Запрещенная вампирология





* * *

Как только в дверях появился Алекс, он тут же увидел Дашулю с самым зверским выражением лица за всю ее девятнадцатилетнюю жизнь и озадаченно хмыкнул. За годы их непростой любви он повидал многое, прошел огонь, воду, скандалы и разрывы, вопли и угрозы уйти к другому вампиру, многочисленные примирения и снова скандалы, иногда с участием боевой артиллерии – мамочки Дашули. Но сейчас его девушка, которую, как ему казалось, он знал до последней капли крови, его скандалистка и позерша, хипстерша в бесконечных поисках самой себя, Даша Ивлева выглядела как Брюс Уиллис, которому предстоял последний бой с инопланетянами-захватчиками за будущее всего человечества.

– Только не говори, что мы ошиблись и на растерзание нежити отправили настоящую Огневу, – внимательно изучая свою пассию глазами, попытался пошутить вампир. Дашуля издала что-то вроде яростного рычания, потрясая в воздухе конспектом.

– Алекс Муранов, – медленно, с прищуром начала Дашуля свою речь. – Вампир, значит… «Люди не могут стать вампирами, моя девочка», – передразнила она Алекса. – «Успокойся, деточка, твоя жизнь человеческая!» Ах ты, дрянной ты кровосос… Враль, подлец!

– Так…

Алекс обвел взглядом прихожую и увидел Ливченко, отчаянно подававшего ему знаки глазами и тыкавшего пальцем в тетрадь, которую держала девушка.

– Что это значит?

– Это значит, что я узнала правду, и теперь ты не заставишь меня молчать! Слушай! – Она принялась громко читать вслух: – «Люди могут становиться вампирами, хотя это держится в тайне даже от вампиров-старшекурсников до самого последнего семестра…» Та-ак… вот! «Обращение в вампира возможно, если вампир заберет всю кровь. Обращение происходит быстро, в течение пяти минут!» Пя-ти-ми-нут! – Дашуля помахала перед носом у Алекса растопыренной ладонью.

– Откуда это у тебя?!

Алекс нахмурился и попытался выхватить потертую толстую тетрадь с заломанными по углам страницами из рук Дашули, но не тут-то было. Она вцепилась в тетрадь, словно питбуль.

– Ты мне врал, Муранов, – ледяным тоном произнесла Дашуля. – Смотрел мне в глаза и убеждал, что человек не может стать вампиром!

В квартире Ивлевых повисла такая напряженная тишина, что казалось, будто воздух пронизан электричеством и потрескивает, готовый вспыхнуть от любого слова.

– Да, ты права, я врал, – помолчав, каким-то жестким и отстраненным голосом произнес Алекс. – Ты права, я обманывал. Потому что у нас есть негласное правило, Ивлева. Вампиры не рассказывают людям всю правду, в ваших же интересах. Поверь, я бы не стал делать что-либо, способное тебе навредить. Моя жизнь наполовину разделена с тобой, Даша. Именно поэтому ты не должна была знать.

– Что я не должна была знать? Что, вместо того чтобы ползать по земле, я могу легко прыгать по крышам, быть свободной и сильной?! Что перестану быть серостью посреди стада, и это зависит от тебя?

– Ты не серость, – Алекс немного смягчил тон. – Просто ты еще не поняла себя до конца, как совсем юный человек. Перерождение не даст тебе того, чего не хватает сейчас. Это должно прийти с годами…

– С годами?!

Дашуля расширила глаза, сжав тетрадку до состояния гармошки. «С годами» означало перейти из девятнадцати лет в двадцать, затем дальше, оставляя Алекса в его юности, красивым и привлекательным. Это значило двигаться туда, куда она хотела меньше всего.

– Никаких «с годами» не будет. Ты не понял, Муранов! Это мой ультиматум тебе, последний шанс остаться со мной. А вранье о том, что все делается как лучше для меня, оставь для…

– Вранье, значит, – Алекс вдруг молниеносным движением выхватил тетрадь из рук Дашули и зашвырнул ее в дверь кухни. Та, взмахнув страницами, сначала шлепнулась об потолок, а затем приземлилась на линолеум. – Слушай, глупая ты курица, – вампир рассвирепел. – Я не знаю, где ты раздобыла этот конспект и какими путями. Но знаю, что ты стремилась влезть туда, куда не надо, и мучила всех расспросами. Всех подряд. Потому ты и подалась в волонтеры, чтобы быть ближе к другим темным и рано или поздно сунуть свой нос туда, куда не следует!!! Но, раз узнала, что можешь стать вампиром, знай и другое! Цену, которую заплатишь за это! Цена – твоя жизнь!!! Свобода, куриные твои мозги!!!

