Билет 11 а Архитеуктура Москвы в конце XVII века





В 90-х годах XVII столетия в русской архитектуре происходят существенные изменения. Появляется новое направление, которое часто называют «нарышкинским стилем» или «московским барокко». И то и другое название не объясняет сущности явления. Связь нового стиля с заказами семьи Нарышкиных является совершенно случайной. Название «барокко» так же не правильно, поскольку сходство московской архитектуры конца XVII века с западноевропейским стилем барокко чисто внешнее.

Наличие большого количества классических архитектурных деталей как будто бы свидетельствует о влияние западноевропейской архитектуры. Однако с этими западноевропейскими формами в России знакомились большею частью либо по архитектурным книгам и гравюрам, завозимым из-за границы (главным образом из Голландии), либо эти формы проникали вместе с белорусскими и украинскими мастерами. Следует отметить, что роль классических архитектурных форм в сложении нового стиля русского зодчества в основном ограничивалась отдельными декоративными элементами, очень мало затрагивая общие композиционные принципы зданий. Несомненно , русская архитектура конца XVII века вполне самобытна.

Наиболее полно и ярко новое архитектурное направление проявилось в строительстве небольших церквей в подмосковных усадьбах знати, близкой к царскому двору. Это ярусные постройки. Нижний ярус обычно квадратный, реже прямоугольный в плане, на нем стоит восьмерик, а выше- второй, более узкий восьмерик. Завершается вся композиция барабаном с главой. К центральному объему обычно примыкают более низкие полукруглые в плане помещения. Очень часто все здание расположено на подклете и имеет вокруг открытую галерею. Строгая логичность построения масс характеризует не только наружный облик храмов, но и их интерьер. Центральный внут­ренний объем объединяет две нижние части постройки — ее четверик и восьмерик. В верх­нем, маленьком восьмерике, над сводом, ­перекрывающим центральный объем, располо­жен «звон»; отдельной колокольни нет. Постройки имеют, таким образом, характер «церкви под колоколы», и высотность их построения логически оправдана. Строгая симметрия с явно выраженной центричностью- существенная особенность всех храмов этого направления. Очень своеобразно их декоративное убранство. По сравнению с памятниками предшествующей поры, перегруженными тяжеловесной и пестрой декорацией, они легки и изящны; на красном фоне гладких кирпичных стен четко и ясно рисуются белые колонки, оформляющие грани объемов. Весь декор сосредоточен на обрамлении окон и дверей: они, как правило, имеют по сторонам небольшие колонки, стоящие на кронштейнах и поддерживающие вычурный разорванный франтончик. Вместо тяжелых кокошников над карнизами проходят полосы резных декоративных элементов, которые часто называют «петушиными гребешками». На углах зданий, как правило, размещены колонки классического типа, причем каждый ярус имеет самостоя­тельную колонку, снабженную снизу пьедеста­лом, а сверху антаблементом (одна из частей ордера). Довольно часто применяются овальные или восьмиугольные окна, резные раковины и другие детали, свидетельствующие об отголосках декора Архангельского собора Московского Кремля.

Ярусная композиция усадебных храмов концa XVII века, безусловно, русского происхож­дения. В несколько менее развитом виде она применялась уже во второй половине XVII ве­ка в надвратных сооружениях, которые в свою очередь, видимо, ведут происхождение от форм деревянного зодчества.

Наиболее ярким памятником данного тече­ния является церковь Покрова в Филях(1693—1694). Ее изумительно тонко прорисованные детали в сочетании с безукоризненными пропорциями придают ей легкий, как бы ажурный и утонченно элегант­ный характер, а ярусная композиция создает почти тот же эффект вертикального движения, который был выражен в шатровых и столпооб­разных храмах. Другие памятники этого направления — церкви в Троицком-Лыкове (1698—1704) ив Уборах (1693—1697, зодчий Яков Григорье­вич Бухвостов).

