Но это лишь первые впечатления.





На самом деле, я не такая.

А люди полагают, что у меня есть клыки»

Джоан Джетт

 

Эдвард Каллен

 

Изабелла Мэри Свон собиралась стать моей смертью.

Она была очень сложным человеком – теперь это было ясно. Она стояла в моей спальне и отвечала на мои вопросы. Из всего этого начала вырисовываться довольно определенная и ясная картина.

Она мыслила очень глубоко.

Она не была похожа на своих сверстников. В ее жизни происходили события, которые никогда не касались большинства людей. Да, она необразованна, потому что в ее жизни это считалось шикарной привилегией. Зато, ей преподавали уроки, которые такие суки, как Джессика Стэнли и Лорен Мэлори, никогда в своей жизни не изучали, и не будут изучать. Она познала искусство выживания в этом опасном мире. Познала через кровь, пот и слезы.

Тот факт, что у нее хватило мужества стоять передо мной и говорить всю эту уродливую правду о своей жизни, заставил меня лишь еще сильнее зауважать ее.

Потрясающим было и то, что у нас было очень много общего. Наши миры, безусловно, отличались, но в них была одна, и довольно весомая схожая черта – они оба были опасными.

У нас не было возможности выбирать. Мы родились, каждый в своем мире, и были вынуждены приспосабливаться к нему, чтобы выжить. Она возможно и не видит этого, но я точно знаю, что означает платить за ошибки других людей. Я знаю, каково это, когда твоя жизнь может закончиться из-за гребаных ошибок, к которым ты не имеешь никакого отношения.

Физически, она, несомненно, 16-ти летняя девушка, но в моих глазах она полноценная СИЛЬНАЯ женщина. Она была готова стерпеть любую физическую боль, ради того, чтобы кто-то просто привел свои эмоции в нужное русло. Она внесла бы любое количество пыток, если бы это привело к воссоединению с матерью.

Я знал, что она чувствует. Я знал, что значит душевно страдать, потому что я вижу все эти эмоции каждый день, когда я подхожу к зеркалу.

Я понял ее. Сидя там, в моей спальне, смотря на маленькую хилую девочку, которую изрядно потрепала жизнь… черт возьми, я ее понял! Мы можем жить в разных мирах, но мы испытываем одну и ту, же эмоциональную пытку. Я очень хотел помочь ей, быть рядом, но я не хотел этим самым напугать ее, не хотел, чтобы она морально сломалась.

Она сказала, что избегала меня, потому что не понимала. Она не видела, насколько мы похожи. Никто и никогда не мог понять меня, а мне так хотелось, чтобы именно ОНА сделала это. Я так нуждался в ней…

Я не мог заснуть после того, как Изабелла ушла. Я проворочался полночи и, наконец, бросив это бесполезное занятие, встал с кровати.

Время было за полночь, весь дом спал. Я спустился на кухню и попил воды. Затем, поднявшись, я замешкался между дверью ее спальни и моей собственной. Я прислушался – в спальне было тихо. Я тихонько постучал, на случай, если она не спала. Не услышав ответа, я аккуратно и медленно повернул ручку и открыл дверь.

Она спала на кровати, прямо поверх покрывала, свернувшись клубочком. Это было похоже на то, что она пытается обнять себя, укрыться и защититься от этого мира. Зайдя в комнату, я что-то пнул. Посмотря под ноги, я увидел скомканный листок бумаги. Я наклонился и поднял его. Я немного колебался, не зная разворачивать его или нет. Я чувствовал, что вторгаюсь в ее личный неприкосновенный мир, в ее тайны, но я ничего не мог с собой поделать. Я был очарован ею.

Я все же развернул листок… мои глаза расширились от удивления. На портрете был изображен…Я!!! Во всех мельчайших деталях… Мне даже стало немного не по себе, от того насколько точно все было прорисовано. Она даже нарисовала веснушки, и тот шрам возле губы, который я получил в детстве. Господи, да многие люди, которых я знал и, которые знали меня, не замечали этот шрам! А эта девочка увидела все, даже не смотря на меня.

Мое сердце стало биться с бешеной силой. Я стоял и молил, чтобы это все прекратилось. Две недели…это продолжается две недели. Я не мог рассказать ей о своих чувствах, потому что это было очень опасно. Но и скрывать их я уже тоже не мог. Что-то подсказывало мне, что было уже слишком поздно, чтобы вернуть все назад.

Я подошел и сел на край ее кровати. Я смотрел на нее не отрываясь и думал… Почему она так привлекла меня? Она чувствовала то же самое дерьмо, которое чувствовал я? Если она нарисовала этот рисунок, значит, она так же смущена и испугана, как я? Но самым важным вопросом было то, почему она скомкала рисунок и швырнула его к двери. Возможно, она и правда ненавидит меня. Поэтому она скомкала нарисованный рисунок, потому что не могла сделать мне ничего физическим путем. Может, это было сделано, чтобы каким-то образом воздействовать на меня…Может, это какой-нибудь вид колдовства.

