Б. Русская иконопись в XV





Новгородская школа.

Отдельные образцы ее относятся к XII веку, а наиболее полное развитие Новгородская школа инконописи получила в XV веке. Отдельные элементы композиции равномерно распределены и удачно согласованы между собой, имеют красивый абрис.

Мастера Новгородской школы часто изображали фигуры, горки, деревья симметрично, что создает впечатление завершенности композиции. Часто композиция иконы строилась ярусами, изображения располагались друг над другом. Очень красивы в новгородском письме горки. Они писались крупными объемами с ярко выраженными площадками, которые принято называть "лещадками". Лещадки, в свою очередь, разбиваются мелкими "кремешками

Особо следует отметить так называемое "палатное письмо". Палаты, yсловная архитектура. Они окрашивались в мягкие сдержанные тона. В палатном письме активно использовалась poспись. Стены, наличники украшались орнаментальными мотивами. Палаты обильно насыщались элементами малой архитектуры - столами, сиденьями, подножиями, подставками, пepекидными занавесями, которые на языке иконописцев назывались "ВЕЛУМОМ" (ткань).

По стилю фигуры были несколько удлиненных пропорций, что придавало и стройность и величие.

Московская школа.

Московская школа иконописи возникла на основе иконописи Владимиро-Суздальской Руси XIV - XV веков.

Расцвет Московской школы иконописи пришелся на XV - XVI века. Она впитала традиции отечественных школ и южнославянских течении, основанных на византийском искусстве Ярким примером иконописи этого периода являются иконы "" или "Спас Оплечный" из Успенского собора Московского Кремля. В этот период работали Феофан Грек, Андрей Рублев, который в полном расцвете творческих сил создал наиболее прославленное свое произведение - икону Троицы. Известно, что Троица пользовалась особым почитанием у Сергия Радонежского, для которого она была символом мира и согласия. Поэтому заложенные его учениками и последователями монастыри и церкви чаще всего носили название Троицких. Спас Ярое Око

В Московской школе был великолепно разработан оригинальный стиль изображения одежд человеческих фигур: четкая "математичность" линий абриса и прихотливой фантазии в изображении складок.

 

8 а Архитектура Москвы в конце XIV – XV веках

В 14 в. происходит постепенное возвышение Московского княжества: выгодное географическое положение, способствовавшее торговле, удалённость от основных путей, по которым ходили татары, дальновидная политика московских князей - всё это содействовало росту сил и авторитета Москвы. Уже в 30-40-е годы 14 века в Москву начали стекаться зодчие, каменных дел мастера, иконописцы, идеями и руками которых была отстроена белокаменная Москва. 14 век в истории московского зодчества отмечен возведением не дошедших до нашего времени первых каменных стен Кремля, Успенского и Архангельского соборов. Московское зодчество развивалось в русле традиций владимиро-суздальской школы. Во второй половине 14 начале 15 вв. сложился тип четырехстолпного одноглавого храма (Успенский собор на Городке(1) и Рождественский собор Саввино-Сторожевского монастыря в Звенигороде (2), Троицкий собор Троице-Сергиева монастыря, Спасский собор Спасо-Андроньевского монастыря в Москве). Характерная особенность этих храмов – широкая расстановка подкупольных столпов, позволяющая значительно расширить диаметр главы, усилить освещенность интерьера, увеличить размеры иконостаса. Во 2-ой половине 15 века по мере возвышения Москвы строительство в городе и его окрестностях приобретало еще больший размах. Московские государи

