Организационная структура Палачей Аида 13 глава





— Д-ДЕТКА! ИДИ!

Отступая назад, она умоляла:

— Вернись ко мне... пожалуйста ... — и быстро побежала в клуб.

БЛ*ДЬ!

С визгом рванув по пустой дороге, я преследовал Шеви. Я был уверен, что видел ублюдков в нескольких милях (прим. перев. — примерно 6 км) вниз по дороге. Сдав назад, я выключил фары, ухмыляясь, когда скинхеды замедлились, думая, что они ушли и избавились от хвоста. Они понятия не имели о гребаном урагане дерьма, который навлекли на себя.

Сорок пять минут спустя, Шеви свернул на неосвещенную грунтовую дорогу, которая вела к заброшенному ранчо. Скинхеды в черных масках вышли из машины, и зашли в старый амбар. Все вместе кретины были легкой мишенью, но Кай до сих пор не объявился.

Припарковав Харли на обочине дороги, я проверил свой телефон.

Бл*дь, он разрядился.

ДЕРЬМО!

Я знал, что должен подождать братьев. Насколько я знал, то мог бы справиться с этим дерьмом сам, но не уверен, что выберусь живым. Но у меня не было выбора. Кретины могли уехать снова, и мы вернулись бы к тому, с чего начали.

Мне нужно защитить Мэй. Чтобы она тоже не получила пулю в голову из-за меня.

Разум сдался, я вытащил из-за пояса джинсов свой пистолет, проверил патроны и достал два автомата Узи[40] из седельной сумки своего Харли. Вооруженный, я побежал через поле в сторону сарая, ныряя за старый ржавый Додж Коронэт. Я посмотрел в щель прогнившей деревянной панели. Нацики сидели вокруг стола, придурки заняты разговором, несомненно, это был разбор полетов и планирование следующих действий. Оружия не видно, но у ублюдков оно наверняка под рукой.

Всего было девять нациков. Таким и должен быть небольшой Клан здесь, в Остине — но это на восемь человек больше, чем в моем отряде, состоящем из меня одного.

Зажав в каждой руке по Узи, я сделал глубокий вдох и побежал вокруг к главному входу. Пинком я распахнул дерьмовенькие двери, скинхеды оказались прямо на линии огня, на их уродливых лицах отразился шок.

Только одна мысль пришла мне в голову, когда я открыл огонь, пули входили в их тела как в сливочное масло; мозги растекались по оштукатуренным деревянным стенам сарая, и кровь забила фонтанами...

...Хайль Гитлер, ублюдки!

 

 

Глава 17

Мэй

Я практически слышала стук своего сердца в ушах, когда влетела в двери клубного дома. Я направилась прямиком в гостиную, где из массивных колонок гремела музыка. Распахнув дверь, я сразу же осмотрела комнату.

Кая нет!

Флейм сидел на стуле, острым лезвием он делал короткие насечки на левой руке и, улыбаясь, смотрел на капающую кровь. Подойдя, я остановилась перед ним, но он был словно зачарован. Скривившись от того, что он делал, я втянула воздух, пытаясь игнорировать металлический запах.

— Флейм!

Струйка крови из его запястья брызнула на мою куртку, и его голова откинулась назад с экстатическим шипением изо рта.

Я толкнула его в плечо.

— ФЛЕЙМ!

Брат резко открыл свои угольно-черные глаза и, сжимая мои запястья, потянув меня вперед, оскалил зубы, покрытые водянистым отблеском крови. Но вскоре узнавание отразилось на его лице, и он мгновенно отпустил мои запястья.

— Мэй? — он одновременно спрашивал и утверждал, черные глаза немного смягчились.

Потерев заболевшие запястья, я крикнула:

— Где Кай?

Флейм поднялся на ноги, на его полностью расписанной груди не было рубашки. Я сразу же отвела взгляд от его обнаженного торса, покрытого шрамами — длинными, красными, воспаленными, рельефными, — следами от ожогов, сотни из них были уже зарубцевавшимися.

Боже мой. Что случилось с Флеймом?

— Его комната третья справа.