– Ах, куриные?!

– Молчи! – прервал ее Алекс, схватив за плечи. – Цена вампиризму – твоя свобода и жизнь. Ты будешь обращенная, а не прирожденная, дурочка! Это иначе, совсем другое! И ты слушай… – Он яростно кивнул на Владу, которая чувствовала себя неловко в центре скандала и собиралась уйти в другую комнату. – Смотри, до какого безумия может дойти человек, если ему втемяшится стать вампиром. Это заложено в них, в людях! Стремление перестать быть собой, если довелось выйти из-под действия дневного права. Человек считает себя ущербным и слабым, обреченный на знания о тайном мире. Слабым и завистливым – вот в чем ужас-то! Даша, ты отчаянно завидуешь вампирам, но обращенные – не такие вампиры, как я, Гильс и остальные! В восемнадцать лет начинается призыв Тьмы, и мы переживаем страшные дни. Вам не представить, что это такое. Тебе, Ивлева, которая даже смену марки своего элитного шампуня переживает как апокалипсис! Ощутить вдруг, что этот мир, в котором ты прожил восемнадцать лет, не твой! Чужой тебе и ты сам в нем чужак! Тебя сюда отправили, ты – хищник, монстр, кровопийца и мерзавец, как тебе нравится меня называть, – Алекс горько усмехнулся, глядя на Дашулю. – Тьма требует от нас обращать как можно больше глупых, вроде тебя, в вампиров. Создавать армию и захватывать мир. Потому что у Тьмы свои интересы. А мы обманываем ее, выбираем одного человечка и ставим на него знак, который связывает даже не его – нас. Браслет на твоей слабой ручке, цепочка на шее… – Алекс взял Дашу за руку, но та гневно вырвала ее обратно, презрительно фыркнув. – Все это завязано на узелок, который не развяжешь. Не тебя это связывает – меня! Я беру у тебя по капле крови, Даша. Обманываю Тьму, которая ждет, что я обращу тебя и сделаю слугой! Подконтром Тьмы, Дашенька!

– Врешь ты все! – завопила Дашуля, топнув ногой.

Диня, выглядывая из-за двери кухни в гостиную, хлопал глазками с восторгом буревестника, после ста лет безветрия попавшего в эпицентр смерча.

– Будешь куклой при мне, поняла?! – зарычал Алекс. – Никакой личности, будешь ходить за мной, как привязанная, и полностью от меня зависеть! Самое плохое, что, если я погибну, умирать придется и тебе, дурочка! Ты дорога мне, я не позволю…

– Не тебе решать! – отчаянно завопила Дашуля. – Все!!! Я готовлюсь к обращению, и ты не посмеешь мне отказать!!! Я так решила!!!

– Уф… Ну и денек сегодня, – Алекс прислонился к стене, сжав пальцами виски. – Все-таки откуда эта чертова тетрадка? Я еще никогда не видел, чтобы у людей так сносило крышу от запрещенных знаний…

– То есть мне нельзя, когда другим можно! Значит, я хуже – серая мышь, быдло, да?!

– Тебе девятнадцать лет! А ведешь себя как ребенок! Ты опять стащила мой мобильный, опять проверяла входящие!

– Не трогала я твой мобильный, ты врешь!!! – Дашуля топнула ногой по паркету. – Я в последний раз спрашиваю, будешь меня обращать или нет?!

– Не буду.

Дашуля заорала что-то в ответ, уже бессвязно и неразборчиво. Решив, что с нее хватит, Влада вышла на лестницу, поскольку в квартире Ивлевых начинался крупнейший за всю ее историю скандал. На лестнице было пусто и тихо, если не считать плаката напротив двери в квартиру. Криво склеенный из листочков помятой бумаги, он гласил: «Захватчики ВОН!» Внизу, под буквами, был очень похоже нарисован Диня, вылетающий из дверей с распростертыми руками, как самолет. У Эдика Грозного явно был талант не охранника, а художника, причем глубоко зарытый.