Новые архитектурные формы нашли приме­нение не только в ярусных усадебных храмах. Так, одним из наиболее значительных памятни­ков этого стиля, несомненно, была не сохранившаяся церковь Успения на По­кровке (1696—1699, зодчий Петр Потапов), представлявшая собой массивный объем на высоком подклете, увенчанный несколькими главами. Перед храмом на том же подклете отдельно стояла колокольня. Как благородные пропорции храма, так и изумительная прори­совка его деталей свидетельствовали о блестя­щем таланте зодчего. Другой великолепный пример — высокая пятиглавая церковь Во­скресения в Кадашах в Москве (1687— 1713, с последним периодом строительства храма связано имя зодчего Сергея Турча­нинова). Те же формы порой применяли и при строительстве больших пятиглавых город­ских соборов с внутренними столбами. Так, Успенский собор в Рязани (1693—1699, зодчий Бухвостов) сохраняет общую схему Успенского собора Московского Кремля, но поставлен на невысокий подклет-галерею, рас­членен тонкими колонками, украшен тремя ярусами больших нарядных окон и первона­чально был завершен резным декоративным карнизом.

Широко применялись новые формы при строительстве полугражданских монастырских сооружений — надвратных церквей и трапез­ных (надвратные церкви Троице-Сергиева, Но­водевичьего и Донского монастырей, трапез­ные Новодевичьего и Троице-Сергиева монастырей, трапезная Солотчинского монастыря близ Рязани и другие). Появляются и ярусные колокольни, каковы, например, надвратная колокольня Высокопетровского монастыря (1694) и шестиярусная семидесятидвухметровая колокольня Новодевичьего монастыря в Москве (1690), играющая роль главной вертикали прекрасного архитектурного ансамбля . Во всех этих памятниках ясно читаются основные принципы нового стиля — симметричность и регулярность построения, применение поэтажного ордера, концентрация декоративных элементов в карнизах и в обрамлении проемов.

Одна из характерных особенностей памятников конца XVII века—их двуцветность: красная кирпичная стена контрастирует с белокаменными резными деталями. Однако в эту же пору встречаются и такие постройки, в кото­рых в духе традиций второй половины XVII ве­ка широко используются цветные изразцы. Так, лицевая стена надвратного Теремка Кру­тицкого митрополичьего подворья (1694) целиком облицована изразцами, хотя в остальном здесь применены типичные формы 90-х годов. Следует отметить, что производ­ство изразцов в России во второй половине XVII века достигло исключительного совершен­ства .

В обстановке ожесточенной, обострившейся в конце XVII века идеологической борьбы и неравномерности экономического и культур­ного развития различных районов России при широком размахе строительства одновремен­но существовало и развивалось несколько ва­риантов зодчества, довольно существенно от­личавшихся друг от друга. Ведущим было то направление, которое представляли памятники Москвы и Подмосковья, особенно созданные по заказам лиц, близких к царскому двору. Однако и здесь имелись существенные разли­чия: строили церкви, в которых можно видеть решительное отрицание старых традиций, но одновременно возводили и храмы гораздо более консервативного характера.

Церковь Знамения в Дубровицах (1690- 1704) в вотчине воспитателя Петра I Б. А. Голицына, имея плановую схему, близкую церкви Покрова в Филях, однако далеко отходила от принципов древнерусского зодчества. Ее низкая лестничная платформа имеет причудливую многолопастную форму; полукружия крестообразного низа получили барочную тройную кривую, а двухъярусный восьмерик завершается вместо церковной главы ажурной вызолоченной короной.Пыш­ное резное убранство, использующее мотивы барокко и включающее круглые скульптуры, замена внутренней росписи резьбой также, как бы демонстративно, противоречат вековым традициям русской старины.

Однако в эту пору возводились и такие постройки, которые внешне не столь решительно рвали с устояв­шимися традициями, хотя по существу были от них столь же далеки. Таковы, например, небольшие центрические Церкви с восьмилепестковым планом, образцами кото­рых могут служить церкви Петра митрополита в Высокопетровском монастыре (1690) и Спаса в подмосковном селе Волынском (1699-1703). Слитность и динамичность интерьера этих храмов роднят их с западноевропейским барокко.

Очень своеобразную группу памятников кон­ца XVII века составляют храмы, построенные по заказу богатейших купцов и промышленников Строгановых. Близость между ними дает основание пологать, что их строил один зод­чий. Наиболее яркая среди них Рождест­венская церковь в Нижнем Новгороде (до 1718). По плану и объемной компо­зиции данные памятники более традиционны, чем, например, восьмилепестковые или даже ярусные храмы Подмосковья. Однако велико­лепная скульптурная резьба наличников окон и применение чистых форм классического ор­дера свидетельствуют как о блестящем талан­те их автора, так и о том, что он хорошо знал западноевропейскую архитектуру.