Кивнув, я снова отвела взгляд от его членовредительства и покинула комнату. Я отчаянно колотила по старой темной деревянной двери, но музыка у Кая играла слишком громко.

Слишком нетерпеливая, чтобы вежливо подождать ответа, я распахнула дверь и мгновенно замерла, ввалившись в комнату. Голый Кай лежал на спине, Тиффани объезжала его стоящий член. Джулс, все ее тело было обнажено, а ее интимное местечко находилось у рта Кая, пока она облизывала груди Тиффани. Это было греховное пристанище наслаждений, и не один из них не обратил ни малейшего внимания на меня, пока я стояла, открыв рот. Музыка и шум, производимый ими, хлопающие и сосущие звуки их слияния, заглушили грохот двери.

— Кай! — я попыталась перекричать эту какофонию, но он не остановился.

Обнаружив стерео рядом с кроватью, я подбежала, почти споткнувшись о кучу своеобразных пластиковых игрушек. Некоторые из них вибрировали и вращались, подергиваясь на деревянном полу.

Стараясь, не смотреть на изгибающиеся на кровати фигуры, я начала стучать по стерео и после нескольких ударов мне удалось отключить звук. Словно в оцепенении, Тиффани первая подняла глаза, но не перестала двигаться.

— Мэй? — произнесла она, затаив дыхание.

Очевидно, услышав мое имя, Кай сбросил распахнутые ноги Джулс со своего рта, оттолкнув ее в сторону. Взвизгнув, блондинка почти свалилась с кровати. Приподнявшись на локтях, Кай вытер рукой влагу со своих губ.

Беспокойство немедленно появилось на его лице, Кай спросил:

— Мэй, в чем дело?

Кай надавил на плечи Тиффани, останавливая ее движения, спиной она ударилась о железные прутья изножья кровати. Его окаменевшее достоинство оказалось в поле зрения, так что я отвернулась и заговорила через плечо.

— Стикс. Он поехал за ними сам. Кай, я так напугана. Их было так много! — кричала я, мой голос предательски выдал, что я в панике.

Кай побелел. Он вскочил с кровати и быстро надел джинсы, черную рубашку и кожаный жилет.

— Кого он преследует, Мэй? Объясни, сейчас же.

Он прыгал, пока натягивал свои сапоги. Я последовала за ним в коридор. Он быстро ускорялся, когда стучал кулаками в двери личных комнат братьев. Он орал:

— Дела! Собирайтесь прямо сейчас!

Снова повернувшись ко мне лицом, он сказал:

— Мэй, говори!

Викинг, АК и Смайлер вылетели из своих комнат, протирая свои налитые кровью глаза.

— Мы со Стиксом поехали на прогулку. Когда мы вернулись сюда, большая черная машина стояла недалеко от ворот. Это… был… — Я зажмурилась, пытаясь вспомнить, что сказал Стикс. Раскрыв глаза, я выпалила: — …Шеви. Черный джип Шевроле. Он велел мне сказать тебе, что там было полно боеприпасов и это были… нацисты?

Я посмотрела Каю прямо в глаза. Его губы сомкнулись в тонкую линию.

— Правильно ведь, Кай? Нацисты?

Он кивнул и повернулся, чтобы ударить кулаком в стену.

— Бл*дь! Он поехал в одиночку. Проклятый тупой козел!

Братья как один побежали в гостиную. Флейм все еще сидел на стуле, теперь кончик длинного лезвия скользил по бедру, делая глубокие порезы. Весь в массивных татуировках, «объятая пламенем» шея напряжена, а на его джинсах была заметна внушительная выпуклость.

Господи, подумала я; причинение боли самому себе… возбуждало его.

Увидев переполох, Флейм встал, его черные глаза мерцали, обещая опасность — нет, смерть. Это был единственный способ описать его. Смерть просто скрывалась под кожей. У Флейма были демоны, мучившие его душу.

— Что? — спросил Флейм глубоким гортанным голосом.

— Нацисты. Стикс. Тупой ублюдок пошел в одиночку, — кратко объяснил Кай.

