в те века и влияние учения мон- танистов, отвергавших Ветхий Завет, как развращающее людей учение Сатаны. Немало было и гностиков, толковавших Библию в духе эллинской духовности. Великое множество было й манихеев, «Живое Евангелие» коих было создано за полтора столетия до канона христианского.

Объединяли ранние христианские общины некоторые обряды вроде крещения, агапий и евхаристий (омовения, проповеди любви и совместные трапезы), также ожидание Параклета (Утешителя), нового воплощения Иисуса Христа, то есть грядущего царя-Спасителя.

Два течения — лояльное империи и свободолюбивое революционное — в христианстве, всегда сосуществовали, взаимно проникали друг в друга и противостояли. Первое было неизмеримо богаче и греховнее, за вторым стояла исконная правда, но оно было нищим и безвластным.

Лояльное христианство обзаводилось обрядами, символикой. Под бдением императоров учреждался канон, вводились нужные власти идеи: о том, что все люди «рабы Божьи», а значит и рабы власти, которая «от Бога»; о налогах «кесарю — кесарево». Царь-мессия становился мирным бродячим проповедником, вина за казнь его переводилась с римской власти, «умывающей руки», на евреев — «распни его» и т.п. Изгонялась из христианства и его арийская всемирная идея (то есть всё, что касалось явления Спасителей и Утешителей в арийских царских родах Русколании, Персии, Индии и т.п.) в пользу иудейской, разгромленной и тогда казавшейся менее опасной для империи.

Революционное христианство было бесписьменным, часто отвергающим саму грамотность, но в сущности более чистым и древним по идеям, да и в целом национальным для арийцев, в том числе русколан, которые в греческом слове «христос», «помазанник» слышали не иудейского «машиа- ха», а Солнце-царя Хорса, или авестийцы — Хор мазда.

Это солнечное христианство было более мистическим, близким к природе и человеку по образу жизни адептов. И последователи его всегда притеснялись римской властью, уходили в катакомбы, пустыни, отрицали греховный мир, а завоёванный ими нравственный авторитет записывали на свой счёт лояльные империи иерархи церкви.

И вполне очевидно, что с приходом Буса Белояра мистическое христианство приобрело форму арианства, и под Христом в нём понимался прежде всего сам Бус Белояр. И именно оно тогда мирно завоевало Европу.

Сходная ситуация тогда сложилась и в Азии, но там ведославное Бусово учение шло уже в облачении буддизма «махаяны». О чём следует сказать особо.

Согласно «Велесовой книге» род Буса Белояра распространил свою власть на всём Шёлковом пути. По коему тогда шли синьские купцы из Китая в Римскую империю.

Согласно же армянским летописям, и, прежде всего, древнейшей из них, «Истории Тарона» Зеноба Глака (IV век), тогда же двоюродный брат Буса — воспитывавшийся вместе с ним князь Сурияр, сын Анака (Яранака), стал затем править в Китае.

Подробно разъясняет эти сведения «Книга Яри- лы», согласно коей власть рода Яров распространялась не только на Шёлковый путь, тянущийся от Китая через Среднюю Азию к Кавказу, но и далее на Восток, вплоть до Кореи и Японии. И унаследована та власть была ещё с легендарных времён Старого Ария, или Первого Яра, также ранее и бога Ярилы, утвердивших своё влияние в тех же пределах, согласно «Книге Велеса» и общеарийской традиции.

Даже их древние могилы, гробницы или пирамиды, традиция помещает в землях современного Китая. Возможно, именно их отмечают археологи в так называемой «запретной зоне» в провинции Шэнси недалеко от Сияня. Судя по замерам, эти пирамиды вдвое превышают по размерам знаменитые египетские. И уже раскопаны арийские города в пустыне Текла-Макан в Северном Китае. И не потому ли китайские археологи пока не трогают пирамиды, ибо они явно не китайские?

В «Ярилиной книге» вспоминается и парфяно- бактрийская родословная Буса Белояра, согласно коей его предки I—IV веках н.э правили также в Кушанской империи, в древнем государстве, располагавшемся на территории современной Средней Азии, Афганистана, Пакистана, Северной Индии.

Среди предков его упоминается и знаменитый царь Канишка I (115-137), основатель Кушанской империи. При нём, и именно благодаря ему, буддизм превратился из угасающей в Индии философской, по сути атеистической, секты хинаяны — в мировую религию (махаяну). При нём был утверждён канон буддийских книг, тогда же творил поэт Асвагоша, создавший бессмертную поэму «Жизнь Будды», был проведён первый Буддийский собор.