Она пошевелилась, и я замер на месте, глядя на нее. Глаза она так и не открыла. Ее сон был беспокойным.

Оно тихонько простонала. Я улыбнулся, игнорируя оживление в своих штанах. Эти чертовы гормоны, я должен держать себя под контролем. Я наблюдал за ней. Ее губы слегка приоткрылись, и она стала тихонько бормотать.

- Пожалуйста, - сказала она. Ее голос был мягкий и хриплый.

Вздохнув, я закрыл глаза. Жаль я не знал, что именно ей сейчас сниться.

- Эдвард, - прошептала она.

Я открыл глаза и посмотрел на нее. Она улыбалась во сне. Я, совершенно того не ожидая, улыбнулся ей в ответ, и мое сердце снова стало бешено стучать в груди.

- La mia bella ragazza (Моя Красивая Девочка), - прошептал я и, дотронувшись до ее щеки, стал нежно ее поглаживать.

Моя Красивая Девочка. Она снова застонала, инстинктивно потянувшись к моей руке.

Встав, я замешкался. Я хотел забрать с собой рисунок, но подумал, что она заметит его исчезновение и непременно подумает, что это сделал я.

Зайдя к себе в комнату, я упал на кровать и моментально заснул. Проснулся от пронзительного звона будильника. Состояние мое было, мягко скажем, не очень. Я чувствовал себя разбитым.

Постояв немного под душем, я почувствовал себя немного получше. Сегодня я решил надеть джинсы и футбольный свитер. Надев на ноги пару белоснежных носков «Найк», я вышел за дверь и спустился по лестнице.

Время было уже много. Джаспер и Эммет уже уехали. Спустившись, я увидел папу, работающего за своим портативным компьютером. Он посмотрел на часы, затем на меня. Зная, что я опаздывал в школу, он не сказал мне ни слова.

- Карлайл Каллен взял выходной – будет снег, - сказал я.

Он рассмеялся.

- Предстоящие дела не менее ответственные и напряженные, чем работа в больнице, - сказал он.

- Что-то может пойти не так? – спросил я, приподняв бровь.

Он пожал плечами.

- Возможно. Я не думаю, что она будет показывать свои капризы, но я, же собираюсь отвести ее на осмотр, с целью прописания ей средств, предохраняющих от нежелательной беременности. И я понятия не имею, как она к этому отнесется, как отреагирует. Она все еще девственница, поэтому может сильно волноваться из-за всей этой ситуации.

Я кивнул, но не сказал, ни слова. Меня немного удивило, что она была невинна. Я старался не думать о ее сексуальной жизни, потому что я был уверен, что девушек ее круга, к моему сожалению, часто насиловали.

Я чувствовал, своего рода ответственность, мне не хотелось, чтобы она приобретала свой опыт таким способом.

Спустя несколько минут папа посмотрел на часы.

- В Средней Школе Форкса прозвенел звонок, - сказал он, пристально уставившись на меня.

- Хорошо, иду, - пробормотал я.

Я взял свою сумку с книгами и пошел к двери.

- Хорошего тебе дня, - сказал папа.

- Да, и тебе. Удачи, - ответил я.

Я сел в «Вольво» и поехал в школу. Учебный день прошел довольно быстро. После уроков я пошел с парнями чего-нибудь перекусить. Скоро нам предстояла игра в футбол.

Вернувшись в школу, мы надели нашу форму. Когда игра началась, меня поставили центровым игроком. Но радоваться мне пришлось не долго. Тайлер Кроули пропустил одного защитника за нашу линию. Меня опрокинули на землю прежде, чем я мог что-то предпринять. Боль пронзила мое тело. Я встал и выругался. Когда отошел с поля, тренер Клэпп, сказал мне, чтобы я не злился на Кроули. Он сделал это не специально. Просто бред какой-то.

Тут я услышал свое имя. Его выкрикивали две девушки, сидевшие на трибуне. Я не спал ни с одной из них, а лишь просто флиртовал, от скуки. Я наигранно улыбнулся им.

Я посмотрел чуть выше и увидел Эммета, он показывал мне средний палец. Я нашелся, что показать ему в ответ. Таким жестом часто пользовались парни в Чикаго, говоря тем самым «я посылаю тебя на хуй».

Я увидел Изабеллу. Я был ошеломлен тем, как она смотрела на меня. Она выглядела очень красиво. Я помахал ей рукой. Я думал, она смутиться, но нет, она улыбнулась и помахала мне в ответ. Я улыбнулся ей в ответ. Я был счастлив, что она не проигнорировала меня, это было новым шагом в установлении наших взаимоотношений.

Тут она покраснела и отвела глаза, видимо от того, что я улыбнулся ей. Боже, какой же она была симпатичной. Она снова взглянула на меня, я вопросительно приподнял бровь. Она застенчиво улыбнулась.