Флейм стиснул зубы, а его толстая шея напряглась, покрываясь вздувшимися венами. Он издал рев и начал бить себя в грудь, его лезвие всё ещё было зажато в руке, вспарывая его и без того израненную кожу. Мне хотелось потянуться к нему, чтобы остановить, заставить прекратить ранить себя так сильно, но казалось, словно вокруг него была непроницаемая аура, державшая весь мир в страхе.

— Он сказал, набрать его, чтобы узнать место, — напомнила я, возвращая свое внимание к основному вопросу. Кай полез в карман, а Тэнк, Красотка, Летти и Булл вошли через парадную дверь. Очевидно, они были во дворе. Тэнк и Булл рванули к братьям; Викинг ввел их в курс последних событий.

— Дерьмо! — выпалил Тэнк. — Эта ветвь Клана реально безбашенная. На самом деле безбашенная. Великий Магистр — Джонни Лэндри. Самый мерзкий человек, которого я когда-либо встречал; настоящая фашистская сволочь, в самом худшем варианте. Сейчас он отбывает срок, но именно так он обучал свою команду. Никакого снисхождения никому, кто не из «Белой Силы». Если они возьмут Преза, то он мертв. Они сдерут его проклятую кожу просто ради удовольствия. Либо это, либо они линчуют его — это их стиль. Старая школа. — Тэнк потер длинный рельефный шрам, который спускался с задней части бритого черепа на левую сторону лба. — Уж я-то знаю. Когда я ушел из Клана, это было их прощальным подарком.

Мой рот открылся. Тэнк когда-то был нацистом?

Глаза Красотки были на мокром месте, пока она слушала своего мужчину, когда он сообщил братьям о предпочтениях нацистов по части убийств. Вдруг, я испустила небольшой вскрик, пытаясь сдержать тошноту, растущую в желудке. Красотка сразу подбежала ко мне, и обняла меня за плечи.

— Тсс, Мэй. С ним все будет хорошо. Это же Стикс. Никто не сможет отправить этого упрямого человека в Аид, без чертовски хорошего боя. Он — Немой Палач. Он непобедим.

— Черт! — заорал Кай.

Я замерла в руках Красотки, всё мое внимание сосредоточилось на Кае. Он посмотрел мне прямо в глаза, огромная тревога затаилась в ее глазах.

— Его мобильник вырубился. — Кай шагнул прямо ко мне и положил руки на мои плечи, голубые глаза умоляли меня. — Куда он отправился? Подумай, Mэй. Подумай. Какие-нибудь данные.

Я покачала головой, слезы текли по моему лицу.

— Он просто уехал. На север за внедорожником, я думаю. У него была наклейка на заднике, свас... эм, эээ свас… Я не могу вспомнить название!

— Свастика? — предложил Кай, отчаяние отразилось на его лице.

— Да, Стикс так и сказал: «свастика». Сказал, что поедет за ними, чтобы найти их базу. Он приказал мне, чтобы ты немедленно позвонил ему, чтобы он мог сказать тебе место. Утверждал, что это был его единственный шанс обнаружить их.

Голова Кая разочарованно опустилась, и Тэнк шагнул вперед.

— Кай, какие приказы? План? Ты сейчас за главного.

Кай прижал тыльные стороны ладоней к глазам, громко застонав. Встряхнувшись, он указал на братьев.

— Викинг АК, Флейм, Смайлер, выезжайте на дорогу. Попробуйте найти следы, признаки Стикса, бл*дь, да что угодно. Позвоните мне, если найдете его. Вернетесь сюда через два часа, если ничего не найдете. — Четверо мужчин кивнули и тут же направились к двери.

— Тэнк, Булл, найдите братьев на колесах, тех, кто уже ушел домой. Встретьтесь с подкупленными копами, лично. Заставьте ублюдков говорить. Выясните, знает ли кто-нибудь из них, где могут скрываться ублюдочные скинхеды. Я тоже выезжаю на дорогу. Встретимся здесь через два часа. Надеюсь, Стикс найдется к тому времени, и я надеру его проклятый зад.

Кай посмотрел на Летти и Красотку.

— Вы двое остаетесь с Мэй. Стикс оценит это. Возможно, вы обе ей понадобитесь. — Мой желудок сжался от его слов, не предвещающих ничего хорошего. Кай поспешно удалился. Даже не оглянувшись.