Разнообразные и порой очень неожиданные вариан­ты архитектурных решений можно наблюдать в окраин­ных районах, куда московское влияние доходило посте­пенно. Местные мастера часто воспринимали новые ар­хитектурные формы лишь как декоративные элементы, переосмысляя их в духе привычного узо­рочья. В результате возводились постройки, в которых «модные» московские формы применены в таком пере­работанном виде, что их с трудом можно узнать. При этом данные формы бытуют в течение длительного времени, кое-где удерживаясь до середины XVIII века. Таковы, например, некоторые памятники Урала и Зауралья — Троицкий собор в Верхотурье (1703—1704), постройки Долматова монастыря (церковь — 1713 года, стены и башни — середина XVIII века).

Впрочем, в некоторых районах России фор­мы московского зодчества конца XVII века вообще не получили распространения. Так, в Суздале на рубеже XVII и XVIII веков строили небольшие «кубические» храмы, фасады кото­рых завершались горизонтальным карнизом; под ним, как дань традиции, шла полоса ко­кошников. Рядом с храмом всегда ставили ко­локольню, увенчанную шатром, порой доволь­но вычурной вогнутой формы. Ни ордера, ни других типичных форм и деталей русского зод­чества конца XVII века здесь не применяли.

Активное неприятие новых архитектурных форм можно видеть и в некоторых памятни­ках в самой столице. Так, под Москвой были построены две шатровые церкви, почти цели­ком выдержанные в духе архитектуры XVI ве­ка— Никольская (Петра и Павла) в селе Петровском (между 1680 и 1691) и Знаменская в селе Аннино (1690). Оба этих храма построены по заказу боярина И. М. Милославского и отражают явную оппо­зицию официальной церкви, запрещавшей шатровое строительство.

В русском зодчестве конца XVII века в зна­чительно большей степени, чем в архитектуре предшествующей поры, чувствуется светская струя. Это сказывается даже в строительстве культовых сооружений, но особенно отчетливо проявляется в широко развернувшемся гражданском строи­тельстве, прежде всего жилых домов. Камен­ные жилые здания становятся теперь доста­точно обычным явлением; их строят не только в Москве, но и во многих провинциальных го­родах. Дома эти, как правило, сохраняют ста­рую плановую схему, восходящую к плани­ровке деревянного жилья. В то же время в них зачастую видно стремление создать парадные, подчеркнуто симметричные композиции, а в отдельных случаях появляется уже и новый тип дома, представляющий собой нерасчлененный блок, что было новшеством в русском жилом строительстве. Стремление к симметрии сказа­лось, например, в палатах В. В. Голицына в Москве в Охотном ряду (около 1689). Еще более четко это проявилось в палатах Вол­кова: эти палаты были построены несколько раньше как несимметричное здание, но при перестройке в конце XVII века здание сделали симметричным, подчеркнув симметрию распо­ложенным над карнизом фигурным декоратив­ным фронтончиком. В некоторых случаях, как, например, в палатах Троекурова, на­ружная отделка здания достигает исключитель­ного великолепия. Характер отделки и архи­тектурные детали жилых домов, естественно, совпадают с применявшимися в строительстве церквей.

Одной из наиболее важных и сложных за­дач, вставших перед русскими зодчими в конце XVII века, была разработка совершенно но­вого типа сооружений — гражданских общественных зданий. Вплоть до конца века в рус­ском зодчестве формировались и разрабаты­вались архитектурные образы культовых построек, крепостных сооружений, жилищ. Те­перь с началом строительства монументальных сооружений административного назначения зодчие начинают поиск соответствующего им архитектурного образа. Очень ярким приме­ром было ныне не существующее здание Земского приказа на Красной площади (конец 90-х годов XVII века). Оно явно не имело ни культового, ни оборонного харак­тера; с первого же взгляда было видно, что это гражданская постройка. В то же время подчеркнутый вход, колонны большого орде­ра, объединяющие два нижних этажа, и ба­шенка, поднимающаяся над фасадом, прида­вали постройке строгость и торжественность, отличавшую ее от жилых домов. Те же чер­ты — использование мотивов жилой архитек­туры, но в более монументальных формах, свидетельствующих об общественном назначе­нии постройки, характеризуют и здание Мо­нетного двора (1697).