Следует заметить, что в то время на кушанских монетах наряду с изображениями ведических и эл- А линских богов явились и первые лики Будды всем теперь известного канона. Так что с буддизмом род Буса Белояра связан крепко и многими узами. И неслучайно Буса в «Книге Велеса» несколько раз именуют именно Будаем.

И вот начались бурные события IV века. Поскольку в то время гунны в евразийских степях усилились настолько, что в 316 году сокрушили Китайскую империю, назрела необходимость принимать решительные меры. И тогда значительные силы Русколани были переброшены на Восток. Так Бус Белояр стал опорой державы отца Дажень- яра в тех землях.

Во время пребывания на Востоке Бус женился на айнской принцессе Сияне и так, согласно «Книге Ярилы», основал династию будущих правителей и императоров Японии. А потом он вместе с братом Сурияром воевал с гуннами также и в Корее, отпавшей тогда от Китая, и основал государство, известное в истории как первое корейское царство Силла.

И все эти разрозненные и населённые многими народами земли тогда были объединены единой идеей, верой в пришедшего царя-Мессию, коего в буддийской традиции именовали Майтреей. И сим праведным правителем, воплощённым Буддой, признавался Бус Белояр.

Сведения эти заставляют во многом по-новому посмотреть на связи Древней Руси и Дальнего Востока. Заметим, что сему и в самой восточной традиции, а также в археологии, мы находим немало подтверждений.

Напомним, что именно в IV веке буддизм принимается и в Китае, и в Корее, и в Японии, подобно тому как в том же веке христианство принимается в Римской империи. От этого времени берёт начало

подтвержденная многими источниками история правящих династий Японии и Кореи. А о более ранних правителях сведения кратки и темны, историками они обычно признаются как надуманные, а даты по общему мнению удревлены в политических целях.

Более того, сведения о первых легендарных правителях Японии и Кореи, внуках богов, в деталях повторяют ведические легенды русколанского истока.

Совершенно очевидно, что японская верховная богиня Солнца Аматэрасу это есть также и индийская Матарисван, и также русская — Матерь Сва.

Её волшебное зеркальце, известное и по русским сказкам, поныне, как величайшая святыня, хранится японцами в святилище Исэ Шрин. А само хранилище, точно копирующее первое, возведённое ещё в IV веке н.э., более напоминает традиционную русскую «избу на курьих ножках», чем восточную пагоду (см. стр 252).

Само же зеркало, именуемое ята-но-кагами (буквально «зеркало в восемь пядей», то есть очень большое зеркало), заключено в футляр, и неизвестно, видел ли кто-либо его на протяжении прошедших полутора тысяч лет и существует ли оно вообще на самом деле. Последним прикасавшимся к нему человеком мог быть император Мэйдзи, который опечатал футляр своей личной императорской печатью, однако неизвестно, открывал он футляр или нет... Уверен, так и нужно относиться к святыням рода и не открывать их любопытствующим, дабы избегнуть осквернения.

Сам же Бус Белояр именуется в японских и корейских преданиях как — принц Пако (или Бако).

Как тут не вспомнить и то, что именно так он именуется и в кавказских преданиях: Пако или Бак- сан, а волжскими татарами — Баксу.

На востоке же он более известен по своему посмертному китайскому имени: Дзимму (происходящий от Дажня). Здесь он почитается, как принц из легендарного царства Пимука. Он же супруг Дзингу (Сияны), и у них родился сын Одзин (Один), также ставший императором Японии.

Следует вспомнить и то, что по корейской хронике Кима Бусико, легендарный основатель государства Силла, которого также звали Пако Суро, родился из золотого яйца, явившегося у горы Менги- сорги (ср. балкарское название Эльбруса Менги- тау). Потом Бако Суро появился в Корее на волшебной лошади с рогом во лбу и сверг злого правителя, посадив на его место своего брата.

Изображение сей лошади до сих пор сохранилось в Корее в кургане-гробнице Чонмачон близ города Гёнджу, и это единственный рисунок, оставшийся со времени государства Силла в Корее (IV век). Замечу также, что курганное захоронение вообще характерно именно для арийцев, скифов.