приглашали для работы по обустройству города иноземных, преимущественно итальянских, мастеров. Под руководством итальянских мастеров, принесших в русскую архитектуру элементы, характерные для итальянского Возрождения, был заново отстроен Московский Кремль. Возведены: главный храм Московской Руси пятиглавый Успенский собор (архитектор Аристотель Фиорованти), Архангельский собор (3) (архитектор Алевиз Фрязин), Грановитая палата (архитекторы Марк Фрязин и Пьетро Антонио Солари), внешнее убранство которой репродуцирует образцы итальянских палаццо, а интерьер сочетает традиционные черты русский теремных палат с одностолпными залами европейских дворцов, величественная церковь-колокольня святого Иоанна Лествичника (Колокольня Ивана Великого), ставшая архитектурным центром не только Кремля, но и всего стольного града. Псковские зодчие соорудили в кремле домовой храм московских великих князей и царей – Благовещенский собор. Благодаря новым кирпичным стенам с 20 башнями, возведенных при участии иностранных архитекторов, Московский кремль стал одной из наиболее мощных крепостей Восточной Европы. Основным строительным материалом служил единственный камень - плотный известняк, отесанный в виде правильных прямоугольных блоков с гладкой лицевой поверхностью. Из него возводились и стены, и своды зданий, причем внутренняя часть стен выполнялась из камня неправильной формы и иногда более рыхлого, в то время как из тесаного камня выкладывались лицевые поверхности стен. Вся детальная обработка фасадов выполнялась из того же материала.

 

9а. Зодчество Московского государства в 16 в.

В XVI в. начинается яркий расцвет монументального зодчества в Московском государстве. Строительство ведется теперь не только в Москве или крупных городах, но и в более мелких городах, в монастырях, в княжеских и боярских вотчинах. За столетие каменно-кирпичных сооружений было построено больше, чем за все предшествующие века русской истории, но русское зодчество не распадается на отдельные архитектурные школы; оно развивается единым потоком.( лишь зодчество Пскова в течение всего XVI в. продолжает развиваться особняком, составляя отдельную архитектурную школу.).

Для больших городских или монастырских соборов обычно выбирали тип шестистолпного пятиглавого храма, явно повторяющего общую схему московского Успенского собора, построенного Фиораванти. (Рис 3,4)

Смоленский собор Новодевичьего монастыря в Москве(рис.1)- строгость, почти аскетичность фасадов здания, придающая ему впечатление сурового величия.). еще суровее облик Софийского собора в Вологде(рис.2) .Здесь зодчий отказался даже от расчленения фасадов аркатурно-колончатым поясом, и стены полностью лишены декоративных элементов.

Четырехстолпные пятиглавые соборы на высоком подклете(Подклет – нижний этаж дома, хором, , не жилые – с глухими стенами, зачастую без дверей) получили в XVI в. еще большее распространение, чем шестистолпные, т. е. самые крупные.

Или четырехстолпные церкви, увенчанные одной главой и напоминающие по схеме домонгольские памятники зодчества – еще поменьше.

В монастырях начинает развиваться и монументальное гражданское зодчество: наиболее распространенным типом зданий здесь являются монастырские трапезные. Это, как правило, квадратные (или близкие к квадрату) двухэтажные постройки, включающие большой зал и примыкающие к нему небольшие служебные помещения.

Памятные даты отмечали, как правило, постройкой церквей. Собор Рождественского монастыря в Москве(рис.3) - зодчий попытался сделать композицию ярусов кокошников(Ложная - не повторяющая внутренней формы свода) закомара называется кокошником) более острой, резко понизив боковые прясла фасадов. В 1532 г. в подмосковном царском с. Коломенском(рис.6) было завершено строительство церкви Вознесения.– его высоту, красоту и то обстоятельство, что подобных храмов до этого на Руси не существовало. Действительно, церковь Вознесения поражает полным разрывом с традициями, полным несходством со всеми каменно-кирпичными русскими церквами, созданными ранее: на подклете расположено квадратное здание с выступами, придающими ему крестообразный план; переход от этого объема к восьмерику оформлен кокошниками, над восьмериком вздымается высокий и острый шатер. Церковь Вознесения не имеет апсиды и в целом производит впечатление скорее грандиозной башни, чем культового сооружения. Очень толстые стены храма оставляют в интерьере крайне незначительную свободную площадь. Совершенно ясно, что огромная высота никак не вытекает из практического назначения здания. Это решение чисто художественной идеологической задачи.

Один из самых ярких памятников архитектуры XVI в. – собор Покрова на Рву в Москве- Попытка объединить шатровый и столпообразный тип в одном сооружении.