Покачав головой, я засмеялся.

Определенно, она собиралась стать моей смертью.

Остальная часть игры прошла легко. После того, как я задержался с Тайлером в раздевалке во время перерыва и все ему доходчиво объяснил, он больше не совершал ошибок. Наша команда победила. Я был в прекрасном настроении, и мне просто не терпелось отпраздновать такое событие.

Я переоделся в свою одежду и поехал на вечеринку. Она проходила в доме у одного из наших игроков. Подъехав к дому, я не стал терять время, а сел за стол. Ко мне присоединились еще несколько человек, и мы начали выпивать.

Спустя некоторое время прилив адреналина прошел, и я почувствовал легкую боль. Сначала у меня разболелась спина, а далее все мускулы моего тела.

Покачивая бедрами, к нам подошла Таня. Она села ко мне на колени. Я вопросительно поднял бровь, а она лишь обольстительно улыбнулась. Она была неким развлечением. Мы уже были вместе, но она относилась к тем девочкам, которым всегда нужно было что-то взамен. Видимо, я ей не совсем подходил.

Я попросил одного из парней налить мне выпить. Я думал, что алкоголь заглушит боль в моих мышцах. Я уже почти поднес бокал ко рту, как вдруг услышал голос Элис. Я повернул голову и увидел Элис, а рядом с ней стояла…Изабелла. Она смотрела на меня и выглядела потрясенной. Было немного трудно понять, какие эмоции она переживает, возможно грусть, возможно расстройство. Но одно было ясно, ей было очень неудобно, некомфортно. В ее глазах читалось опасение, она даже немного дрожала.

Тут меня словно пробила молния. О чем, черт возьми, они думали, приводя ее сюда?! Было ясно, что она не готова пройти через все это.

Я встал, практически сбросив Таню с колен на землю. Я забыл, что эта сука сидела у меня на руках. Я видел, как к Изабелле подошел Майк Ньютон и что-то ей сказал. Она вздрогнула и посмотрела на него с опасением. Она улыбнулась ему, но улыбка была наигранной, она никогда не могла никому отказать и не проявить элементарную вежливость. Господи, они в первый раз привели ее на вечеринку, где полно пьяных озабоченных парней. Они смотрели на нее, как на свежее мясо. Это вызывало у меня чувство дикого отвращения.

Я направлялся к ним, впиваясь взглядом в Элис. Она поняла, что я был в бешенстве. Она знала меня очень хорошо, не боялась, а просто знала, что если я в таком настроении, то могу легко потерять контроль над своим поведением. Они все узнали об этом в прошлом году.

Но сейчас было слишком поздно, чтобы просто сделать вид, что я ничего не заметил и продолжить веселиться.

- Нет, я отвезу ее домой, - холодно сказал я.

Элис не стала спорить со мной. Вздохнув, она отпустила руку Изабеллы и пробормотала «до свидания» и извинилась. Изабелла выглядела потрясенной. Она смотрела то на меня, то на Элис.

Я схватил Изабеллу за запястье. Она вздрогнула от моего прикосновения. Ньютон смотрел на нас с удивлением. Я взглядом дал ему понять, чтобы он и думать не смел о том, чтобы хотя бы еще раз подойти к ней. Я буквально тащил Изабеллу за собой, прочь из этого дома. Я мысленно был благодарен ей за то, что она не сопротивлялась. Когда мы оказались на приличном расстоянии от всех этих людей, я отпустил ее запястье. До машины она шла за мной, так и, не сказав не слова.

Открыв пассажирскую дверь «Вольво», я взглядом показал ей, чтобы она села в машину. Я закрыл дверь с такой силой, что Изабелла даже подпрыгнула от неожиданности. Сев в машину, я сразу же включил стерео, обычно музыка действовала на меня успокаивающе.

Проехав приличное расстояние, я резко нажал на тормоза и простонал. Загорелся красный сигнал светофора. Надо же было такому произойти – одна машина на ночной дороге, светофор и обязательно красный сигнал.

Я посмотрел на Изабеллу. Ее лицо освещалось лунным светом. Я увидел, что по ее щекам текли слезы, тушь вокруг глаз размазалась. Я не совсем понял ее состояние.

- Ты в порядке? Ты травмирована? – спросил я.

Изабелла завизжав, вздрогнула и с опасением посмотрела на меня. Моя бровь вопросительно поднялась. И тут меня словно пробило током. Моя гребаная реакция испугала ее сильнее, чем сама вечеринка.

Мой гнев усилился. Я ударил руками по рулю. Как я мог быть таким идиотом, чтобы так вести себя с ней?! Как я мог так испугать ее?!

Свет на светофоре сменился на зеленый, и я ударил по газам.

- Господи, я не хотел напугать тебя. У меня такой характер, но я не хотел вымещать его на тебе, - сказал я спустя некоторое время.

