А.Архитектура Новгорода и Пскова в 14-16 вв.





Новгород.

В новгородском зодчестве шел интенсивный процесс разработки новых художественных и конструктивных решений. При этом сложилась плановая схема, которая стала типичной практически для всех памятников новгородской архитектуры: это были квадратные в плане здания с четырьмя столбами и одной апсидой. Но если планы памятников почти единообразны, то конструктивное решение сводов, система покрытия и декоративное оформление разнообразны. Чаще всего применяли крестовокупольную структуру сводов с полуцилиндрическими сводами в угловых членениях, что создавало трехлопастную форму завершения фасадов. После периода исканий сложился почти каноничный тип Новгородского храма.

Церковь Федора Стратилата на Ручье (1360-1361 гг.)рис. 1-2.

Четырехстолпная одноглавая постройка с одной апсидой и трехлопастным завершением фасадов - основа классического новгородского храма. Новое. Церковь значительно крупнее. Ее фасады расчленены лопатками соответственно внутреннему членению столбами, т. е. каждый фасад разделен на три прясла. Под трехлопастным завершением проходят ползучие декоративные арки, связывающие между собой лопатки, богатое декоративное убранство фасадов. Аркатура на апсиде, бровки над окнами барабана, полоса богатого орнамента под основанием купола, фигурные кресты и ниши на стенах – таков набор декоративных элементов этого храма, делающих его нарядным и даже пышным.

Церкви возводили из камня разных пород с небольшим количеством кирпича. В верхних частях зданий количество кирпича значительно больше. Первоначально фасады храмов не были затерты раствором и естественная их каменно-кирпичная фактура была открыта. Заметное увеличение роли кирпича за счет уменьшения естественного камня вызвало появление на фасадах широких многорядных полос узорной кирпичной кладки. Архитектура Новгорода разделила судьбу Новгородской республики. В 1478 г. Москва вооруженной рукой подчинила себе Новгород. Конец новгородской независимости был и концом развития новгородской архитектурной школы.- строительство храмов в нем на некоторое время прервалось. Реконструкции оборонительных сооружений: в начале XVI в., возобновилось и строительство церквей. Новые заказчики требовали от строителей возведения храмов, более отвечавших их привычным, т. е. московским, представлениям о зодчестве. И хотя в Новгороде продолжали работать местные мастера-строители, они должны были считаться с этими требованиями. Появляются три апсиды вместо одной, повышенные подпружные арки под барабаном, деревянные крыльца у порталов, килевидные завершения арок на фасадах – черты, нехарактерные для новгородского зодчества XV в.. в XVI в. начали также строить и большие пятиглавые соборы.

Итак, в 1-й половине XVI в. новгородское зодчество быстро потеряло свой самостоятельный характер, подчинившись московской, т. е. общерусской, архитектуре. Но наличие собственных кадров строителей, имевших сложившиеся традиции, естественно, не позволило новгородскому зодчеству полностью слиться с московским. Черты московской типологии, общий характер московского зодчества соединились в Новгороде с местными конструктивными и декоративными приемами, в результате чего новгородская архитектуpa, влившись в общий поток развития русского зодчества, сохранила некоторое своеобразие. Новгородская архитектура 2-й половины XVI в. не настолько отличается от московской, чтобы ее можно было называть самостоятельной школой, но она позволяет все же выделить ее как особый вариант общерусского зодчества.

 

Псков. В XIV в. и з новгородского зодчества выделилась самостоятельная ветвь – псковская архитектура. План церкви очень близок новгородскому типу; храм являл собой квадратную четырехстолпную постройку с одной апсидой и притвором с запада. Характерная особенность здания – ступенчато повышающаяся конструкция сводов.

Троицкий собор(рис. 3,4) – главный храм города – венчал детинец Пскова. Рухнул верх псковского Троицкого собора. В 1365-1367 гг. здание восстановили. основное здание сохранилось еще от домонгольского времени и восстановление коснулось лишь верхней части церкви, которую исполнили в виде ступенчатого пьедестала, перекрытого восемью двускатными кровельками (т. е. на 16 скатов). Другой тип псковского храма, также сложившийся в XIV в- эта небольшая четырехстолпная церковь, имела три полукруглые апсиды. Именно такой вариант планового решения стал в дальнейшем наиболее типичным для Пскова.