Влада села на корточки, положила подбородок на колени и приготовилась ждать, когда закончатся вопли. Правда, дело не ограничивалось только воплями – начался звон посуды и грохот. Владе даже показалось, что кто-то наступил на кошку, хотя у Ивлевых никаких кошек не было.

Как устроен тайный мир: все в состоянии равновесия, ненужные знания закрыты, и все в определенных рамках, которые сдерживают каждую сторону. Стоило нечисти на дне рождения Егора почуять свободу от магов, и у нее сорвало крышу. Если бы такое случилось со всей нечистью в Москве, что тогда было бы? А люди? Получается, стоит людям узнать, что они могут стать вампирами, пусть даже на особенных и ужасных условиях, начинается такое…

О дверь с внутренней стороны что-то стукнулось, съехало вниз и со звоном разлетелось на осколки. Наверняка один из последних стаканов в этой квартире. Дашуля никогда не смирится со своей человеческой натурой, сколько бы Алекс ни бился.

«А я, хотела бы я перестать быть собой и превратиться в вампира, обращенного Гильсом? – вдруг подумала Влада. – Стать зависимой от него и его жизни? Ужасно ли это? Да что угодно, лишь бы его спасти».

Через десять минут из квартиры вылетела Дашуля и хлопнула дверью с такой силой, что та распахнулась снова, с грохотом стукнувшись о стену. Вслед за ней выбежал Алекс, на ходу набрасывая кожаную куртку и проклиная потерю мобильного телефона. Шаги обоих стихли на лестнице, оставив в коридоре тишину и злорадного Грозного, который вышел из стены около лифтов и захихикал, потирая ручонки.

– Сегодня не вернутся, – со знанием дела заявил Эдик. – Только если к утру, пока она ему все нервы не вымотает, а потом заставит вести в ночное кафе или клуб. Я ее с рождения знаю, артистку… Ты вещички-то собрала? Я вас отсюда скоро выгоню вместе с вашим Ливченко, уж нашел способ поквитаться!

– Хватит угрожать, мы тебя не трогаем, вообще скоро сами уйдем… – Влада поднялась, заглядывая в квартиру, которая напоминала поле боя после сражения.

Под подошвами на паркете что-то хрустело. При ближайшем рассмотрении это оказалось манной крупой, рассыпанной от кухни до гостиной. Видимо, Дашуля запустила в стену жестяной банкой, которая сейчас валялась на полу. На кухне пол был усыпан осколками «погибших» чашек и тарелок. Пострадал даже заварочный чайник, лежавший на краю стола, а ярко-рыжая заварка, залив стол, медленно капала на пол. Влада отодвинула чайник подальше от бездны и вспомнила о Ливченко. Диня оказался жив, но сильно потрепан. Домовой возлежал на диване в гостиной с мокрым полотенцем на голове и откликнулся лишь только после того, как Влада потрясла его за плечо.

– В меня попали сапогом, – простонал он из-под полотенца. – Эта стервозина целилась в Алекса, а он так хорошо уворачивается, гад. Отсюда мораль… Никогда не влезай в ссоры вампирских семеек. Они помирятся, а тебя потом по кусочкам придется собирать.

– Эту беду ты и предчувствовал, молодец, – Влада попыталась приободрить домового, чтобы тот перестал изображать умирающего.

– Не-ет, другое… – возразил Диня слабым голосом. – Сейчас я ничего не соображаю, башка трещит… Но мне все равно что-то не нравится, и я не понимаю, что именно. Будто за нами кто-то все время следит, наблюдает. Как нарочно, эта история с тетрадкой… Сечешь? Стремно мне… Я бы, наверное, в Огоньково вернулся. Черт с ней, с кикиморой, пусть изгаляется. Тут жутко… Когда Алекс с ведьмобродием вернутся, а?

– Ливченко, ты совсем стал нытиком, – Влада поняла, что домовой действительно чего-то боится, а не хитрит и не притворяется, как он это обычно любит делать.

У нее и у самой сейчас шалили нервы. Как волна, накатило предчувствие беды.