Она ничего не ответила, а только сидела и тихонько плакала. От этого у меня защемило сердце. Да что же такого было в этой девочке?

Подъехав к дому, я остановил машину. Она открыла дверь и вышла, прежде чем я сам вышел из машины. Она пошла к дому, я побежал за ней. Достав ключи, я открыл дверь и отключил сигнализацию. Изабелла зашла за мной в дом. В холле она остановилась.

- Я сожалею, что вы вынуждены были оставить вашу компанию, и вообще вечеринку. Мне жаль, что я испортила вам ночь, - сказала она мягко.

Я вздохнул.

- Ты ни в чем не виновата. И ночь моя вовсе не испорчена. У меня не было настроения находиться в этом дерьме, и уж тем более тратить на него ночь, - сказал я.

Она посмотрела на меня с удивлением.

- Но ваша подруга, сэр… - начала она.

Я стоял в замешательстве. Прошло некоторое время, прежде чем я понял, что она говорила о Тане, которая сидела у меня на коленях. Я рассмеялся. Наверное, даже слишком неожиданно и громко, потому что Изабелла вздрогнула от неожиданности.

- У меня нет никакой подруги, Изабелла. Та девушка – ничто для меня, она меня волнует меньше всего, - сказал я.

Она мгновение смотрела на меня, потом кивнула и опустила глаза в пол.

Я вздохнул.

- Слушай, давай посмотрим какое-нибудь кино, - предложил я.

- Хорошо, - сказал она, и снова опустила глаза.

Простонав, я слегка взял ее за подбородок и приподнял голову, так чтобы она посмотрела на меня.

- Это «хорошо» действительно означает, что я хочу смотреть кино с тобой Эдвард, или «хорошо», я сделаю все, что скажешь, потому что я не имею права отказать? – спросил я.

Она уставилась на меня. Я улыбнулся.

- Знай, ты можешь и не соглашаться со мной. Ты можешь сказать или обсудить со мной все, что захочешь. Я не собираюсь наказывать тебя за это. Ты можешь даже спорить со мной, кричать на меня, если тебе от этого станет легче. Я, вероятно, буду кричать в ответ, но я НИКОГДА не подниму на тебя руку. Хочешь отказаться, откажись. Только не надо говорить так, просто «хорошо», потому что я не понимаю, что, черт возьми, ты подразумеваешь под этим.

- Хорошо, - ответил она. Вид у нее был ошеломленный.

Я простонал и встряхнул головой. Похоже, мы так ни до чего и не договорились.

- Слушай, я собираюсь пройти в гостиную, усадить свою задницу на кушетку и посмотреть кино. Ты действительно присоединяешься ко мне? – сказал я.

Она кивнула. Я вздохнул и прошел в гостиную. Черт, как же это все сложно.

Пройдя в гостиную, я включил DVD. Свой выбор я остановил на фильме «Лестница 49». Я не видел этот фильм, но Эммет уже все уши прожужжал мне о нем. Я выключил свет и плюхнулся на кушетку. Сняв обувь, я положил ноги на журнальный столик. Начался фильм.

Изабелла за мной не пошла. Кроме звуков фильма, вокруг не раздалось не единого шороха. Возможно, она осталась стоять в холле. Даже, если бы она подошла сейчас ко мне, я бы не услышал ее. Как же тихо она передвигалась. Она бы сделала отличную карьеру гребаного убийцы, с таким-то умением бесшумного перемещения.

Примерно минут через 10, я услышал шум, доносившийся с кухни. Спустя некоторое время, боковым зрением я заметил некоторое движение. Повернув голову, мои глаза расширились от удивления. Рядом со мной стояла Изабелла и протягивала мне стакан. Она, как обычно, не смотрела на меня. Я взял стакан. Она села на кушетку рядом со мной, но все же оставляя некоторое расстояние между нами. Она сделала пару глотков из своего стакана и поставила его на столик.

Я поднес стакан к губам и сделал глоток. Я был потрясен вкусом – это была вишневая кола. Только не та искусственная кола в бутылках, которую вы покупаете в магазине. Это был вишневый сок, смешанный с колой. Я поднял стакан на свет и увидел ягоды вишни на дне.

Я был ошеломлен. Моя мамы всегда делала такой напиток для меня, каждый день после школы, когда я был ребенком. Я подразумевал, что она догадалась о моей любви к вишневой коле, после того как я купил 12 пакетов ингредиентов тогда, в магазине. Но как она догадалась смешать все это? Я был в шоке. Я, конечно, привык, что мне старались угодить. Но то, что она вот так, с легкостью, сделала это для меня, было выше моего понимания.

- Спасибо, - сказал я.

- Пожалуйста, - ответила она мягко.

Я посмотрел на нее. Она сидела на кушетке, поджав под себя ноги, и пристально смотрела фильм. Она переоделась. Теперь на ней были надеты черные штаны и голубая кофта. Она заплела волосы в «конский хвостик». Она выглядела хорошо. Она по-прежнему выглядела чертовски хорошо.