В 16 в.за столетие каменно-кирпичных сооружений было построено больше, чем за все предшествующие века русской истории, но русское зодчество не распадается на отдельные архитектурные школы; оно развивается единым потоком. И лишь зодчество Пскова в течение всего XVI в. продолжает развиваться особняком, составляя отдельную архитектурную школу. Строили во Пскове исключительно из местной плиты, полностью отказавшись от кирпича. Для того чтобы плита не выветривалась от времени, стены снаружи затирали известковой обмазкой.

Псковские храмы обычно невелики. местом хранения ценностей, документов, книг, поэтому они построены, как правило, очень экономно и каждое их помещение имеет определенное назначение. Церковь была одноглавым, четырехстолпным храмом и имела три апсиды. Нижние части столбов делали круглыми, чтобы они занимали возможно меньше места. Перекрывались храмы ступенчато повышающейся конструкцией сводов и арок, хотя в небольших по величине церквах порой подпружные арки делали слитыми со сводами

 

Билет 7 в Спасский собор Андронникова монастыря.

Спасский соборСпасо-Андроникова монастыря — православный храм, памятник раннемосковской архитектуры XV века. Является древнейшим частично сохранившемся православным храмом Москвы за пределами Московского Кремля.

По свидетельству агиографических источников, был основан в 1357 году. После пожара 1368 года, в котором сгорел первоначальный деревянный собор Андроникова монастыря, был выстроен из плинфы каменный Спасский собор, от которого сохранились белокаменные рельефы с фрагментами зооморфных и растительных композиций, архаичных по своей стилистике и исполнению. Между 1420 и 1425 годами Спасский собор был вновь перестроен и белокаменный храм того времени сохранился до наших дней. Представляет собой однокупольный четырехстолпный трехапсидный храм. В росписи собора участвовали Андрей Рублев и Даниил Чёрный (от первоначальных фресок сохранились лишь фрагменты растительного орнамента на откосах окон).

Опись 1763 года говорит о существовании в соборе паперти с ризничной в ней палатой, налево от западных дверей. В 1779 году архитектор Яковлев доносил о необходимости возобновления стенописи и поправки иконостаса в соборе, а также находил нужным пробить окно с западной стороны и два окна внизу между церковью и папертью и пристроить с северной стороны паперть, подобную той, которая уже окружала храм с южной и западной сторон.

В XIX веке собор подвергся значительным изменениям, начавшимся с частичного восстановления разрушений, происшедших в 1812 году, о которых тогдашний настоятель монастыря, архимандрит Феофан сообщал следующее: "В соборном монастырском храме, созданном около 1360 года святителем Алексием митрополитом, по ограблении оного, зажжен иконостас и прочее; от чего своды с главою упали внутрь храма...". В 1813 году под надзором архитектора Жукова в соборе были исправлены своды и устроена железная кровля, в 1818-1820 гг. - сделан новый иконостас; в 1837 году живописец Л. Жуков расписал собор внутри и снаружи, а в 1846-1850 гг., по проекту архитектора П. Герасимова, были перестроены паперти, устроены два придела с севера и юга от собора, устроен шатровый верх над ним и произведены значительные переделки внутри здания.

В 1934 году, в связи с предполагаемым сносом всего Спасо-Андроникова монастыря, памятник был обмерен, обследован архитектором П.Н. Максимовым и составлен проект реставрации. Опубликованная в 1940 году Академией архитектуры работа об этом памятнике дала наконец всем ясное представление об архитектурной ценности Спасского собора.

В 1959—1960 гг. здание собора было реконструировано в первоначальных формах по проекту Л.А. Давида и С.С. Подъяпольского. Однако спорной остаются реконструкция утраченных верхней части храма (количество кокошников у основания барабана, форма купола, пропорции барабана) и предпортальныхлестниц.