Кай считает, что Стикс умрет.

Мои колени ослабли, и я почти рухнула на длинный коричневый диван. Моя рука закрыла рот.

— Если кто-нибудь и может разобраться с этими козлами, это будет Стикс. — Летти старалась быть мягкой. Это немного меня успокоило. Она всегда говорила искренне.

Красотка убрала волосы с моего лица.

— Ты в порядке, милая?

Отрезвляющая мысль поразила меня.

— Сегодня он будет убивать людей, — выдала я.

Красотка кинула тревожный взгляд на Летти, которая просто пожала плечами. Красотка схватил мою руку.

— Мэй, это их жизнь. Если он не убьет их, то они убьют его.

Я откинулась назад, чувствуя себя опустошенной. Трудно принять суровую реальность о том, какой жизнью живет Стикс. Он убивал. Стикс убивал часто и много. Меня учили, что убивать людей — это смертный грех; убийцы попадают прямо в ад. Но я знала, у Стикса есть и светлая сторона. Даже зная, какую жизнь он ведет, я не могла заставить себя думать о нем плохо. Господи, я хочу его... только его.

Лишь мимолетное воспоминание о его красивом лице возбуждало меня, и я изо всех сил старалась усидеть на месте. Он был таким сильным, и таким... неукротимым. Он должен вернуться ко мне. Он должен сделать меня своей... во всех смыслах. Нам суждено быть вместе.

Дверь позади нас распахнулась; дерево с треском ударилось об стену. Выбравшись из полубессознательного состояния, я увидела Райдера, который, шатаясь, вошел в гостиную. Он выглядел совершенно растрепанным в своей помятой белой рубашке и джинсах. Райдер потер ушибленную опухшую челюсть. Я никогда не видела его таким. Ни разу.

Райдер был пьян.

Райдер не пил.

Никогда.

Вскочив на ноги, я подбежала к нему и отодвинула руку от лица. Осторожно подняла подбородок и спросила:

— Райдер? Боже! Ты в порядке? Что с тобой случилось?

Райдер долго смотрел на меня, а затем аккуратно отодвинул мою руку. Мрак, затаившийся в его усталых карих глазах, разорвал меня пополам.

— Спроси своего мужчину.

— Что? — прошептала я, мой желудок сжался. — Стикс сделал это?

— Да, милая. Он нахрен врезал мне после того, как мы перекинулись парой слов, когда он пришел забрать твои вещи.

— Почему вы оба боретесь за меня? — отрывисто спросила я. Я обняла себя руками, мне вдруг стало холодно. — Вы оба важны для меня, так почему...?

Райдер успокоился; затем рукой убрал свои длинные волосы, на его губах появилась недоверчивая улыбка.

— Ты знаешь, почему, Mэй. Ты не можешь быть так слепа.

Мои глаза расширились, всё прояснилось.

— Райдер, нет! — я взяла его за руку. — Пожалуйста, не говори ничего. Я не могу этого слышать. — Я сморгнула пелену слез, застилающую глаза. — Райдер... я со Стиксом. Ты... для меня... ты мой самый близкий друг. Не... — Я замолчала, не желая задеть его чувства.

Райдер отнял свою руку, и всё его тело застыло.

— Знаешь что, Mэй? Может быть, Лоис была права. Может быть, было бы лучше, если бы ты никогда не приходила сюда к Палачам. Сейчас, мне уже кажется, что я бы и вовсе не хотел встречать тебя.

В ужасе я отступила, не в силах поверить в слова, которые сорвались с губ Райдера. Я не верю, что он способен на жестокость или низость, это чувствовалось так, словно меня ранили прямо в сердце. Слова Райдера били больнее, чем кинжал.

— Док, — предупредила Летти. — През даст тебе больше, чем проклятый синяк на челюсти, если он услышит, как ты разговариваешь с его сучкой. На самом деле, продолжишь раздражать Мэй, и я сама расскажу ему.