- Ты видела этот фильм раньше? – спросил я.

Она посмотрела на меня вопросительно. Без сомнения, это был глупый вопрос. Я хихикнул, поняв, что сказал глупость.

- Нет, я, правда, не знал. Ты же смотрела что-то с моими братьями… Вот я и подумал.

- Мы смотрели «Jeopardy», - сказала она.

Я засмеялся.

- Джаспер любит это дерьмо. Он разбирается в этом. Иногда интересно понаблюдать за проявлениями его интеллекта.

- В этом он лучше меня, - сказала она, пожав плечами.

Ее слова были такими простыми, но мне моментально стало плохо. Ведь, я думал, что она абсолютно неграмотна, может, даже глупа.

- Я не подразумевал… - начал я. Вздохнув, я провел рукой по волосам.

Она посмотрела на меня и печально улыбнулась.

- Я все прекрасно понимаю. Я не образована, это так, - сказал она.

В ее голосе было какое-то желание. И я задался вопросом, было ли ей жаль, что она не могла учиться. Первая женщина, которая у нас жила, Нонна не проявляла никакого желания учиться. Она приехала из места, в котором только и приходилось, что бороться за жизнь. До учебы дела вообще не доходило. Вторая сука пробыла у нас недолго. Я даже не успел узнать ее фамилию, а может инее хотел…узнавать.

Изабелла была еще такой молодой, она была способна учиться.

Я подумал об обеспечении учебы для нее. Но тут зазвонил телефон - как всегда, не во время. Звонила Джессика Стэнли.

Я нажал кнопку «отбоя», и снова принялся за просмотр фильма. Спустя минуту прозвучал сигнал, сообщающий, что пришло новое сообщение. Я проигнорировал и его.

Менее чем через 5 минут телефон зазвонил снова. И я снова нажал кнопку «отбоя». Таня…не вовремя.

Телефон зазвонил в третий раз. Снова Джессика. Я отключил звонок. Изабелла смотрела на меня так, будто ей было очень плохо. Я бросил телефон и встал. Плечи и спину пронзила боль. Я простонал. Изабелла буквально подпрыгнула, да так быстро, что это поразило меня. Я вопросительно поднял бровь.

- Вам нужно что-нибудь? – спросила она.

Я закатил глаза.

- Сядь и расслабься. Смотри кино. Я вернусь через секунду, - пробормотал я.

Она нерешительно села. Я быстро поднялся в свою спальню, не закрывая за собой дверь. Подойдя к столу, я достал ключ и открыл ящик. Я широко улыбнулся – это мой тайник.

Я проигнорировал бутылку ликера, и достал бутылку водки «Grey Goose». Я хотел сделать пару глотков, но передумал. Я не знал, как к этому отнесется Изабелла, не знал, как я себя с ней поведу после этого. Мне не хотелось ее расстраивать своими действиями или словами. Взяв ликер, я закрыл ящик, вышел из спальни и спустился вниз.

Я подсел к Изабелле уже немного ближе, чем было до этого. Я посмотрел на нее и увидел, что она смотрит на меня с любопытством.

- Все же с небольшим количеством ликера немного лучше, - сказал я, пожав плечами.

Она слегка улыбнулась. Я открыл бутылку и немного замешкался перед тем, как поднести ее к губам и сделать глоток. Видимо выражение моего лица в тот момент было таким глупым, что Изабелла рассмеялась. Я хихикнул и протянул бутылку ей, вопросительно приподняв бровь. Ее глаза расширились, она была близка к шоковому состоянию.

- Ммм… - начала она.

Я улыбнулся.

- Только глоток, он не убьет тебя, поверь, - сказал я.

Она кусала нижнюю губу и выглядела очень возбужденной. Осторожно протянув руку, она взяла бутылку. Глубоко вздохнув, она пристально посмотрела на бутылку, а затем поднесла ее к своим гудам и сделала глоток. Не смотря на то, что она сделал небольшой глоток, по ее телу прошла дрожь, на лице отразилось отвращение. Она поставила бутылку и начала кашлять. Я хихикнул и, взяв бутылку, сделал глоток. Я почувствовал легкое жжение, которое разносилось по всему организму. Поставив бутылку на стол, я потянул спину и поднял руку, чтобы потереть заднюю часть шеи.

- Вы в порядке? – спросила Изабелла.

Я посмотрел на нее и увидел, что она пристально, с любопытством, смотрит на меня.

Я вздохнул.

- Да, только небольшая травма, от того удара на игре. Завтра, наверное, придется идти к хиропрактику или массажисту, - пробормотал я.

Она улыбнулась.

- Я могу сделать вам массаж, - беспечно сказала она, пожав плечами.

Я поднял вверх бровь, удивленный ее предложением.

- Ты НЕ ДОЛЖА этого делать, - сказал я.

Она снова улыбнулась.

- Я знаю, но я подумала, и решила, что ХОЧУ это предложить.