С 1993 года ведутся археологические раскопки, в результате которых обнаружены древний престол Спасского собора и древнейшие захоронения, атрибутированные основателям Спасо-Андроникова монастыря - Андронику Московскому и Савве Московскому.

Существуют храмы (например, собор Рождества Пресвятой Богородицы Рождественского монастыря в Москве) построенные по подобию Спасского собора Андроникова монастыря.

 

 

Билет 8 в Пятницкая церковь в Чернигове

Пя́тницкаяце́рковь (укр. П‘я́тницька це́рква) была построена черниговскими посадскими людьми в конце XII — начале XIII столетий на Пятницком поле, которое издревле было местом торгов. На протяжении своего существования церковь неоднократно разрушалась и сжигалась во время вражеских нападений на город. Во время восстановительных работ в разные времена она существенно перестраивалась и меняла свой облик.

В 1941 году церковь была разрушена практически полностью. Чудом уцелела колокольня, но впоследствии (в 1963 году) она была разобрана — по одной версии мешала строительству областного драматического театра им. Шевченко, по другой — на кирпич для восстановления храма. Долгое время церковь оставалась разрушеной.

Внимательное исследование остатков этого памятника, приписываемого зодчему Петру Милонегу, дало возможность П. Д. Барановскому воссоздать её первозданный вид. Восстановленная из руин Пятницкая церковь — небольшое, вертикально устремлённое четырёхстолпное сооружение, имеющее много общего с памятниками средневекового Смоленска.

Пятницкая церковь - трехнефное однокупольное здание имеет устремленную ввысь башнеобразную композицию, в которой главный объем в своей верхней части перерастает в ярусную .структуру, основанную на развитии двух заро-дившихся ранее приемов:
ступенчатого расположения закомар, отвечающего приподнятым подпружным аркам, и применения для перекрытия крайних ячеек половинок цилиндрического свода, давших вместе с центральной закомарой трехлопастную форму завершения фасадов. Образ здания приобрел черты динамичности, праздничности и известной триумфальности.
В интерьере, отличающемся стройностью и динамичностью, господствует центральное подкуполь-ное пространство. Внутренняя структура отражена в членениях фасадов, но в отдельных элементах наметились и отклонения, говорящие 6 зарождении декоративных тенденций.
В постройках Владимиро-Суздальского княжества интерьер еще сохраняет четкое разделение про-странства с помощью конструктивных элементов, которые' связаны с членениями фасадов. Крестообразным столбам внутри и снаружи стен отвечают пилястры, расположенные точно по линии передачи усилий. Трехчастные фасады завершены плавной линией единого ряда закомар. Четкое расчленение органично взаимосвязанных элементов фасадов и интерьера усилено пластикой, разработанной гонко и многогранно. В настоящее время храм действующий — передан Украинской православной церкви Киевского патриархата.

9а. Зодчество Московского государства в 16 в.

В XVI в. начинается яркий расцвет монументального зодчества в Московском государстве. Строительство ведется теперь не только в Москве или крупных городах, но и в более мелких городах, в монастырях, в княжеских и боярских вотчинах. За столетие каменно-кирпичных сооружений было построено больше, чем за все предшествующие века русской истории, но русское зодчество не распадается на отдельные архитектурные школы; оно развивается единым потоком.( лишь зодчество Пскова в течение всего XVI в. продолжает развиваться особняком, составляя отдельную архитектурную школу.).

Для больших городских или монастырских соборов обычно выбирали тип шестистолпного пятиглавого храма, явно повторяющего общую схему московского Успенского собора, построенного Фиораванти. (Рис 3,4)

Смоленский собор Новодевичьего монастыря в Москве(рис.1)- строгость, почти аскетичность фасадов здания, придающая ему впечатление сурового величия.). еще суровее облик Софийского собора в Вологде(рис.2) .Здесь зодчий отказался даже от расчленения фасадов аркатурно-колончатым поясом, и стены полностью лишены декоративных элементов.