Миновав меня, Райдер игнорировал Летти и прошел за бар. Пит отступил, явно не желая быть на его пути. Я нахмурилась. Я даже не заметила, что все это время здесь еще кто-то был. Я не могла понять, почему он не отправился на поиски Стикса?

Схватив тряпку, Райдер заполнил её льдом здоровой рукой, а затем прижал сверток к челюсти. Затем Райдер осмотрел комнату. Он нахмурился и спросил всех, конкретно ни к кому не обращаясь:

— Где все?

Летти подошла к бару и встала напротив Райдера:

— Стикс в одиночку пошел за нацистами. Они его ищут.

Лицо Райдера побагровело от гнева.

— Почему, бл*дь, меня не позвали? Мне должны были сказать. Не могу поверить в это дерьмо. Я же чертов «Властелин дороги»!

Летти кулаком ударила в его раненое плечо. Райдер стиснул зубы и зарычал от боли.

— Полагаю, что из-за этого! — ответила Летти, сарказм звучал в ее голосе. Она улыбнулась, когда вернулась, чтобы сесть на диван.

Райдер посмотрел на Летти, потом на Красотку, перед тем, как взглянуть на меня. Вспышка вины следом за болью промелькнула в его карих глазах. Повернувшись к полкам с ликером в задней части длинного, хорошо укомплектованного бара, Райдер выбрал зеленую бутылку с лосем на этикетке. Затем он, шатаясь, пошел в свою комнату, не произнеся ни единого слова.

Я смотрела как, сгорбившись, Райдер уходил, здоровой рукой поддерживая травмированное плечо.

Красотка переплела наши руки.

— Оставь его, Мэй. Просто прямо сейчас он весь наполнен болью. Брат проводит девяносто процентов своего времени на своем Чоппере, в дороге. Его плечо заставляет его находиться здесь в клубе как в клетке, и это убивает его. Видеть тебя со Стиксом — это тоже убивает его. Но твое внимание должно быть сосредоточено на Презе. Теперь ты его старуха. Райдер сам о себе позаботится. Мэй, пора становиться большой девочкой и жить той жизнью, которую ты выбрала для себя. Стикс — он През головного отделения Палачей. Девочка, ты должна стать ему идеальной старухой.

Головное отделение? Опять я понятия не имела, о чем она говорила, но я поняла: она думала, что я должна быть сильнее, чем была в последнее время.

Я могла бы стать сильнее.

Медленно сделав глубокий вдох, я спросила:

— Что же нам теперь делать?

Красотка усадила меня обратно на диван. Я была зажата между ней и Летти.

— Ждать, — ответила она. — Мы просто сидим, ждем и молимся о том, чтобы наши мужчины вернулись целыми и невредимыми, — затем Красотка добавила: — А их сердца по-прежнему бились в груди.

***

 

Прошло больше двух часов, и братья один за другим возвращались. Но не Стикс. Каждый раз, когда распахивалась входная дверь, мышцы моего живота мучительно напрягались. Мои легкие, казалось, переставали работать и распадались от одного разочарования за другим, увидев лицо очередного мужчины, не моего мужчины.

Только один брат еще не вернулся — Кай. Я чувствовала, что, если уж кто-то и сможет его найти, так это он. Десять минут спустя, Кай вернулся с пустыми руками.

Стикса нет.

Именно в этот момент мое сердце, наконец, разбилось.

Кай ворвался в дверь так, словно за ним гнался сам дьявол. Он сразу же осмотрел помещение, его голубые глаза отчаянно искали лицо Стикса. Когда Кай понял, что его лучший друг отсутствует, безумие исказило его точеные черты лица.

Это было очевидно. Вот сейчас Кай поверил: мой Стикс, мой Ривер — его лучший друг, его брат — мертв.

Никто не говорил; братья и сестры почти не двигались. Гнетущая тишина повисла в комнате, каждый брат предполагал неизбежное. Большие часы «Харли Дэвидсон» громко тикали над баром, рассказывая нам, как время Стикса истекает. Палачи сидели в комнате на диванах и стульях, и все они уставились в пол... и ждали, просто ждали. Всё, что мы могли сделать — это лишь ждать.