Я уставился на нее на мгновение, не зная, что ей на это ответить. Согласиться на массаж от этой девушки, как гребаный озабоченный подросток? Я понятия не имел, может ли она делать массаж, просто часть меня кричала, что я должен был согласиться, чтобы почувствовать ее прикосновения. Да, все таки я подросток с этими гребаными гормонами.

- Хорошо, - в итоге ответил я.

Она улыбнулась и села, опустив ноги с кушетки. Она положила подушку и села на нее, немного раздвинув ноги и облокотившись на спинку кушетки. Я рассмеялся от легкого недоверия, встал и взял свой стакан.

Таким образом, сев, я оказался между ее ногами. Я тут же пожалел об этом – в моих штанах началось оживление. Ее ноги были совсем близко с НИМ, а ее грудь касалась моей спины. Я чувствовал, что от нее исходит жаркая волна, да и тот факт, что я сам находился между ногами девушки, был очень волнующим для меня. Это нельзя было назвать сексуальностью, это было нечто более…близкое, интимное. Я побывал между ног не одной девушки, но ничего подобного не чувствовал. Мое сердце начало учащенно биться, я ждал, когда она прикоснется ко мне. Она немного колебалась. У меня в мыслях тут же возник вопрос, чувствовала ли она сейчас тоже самое, что чувствовал я.

Тут я почувствовал, как моя рубашка соскользнула вниз, и ее руки коснулись моей спины. Через мое тело словно прошел мощный электрический разряд. Я слегка застонал и закрыл глаза – как же, черт возьми, хорошо… Она двигала руками вверх и вниз, потом снова вверх. Мне никогда не было так хорошо. Она дела это с нежностью и так, как будто…ЛЮБИЛА МЕНЯ. Мне стало страшно, что она может вдруг передумать, убрать руки. Меньше всего на свете я хотел сейчас, чтобы она останавливалась. Во мне играли некоторые противоречивые чувства, и это было так…смешно.

Я схватил свою рубашку, когда вдруг понял, что для Изабеллы будет лучше, если я ее надену. Но она прикоснулась к моим лопаткам, я почувствовал ее горячее дыхание. У меня тут же возник вопрос, не было ли все это ошибкой. Я не хотел создавать ей неудобства. Я уже собирался встать и сказать ей, чтобы она обо всем забыла. Но я не успел…

- Было бы лучше, если бы массаж делался с каким-нибудь лосьоном или кремом, - сказал она.

Хихикнув, я встал и пошел в ванную. В шкафчике я нашел детское масло. Я немного поколебался, бутылочка стояла в ванной комнаты для гостей, но она была запечатана, поэтому я отбросил все дурные мысли и вышел в гостиную. Будь она открыта я бы никогда не взял ее, мало ли, зачем это масло могло использоваться.

- Это подойдет? – спросил я, заходя в гостиную и держа в руках бутылку.

Изабелла повернула голову, услышав мой голос. Я ухмыльнулся, заметив, что она задержала свой взгляд на моей груди, а потом только посмотрела на мое лицо.

- Да, просто прекрасно, - сказала она, снова посмотрев на мою грудь.

Я кашлянул, и она снова подняла взгляд к моему лицу. Я вопросительно поднял бровь и улыбнулся. Она покраснела и отвела взгляд. Я засмеялся.

Я отдал ей бутылку, и снова сел между ее ног. Открыв бутылку, она налила себе на руки немного масла и поставила бутылку рядом с собой. Она прикоснулась к моей спине, и провела руками от лопаток к плечам. Я был потрясен тем, с каким знанием дела она выполняла свои действия. Я застонал, потому что она начала интенсивно массажировать зону лопаток, продвигаясь в шее. Я чувствовал, как от движения ее рук, мои мышцы расслабляются. Я закрыл глаза и продолжал стонать, как маленькая похотливая сучка. Совершенно точно, она знала, что делала.

Ее движения стали более плавными и нежными. Я не хотел, чтобы она останавливалась. Я чувствовал, что она провела рукой по линиям татуировки, между лопатками. Ее левая рука скользнула вниз – она прикоснулась к моему шраму. Стало щекотно, я слегка задрожал. Другой рукой она провела по линии позвоночника, затем по шее. Я наклонил голову назад, и ее пальцы поникли в мои волосы. От ее прикосновения мое тело покрылось мурашками, меня пробила легкая дрожь. Она остановилась, и я подумал, что она решила прекратить все это. Но она продолжила… Спустя несколько секунд, она стала снова и снова запускать свои руки в мои волосы. Я чувствовал прикосновения нее нежных рук к коже головы.

Я начал тяжело дышать. Я сердился сам на себя. Я знал, что мы должны были остановиться, прекратить все это. Это было чертовски не правильно, но Боже, как же хорошо я себя чувствовал. От контакта с ней мое тело пробивала дрожь, я и ничего не мог с этим поделать.