Четырехстолпные пятиглавые соборы на высоком подклете(Подклет – нижний этаж дома, хором, , не жилые – с глухими стенами, зачастую без дверей) получили в XVI в. еще большее распространение, чем шестистолпные, т. е. самые крупные.

Или четырехстолпные церкви, увенчанные одной главой и напоминающие по схеме домонгольские памятники зодчества – еще поменьше.

В монастырях начинает развиваться и монументальное гражданское зодчество: наиболее распространенным типом зданий здесь являются монастырские трапезные. Это, как правило, квадратные (или близкие к квадрату) двухэтажные постройки, включающие большой зал и примыкающие к нему небольшие служебные помещения.

Памятные даты отмечали, как правило, постройкой церквей. Собор Рождественского монастыря в Москве(рис.3) - зодчий попытался сделать композицию ярусов кокошников(Ложная - не повторяющая внутренней формы свода) закомара называется кокошником) более острой, резко понизив боковые прясла фасадов. В 1532 г. в подмосковном царском с. Коломенском(рис.6) было завершено строительство церкви Вознесения.– его высоту, красоту и то обстоятельство, что подобных храмов до этого на Руси не существовало. Действительно, церковь Вознесения поражает полным разрывом с традициями, полным несходством со всеми каменно-кирпичными русскими церквами, созданными ранее: на подклете расположено квадратное здание с выступами, придающими ему крестообразный план; переход от этого объема к восьмерику оформлен кокошниками, над восьмериком вздымается высокий и острый шатер. Церковь Вознесения не имеет апсиды и в целом производит впечатление скорее грандиозной башни, чем культового сооружения. Очень толстые стены храма оставляют в интерьере крайне незначительную свободную площадь. Совершенно ясно, что огромная высота никак не вытекает из практического назначения здания. Это решение чисто художественной идеологической задачи.

Один из самых ярких памятников архитектуры XVI в. – собор Покрова на Рву в Москве- Попытка объединить шатровый и столпообразный тип в одном сооружении.

На смену смелому поиску новых форм, имевшему место в 1-й половине XVI в., к концу века приходит стремление приблизить даже новые композиции к традиционным. В конце XVI в. появляются здания, где архитектурные формы уже совершенно не соответствуют конструкции. Так, пирамидальное завершение ярусами кокошников украшает теперь храмики, имеющие крещатый свод, а над основным четвериком в шатровых храмах появляются ложные закомары

Не остается неизменным и стилистический характер памятников. Крупные, сочные детали, характерные для памятников 1-й половины XVI в., к концу века сменяются чисто графической манерой суховатых и довольно мелких деталей декора. Но четкая симметрия композиций остается характерной для архитектуры всего XVI в. Более того, в конце XVI в. становится особенно характерной жесткая симметричная схема с примыкающими к основному объему двумя приделами – северным и южным.

Русское зодчество прошло за XVI в. большой и сложный путь развития. В 1-й половине XVI в. велись интенсивные поиски новых композиционных решений, в частности столпообразных храмов. Затем сложилось и получило развитие такое своеобразное и яркое явление как каменное шатровое зодчество. В XVI в. были разработаны различные варианты храмов крестовокупольного типа, развернулось строительство монастырских трапезных. Особенно заметные изменения произошли к концу XVI в., когда в зодчестве появились новые особенности- в XVI в. в русском зодчестве господствовала архитектоничность формы, т. е. соответствие формы скрытым за нею конструкциям.. В конце XVI в. появляются здания, где архитектурные формы уже совершенно не соответствуют конструкции.Впрочем, шатры всюду имеют открытое внутрь пространство, т. е. продолжают оставаться конструктивной формой перекрытия здания.

. В начале 80-х гг. был создан Приказ каменных дел, взявший на себя руководство государственными строительными работами. Появление центрального архитектурно-строительного органа дало возможность проводить мобилизацию рабочей силы, упорядочить добычу строительного камня, обжиг кирпича и извести, осуществить стандартизацию формата кирпича.

С помощью Приказа каменных дел в конце XVI произведено строительство двух очень крупных оборонных объектов – Белого города в Москве и крепости в Смоленске. В обоих случаях руководил строительством «государев городовой мастер» Федор Савельевич Конь.