Она мерила кухню шагами от стенки до стенки, как вдруг споткнулась об помятую тетрадку – тот самый злосчастный конспект по запрещенной вампирологии, валявшийся на полу. Домовой был прав: странно, что тетрадка невесть откуда взялась в почтовом ящике Ивлевых. Ничего пугающего, но странно. Подняв тетрадь с пола, Влада расправила помятые листки и пробежала их глазами. Бумага пожелтевшая, с затертыми краями. Почерк старательный, аккуратный, девичий. Вверху подпись: «И. С.». Девушка, писавшая этот конспект, любовно выписывала каждую буковку, словно вампирология была для нее чем-то необыкновенно важным.

Может, удастся возродить свою способность «считывать» память вещей? Когда-то получалось, почему не попробовать снова?

Влада положила руку на тетрадь и поежилась, ощутив озноб, как от холода. Но от тетрадки шел не только холод, но и боль, далекая, затаенная, словно того, кому она принадлежала, уже не было в живых. Отдернув руку, Влада смотрела на тетрадь, пытаясь заставить себя сделать еще одну попытку. Тетрадь хотела , чтобы ее прочли, поняли, узнали что-то важное и очень болезненное.

Влада заставила себя снова приложить руку и попытаться проникнуть в память чужой вещи – сделала это, зажмурившись. Сначала она снова чувствовала лишь холод, который усиливался с каждой секундой. Да, владелец тетради был мертв, это знание пришло само собой. Но ее хранил кто-то другой. Ярость и боль второго обожгла, словно Владе на руку плеснули кипятком. Надо все выяснить до конца, это имеет значение здесь и сейчас! Темнота перед зажмуренными глазами посветлела, замелькала, запахло озоном и дождем. Влада увидела родной Питер, самый центр города, над которым разыгралась гроза…

 

…Внезапно налетевшая майская гроза застала врасплох прохожих на Невском проспекте. Ливень хлынул слоистой серой стеной, защелкали, раскрываясь, яркие зонтики, над крышами протяжно загрохотало.

Зонтика у Иры не было, а нырять под навесы магазинов не хотелось – там и так набился народ. Толчею она не любила. Пришлось бежать до Большой Морской улицы и арки Главного штаба, чтобы пережидать ливень там, глядя, как дрожат за полосой дождя бледные очертания Эрмитажа.

Странно, что, прожив всю жизнь в центре города, она бывала в этом месте всего один раз. Летним и солнечным днем, когда звуки шагов ее сандалий пронеслись под высоченными сводами, потерявшись в вышине. Тогда ее класс шел в Эрмитаж на выставку в зал античного искусства, ребята долго стояли в арке и аукали, выясняя, насколько громкое в ней эхо.

Теперь, уже на первом курсе института, было не до экскурсий и прогулок. Да и гулять никто не звал – подруг не завела, а однокурсники не обращали внимания на зубрилку-недотепу с белесыми ресницами и вечными очками на веснушчатом носу.

Гроза стремительно пронеслась мимо, последний отдаленный раскат грома прокатился над крышами и затих где-то в светлеющем небе. Переступив с ноги на ногу, Ира неловко угодила в лужу, мгновенно промочив ногу. Вот неловкая…

«Домой пора… С мокрыми-то ногами, – подумала Ира, – простужусь, а впереди экзамены».

За спиной послышался негромкий смешок. Обернувшись, Ира увидела высокого темноволосого парня в ярко-красной куртке. Интересно, над кем он смеялся? Неужели над ней? Невольно залюбовалась – настолько он был не похож на привычных хмурых или нагловатых однокурсников. Парень перехватил ее взгляд, насмешливо и вопросительно поднял брови, и Ира поспешно отвернулась. В свои семнадцать ей пришлось побывать на свидании всего один раз, когда прыщавый одноклассник Дима Вяткин сводил ее в кафе и забыл дома кошелек. Этот симпатичный незнакомец не для нее, нечего даже и мечтать. Наверняка у него есть девушка, рядом с которой сравнение будет не в пользу Иры.

Ливень прекратился так же резко, как и начался. В лужах запрыгало солнце, и девушка быстрым шагом вышла из арки. Весенний Невский был умыт дождем, в каждой выбоине на асфальте обосновалась лужа, а над мокрыми крышами парила едва заметная радуга.