На смену смелому поиску новых форм, имевшему место в 1-й половине XVI в., к концу века приходит стремление приблизить даже новые композиции к традиционным. В конце XVI в. появляются здания, где архитектурные формы уже совершенно не соответствуют конструкции. Так, пирамидальное завершение ярусами кокошников украшает теперь храмики, имеющие крещатый свод, а над основным четвериком в шатровых храмах появляются ложные закомары

Не остается неизменным и стилистический характер памятников. Крупные, сочные детали, характерные для памятников 1-й половины XVI в., к концу века сменяются чисто графической манерой суховатых и довольно мелких деталей декора. Но четкая симметрия композиций остается характерной для архитектуры всего XVI в. Более того, в конце XVI в. становится особенно характерной жесткая симметричная схема с примыкающими к основному объему двумя приделами – северным и южным.

Русское зодчество прошло за XVI в. большой и сложный путь развития. В 1-й половине XVI в. велись интенсивные поиски новых композиционных решений, в частности столпообразных храмов. Затем сложилось и получило развитие такое своеобразное и яркое явление как каменное шатровое зодчество. В XVI в. были разработаны различные варианты храмов крестовокупольного типа, развернулось строительство монастырских трапезных. Особенно заметные изменения произошли к концу XVI в., когда в зодчестве появились новые особенности- в XVI в. в русском зодчестве господствовала архитектоничность формы, т. е. соответствие формы скрытым за нею конструкциям.. В конце XVI в. появляются здания, где архитектурные формы уже совершенно не соответствуют конструкции.Впрочем, шатры всюду имеют открытое внутрь пространство, т. е. продолжают оставаться конструктивной формой перекрытия здания.

. В начале 80-х гг. был создан Приказ каменных дел, взявший на себя руководство государственными строительными работами. Появление центрального архитектурно-строительного органа дало возможность проводить мобилизацию рабочей силы, упорядочить добычу строительного камня, обжиг кирпича и извести, осуществить стандартизацию формата кирпича.

С помощью Приказа каменных дел в конце XVI произведено строительство двух очень крупных оборонных объектов – Белого города в Москве и крепости в Смоленске. В обоих случаях руководил строительством «государев городовой мастер» Федор Савельевич Конь.

 

9в.Церковь Архангела Михаила в Смоленске.

(1191 – 1194 )некогда придворный храм смоленского князя Давида Ростиславича., для постройки он пригласил полоцкого зодчего. Расположена на западной окраине Смоленска, на холме, возвышающемся над поймой Днепра.( Можно предполагать, что здесь находился княжеский дворец вместе с боярскими теремами и домами дружинников.)

Четырехстолпный храм (столбы в плане крещатые), с повышенными подпружными арками(Подпружная арка — упорная арка, укрепляющая или поддерживающая свод.); одноглавый (одна световая глава), с тремя апсидами (боковые - прямоугольые в плане - сильно понижены); фасады имели трехлопатное завершение ,к фасадам примыкают три притвора, открытые в интерьер храма.

В смоленском храме можно отметить два существенных нововведения, свидетельствующих о том, что здесь был сделан следующий шаг в разработке нового архитектурного решения. Прежде всего в смоленской церкви двухуступчатые наружные пилястры усложнены введением тонких полуколонок. Тем самым в фасады здания внесено большое количество дополнительных вертикальных членений, еще сильнее подчеркивающих высоту и остроту его пропорций.

Второе отличие смоленской церкви - исчезновение стенок с порталами, отделяющих притворы от основного помещения.

Оба этих нововведения не случайны: они вызваны естественной эволюцией форм, ведущей к созданию вертикально устремленных динамических композиций, и стремлением зодчих разработать единый слитный интерьер, подчиненный композиции экстерьера. Недаром же такие приемы совершенно независимо появились и в других русских архитектурных школах - тонкие колонки в киевской и черниговской архитектуре, открытые внутрь храма притворы - во владимиро-суздальской.