 

Билет 10 а Зодчество Московского государства в XVII веке.

Ленин называл XVII новым периодом русской истории, характеризующимся «действительно фактическим слиянием всех…областей, земель и княжеств в одно целое. Слияние это было вызвано…усиливающимся обменом между областями, постепенно растущим товарным обращением, концентрированием небольших местных рынков в один всероссийский рынок». Теснее становится связь России с Западной Европой. Происходят крупные перемены в хозяйственной сфере: появляются промышленные предприятия – железноделательные заваоды, мануфактуры. Эти явления развиваются в условиях феодального строя.

XVII столетие ознаменовалось крупнейшим событием: в едином государстве воссоединились русский и украинские народы. В архитектуре сильнее внедряются народные вкусы, порой уводящие зодчество далеко от традиционных, освещенных древностью образцов. Приобретает небывалый размах гражданское строительство, конкурируя с культовым, являвшимся доселе главной линией развития архитектурного искусства. Вместе с тем церковная и гражданская архитектура утрачивает резкую противоположность. Дереянное зодчество, как и в предшествующее время, было наиболее распространенным на Руси. Для XVII века мы располагаем уже значительным числом подлинных памятников, позволяющих судит о многообразии и совершенстве произведений, созданных русскими плотниками.

Архитектура XVII века может быть условно разделена на три периода:

1. Первый период (20 – 40-е годы) – период сложения нового архитектурного стиля на базе традиций XVI века;

2. Второй период (50 – 80-е годы) характеризуется бурным расцветом строительства, окончательным становлением и развитием стиля, предпосылки которого слагались в предшествующий период;

3. Третий период (конец XVII века) – время ломки архитектурных традиций и наступления новых форм, явно означающих собой переход к архитектуре классического направления, архитектуре XVIII века.

В 20 – 40-х годах XVII века, когда после бурных событий так называемого Смутного времени вновь оживилась строительная деятельность, общий характер архитектуры мало отличался от архитектуры конца XVI века. Типы сооружений продолжали применять те же, да и стилистическая их характеристика почти не изменилась. Хорошим примером может служить церковь Покрова в Рубцове. Это небольшая бесстолпная церковь, перекрытая сомкнутым сводом. Снаружи церковь завершается тремя ярусами кокошников. Всю эту пирамидальную композицию завершает главка небольшая на световом барабане. Церковь стоит на подклете, окружена с трех сторон двухъярусной галереей, а в восточной её части пристроены два симметрично расположенных боковых придела. Совершенно в духе XVI века построена и шатровая церковь в с. Медведкове. В этой церкви можно отметить некоторую измельчённость кокошников, свидетельствующую о появлении новых тенденций, не характерных для XVI века. В большей степени новые формы появились в шатровой церкви Зосимы и Савватия в Троице-Сергиевом монастыре. Здесь сам шатер гораздо богаче декорирован ( в том числе окошками), чем это обычно делали в XVI в.

В дальнейшем в архитектуре XVII века начинают всё более заметно проявляться такие особенности, кК насыщенность декоративными элементами и измельченность деталей. На смену четкой архитектонике построения форм с одной, подчеркнутой доминантой приходит живописная компоновка масс, уравновешенная,

но не симметричная композиция. Наиболее отчетливо можно проследить рост новых форм в развитии шатрового зодчества. Церкви в Медведкове и Троице – Сергиевом монастыре имели ещё все признаки строгой шатровой композиции XVI века. Но уже в «Дивной» церкви в Угличе наряду с центральным ещё имеются два боковых шатра. Они несколько ниже основного и подчинены ему, но все же строгое единство шатровой композиции здесь уже подорвано. А в уничтоженной церкви Алексеевского монастыря в Москве существовали два равноценных шатра, что уже полностью противоречит самой идее доминирования шатра как основной композиционной оси.