Выдающимся памятником гражданской ар­хитектуры были также Сретенские ворота Зем­ляного города в Москве, обычно называвшиеся Сухаревой башней (зодчий Михаил Чоглоков). Это здание, с самого начала не имевшее никакого оборонного назначения, по­строено в 1692—1695 годах как помещение для гарнизона, а затем в 1698—1701 годах перестроено по распоряжению Петра I для раз­мещения «математической и навигацкой шко­лы». Ярусное членение здания подчеркнуто мощными карнизами; торжественная лестница вводила на гульбище над первым этажом. Над центром здания возвышался стройный восьме­рик башни с часами, увенчанной шатром с го­сударственным гербом на шпиле, что прида­вало постройке очень торжественный характер с некоторым «военным» оттенком.

В конце XVII века впервые появились и ин­женерные сооружения, которые создавались зодчими как произведения архитектуры с уче­том их роли в формировании городского ан­самбля. Таким был, например, Каменный (Всехсвятский) мост в Москве (1687— 1692). Со стороны Замоскворечья он заканчи­вался «палатой», над которой возносились две шатровые башни.

Таким образом, развитие русской архитек­туры на рубеже XVII и XVIII веков характери­зуется значительным усилением светских эле­ментов. Широко развивается каменная жилищная архитектура, сооружаются постройки принципиально нового характера — здания общественного назначения, промыш­ленные сооружения, гостиные дворы. Светские, «мирские» тенденции проникают даже в культовое зодчество. Вырабатываются новые художественные взгляды, во многом связанные с народным творчеством и его эсте­тическими идеалами. Ярко выражен нацио­нальный характер архитектуры XVII века. Вместе с тем в архитектуре конца XVII века вызревают элементы, которые разовьются и станут характерными для архитектуры следую­щего столетия: черты регулярности и симмет­рии, творческое использование приемов запад­ноевропейской архитектуры, развитие архитек­турного ансамбля.

Русские зодчие создали предпосылки для успешного развития архитектуры в новых усло­виях. И тем не менее в начале XVIII века в рус­ской архитектуре происходит перелом. Этот перелом был связан с коренной ломкой устоев культуры и быта в эпоху петровских реформ. Указ Петра I о запрете монументального строительства во всех городах России в связи с переносом столицы в «Санктпитербурх» (1714), вызов из-за границы большого числа архитекторов и передача им всех наиболее важных строительных заказов, сложение новой системы архитектурного образования по запад­ноевропейскому образцу, появление заграничных, а затем переводных архитектурных книг- таков далеко не полный перечень причин, вызвавших резкие и существенные изменения в развитии русской архитектуры. Русская архитектура XVIII века развивается уже в теснейшей связи с архитектурой других европейских стран.

 

Билет 11 в Киевский Софийский собор

Собо́р Свято́й Софи́и (Софи́йский собо́р) был построен в XI векев центре Киева по приказу Ярослава Мудрого. На рубеже XVII-XVIII веков был внешне перестроен в стиле украинского барокко. Внутри Собора сохранилось множество древних фресок и мозаик, в том числе знаменитая мозаика БогоматерьОранта.

Софийский собор стал первым, внесённым в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, памятником архитектуры на территорииУкраины.

Поскольку Собор святой Софии является государственным музеем-заповедником и внесён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, его запрещено передавать любой религиозной организации и проводить там богослужения. Исключение составляет день 24 августа — День независимости Украины, когда представители религиозных организаций совершают молитву об Украине (была введена с 2005 года), 22 ноября 2006 года Украинская православная церковь Московского Патриархата отказалась участвовать в будущем в этом мероприятии: согласно заявлению Синода УПЦ МП, молитва вместе с «отлученными от церкви» противоречит Апостольским Правилам.

Разные летописи (все они созданы позже времени строительства собора) называют датой закладки собора1017 или 1037 год. Учитывая политическую обстановку на Руси, более близкой к истине считается вторая дата. В последнее время широко распространена версия о закладке собора Владимиром Святославичем в 1011 году, не имеющая строгих научных оснований.

В 1240 году Софийский собор был разграблен и разрушен воинами Батыя, в 1385—90 гг. митрополит Киприан воссоздал его из руин, после чего он более трех с половиной веков находился в запустении, хотя и продолжал действовать. В 1596 году собор переходит к Украинской грекокатолической (Униатской) церкви, 1630-е годы отобран у неё киевским митрополитом Петром (Могилой), который отреставрировал собор и основал при нём мужской монастырь. Работы по обновлению храма продолжались до 1740 года, когда он окончательно приобрёл нынешний облик.

Колокольня Софийского собора была построена по заказу гетмана Мазепы. До сегодняшнего дня сохранился колокол, отлитый также по его заказу, который находится на втором этаже колокольни и носит название «Мазепа».