Время от времени Ира поправляла очки на носу и украдкой поглядывала вбок. Красная куртка мелькала позади, среди мокрых плащей прохожих.

«Он будто идет за мной… Нет, не может быть…» – с радостью и смятением подумала Ира.

Пройдя по Невскому, она завернула на Большую Конюшенную и остановилась, будто для того, чтобы поискать что-то в сумке, – остановился и парень. Двинулась дальше – пошел и он.

До дома было совсем недалеко, оставалось пройти пару улиц. Только подходить знакомиться с ней прямо на улице он вряд ли станет. А Ире отчаянно хотелось, чтобы он подошел.

В лучах солнца скучал ларек «Продукты», окруженный со всех сторон огромной грязной лужей. Проход через нее был выложен досками, и Ира осторожно пробралась по ним, старательно делая вид, что с интересом рассматривает унылые яблоки и лимоны, накиданные горой за треснувшим мутным стеклом.

«Пусть он подойдет сейчас и спросит мое имя, – мысленно молилась она. – Пожалуйста, пожалуйста…» Но парень куда-то делся. В подсыхающих на ярком солнышке лужах купались растрепанные воробьи. Старушка, отошедшая от ларька, внимательно проверяла сумку, не подкинули ли ей гнилой помидор. А вот парня в красной куртке нигде не было видно. «Свернул в подворотню, наверное, – разочарованно подумала Ира. – Не шел он за мной. Чего я придумала?»

– Что взвешивать? – грубовато бросила продавщица в не слишком чистом переднике.

– Полкило антоновки, – машинально ответила Ира и вздохнула, глядя, как толстые пальцы, похожие на сосиски, бросают на весы подгнившие яблоки. Зачем она их покупает? Боковым зрением Ира заметила рядом движение, вздрогнула и резко обернулась.

Еще секунду назад в отражении стекла улица была пустой. Теперь рядом стоял тот самый парень, небрежно облокотившись на прилавок ларька и улыбаясь.

– Ты… Ой… Откуда ты взялся? – ляпнула Ира, сразу пожалев, что заговорила первой.

– Интересный вопрос, – полушутливо ответил незнакомец, разглядывая ее нагловатыми, но притягательными глазами. – Наверное, выполз откуда-то из темного угла, чтобы поохотиться за тобой. Тебе сколько лет?

– Восемнадцать… скоро.

– А зовут как?

– Ира… А тебя?

«Наконец-то свершилось! Подошел, познакомился, обратил внимание! Теперь главное – ничего не испортить! Спокойно, Ира!»

– Меня зовут твоя судьба, – продолжал улыбаться парень. – Повезло, что я увидел тебя сейчас, пока тебе не успело стукнуть восемнадцать. Поздравлю с торжественным моментом. Именно сейчас для тебя отменяется дневное право, которое висит на каждом человеке. На них, – он кивнул на проходивших мимо людей. – Это право жить, не видя Тайный мир вокруг. Но тебе ведь не хочется прожить жизнь, ничего не зная?

– Чего именно не зная?

– Например, что ты только что познакомилась с вампиром.

Ира криво и разочарованно улыбнулась.

Начало и конец романтического знакомства. Такой симпатичный, а не в порядке с головой. Размечталась о принце, который с первого взгляда в нее влюбился… Очкастая дура!

– Извини, мне некогда, я спешу, – отозвалась она с досадой, отвернувшись от парня.

– Эй, чокнутая, – прокомментировала продавщица из полутьмы ларька. – Платить будешь или сама с собой болтать собираешься?

– Ч-что? – Ира огляделась. Странного парня снова не было рядом, словно он и правда провалился сквозь землю. Или с бешеной скоростью отбежал так далеко, что скрылся из виду. – Извините… – Она полезла в карман и быстро кинула на блюдечко несколько мятых купюр. – А у вас пакетика нет? – растерялась Ира, вспомнив, что ее сумка переполнена учебниками и конспектами. – Мне яблоки некуда положить…

– Некуда положить – не бери. – Окинув юную несмелую покупательницу презрительным взглядом носорога, с которым по ошибке заговорил кузнечик, овощная женщина нырнула вглубь ларька.