Несколько позже, ближе к середине XVII в., зодчие всё чаще начинают украшать церкви двумя или даже тремя одинаковыми по высоте шатрами. Такая композиция по существу совершенно отрицает основной принцип шатровых церквей XVI в. – их единство и полную подчиненность всей постройкивертикали шатра. Исчезает и конструктивный смысл шатра как перекрытия. В шатровых «двойнях» и «тройнях» шатры имеют очень небольшой размер и представляют собой глухие декоративных надстройки, поставленные на сомкнутый свод, которым перекрыто здание церкви. Таким образом, из конструктивной системы шатры превратились в чисто декоративный элемент. Например, церковь в Путинках (1649 – 1652 гг.). Здесь удлиненное здание церкви украшено тремя шатрами, но, кроме того, шатром завершается боковой придел церкви; шатер стоит на колокольне. В целом эта церковь завершается живописной группой из пяти небольших декоративных шатров.

Церковь в Путинках – один из последних памятников шатрового зодчества. В середине XVII в. строительство шатровых церквей было запрещено.Начиная с этого времени в патриарших грамотах, дающих разрешение строить новую церковь, всегда имеется почти стандартная фраза о том, чтобы «верх на той церкви был не шатровый». Точная причина этого запрета до сих пор ещё не ясна. По-видимому, шатры казались руководству русской церкви формой недостаточно каноничной, связанной с гражданскими традициями. Однако шатры к этому времени стали одной из наиболее излюбленных форм и полностью отказаться от их применения ни зодчие, ни заказчики не хотели. Поэтому во второй половине XVII века шатры продолжали очень широко применяться, но не на зданиях самих церквей, а на колокольнях. Высокая, стройная колокольня, завершенная шатром, - одна из распространенных форм русской архитектуры второй половины XVII в. Достаточно широко продолжали применять шатры для завершения крылец. В народном деревянном зодчестве, особенно северно-русских районах, где патриарший запрет не играл такой сковывающей роли, шатровые церкви продолжали строить в очень большом количестве. Запрет и прекращение строительства шатровых церквей относятся ко времени, когда уже полностью сложился своеобразный стиль русской архитектуры XVII в. Этот стиль настолько существенно отличается архитектуры XVI в., что во многих отношениях является ее прямым" антагонистом. Действительно, если сравнить памятник русской архитектуры второй половины XVII в. с памятниками XVI в., мы увидим, что их основные особенности почти полностью противоположны. Основная композиционная схема памятников русской архитектуры XVI в, всегда была архитектонична, здания просты по компози­ции и строго симметричны. В XVII в. в противовес этому господствует сложная, живописная, большей частью несимметричная группировка масс. В XVI в. конструкции еще полностью отражались в архитектурных формах, в XVII в. очень часто архитектурные формы не отражают сущности примененных конструкций. Архитектурные де­тали в XVI в. были как правило крупными и применялись крайне скупо; стена почти всегда оставалась обнаженной. В XVII г. декоративные детали гораздо более мелкие, но примененные большом количестве, так что часто почти вся стена покрыта декором. В памятниках XVI в. приме­нялся естественный цвет кирпича или камня, а также со­четание этих двух цветов, т. е. постройки бывали красны­ми, белыми или красными с белым. В XVII в. начинаютшироко применять на фасадах полихромию, это яркая раскраска декоративных деталей, а иногда обработка всей поверхности стены в цветную шашку. Начинают в это время применять и изразцовый декор: яркие поливные изразцы, выполненные большей частью в желто-зеленой гамме. Такие изразцы используют как одиночные вставки, в качестве наличников окон, а иногда целыми полосами, придающими постройкам праздничную нарядность.

Существенно изменилась даже система фресковой росписи интерьеров. Вплоть до XVI в. росписи всегда были подчинены

рхитектурным членениям сооружения; живопись строилась так, чтобы подчеркнуть архитектурные формы. В XVII в. сравнительно небольшие живописные сцены располагают одну за другой горизонтальными рядами так, что их последовательность дает как бы «читать» содержание библейских или евангельских сюжетов, которые они иллюстрируют. Общий характер росписей приобретает вид ковра, сплошь и равномерно покрывающего стены.