Супруга же его, принцесса Сияна (яп. Сэнгэн- сама), почитается как прекрасная и великодушная богиня горы Фудзияма, воплощенная Аматэ- расу. Поныне паломники со всей Японии приходят к святой горе, чтобы подняться на вершину и с первыми лучами восходящего солнца поклониться Сэнгэн-саме. В одной руке Сэнгэн-сама держит магический драгоценный камень, подобный русскому камню Алатырь, а в другой — ветвь от священного дерева сасаки.

Это дерево — один из тех священных предметов, при помощи которых, по преданию, боги выманили из грота богиню Аматэрасу (Матерь Солнца- Сва), когда в мире наступила тьма. Сходное предание мы находим и на страницах «Книги Ярилы». Также и в болгарской «Веде славян» герой Орь (Яр) освобождает из горы свою супругу Росиду, богиню-вилу и дочь царя дивов. И это общеведическое предание о царице-богине Солнца, сокрытой в горе.

Можно видеть, что этот миф сохранился по всему «пути бога Солнца»: от Страны Восходящего Солнца (Японии), также Страны Утренней Росы (Кореи) и до Кавказа (где «Солнце спит в ночи», согласно дощечкам «Книги Велеса»). Отдыхает же Солнце ещё дальше к Западу на острове Родос, также в пирамидах и храмах Египта...

В «Ярилиной книге» утверждается, что Сияна была айнской принцессой. И тут следует напомнить тот малоизвестный факт, что предки современных японцев явились на Островах Восходящего Солнца в том же IV веке, как один из отрядов гуннов, пришедших из Монголии.

А до японцев острова занимали совсем другие народы: во-первых явные арийцы — айны, а во-вторых — племена полинезийского происхождения кумасу.

Имя «айны» значит «люди». Другое же их самоназвание эбису, также в эпосе — унты, или онты (то же, что анты). Ныне они живут только в одном районе на острове Хонсю. В Японии айнов осталось всего несколько тысяч, а знает айнский язык и культуру уже менее 100 человек.

Но в древности, согласно «Ярилиной книге» и данным археологии, айны были великим народом арийской расы и занимали большую часть Японских островов. Также айны населяли весь Дальний Восток, берега реки Амур (Сияр-реку), значительную часть Корейского полуострова, также острова Курильской гряды, Сахалин и Камчатку.

Пришлые японцы, род «хэппон», частью истребили айнов, а частью и смешались с ними и переняли многое из их культуры. Есть все основания считать, что элита самураев, и даже сама семья императора, имеет также айнские корни и даже восходит корнями к самому Бусу Белояру, согласно «Книге Ярилы». Достаточно посмотреть на фотографии самураев конца XIX века, чтобы увидеть в них очевидные черты белой расы, так они походят на европейцев.

Истребление и ассимиляция айнов в Японии продолжались вплоть до XIX века, тогда ещё их были десятки тысяч на севере острова Хонсю. Следует помнить и то, что во времена Сталина из-за конфликта с Японией всех айнов депортировали из Советского Союза к родне на японские острова, где они теперь подвергаются ассимиляции, теряют свою древнюю культуру, национальную идентичность и вскоре, скорее всего, вовсе исчезнут как народ.

Кроме Кореи, Буса и его волшебного коня почитают также и буддисты в Китае. На территории города Лоян, древней столицы Китая, есть Монастырь Белой Лошади. По легенде, эта лошадь ходила по развалинам монастыря, разрушенного гуннами в IV веке, и жалобно ржала. Также рассказывают, что затем на ней явился в Китай сам Будда в образе Праведного Учителя.

И как тут не вспомнить, что именно тогда стал править Сыма Жуй, первый китайский император, принявший буддизм. Благодаря ему буддизм начал распространяться во многих землях, как на Дальнем Востоке, так и в Юго-Восточной Азии. Кстати, сего императора «Ярилина книга» почитает также принадлежащим к потомкам кушано-бакт- рийских царей и рассказывает весьма поучительную притчу о китайских вельможах «мандаринах», названных так в честь фрукта, принесённого предком Сыма Жуя из Русколани.

Рассказывает «Ярилина книга» и о брате Буса Белояра князе Сурияре, который стал править в государстве Силла в Корее, тогда провинции Ки- тая, под именем Корхэ (или Хирхэ). Имя его скорее всего значит Хоре, бог Солнца. А титул его «косоган» является аналогом тюркского «каган», либо «хан», славянского «бан» и т.п.

Время правления Сурияра в корейской летописи Самгук-саге дано как 310-355 годы. Предыдущая же история государства Силла схематична и легендарна, сочинена для укоренения в этой земле новой династии.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!