Смоленская церковь архангела Михаила (часто Свирская церковь) сохранилась почти целиком, хотя в несколько перестроенном виде. Она столпообразная, с высоко поднятой центральной частью. С восточной стороны церкви выделяется одна полукруглая апсида, тогда как боковые имеют снаружи прямоугольную форму и меньшую высоту. С трех сторон перед входами расположены притворы, причем северный и южный снабжены небольшими самостоятельными апсидами. Таким образом, очень высокий центральный объем храма (общая высота до вершины купола около 33 м) со всех сторон как бы подпирается более низкими, в результате чего создается ступенчатость, придающая композиции динамический характер. Это впечатление еще более усиливается огромным количеством вертикальных членений, проходящих по корпусу здания и создаваемых сложнопрофилированными пилястрами. Значительный вынос пилястр, сильно выступающие апсида и притворы придают всему зданию почти скульптурную выразительность. Фасады церкви завершались не тремя закомарами, а кривой трехлопастного очертания. Очень высокий барабан имел в основании декоративные трехлопастные кокошники. Общая идея столпообразного храма с подчеркнутой вертикальной устремленностью композиции выражена в этой церкви исключительно ярко. Развитие самостоятельной смоленской архитектурной школы продолжалось с 80 -90-х гг. XII в. до 1230 г,, когда страшная эпидемия, а затем военные события прервали строительство. За это время здесь было возведено не менее полутора десятков монументальных зданий. По интенсивности строительства Смоленск вышел на первое место среди архитектурно-строительных центров Руси. К сожалению, церковь архангела Михаила является единственным сохранившимся памятником смоленской архитектуры того времени, однако раскопками в Смоленске изучено еще девять храмов, от которых уцелели нижние части стен или только фундаменты. Шесть из них в значительной степени повторяли формы Михайловской церкви

(Архитектурный стиль - Смоленско-Полоцкий. Очевидно, что в начале развития смоленского зодчества собственных мастеров в городе еще не было. Скорее всего первые постройки производились с участием черниговцев или киевлян. Широкий размах, который приобретает в Смоленске кирпичное строительство уже в середине XII века. безусловно свидетельствует о наличии собственных мастеров. Особенность смоленской архитектуры - широкое применение галерей и притворов.)

Популярность смоленской архитектуры на Руси была высока. Смоленские зодчие активно привлекались к строительству в других русских землях и даже в таком крупном центре, обладавшим своей развитой школой, как Новгород (церковь Пятницы). Короткий взлет смоленской архитектуры продолжался всего 40 лет! Катастрофическая эпидемия 1230 г. и последовавшие за этим резкие изменения в политической судьбе города оборвали ее развитие.

Зодчество Полоцкой земли было менее других связано с влиянием статичных форм киевской архитектуры XII в. и ориентировалось главным образом на киевские традиции более ранней поры.

Закома́ра (от др. русского комара — свод)— в русской архитектуре полукруглое или килевидное завершение наружного участка стены (прясла), воспроизводящее своими очертаниями прилегающий к ней внутренний цилиндрический (коробовый, крестовый) свод.

Ложная (не повторяющая внутренней формы свода) закомара называется кокошником. Кокошники имеют только декоративное значение. Они располагаются на стенах, сводах, а также (уменьшающимися ярусами) у оснований шатров и барабанов глав церковных зданий.

Билет 10 в Церковь Покрова Богородицы на Нерли

Владимиро-Суздальская школа.

Церковь была построена в 1км от Боголюбова, при впадении р.Нерли в р. Клязьму. В 1166г. Здесь корабли поворачивали к княжеской резиденции . Задача, поставленная перед зодчим была сложной, поскольку место под постройку лежит в заливаемой пойме. Поэтому зодчий, заложив фундамент, возвел на нем каменный цоколь высотой почти 4 м. и, засыпав землёй, превратил его в искусственный холм, облицованный каменными плитами.На этом холме, как на пьедестале, была воздвигнута церковь – небольшой по размеру храм, (сновной объём — небольшой, слегка вытянутый по продольной оси четверик) четырёхстолпный, с примыкающими с трёх сторон галереями. Храм крестовокупольного типа, четырёхстолпный, трёхапсидный, одноглавый, с аркатурно-колончатыми поясами и перспективными порталами.. В одной из стен галереи размещалась лестница для подъёма на хоры. Галереи не сохранились, реконструированы м.б. лишь приблизительно.Но даже лишённая галерей церковь Покрова на Нерли кажется вполне законченным сооружением и производит на зрителей неизгладимое впечатление, один из шедевров мировой архитектуры. Сложная рельефная профилировка пилястр придаёт зданию почти скульптурную выразительность. По высоте церковь разделена на две части аркатурно-колончатым поясом, ниже этого пояса стены гладкие, а выше размещены скульптурные вставки. Резьба украшает капители колонн и пиляст обрамления р, а также архивольты(арок перспективных порталов).