Тут я услышал какой-то шум и открыл глаза. Я увидел, что холл осветил свет фар, подъехавшего автомобиля. Я взял Изабеллу за руку, останавливая ее.

- Кто-то приехал, - сказал я.

Я почувствовал, как она напряглась. Я отпустил ее руку и встал. Она быстро встала и буквально побежала к лестнице. Я посмотрел недоверчиво, ее уже не было видно. Встряхнув головой, я взял рубашку и стал надевать ее.

Когда открылась входная дверь, я шлепнулся на кушетку. Услышав смех Элис, я закатил глаза. Я взял вишневую колу и допил ее, достав ягодку, положил ее в рот и принялся жевать. Потом я взял телефон.

Элис и Джаспер вошли в комнату и остановились. Очевидно, у них возник вопрос, почему я сидел в темноте с «синим» экраном телевизора – фильм уже закончился. Я не сказал им ничего и уставился в телефон. За прошедший час мне пришло 8 звонков и с дюжину текстовых сообщений от этих сучек.

- Изабелла в порядке? – спросил Джаспер.

Я кивнул, не потрудившись посмотреть на него.

- Я не подумала, что она будет себя некомфортно чувствовать себя на вечеринке, - мягко сказал Элис, садясь около меня.

Я взглянул на нее и сухо засмеялся.

- Будь я проклят, я думал, что Мэри Элис Брэндон - всезнающая.

 

Глава[u15] 14. Удар молнии

Изабелла Свон

 

Неожиданно услышав голос позади себя, я вздрогнула и выронила стакан. Упав на пол, он превратился в мелкие осколки. Казалось, шум разнесся по всему дому. Повернувшись, я увидела Элис, на ее лице читался испуг. Я понятия не имела, что она была здесь, я думала, что я одна.

- Прости, я не хотела напугать тебя, - сказала она извиняющимся тоном.

Я ответила, что ей не о чем беспокоиться, и сев на корточки, стала собирать осколки стекла, разбросанные на полу. Она буквально кинулась мне на помощь, но сделала этим только хуже. Я вздрогнула и уколола палец. Вскрикнув, я посмотрела на свою руку – из рассеченного пальца текла струйка крови.

От металлического запаха крови я почувствовала сильное головокружение, а от ее вида меня затошнило. Я закрыла глаза и попробовала сделать несколько глубоких вдохов-выдохов через рот, чтобы не чувствовать этого тошнотворного запаха.

У меня плохой день…очень плохой день. Этим утром я проснулась очень рано, еще до восхода солнца. Каждый сантиметр моего тела жутко болел. Когда я открыла глаза, меня замутило. Схватившись за живот, я побежала в ванную. Я провела утро и большую часть дня там.

Доктор Каллен зашел ко мне днем. Он волновался, потому что я не выходила из комнаты с самого утра. Не став терять время, он осмотрел меня – проверил пульс, дыхание, измерил температуру, прощупал живот. Он сказал мне лечь и спать, не ходить никуда и ничего не делать. Мой организм должен расслабиться и отдохнуть. Но сказать это, было намного легче, чем сделать.

Я провела у себя в комнате еще некоторое время. Боль в животе стала немного проходить. Мне стало страшно от мысли, что я проведу в постели весь день. С тех пор, как я научилась ходить и говорить, не было ни дня, который бы я провела без дела.

Будучи уверенной, что я самостоятельно смогу спуститься вниз, я встала с кровати, вышла из комнаты и пошла к лестнице.

Выглядела я ужасно. Я от меня несло рвотой и потом. Моя одежда была измята, а волосы взъерошены. Я не только чувствовала себя заболевшей, но и выглядела соответствующе.

Держась за перила, я спустилась до второго этажа. Там я столкнулась лицом к лицу с Эдвардом. На его плече висла девушка. Когда он увидел меня, его глаза расширились. Он выглядел виноватым, и даже немного стыдящимся. Не в состоянии больше смотреть на него, я отвела глаза.

А ведь еще чуть более недели назад он привез меня домой с вечеринки, посвященной победе его команды в игре в футбол. Той ночью он поразил меня. С тех пор я чувствовала, что нахожусь в вихре эмоций и чувств. Ничего больше не имело смысла. Я действительно ощущала себя доверчивым, наивным ребенком.

Его поведение застало меня врасплох. Он буквально потребовал, чтобы я общалась с ним, что называется на одном языке. Чтобы я всегда говорила все, что думаю, ничего не скрывала. Я приготовила ему вишневую колу, чтобы таким образом отблагодарить его. Я научилась готовить вишневую колу, когда жила у Чарли. Его жена очень ее любила. Причем, она хотела, чтобы все пропорции в напитке были соблюдены идеально. Определенная часть колы, определенная часть вишневого сока и определенное количество свежих ягод вишни. Любое отклонение от нормы наказывалось пинком в любую часть тела. Она любила пинать людей, да так, чтобы они обязательно оказывались на земле. Мне показалось, Эдвард по достоинству оценил, приготовленный напиток. Это не смотря на то, что он предпочитал пить алкогольные напитки.

