II. Трактат о чёрных ремёслах





Из невегласных зелейников Светобоязни

 

I. О, вы, безликие и терпкие созданья,

Лязг какофоний и тритонов музыкальных.

О, вы, оплешнику несущие в награду

Желаемые им потáйные обряды.

 

Ремёсла чёрные, поток небытия!

 

II. О, вы, чьи лица, затуманенные дымкой,

На нас глядят в ночи тенистой невидимкой.

О, вы, с ханжами скоры на расправу –

Вы обнажать клинок и бить даёте право.

 

Ремёсла чёрные, поток небытия!

 

III. О, вы, что маните бродягу зыбью злата,

За хворь и нищету суля ему отплату.

Вы знаньем интригуете магистра,

И он спешит к вам в круговерти быстрой.

 

Ремёсла чёрные, поток небытия!

 

IV. О, вы, способные прекраснейшей услады

Дарить и красотой берёзовой дриады

Сиять в очах девицыных безумьем,

Когда тоскуете с ней вместе полнолуньем.

 

Ремёсла чёрные, поток небытия!

 

V. О, вы, отравой в кухне ведьмы дикой

Бурлящие в котлах премудрости великой.

О, вы, вершащие суды и самосуды,

Хулите имя вековечного иуды.

 

Ремёсла чёрные, поток небытия!

 

VI. О вы, сознанье воспалившие всецело,

Бросающие нас сквозь собственное тело,

О, вы, пронизанные таинством полночным,

Наш дух сияньем лижете порочным.

 

Ремёсла чёрные, поток небытия!

 

VII. Вас восхваляют средь болот огни и тени,

Мольбы кудесников и чары песнопений –

Всё к вашим будет брошено коленам

И никогда уже не обратится тленом.

 

Ремёсла чёрные, поток небытия!

 

VIII. О, вы, презренные, пугающие трусов,

В кострах вам полыхать велел слуга Иисусов.

Вы, осуждённые на вечное страданье,

Немногих избранных подвигли на скитанья.

 

Ремёсла чёрные, поток небытия!

 

IX. Вы ужасом томите взоры человечьи,

Кошмаром нисходя и расправляя плечи.

И крылья чёрные гигантским силуэтом

В затмении небес застелют все планеты.

 

Ремёсла чёрные, поток небытия!

 

X. Для всех отверженных, гонимых, осуждённых

Вы – богадельня, вы – приют для измождённых.

Кровавым бунтом добивая поколенья,

Вы разжигаете восстанья и смятенья.

 

Ремёсла чёрные, поток небытия!

 

XI. Пред виселицей вы в лицо толпе народной

Швыряете свой смех – надменный и холодный,

И заклинания, зевак испепеляя,

Терзают палача, спокойствия лишая.

 

Ремёсла чёрные, поток небытия!

 

XII. О, вы, вино и крысы, что в подполье

Заточены на вековечное безволье –

Вы даже там находите отраду

Взахлёб упиться духотой и смрадом.

 

Ремёсла чёрные, поток небытия!

 

XIII. О, вы, набатом рушащие зданья,

В руинах их фасадов распыляя мирозданья,

Вы, воздвигающие каменные своды

В краях снегов, штормов, чумы и непогоды.

 

Ремёсла чёрные, поток небытия!

 

XIV. В вас странника душа нашла успокоенье,

В вас дева страстная сыскала упоенье,

В вас еретик узрел проклятье Богу,

В вас бакалавр обрёл к познанию дорогу.

 

Ремёсла чёрные, поток небытия!

 

XV. Вы, порождённые сознаньем эфемерным,

Вас веком не вкусить без квинтэссенций скверны,

Вас не прочесть без них в старинных гримуарах,

Не распознать без них в ухмылках и пожарах.

 

Ремёсла чёрные, поток небытия!

 

III. Silentium

 

Навии бредут по деревням.

Из бучил повыползали кромешники,

Освещая дороги гнилыми корнями,

Факелами и головешкам.

 

Старые боги сошлися на вече.

Длани простёрли сыны человечьи,

И пролился поэтический хмель

В братину, кою поднёс Мунрутэль.

 

В сумерках тени купальских мистерий

Душу вдыхают в соцветья поверий.

Рви огнецвет, что все тайны раскроет!

В реку несись, колесо огневое!

 

Смейтесь, русалки дубрав Прикарпатья!

В полночь сходитесь, Славянские Братья!

Пусть в вышину озарятся кострами

Сотни прибежищ еловых с полями.

 

Тёмною кровью залив клавикорды,

На лунь бирюком вскинув голову гордо,

Песнь Орианы исконных земель

Самозабвенно ведёт Мунрутэль.