Ира резко развернулась, снова неловко шагнула прямо в лужу и пошла быстрым шагом. К черту яблоки! Ей очень хотелось навсегда забыть последние пять минут жизни.

Она почти завернула за угол, когда парень в красной куртке догнал ее, протянув прозрачный целлофановый пакет с яблоками. Где-то позади, со стороны ларька, слышался сдавленный писк, будто кошке прищемили хвост. Оглядываться на ларек не хотелось.

– Ваши яблочки, недоверчивая незнакомка… – усмехнулся парень. – Ну куда вы теперь без меня денетесь, скажите на милость?

– Что… что значит «куда денусь»?! Что ты несешь?! – возмутилась Ира. – Не надо мне яблок, отстань!

– Не отстану, теперь уж точно, – засмеялся вдруг парень, которому явно нравилось ее возмущение. – Ты одинокая, несчастная, и у тебя очки смешные. Но ты мне нравишься. Знаешь, почему? Потому что, если ты пойдешь со мной, станешь вечной и красавицей. Мы назовем тебя… ммм… например, Изольда. Нравится?

Решив не отвечать на этот бред, Ира попыталась уйти, но почему-то не смогла сдвинуться с места. За щиколотки ее что-то держало, а подошвы туфель будто прилипли к асфальту. Ира глянула под ноги, и… крик застыл в горле.

Из асфальта тянулись черные тонкие лапки с длинными пальцами, похожие на ветки обугленного кустарника. Обхватив лодыжки и туфли, они не давали ей сделать и шагу.

«Спокойно, Ир… ты не сошла с ума, – уговаривала себя Ира. – Обычный гипноз, как делают цыгане. Этот парень, может быть, гипнотизер. И он внушил, что из-под асфальта тянутся черные руки и держат меня. Надо заставить себя не поддаваться внушению…»

– Маленькая глупая дурочка, – голос незнакомца прозвучал для нее как эхо. – Решайся, пока я в настроении. Вообще-то я могу и передумать, девушек в Питере много.

– Послушай… – Ира сжала руками виски. – Если ты с кем-то играешь в игры про эльфов и магов… принял меня за кого-то другого. Я не понимаю, какая вечность и какой вампир?! Не знаю, как ты это сделал… – Она показала дрожащим пальцем на свои туфли. – Но убери эту гадость от меня сейчас же!

– Зря ты обижаешь моих приятелей, – усмехнулся парень. – У меня их целое войско, а тебя держит всего-то один из них…

– Иди к черту, отпусти меня! Слышишь! Я позову на помощь… – Ира огляделась по сторонам. Переваливаясь утиной походкой, улицу переходила соседка, Анна Константиновна с собачкой на поводке.

Услыхав вскрик, она повернулась.

– Ирочка, ты чего, сама с собой поругалась? – Покачав головой, соседка прошла мимо. – Совсем изверги в институте, ребятишек мучают… В наше время мы учились с радостью, а сейчас… Э-эх…

– То есть как… сама с собой?! Разве… вы никого не видите рядом со мной?!

– Что ты говоришь, Ириша? Никого рядом нет.

Сходить с ума страшно. Ира вдруг ощутила себя сумасшедшей, свихнувшейся, и неприятный холодок пополз по спине. Странный парень снова исчез. На этот раз придумать подходящее объяснение было невозможно.

Ира смотрела на то место, где он только что стоял, будто в полусне. Неужели ей все снится? Весь сегодняшний день, что ли? И то, что этот наглец в красной куртке появился, шагнув из пустоты, а глаза увидевшей это соседки полезли на лоб, вытесняя брови. Анна Константиновна перекрестилась и как следует потрясла головой, помогая своему мозгу исправить информацию. Все в порядке, просто моргнула и не заметила. Мир, на миг пошатнувшись, снова прочно встал на прежнее место. Махнув рукой, она поспешила прочь, моментально забыв, куда шла.

– Ты не призрак, – полуутвердительно произнесла Ира. – Можешь появляться и исчезать, когда хочешь. Соседка тебя увидела, значит, я не сошла с ума.

– Умница, – парень протянул ей яблоки. – Долой дневное право! Я не ошибся в тебе, ты мне подойдешь. Кстати, я один из всех темных могу ходить по янву, и мне за это ничего не будет. Ба-альшой плюс! Пошли провожу?