В 1934 году архитектурный комплекс, куда помимо Софийского собора входит колокольня, дом митрополита, бурса, трапезная, южная въездная башня, западные ворота, братский корпус,кельи и консистория, был объявлен Государственным архитектурно-историческим заповедником «Софийский музей».

Первоначально Софийский собор представлял собой пятинефный крестово-купольный храмс 13 главами. С трёх сторон он был окружён двухъярусной галереей, а снаружи — ещё более широкой одноярусной. Центральный неф и трансепт значительно шире боковых нефов, образуя в интерьере собора четкий крест. Крестообразная композиция была видна и снаружи храма. Нефы собора заканчивались на востоке пятью алтарными апсидами. Собор имел пирамидальную композицию. Цилиндрические своды, перекрывавшие его центральный и поперечный нефы, ступенчато поднимались к центру здания. Центральный купол был окружён четырьмя меньшими, а остальные восемь куполов ещё более маленького размера располагались по углам собора. Барабаны куполов и апсиды имеют гранёную форму. Помимо окон, свободные участки стен украшены уступчатыми нишами и лопатками, расчленяющими поверхность стен в соответствии с расположением внутренних несущих столпов.

Собор сложен в византийской технике из чередующихся рядов камня и плинфы (широких, тонких кирпичей), снаружи кладка была покрыта раствором-цемянкой. Для того чтобы можно было представить исходный облик собора, на фасадах реставраторами оставлены участки раскрытой древней кладки. Длина собора без галерей 29,5 м, ширина — 29,3; с галереями: 41,7 и 54,6. Высота до вершины главного купола 28,6 м, величина центрального подкупольного квадрата 7,6 м.

Собор строился константинопольскими строителями, при участии киевских мастеров. Между тем, невозможно найти прямых аналогов Софийского собора в византийской архитектуре того времени. Храмы, строившиеся тогда в империи, были обычно меньше, имели лишь 3 нефа и одну главу. Предполагается, что перед византийцами была поставлена задача создания большого храма для торжественных церемоний, главного храма Руси, которую они решили путём увеличения числа нефов и добавления барабанов глав для их освещения.

В то же время первоначальное архитектурное решение собора имело свою символику. Центральный высокий купол храма всегда в византийской архитектуре напоминал о Христе — Главе Церкви. Двенадцать меньших куполов собора ассоциировались с апостолами, а четыре из них — с евангелистами, через которых христианство проповедовалось во все концы земли.

В результате реставраций и перестроек XVII—XVIII веков собор существенно изменил свой облик. Наружные галереи были надстроены, появились новые приделы, увенчанные дополнительными куполами (всего сейчас их 19). Собор был побелен. Древняя полусферическая форма глав была заменена на характерную для украинского барокко высокую грушевидную форму. Первоначальная структура собора наилучшим образом видна теперь со стороны алтаря, где раскрыты также фрагменты первоначальной отделки фасадов.

В интерьере Софийского собора господствует хорошо освещённое центральное подкупольное пространство, имеющее форму креста. Восточная его ветвь заканчивается главной апсидой, а боковые отделены от боковых нефов двухъярусными трехпролётными аркадами. Третьей такой же аркадой заканчивалась и западная ветвь подкупольного креста. Западная аркада не сохранилась, так как была разобрана при ремонте собора. Столпы собора имеют в сечении крестообразную форму. Боковые нефы собора и всю его западную часть занимают обширные хоры, соединяющиеся со вторым этажом галереей. Многочисленные купола собора на прорезанных окнами барабанах дают хорам хорошее освещение. Хоры собора предназначались для князя, его свиты и знати. Здесь князь слушал богослужение и, вероятно, здесь же проводились придворные церемонии. На хоры поднимались по двум винтовым лестницам, расположенным в лестничных башнях, встроенных в западную галерею храма.

Интерьер собора сохранил большое количество фресок и мозаик XI века, выполненных лучшими византийскими мастерами. Палитра мозаик насчитывает 177 оттенков. Стиль мозаик соответствует византийскому искусству первой половины XI века, так называемому аскетическому стилю.