Кай подошел ко мне, и Красотка уступила ему свое место. Она пересекла комнату и села Тэнку на колени, прижалась губами к его губам, они нежно обнялись. В этот момент я завидовала Красотке. Я смотрела, с какой любовью она гладит Тэнка по щекам, целует его голову. И Тэнк, он держал Красотку так, словно она была единственной женщиной в мире. Я поняла, вот так и ведет себя друг с другом влюбленная пара. Будет ли у меня так же со Стиксом? Возможно... возможно нет.

Коричневый кожаный диван просел, когда Кай устроился рядом со мной, и я подняла свою напряженную от беспокойства руку и положила на его; его рука была такой же напряженной.

Я подняла голову. Кай посмотрел прямо на меня и выпалил:

— Это я держал вас подальше друг от друга.

Пораженная его исповедью, я смогла только слегка нахмуриться. Кай заерзал в кресле, его взгляд метался от брата к брату, чтобы проверить: не слушают ли они, потом он снова посмотрел на меня.

— Я говорил ему, что ты не та девушка, которая ему нужна. Когда ты приехала, я сказал ему, что он просто эгоистично хочет тебя. Говорил ему, что ты не создана для такой жизни. Говорил, что ему следует остаться с Лоис и отпустить тебя. — Кай медленно покачал головой, словно раскаивался. — Я вел себя как проклятый козел по отношению к нему.

— Почему? — я сглотнула, чувствуя, как боль от его предательства крутится в моем животе. — Почему ты так говорил?

— Он моя семья, мой брат, и я лишил его шанса на счастье ради клуба. Бл*дь. Я давил на него. В его жизни уже и так достаточно дерьма из-за проблем с речью. Я думал, что, если он возьмет себе сучку с мозгами, промытыми каким-то там культом, это не очень-то поможет его репутации. Должна быть определенного типа женщина, чтобы быть с братом, не говоря уже о гребаном Презе. Был убежден, что ты не его женщина. Стикс попросил Райдера присмотреть за тобой... без особой охоты. — Кай опустил голову, подбородок коснулся груди, когда он уставился в пол.

— Я видел, как это убивает его — отпустить тебя. — Кай поднял наши руки и прижал к своему лбу. — Он принадлежал тебе с самого начала, я не понимал. Всё, о чем я сейчас могу думать, а что, если он не справится? Что делать, если он не вернется? Потом, бл*дь... — Он тяжело вздохнул, печально разглядывая меня.

— Он только что обрел тебя после чертовски долгих лет ожидания. Все это чертово время он говорил о тебе — сучке с волчьими глазами. Он годами искал этот забор. Он таскал меня с собой. Мы часами обыскивали леса вокруг Остина. Он остановил поиски, только когда мы вступили в войну с мексиканцами. Он надеялся. Его старик не говорил ему, где они тогда были, сколько бы он ни просил. Честно говоря, места, где мы хоронили трупы, постоянно менялись, и не думаю, что его старик мог припомнить. Потом его старик отправился в Аид и всё закончилось. Ни единого шанса найти тебя.

Мое сердце так сильно болело. Стикс искал меня много лет? Он жаждал увидеть меня снова, вернуться к маленькой сломленной девочке, с которой у него была мимолетная встреча одним летним вечером? Господи, я могу больше никогда не увидеть его, не почувствовать его прикосновений снова. Мне кажется, я не смогу справиться с такой болью в сердце.

— Мэй? — тихо позвал Кай.

Я сделала глубокий вдох.

— У тебя были свои причины держать нас подальше друг от друга. Ты хороший друг. Я знаю, он очень любит тебя.

Голубые глаза Кая расширились, он прошептал:

— Черт, сучка! Отрежь мои яйца. Поставь клеймо на задницу. Не нужно просто прощать такое дерьмо. Ты бы была с ним все это время, если бы не я. Бл*дь! И Лоис, вероятно, не погибла бы!

Я не отвечала. Не могла. Я онемела, молча ощущая страх, что Стикс мертв. Тот, за кого я так переживаю, уже мог быть мертв.