( Владимирские резчики в совершенстве владели техникой обработки камня. Стр. материал_ высококачественный белый камень — известняк. Владимиро-суздальские храмы были белокаменными. Самые древние из них отличались скромным декором: арочный поясок на апсидах и горизонтальная полочка-отлив посередине стен. Окна были узкие, напоминающие щели бойниц. С XII же века храмы начинают украшать белокаменной резьбой: иногда это фольклорные сюжеты, иногда — скифский "звериный стиль", а в некоторых случаях видны романские влияния.)

В составе объекта «Белокаменные памятники Владимира и Суздаля» церковь входит в список всемирного наследия ЮНЕСКО

 

3.а. Зодчество Руси в XII веке: киево-черниговская и новгородская школы.

Архитектурные формы, соответствующие новому этапу в развитии русской архитектуры, с полной отчетливость проявились уже в первой половине ХII в. Памятники этой поры не только сильно отличаются от памятников эпохи Киевской Руси, они во многих отношениях им пря­мо противоположны. Сложная многоглавая композиция киевско Софии сменилась четким и простым объемом, увенчанным одной массивной главой, а сложное внутреннее пространство - на редкость простым, квадратным в плане помещением с четырьмя подкупольными столбам. Такое внутреннее пространство можно было легко оки­нуть взором сразу, из одного места. Конечно, эти суще­ственные изменения в русской архитектуре нельзя тракто­вать как переход к более примитивным художественный решениям; они свидетельствуют о сознательном применении новых приемов, вызванных появлением новых ху­дожественных задач. Если зодчий XI в. стремился создав торжественное и пышное сооружение, то зодчий ХII в. хотел видеть свое творение лаконичным и кристаллически ясным. Здание и снаружи и внутри должно было быть величественным, но одновременно простым и спокойным.

Для построек XII в. характерно сокращение, масштабов здания. Церкви в эту пору обычно строили трехнефными с тремя или двумя парами столбов, т, е. шестистолпные или четырехстолпные. Основу интерьера обра­зовывало четырехстолпное крестовокупольное простран­ство. При шестистолпном решении к этому центральному пространству с запада примыкало еще одно помещение, обычно достаточно чётко отделённое от центрального и соединенного с ним широкой аркой. Иногда встречаются несколько более сложные решения, когда церковь снару­жи имеет притворы перед входами или же примыкающую с трех сторон галерею. Строили и более простые неболь­шие часовни, также увенчанные одной главой, но не имевшие внутри столбов.

Западная часть церкви, обычно была разделена на два яруса, т.е наверху имелся балкон-хоры. Лестничная башня нарушала бы четкость наружного объема, и поэтому лестница для подъема на хоры помещается в толще стены. Происходят изменения и в убранстве интерьера: мозаика почти совсем вышла из употребления и все сте­ны, своды и столбы покрывают фресковой росписью, а на смену мозаичным полам, выложенным из кусочков спе­циального цветного стеклянного сплава (смальта), при­ходят полы из керамических глащурованных плиток.

Полное оргапическое слияние кнструкции и декора­тивных форм характеризует памятники XII в. в не мень­шей степени, чем более ранние: все их внутренние членения прекрасно отражены на фасадах. Наружные лопатки отвечают расстановке внутренних столбов, а завершаю­щие каждое членение фасада полукруглые закомары со­ответствуют форме сводов.

Наиболее существенной особенностью развитие рус­ской архитектуры_в XII в. было сложение нескольких самостоятельных центров монументального строитель­ства. Процесс феодального дробления страны привел к выделению целого ряда самостоятельных земель — княжеств, культура которых развивалась далеко не идентично. Конечно, общерусские культурные связи никогда поностью не разрывались, но в некоторых землях искусство и архитектура приобрели очень своеобразный характер, заметно отличающий их от искусства и архитектуры в других районах Руси.