Он казался мне напряженным. Я заметила, что он то и дело тянет спину и разминает шею. Я спросила его, все ли в порядке. Он ответил, что это последствия удара, который он получил на игре. Все-таки он был не таким жестким, как говорил Эммет.

Я владела неким искусством массажа. Проводя долгие часы за изнурительной работой, нужно было как-то научиться расслаблять мышцы, давать им отдохнуть за короткий промежуток времени. Я научилась это делать. Я знала, как уменьшить боль и снять напряжение.

Я предложила ему сделать массаж. Предложила просто, по дружески. Я и не думала рассматривать это как возможность прикоснуться к нему.

Когда он сидел между моих ног, во мне стали просыпаться необъяснимые и незнакомые мне чувства. Прикоснувшись руками к его спине, я почувствовала, как электрический разряд прошел через все мое тело. Его спина была гладкой и мускулистой. Когда он встал и пошел за лосьоном, который я попросила его принести для улучшения эффекта массажа, мой взгляд упал на его обнаженную грудь. Я была очарована. В самый первый раз, когда я его увидела, тогда на кухне, с апельсиновым соком, я не смогла в полной мере все разглядеть. А вот сейчас… Я была не в силах отвести взгляд.

Массаж был довольно невинный, я чувствовала, как расслабляется его тело. Тут во мне заговорил глупый ребенок – мне захотелось капризничать и вступить во владение этим человеком. Я гладила его спину рукой, внимательно рассматривала его татуировки. Мне хотелось спросить, что они означают. Еще у него на спине был довольно заметный шрам. Я возненавидела мысль о том, что ему когда-то могли причинить боль. Ощущение его кожи, его запах и звуки, которые он издавал, свели меня с ума. Я провела рукой по лини его позвоночника, он запрокинул голову назад, таким образом, мои пальцы проникли в его волосы. Они были удивительно мягкими, и эти ощущения очаровывали меня.

Дыхание Эдварда участилось, он застонал. Я почувствовала, как мое тело покрылось мурашками, я тоже стала часто и тяжело дышать. На меня нахлынула новая волна чувств, когда он схвати мою руку, сообщая тем самым, что мне нужно остановиться. Я надеялась, что сейчас последует что-то запретное, но он сказал, что к дому кто-то подъехал. Меня тут же охватила паника. Я была смущена тем, что все это вышло из - под контроля. Я боялась взглянуть на Эдварда. Почувствовал ли он то, что чувствовала я? Когда он встал, я убежала к себе в комнату.

Неделя прошла быстро. Однажды Элис зашла ко мне в комнату, чтобы принести извинения за тот инцидент на вечеринке. Я сказала ей, что ничего страшного, что она не виновата, что я сама должна была подумать, ведь я точно не знала, на что иду, и просто не была к этому готова. Да и потом, вся неделю я гуляла по территории двора, возле дома. Поэтому все мои негативные эмоции ушли. Территория возле дома оказалась такой большой и такой красивой. Я и не подозревала, чем владеет семья Калленов. Какой невнимательной я, оказывается, была.

За это время я видела Эдварда всего несколько раз. Но каждый раз он смотрел на меня подолгу и с любопытством. Я не могла понять, о чем он думает, и это сводило меня с ума. Мы больше не оставались наедине, всегда находился кто-то, кто был рядом. Он снился мне почти каждую ночь. Просыпаясь, мне хотелось увидеть его, услышать его голос. Это было похоже на сумасшествие. Одно лишь его существование пробуждало во мне странные чувства и заставляло мое сердце учащенно биться. Я боялась назвать это самое чувство вслух.

И вот теперь, когда я стояла и смотрела на него, мое сердце разрывалось на части. Когда я посмотрела на девушку с коричневыми вьющимися волосами, на меня нахлынуло еще более страшное чувство – ревность…

Я убежала от них. Убежала, потому что была не в силах видеть все это. Зайдя на кухню, я стала складывать посуду в шкаф. Тогда-то меня и испугала Элис.

Я открыла глаза и почувствовала, что мне стало легче. Увидев перед собой лицо Элис, я поняла, что она еле сдерживается, чтобы не заплакать. Я быстро посмотрела вокруг. Я очень испугалась, что она тоже могла пораниться. Мне меньше всего хотелось, чтобы она получила травму от осколков стакана, который я разбила. Я не хотела расстраивать доктора Каллена. Да, за все прошлые недели я не получила ни одного замечания, но я понимала, если что-то случиться с Элис, случиться по моей вине, доктор Каллен мне этого не простит. Ведь она была для него, как дочь.

- Ты в порядке, Элис? – спросила я.

Она кивнула.

- Все хорошо, а ты как? Все хорошо? – спросила она.





Рекомендуемые страницы:


©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!