Половицы заскрипели позади нас, и я посмотрела через плечо, чтобы увидеть Райдера, который входил в комнату. На его усталом лице отразилось смущение, поскольку мы все сидели неподвижно, и в полной тишине. Когда смысл нашего молчания дошел до его сознания, лицо Райдера побелело. Все, что он мог сделать, это плюхнуться на барный стул. Несмотря на его разногласия со Стиксом, Райдер, казалось, искренне опустошен очевидной новостью.

Когда наши глаза встретились, выражение глаз Райдера медленно изменилось от шока к сочувствию, он произнес одними губами:

— Прости. — И это еще больше разорвало мне сердце. Они оба были такими хорошими. Оба занимали особое место в моем сердце.

Часы тикали медленно, очень медленно.

После пятидесяти бесконечных минут ожидания, настроение в гостиной сменилось: хрупкая надежда исчезла и появилась твердая уверенность.

Кай неохотно выпустил мою руку, пальцы онемели от того, как крепко он их сжимал. Кай встал; Палачи, Красотка, Летти, и я наблюдали за ним, затаив дыхание. Тифф и Джулс зависли в дверном проеме, подслушивая своего любовника.

— Братья, — начал он тихим напряженным голосом. — Я… — голос Кая оборвался, когда далеко снаружи раздалось рычание двигателя. Глаза Кая метнулись к моим, прежде чем он побежал к выходу. Куча людских тел подскочила на ноги. Братья как стадо буйволов, объятое паникой, понеслись к двери.

К моему большому неудовольствию, мои ноги не двигались, независимо от того, как сильно я желала встать. Красотка схватила меня за руку и потянула с моего места. Это было все, что потребовалось; мои мышцы пришли в движение, разум заполнила надежда, и я выбежала из двери и пронеслась через двор к закрытым металлическим воротам территории.

Свет одинокой фары приближался, и мое сердце подпрыгнуло к горлу. Я закрыла глаза и молилась, Господи, пожалуйста, пусть это будет Стикс. Пожалуйста, пусть это будет Стикс.

Рев двигателя становился все громче, и мои глаза открылись. В блеске дворовых огней появился мотоцикл. Кто на нем? Но было слишком темно, чтобы разглядеть, кто...

Нет... Я не могла поверить своим глазам.

Стикс!

Я схватилась за ворота, холодный металл скользил под ладонями, мое сердце стало биться быстрее, пока мотоцикл подъезжал. О, нет, что-то было не так. Все движения Стикса были странными. Равновесие! Он медленно терял контроль над своим мотоциклом.

— Откройте гребаные ворота! — закричал Кай Питу. Пит побежал к затвору ворот и ударил по нему. Тяжелая штуковина произвела щелкающий звук, означающий движение, и, дрогнув, остановилась.

— Вот же ж бл*дь! — выругался Кай и протиснулся через небольшую щель между забором и воротами. Пит сорвал электрическую панель ворот и начал возиться с проводами, пытаясь решить проблему. Кай вовремя схватил Стикса, когда тот начал падать с мотоцикла, больше не в состоянии удерживать тяжелую машину ровно.

Казалось, он тяжело ранен.

До того, как Стикс полностью отключился, Кай подхватил его под руки. Глаза Стикса остекленели и смотрели в никуда. С трудом опираясь на Kая, Стикс что-то прошептал. Я не могла услышать, что было сказано, но Кай кивнул в мою сторону. Стикс приподнял голову, выискивая меня, и его прекрасные большие карие глаза, сфокусировались на мне.

С помощью Кая, Стикс начал ковылять ко мне, кровь пропитала его одежду, его лицо было усеяно ранами и порезами, и его темные волосы были почти черными от крови. Он выглядел так, словно был помят стаей львов. Казалось, что каждый дюйм его тела кровоточил, был заляпан грязью или ушиблен.

Братья молчали, глядя на своего едва живого президента. Флейм буквально зарычал рядом со мной, АК и Викинг держали его за руки. Зачем: я не была уверена.