Наиболее Крупным художественным центром по-прежнему оставался Киев, и обаяние киевских традиций продолжало очень сильно чувствоваться и в XII в. Поэтому во многих землях архитектура в XII в. развивалась по-прежнему под сильнейшим влиянием Киева. Конечно, даже и в этих княжествах архитектура теперь уже не полностью совпадала с киевской; некоторые отличия существовалп и здесь. Архитектуру XII в. в таких княжествах, как Пepeяславльское, Черниговское, Рязанское, Волынское, Смоленское, с полным основанием можно объединить вместе |с Киевом в одну архитектурную школу, которую с известной долей условности можно назвать киевской архитектурной школой XII в.

Памятники киевской архитектуры ХII в. отличаются от более древних не только по композиции, но и по строительной технике. Кладку стен ведут теперь исключительно из кирпича, используя камень лишь для фундаментов. Кирпичи стали изготовлять более толстыми (до 5 см) и более узкими. Применение кирпичей удлиненной формы дало возможность вести кладку, не сдвигая каждый ряд кирпичей по отношению к нижележащему, т.е перестали употреблять кладку «со скрытыми рядами». Теперь кладка делалась равнослойной, т. е, все ряды кирпичей выходила на фасад. Такая кладка давала меньше декоративных возможностей. Поэтому стали применять сдвоенные или строенные окна, массивные полуколонны, прислоненные к лопаткам, аркатурные пояски.

В Киеве хорошо сохранившимся памятником этого времени является Кирилловская церковь, построенная в середине XII в. Это типичный образец шестистолпного храма, обладающий всеми отличительными особенностя­ми киевской архитектурной школы XII в. Примером четырёхстолпных храмов может служить ныне, к сожалению, не существующая Васильевская (Трехсвятительная)церковь в Киеве.

В Чернигове типичным шестистолпным памятнико является Борисоглебская церковь. Раскопки, проведений вокруг этой церкви, показали, что к ней с трех сторон примыкала галерея. 3десь же были найдены резные белокаменные капители, очевидно принадлежащие этой церкви. В настоящее время Борисоглебская церковь реставрирована, однако галерея ее не восстановлена, так как формы ее определить не удалось. Раскопками в Чернигове были обнаружены нижние части Благовещенской церкви, также представлявшей собой большой шестистолпный собор с галереей. В виде редкого для XII исключения в этой церкви был мозаичный пол. Близок к этим памятникам также и собор Елецкого монастыря в Чернигове, почти полностью сохранившийся, хотя еще не восстановленный в своих первоначальных формах. Отли­чительной особенностью этого coбора является наличие трех глав — пример исключительно редкий в XII в.

В Чернигове же имеется и один из очень немногих сохранившихся маленьких бестолпных храмиков — Иль­инская церковь.

Среди памятников зодчества Рязанской земли ни один не сохранился до наших дней над поверхностью земли. Однако благодаря раскопкам, проведенным в древней Рязани (современная Старая Рязань), нам из­вестны планы, а также некоторые конструктивные и де­коративные особенности рязанских памятников. Они очень напоминают памятники киевской архитектуры XII в., но еще ближе к памятникам Чернигова. Здесь, как и в Чернигове, были найдены резные белокаменные фрагменты, которые очень редко применялись в кирпич­ной архитектуре XII в. Одна из церквей Старой Рязани настолько точно повторяет схему собора Елецкого мона­стыря, что в них совпадает даже такая своеобразная де­таль, как маленькая часовня с апсидой, встроенная в юго-западный угол собора.

Более существенно отличаются от киевских памятни­ки зодчества Переяславльской земли. К сожалению, ни один из этих памятников не сохранился над поверхно­стью земли, и известны они лишь по материалам архео­логических раскопок. Раскопками в Переяславле были раскрыты остатки большого Михайловского собора, не- , скольких маленьких церквей, гражданской постройки. Все эти различия незначительные и второстепенные. Сравнение памятников архитектуры данных княжеств показывают, что в них совпадают не только объемная коспозиция и характер декора, но и главное – характер архитектурного образа. Наличие на Руси в XII веке большой архитектурной школы, охватывавшей ряд княжеств во главе с Киевом, не может вызывать сомнений.