 

Вслед за огнём блеск мечей грозовых

Давних побоищ сгрохочет свой стих.

По-за горами раскатится эхо

И растворится чуть слышимым смехом –

 

В памяти прошлого, в реках заката,

Там, где курганы корнями объяты.

В судьбы земли Мунрутэль, словно нити,

Вплетёт рдяно-белым узором пронзительным

Реквием – стариц седых причитанье.

Вслед за которым наступит Молчанье…

 

IV. Ad Astra

 

Да разомкнут бескрайние просторы

Стрибога внуки, гром небесной сечи.

Да вздрогнут в синеве титаны-горы,

Укрытые созвездьями под вечер.

 

Ты слышишь всплески крыл за поднебесьем? –

То в битве сходятся орлы и злые бури.

Ты чуешь вой в обманчивом залесье? –

То дети тьмы под звёздами тоскуют.

 

Раскинулась по тверди вязь созвездий,

Искрясь холодным серебром снежинок.

Взгляни: их плеск предчувствует возмездье,

Тебе предвозвещая поединок.

 

Срываючись с кручи, лететь, за собой чуя шквал лесоломный,

Бежать под стволами, что рухнут тотчас, за спиною торча.

Меж тучей набухшей секутся мечами два брата орла – норов их неуёмный,

И ярость, что будит их гнев, как червонная кровь, горяча.

 

Ты много странствовал без спутников, без боли.

Ты все миры и космосы изведал.

Ты осознал, что жизни нет без воли,

А суть в ней – то, что завещали деды.

 

Ты трон воздвиг средь чёрных скал кремнистых,

Ты бородою стал подобен лесу.

В обряде рек и сумерек ветвится,

Приподнимаясь, тайного завеса.

 

Неизмеримые стены встают пред твоим изголовьем,

Высятся серые шпили, главой в небосклон упираясь.

Дух твой парит беспокойно над северным взморьем

И исчезает в пучинах, на звёздах далеких качаясь.

 

V. В сердце Карпат

 

Высокие снега стоят в Карпатах,

Клубами тучи застилают небо,

Кустарники редки на белых скатах,

И тысячи очей рождают небыль.

 

Там Черемош полощет звёзды в водах,

Там в земь вросли соломенные хаты.

Там зеленеет лунный лик при всходах

И задевает дымные Карпаты.

 

В синей вуали клубятся седые отроги,

Мшисты и древни, волшебны и сдержанно строги.

Розы взросли на снегу – полночи пятна кровавые.

Ухают крылья. Скрывают луну облака небывалые.

 

Твои глаза нальются винным цветом

И разум твой познает ночь и вечность,

Он обратится к бытия заветам

В заснеженную леса оконечность.

 

Ты слышишь вой в ущельях полутёмных?

Ты слышишь музыку ночей и плач природы?

Иди по следу крови и покойно

Неси себя сквозь злую непогоду.

 

Грозно вершины Карпатии

В тёмных ущельях деревни укрыли.

Девы меняли на саваны платья.

Полночи дети в созвучье едином завыли.

 

VI. Syzygia

 

Ведьма скрала Луну, окунула в котёл,

И серебряный лик цвет болот приобрёл.

Волки в Месяц вцепились, как в мяса кусок,

И пунцовою кровью двурогий потёк.

 

Мы молились ночам, было нам не до сна.

С неба Месяц-отец, из-за туч мать-Луна

Всю Трёхлетнюю Зиму взирали на нас,

Нас купая слезами своих скорбных глаз.

 

В синеве пляшут дебри. Вершины Карпат,

Лунный свет отражая, преданья таят.

В поле искрятся вихри, всё в танце бело –

То земля поглощает Луны серебро.

 

Мать склоняет к земле под вуалью лицо,

Навевая на нас лунатический сон.

Всё забыто, и память бледнее Луны.

Бессознательно мы точим копья войны.

 

И вздымаются в небо, топор к топору,

Те орудья, царапая в клочья Луну.

Её свет наполняет нам кубки питьём,

К ним припав, низвергаемся мы в водоём,

 

Где на дне каждый камень, как капля Луны,

Сквозь молочную дымку дарует нам сны.

В них подлунные топи нас бают на дне,

И рождаются в нас литании Луне.

 





Читайте также:
Опасности нашей повседневной жизни: Опасность — возможность возникновения обстоятельств, при которых...
Новые русские слова в современном русском языке и их значения: Менсплейнинг – это когда мужчина что-то объясняет...
История государства Древнего Египта: Одним из основных аспектов изучения истории государств и права этих стран является...
Технические характеристики АП«ОМЕГА»: Дыхательным аппаратом со сжатым воздухом называется изоли­рующий резервуарный аппарат, в котором...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2019-04-14 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.028 с.