Я побежала вдоль прутьев ворот, направляясь к небольшому зазору, но Стикс устремился туда, где я стояла, и внезапно упал на землю. С большим трудом, Стикс попытался удержаться в вертикальном положении. Он использовал стальные прутья ворот, чтобы поддержать свое слабеющее тело, а я опустилась на колени напротив своего мужчины, прижалась грудью к решетке и, вытянув руки, взяла в них его лицо. Стикс, мой Стикс, тяжело ранен, но он всё еще такой красивый: эти большие карие глаза, этот нос, эти идеально острые суровые черты, и грубые, небритые щеки. Он был так красив... так силен. И он отчаянно нуждался во мне.

— Стикс, — прошептала я, когда наши лбы соприкоснулись. Вздох облегчения выскользнул из его израненных губ. Он немного отодвинулся и провел своим окровавленным пальцем по моей щеке. Мне было все равно, что эта влажная кровь, пачкающая сейчас мое лицо, вероятно, не принадлежала ему. В этот благословенный момент, меня не волновало, что он сделал с теми мужчинами, пусть он даже убил их. Я отдала часть моей души мраку, когда эти мысли возникли в моей голове. Потому что, если Стикс был проклят адом, то и я тоже. Я последую за ним в огонь.

Опухшие губы Стикса приоткрылись. Он пытался говорить. Внезапно его глаза расширились, как будто он только что понял, что толпа братьев стоит прямо позади меня. Карие глаза Стикс моргнули, и веки яростно дернулись, кадык подпрыгнул вверх и вниз. Он быстро сглотнул, отчаянно пытаясь расслабить горло, и я увидела, как его челюсть напряглась, неловкость возникла в его потерянном выражении лица.

Стикс был потерян... смущен... ему было больно.

Он очень сильно старался заговорить, его глаза неистово дергались. Но он не мог, и я видела, что это разрушает его изнутри.

— Тсс, — я прошептала так тихо, чтобы только он мог меня услышать. — Не пытайся говорить. Ты со мной… ты со мной. — Его щека прильнула к моей руке, в поисках комфорта. И я поняла, что сейчас его эмоциональная блокада рухнула.

Внезапно ворота начали двигаться, Кай, стоявший позади нас, подал сигнал Тэнку. Вдвоем они подняли Стикса и отвели его во двор; его рука сразу же потянулась ко мне. Подбежав к нему, я схватила его протянутую руку. И в этот момент, я дала обет больше никогда его не отпускать.

— Отведите его в квартиру! — приказал Кай. Мы быстро шли в клуб, и Стикс ни разу не отвел от меня своих глаз, наполненных болью.

Я буду сильной для своего мужчины. Я буду идеальной старухой.

Когда мы спешно двигались мимо бара, Райдер спрыгнул с табурета и, казалось, вытянул руки по швам. Кай дернул подбородком в его сторону.

— Док, наверх.

Я слегка замерла, не зная, как отреагирует Райдер, но он кивнул в знак согласия и побежал за медицинским чемоданчиком.

Райдер собирался помочь Стиксу, и я не могла быть более благодарной.

Когда мы вошли в квартиру, я включила свет. Тэнк и Кай осторожно уложили Стикса, а я, вбежав в ванную, схватила первое попавшееся полотенце и быстро вернулась к кровати.

— Тэнк. На выход, — приказал Кай. Без колебаний, Тэнк вышел из комнаты. Я взглянула на Кая, и он жестом попросил меня отмыть Стикса. Он знал, Стикс не смог бы говорить при Тэнке.

Встав коленями на черные простыни, я зависла над Стиксом, его глаза были плотно сжаты, пока он стоически терпел боль.

Убрав с лица Стикса упавшую прядь волос, я наклонилась.

— Стикс, поговори со мной. Ты в порядке?

— Д-детка… М-Мэй...

— Тебе больно? — я махнула Каю, чтобы он помог мне снять со Стикса кожаную куртку.





Читайте также:
Примеры решений задач по астрономии: Фокусное расстояние объектива телескопа составляет 900 мм, а фокусное ...
Гражданская лирика А. С. Пушкина: Пушкин начал писать стихи очень рано вскоре после...
История государства Древнего Египта: Одним из основных аспектов изучения истории государств и права этих стран является...
Образование Киргизкой (Казахской) АССР: Предметом изучения Современной истории Казахстана являются ...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.047 с.