В XII веке эта архитектурная школа распадалась, и на её базе складывались более мелкие архитектурные школы. По наличию самостоятельных архитектурных школ, сходству и различию между ними можно в известной степени даже судить о политической обстановке на Руси. Там, где связи между княжествами оставались прочными, как правило, сохранялась близость и в отношении архитектуры. Именно поэтому, например, волынская архитектура начала приобретать самостоятельный характер сравнительно очень поздно. Памятники волынского зодчества середины XII в. почти не отличаются друг от киевских, и лишь к XIII в. на Волыни слагаются свои архитектурные формы. Несколько раньше, в конце XII в. отделяется от Киева смоленская архитектурная школа, и по-видимому, ещё несколько раньше полоцкая.

Выделение сомостоятельных архитектурных школ единой русской школы, связанной своими традициями Киевом, шло довольно медленно. Этому способствовало сохранение в большинстве русских земель одинаковой строительной техники — кирпичной кладки. Гораздо быстрее шло сложение самостоятельной архитектуры там, где изменялась и строительная техника. Так, например в Новгороде., уже при строительстве Софийского собора в значительно большей степени, чем в Киеве, применяли естественный камень. В дальнейшем новгородские зод­чие все больше и больше переходят к строительству из известняковой плиты. Этот материал, в изобилии имею­щийся на территории Новгородской земли, был чрезвы­чайно дешев и благодаря слоистости очень удобен для кладки.

Постройки, возведенные в Новгороде в начале XII в., еще во многом сохраняют киевские традиции. Так, по­строенный в 1113 г. Никольский собор на Ярославовом дворище завершался пятью главами, явно напоминая этим здания XI в. Соборы Антониева и Юрьева монасты­рей имеют у северо-западного угла лестничную башню для подъема на хоры. В соборе Антониева монастыря (1116 г.) эта башня круглая и поэтому четко отделяется от основного объема здания. В Георгиевском соборе Юрье­ва монастыря (1119 г.) башня квадратная и гораздо более органично соединяется со зданием. В обоих соборах зодчий применил одинаковый прием: на протипоположном от башни западном углу здания также помещена большая глава. Тем самым создается уравновешенна трехглавая композиция.

Киевские традиции в новгородских церквах начала XII в. сказываются и в строительной технике, о чем свидетельствует применение кирпичной кладки «со скрытыми рядами». Однако кирпичная кладки в этих сооружениях применена лишь в лопатках, арочных проемах, столбах и сводах, т. е. в наиболее ответственных в конструктивном отношении участках. Сами же стены сложе­ны уже в основном из плиты, лишь с прослойками кир­пича. Изменение системы кладки, естественно, повлекло за собой изменение характера оформления стен. Для предотвращения выветривания известняка поверхности стен стали затирать розовым раствором (известковый раствор с цемянкой), оставляя обнаженными лишь кирпичные участки. Совершенно исчезли из употребления такие деко­ративные элементы, как аркатурные пояски. В отличие от киевских новгородские зодчие XII в. оставляли наруж­ные лопатки плоскими, без полуколонн. Архитектурный облик новгородских построек по сравнению с киевски­ми постепенно становился все более строгим и даже суровым.

Окончательное сложение самостоятельной новгород­ской архитектурной школы относится примерно к середине XII в. Лучше сохранившимися образцами могут служить такие постройки второй половины XII в., как церковь Спаса на Нередице под Новгородом, Георгиевская и Успенская церкви в Старой Ладоге. Это четырехстолпные одноглавые храмы, очень простые по композиции, лишен­ные каких-либо наружных пристроек или галерей. На фасадах почти полностью отсутствуют декоративные эле­менты: нет не только аркатурных поясков или полуко­лонн, но даже двухуступчатых ниш, которые еще при­сутствовали в новгородских постройках начала XII в. Для усиления эффекта слитности и простоты внутренне­го пространства подкупольные столбы вместо крестооб­разных в плане сделаны квадратными, а также отброшены лопатки на внутренних поверхностях стен. Узкая лестница в толще западной стены ведет на хоры, зани­мающие западную часть церкви. Боковые помещения хор расположены на сводах и представляют собой почти замкнутые маленькие помещения, а средняя часть хор — между подкупольными столбами — открытый балкон на деревянных балках. Кроме крайней лаконичности и простоты форм, эти памятники отличаются ещё одной замечательной особенностью: как в плане,так и в объеме они лишёны _строго геометрических четких линий. Это объясняется тем, что при строительстве из известняковой плиты гораздо труднее, чем при кирпичной кладке, добиться идеальной правильности линий. Зодчие использовали эти качества придания постройкам особой выразительности, мягкости и пластичности. Некоторая неточность линий воспринимается не как недостаток, а, наоборот, как специфический художественный элемент замысла.