В XVII в. появляются специфические архитектурные детали, которые до этого не применялись в русской архитектуре. Таковы, например, арки, имеющие несколько пролетов, в которых только крайние пяты опираются на столбы, а в средних подвешены декоративные резные кадите - «гирьки»В отличие от XVI в. очень богатую обработку приобретают порталы и особенно окна, снабженные пышными, иногда даже вычурными наличниками.

Во второй половине XVII в. в русской архитектуре можно выделить несколько ярких групп памятников, связанных с мастерами наиболее крупных строительных центров. Для московскойи группы, например, характерно создание сложных сооружений, в основе которых находится бесстолпная церковь, перекрытая сомкнутым сво­дом. Снаружи такая церковь обычно декорирована несколькими ярусами кокошников и увенчана пятиглавием. Однако световой барабан большей частью имеет только центральная глава, тогда как четыре боковых — чисто де­коративные. К такой церкви обычно примыкают трапез­ная, один или два придела, крыльцо, шатровая колоколь­ня. В целом образуется чрезвычайно живописная, обычно несимметричная композиция. Примерами могутслужитьцеркви Троицы в Никитниках (иначе Грузинской бого­матери), Николы в Хамовниках, Успения в Гончарах,Николы в Пыжах и др.

Несколько иной характер имеют памятники Ярослав­ля. Здесь основу архитектурного комплекса обычно составляет четырехстолная пятиглавая церковь, перекры­тая' сводами по традиционной крестовокупольной схеме. Церковь эта окружена широкой закрытой галереей, Богато оформленные крыльца, приделы, колокольни дополняют ансамбль и создают не менее живописный эффект, чем в памятниках московской группы. Для ярославской архитектуры второй половины XVII в. наиболее характерны такие памятники, как церкви Ильи Пророка, Ивана Златоуста в Коровниках, а также Воскресенская церковь в городе Тутаеве.

Следует отметить крайнее разнообразие типов и решений в русской архитектуре второй половины XVII в. Конечно, и в болеераннее время, начиная с самых истоков монументального русского зодчества, памятники бывали достаточно разнообразны. Даже при наличии трех-четырех типов церковных здании зодчие находили возможность создавать вполне своеобразные произведения и в пределах одного типа возводить церкви, непохожие одна на другую. Но разнообразие памятников XVII в. носит совсем иной характер. Здесь зодчие свободно изменяют типологию, применяют совершенно неожиданные решения, создают новые варианты конструкции. Характерным примером этой свободы и разнообразия творческих поис­ков может, например, служить Ростовский Кремль. Это огромный ансамбль митрополичьей усадьбы, построенной в основном в 1670—1683 гг. зодчим Петром Досаевым по заказу ростовского митрополита Ионы. Название Кремль дано этому ансамблю не случайно, он действительно имеет вид мощной крепости, господствующей над всем городом. Ворота, зажатые между массивными башнями, и торжественные церкви, возвышающиеся над этими воротами, должны были внушать входящему мысль о величии и мощи митрополии. Еще ярче эта идея отражена в интерьере церкви Спаса на Сенях, расположенной внутри данного ансамбля. Здесь восточная часть церкви поднята на нес­колько ступеней и отгорожена от остального пространст­ва церкви аркадой на золоченых столбах. Для ростовского митрополита, который служил в этой церкви, была создана как бы великолепная сцена, отделявшая его от всех ос­тальных участников церковной службы и возвышавшая его над ними.

Несомненно, что идея, заложенная в замысел Ростов­ского Кремля и блестяще исполненная зодчим, была подсказана митрополитом Ионой; это идея приоритета духовной власти над светской, церкви над государством. В сфере политической именно за эту идею боролся патриарх Никон. И не удивительно, что другой архитектурный ан­самбль, также ярко и своеобразно решенный,— это Hoвоиерусалимсалимский монастырь, созданный по заказу самого Никона. Замечательно, что в центре ансамбля здесь возвышался собор, схема плана которого должна соответствовать плану Храма Господня в Иерусалиме, а завершался этот собор шатром. В своей постройке патриарх мог позволить завершить церковь шатром, т.е так, как он запрещал делать это другим.