Мозаикой был украшен центральный купол, его барабан, паруса и подпружные арки, а также центральная апсида и два стоящих по бокам от неё восточных столпа. В зените купола располагается мозаика с изображением Христа Вседержителя (Пантократора), вокруг Него представлены четыре архангела. Из них сохранился лишь один древний мозаичный, остальные дописаны в XIX векеМ. А. Врубелем масляными красками. В барабане между окнами изображены фигуры апостолов (от XI века сохранилась только одна фигура апостола Павла), ниже, на парусах купола, изображены пишущие евангелисты. Среди них с древних времён сохранилась лишь фигура евангелиста Марка. На подпружных арках располагаются медальоны с поясными фигурами 40 севастийских мучеников.

 

Билет 12в Спасо-Преображенский собор в Чернигове

Спасо-Преображенский собор – пятиглавый восьмистолпный храм в Чернигове.

Этот древнейший из сохранившихся до наших дней древнерусских храмов был заложен в 1036 г. Собор сохранился до наших дней почти целиком, но отчасти перестроенным: он подвергся переделкам после разрушительного пожара 1756 года.

Заложен около 1030-34 годов черниговским князем Мстиславом Владимировичем. После его смерти в 1036 г. (согласно Повести временных лет по Ипатьевскому списку) со стройки собора, имевшего высоту стен около 4 метров, мастера были сняты для постройки храма св.Софии Новгородской, а окончен черниговский собор был только в середине века. Стал главным храмом древнерусского города и Чернигово-Северского княжества.

В плане собор – трехнефный, сильно вытянутый с запада на восток, с шестью столбами и тремя апсидами. Планировочно-пространственное решение собора уникально: подобной конструкции не имеет ни один из известных древнерусских храмов. В нем соединена схема византийского крестово-купольного храма с элементами романской базилики. С восточной стороны собор завершают три полуциркульные в плане апсиды. С западной стороны находится узкий нартекс, отделенный стеной от внутреннего пространства храма. С северной стороны к нартексу приставлена башня с лестницей, ведущей на хоры. С северной и южной сторон к собору были пристроены в XII в. княжеские капеллы-усыпальницы. Плоскости фасадов собора завершались полуциркульными закомарами. Венчают здание пять глав. Центральный барабан украшен полуциркульными в плане нишами, чередующимися с окнами. Фасады расчленены по второму этажу профилированными пилястрами. Плоские декоративные ниши членят фасады и апсиды на несколько ярусов. Пирамидальный рост собора виден с востока. Древнее позакомарное покрытие храма также работало на эффект пирамидальности верхней части постройки. Главы имели по-византийски параболическую форму. В интерьере Спасского собора превалирует строгое и торжественное сочетание вертикалей и горизонталей.

Здесь явственно акцентирована удлиненность здания, что сочетается с внутренними двухъярусными аркадами, уходящими в подкупольное пространство. Вдоль них изначально шли деревянные настилы северных и южных хор, усиливавших горизонтальное членение интерьера. Подобные аркады свойственны византийскому зодчеству той эпохи, но редки в Киевской Руси.

Пол храма устилали резные шиферные плиты с инкрустацией из цветной смальты. Стены и своды украшали древние фрески, погибшие в пожаре 1756 года. По великолепию убранства храм Спаса не уступал первопрестольным киевским церквам.

Возможно, строители Спасо-Преображенского собора повторяли в какой-то мере схему Десятинной церкви

Раппопорт высказал предположение, что мастера, создававшие черниговский собор и Софию Киевскую, были из одной и той же столичной византийской артели.

Внутри собора интересны двухъярусные аркады. В нижнем ярусе они опираются на мраморные колонны, а в верхнем ярусе – на восьмигранные столбы. Внутри собора была фресковая роспись, не сохранившаяся до наших дней. Пол храма устилали резные шиферные плиты с инкрустацией из цветной смальты. Художественный образ собора строг, монументален и торжественен. Пропорции внутренних помещений стройны; в них уже угадывается та стройность пропорций, которая стала так характерна для древнерусского зодчества в последующее время. Спасо-Преображенский собор в Чернигове принадлежит к уникальным памятникам византийско-киевской школы зодчества первой половины XI века. Он сыграл значительную роль в формировании строительных норм в храмовом строительстве домонгольской Руси.

 





Читайте также:
Примеры решений задач по астрономии: Фокусное расстояние объектива телескопа составляет 900 мм, а фокусное ...
Как оформить тьютора для ребенка законодательно: Условием успешного процесса адаптации ребенка может стать...
Гражданская лирика А. С. Пушкина: Пушкин начал писать стихи очень рано вскоре после...
Определение понятия «общество: Понятие «общество» употребляется в узком и широком...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-04-26 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.026 с.