 

10.б. Ранние русские иконы.

Первые иконы на Руси стали и первыми живописными изображениями вообще.

Первые росписи и иконы исполняли греческие мастера. Они принесли на Русь сложившиеся к тому времени технические приемы и художественные принципы. Иконы писали на досках, преимущественно липовых.

Древнерусским мастерам досталась в наследие тональная живопись византийцев с ее чуть приглушенными тонами, выражавшими покаянное настроение. В XIV веке Феофан Грек выступает так же как мастер сдержанно-насыщенных тонов: вишнево-красного, темно-синего, темно-зеленого и тельных тонов и высветлений. Свет падает у него на пребывающие во мраке тела, как небесная благодать на грешную землю.

Однако торжественные и суровые фигуры византийских святых, их строгие аскетические лица, впалые глаза – всё это противоречило более жизнерадостным представлениям древних славян об окружающем их мире, поэтому наряду с искусством христианским продолжало жить полуязыческое народное искусство.

Самые ранние из дошедших до нас памятников монументальной живописи – небольшие фрагменты фресок из Десятинной церкви в Киеве, которая по описаниям, богатством внутреннего убранства могла соперничать с Софийским собором.

Ранние русские иконы в византийской традиции. Древнейшая икона в экспозиции Новгородского государственного объединённого музея - икона Петра и Павла из Софийского собора, где она входила в иконостас. Икона была поновлена (переписана) в XVI в. Искусствоведами отмечается киевское влияние на первоначальный стиль иконописи, но уже вскоре в Новгороде сложится своя самобытная узнаваемая иконописная школа.

Византийская традиция играла значительную роль в древнерусском искусстве , но под влиянием русской действительности в произведениях византийских мастеров, работавших в Киеве, появляются местные черты. Русские мастера вносят в изобразительное искусство свои вкусы, обогащая его славянскими орнаментальными мотивами и поэтическими образами славянской мифологии.

 

11 б Смысловые и технические особенности русской живописи.

Общеизвестный факт: в православной иконописи любой цвет имеет символическое значение.

Считалось, что глаза – зеркало души, поэтому глаза на иконах такие большие и проникновенные. Вспомним выразительные глаза домонгольских икон (например, «Спас Нерукотворный» Новгород, XII в.). Рот же, напротив символизировал чувственность, поэтому губы рисовали непропорционально маленькие. Начиная с Рублевского времени в начале ХVв. глаза уже не писали так преувеличенно крупно.

У Феофана Грека некоторые святые изображались с закрытыми глазами или вовсе с пустыми глазницами – таким способом художник пытался передать мысль, что их взгляд направлен не на внешний мир, а внутрь, на созерцание божественной истины и внутреннюю молитву.

Фигуры изображаемых библейских персонажей писались менее плотно, немногослойно, намеренно вытягивались, что создавало визуальный эффект их легкости, преодолевало телесность и объемность их тел.





Читайте также:
Эталон единицы силы электрического тока: Эталон – это средство измерения, обеспечивающее воспроизведение и хранение...
Назначение, устройство и принцип работы автосцепки СА-3 и поглощающего аппарата: Дальнейшее развитие автосцепки подвижного состава...
Фразеологизмы и их происхождение: В Древней Греции жил царь Авгий. Он был...
Перечень актов освидетельствования скрытых работ и ответственных конструкций по видам работ: При освидетельствовании подготовительных работ оформляются следующие акты...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-04-26 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.033 с.