Из гражданских сооружений XVII века до наших дней сохранились монастырские трапезных, жилые хоромы богатых людей, царские дворцы. Известны такие постройки как в Москве, так и в провинции. Многие из них имеют чрезвычайно скромное оформление и значительно уступают в этом отношении церковным зданиям. Но есть жилые комплексы и достаточно богатые. Так, например, в Москве довольно хорошо сохранился ансамбль усадьбы дьяка Аверкия Кириллова. Центральная постройка этой усадьбы — двухэтажные кирпичные палаты на подклете. Здание имеет нарядное декоративное убранство и соединено крытым переходом с расположенной рядом церковью Ни колы на Берсеневке. Еще богаче по отделке четырехэтажные палаты боярина Милославского в Московском Кремле (позднее Потешный дворец). Но наиболее роскошным из гражданских комплексов является Теремной дворец в Московском Кремле. Во внешнем облике Теремного дворца зодчие успешно решили задачу создания архитектурного образа богатого, царского жилища. Явно выраженный жилой, а не культовый характер придает дворцу его горизонтальная протяженность, подчеркнутая рядами сдвоенных окон, украшенных нарядной каменной резьбой. Особый интерес Теремного дворца для истории русской архитектуры в том, что здесь удалось восстановить убранство интерьеров жилых помещений, включающее росписи сводов и стен, керамические печи и даже мебель второй половины XVII в.

Совершенно особое место среди памятников русскойархитектуры второй половины XVII в. занимает деревянный царский дворец в с. Коломенском. Очень сложныйбольшой ансамбль дворца включал также и каменную церковь. В настоящее время от всего ансамбля сохранилась только эта церковь. Сам дворец; не сохранился, но в конце XVIII в. в процессе его разборки были сделаны чертежи, по которым позднее выполнена точная модель.

Кроме модели, сохранились также и изображения дворца. Эти материалы позволяют с достаточной полнотой судить как о композиции, так и об архитектурных формах здания, состоявшего из очень большого количества соединенных между собой деревянных срубов. Свободный симметричный, несомненно, отвечал функциональной связи помещений. Вместе с тем эта свободная планировка создавала впечатление живописности. Декоративная резьба крылец и наличников окон подчеркивала нарядность здания. Особое значение в художественном эффекте, который производил дворец, имело поразительное разнообразие типов его кровель. К сожалению, дворец в Коломенском — единственный богатый деревянный ан­самбль XVII в., если и не сохранившийся в натуре, то во всяком случае хорошо нам известный.

К 70—80-м годам XVII в. явно намечаются тенденция дальнейшего развития тех принципов Декоративности и «узорочья», которые проявились в русской архитектуре еще в предшествующий период. В ряде случаев можно311 отметить перегруженность здании декоративными элементами. Особенно заметно это, например, в таких постройках, как церковь Иоанна Предтечи в Толчкове в Ярославле или церковь Троицы в Останкине под Москвой. И если в этих сооружениях, возведенных первоклассными мастерами, еще достаточно хорошо чувствуется общий художественный замысел и архитектурная логика сооружений, то во многих провинциальных постройках ощущается измельченность деталей, приводящая к потере художественного впечатления от здания в целом за счет восприятия его отдельных частей. Все больше чувствуется опасность, что в русской архитектуре начнет господствовать дробность архитектурных форм.

 

Билет 10 в Церковь Покрова Богородицы на Нерли

Владимиро-Суздальская школа.





Читайте также:
Средневековье: основные этапы и закономерности развития: Эпоху Античности в Европе сменяет Средневековье. С чем связано...
Фразеологизмы и их происхождение: В Древней Греции жил царь Авгий. Он был...
Эталон единицы силы электрического тока: Эталон – это средство измерения, обеспечивающее воспроизведение и хранение...
Новые русские слова в современном русском языке и их значения: Менсплейнинг – это когда мужчина что-то объясняет...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-04-26 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.045 с.