Ира улыбнулась и кивнула, вдруг ощутив, что ее ноги свободны.

Они зашагали рядом. Парень говорил и говорил: про вампиров и троллей, тайный мир и каких-то магов, а она слушала… И в то же время нет. Думала о своей прежней жизни, которая осталась за чертой произошедшего.

Будет забавно увидеть выражение лица декана кафедры теоретической физики Бориса Сергеевича при виде черных рук, вылезающих из асфальта. А как от исчезающих в воздухе людей спятит доцент физико-математических наук Янина Федоровна? Ее выщипанные бесцветные бровки выгнутся, как спины двух разозлившихся кошек, а ее любимый кислый чай с каркаде опрокинется, заливая, словно кровью, распахнутые зачетки троечников…

Мир в ее сознании расширялся, становился другим, будто падала завеса, которая раньше отделяла ее от чего-то огромного и таинственного.

– У нас сегодня как раз была лекции по вампирологии, – рассказывал парень. – Так вот, оказывается, такие как я, выбирают человека однажды и на всю жизнь. Ты отдаешь мне по капле крови раз в неделю, я этим живу и привязан к тебе. Но возможен и другой вариант! Я обращу тебя, а ты отдашь мне свою свободу! Так мы оба станем свободными, я-то точно лет на сто… разве что…

– Что?

– Говорят, что вампиры быстро бросают обращенных, им интересны личности, а не слуги… но я-то не такой. Я люблю нарушать законы, ненавижу канву, ограничения, несвободу…

Ира, как во сне, слушала странные слова парня, больше не считая их бредом. Казалось, что до встречи с ним ее жизнь напоминала разбросанные в стороны пазлы, а теперь он пришел и все быстро, аккуратно сложил вместе. Без вздохов, намеков и долгих хождений. Быть с ним и все! Он так решил, а Ира не представляла себе, что будет иначе.

– А… как тебя зовут-то? – Она остановилась с неловкой полуулыбкой. С ума сойти! Решила связать с ним свою судьбу, но не знает, как его зовут.

– Виктор, – ответил парень. – У тебя семья есть, кстати?

– Только тетка, но она живет далеко… А я одна.

– Ничего, – Виктор решительно обнял ее за плечи. – В тайном мире тебе понравится, там ты не будешь одна! У меня есть приятель-тролль. Он таких фантомов делает – закачаешься. Сделает тебе старших братьев, и, когда меня не будет рядом, они будут как настоящие! Мы с тобой пошлем подальше все эти законы и условности… Хочешь?

– Хочу, – чуть слышно прошептала Ира.

 

Глава 16

Реферат по убийству


* * *

Видение задрожало, как прозрачный тюль на ветру, и исчезло. Влада вздрогнула и очнулась от грез.

Только что она увидела… своего отца. Совсем юного. Еще до встречи с ее матерью, Ольгой.

А девушка, с которой Виктор настойчиво знакомился, – это же Изольда Суморок, мать Армана, ее сводного брата! Так вот как она попала в тайный мир! Влада видела Изольду всего один раз, среди публики на боях вампиров. Бледная женщина, страшно подавленная и расстроенная тем, что Виктор забыл ее, оставил и проходит мимо словно чужой. Не знавшая правды о том, что за Виктора последние тринадцать лет жил его фантом. Тогда она казалась утонченной вампиршей, замкнутой на себе и своих проблемах. А ведь когда-то ее звали простым именем, и она жила, как все люди, в городе, в обычной квартире, ходила в институт, мечтала, думала, надеялась.

Влада по-прежнему держала конспект в руках, вспоминая и переживая увиденное. Оказывается, Изольда была человеком, а Виктор ее обратил!

И потом… Потом ставшая бесцветной тенью обращенная Изольда наскучила ему, и он оставил ее одну с маленьким сыном, чтобы встретить Ольгу Огневу.

Отец был сорвиголова, хулиган и не любил учиться. А еще, как оказывается, ее отец был бунтарь и ненавидел канву и домовое право. Направо и налево нарушал Конвенцию, пользовался янвом посреди города, чтобы повыпендриваться перед девушкой, хотя это категорически запрещено. И хвастался своим приятелем-троллем, который делал ему запрещенные живые фантомы! Когда узнаешь о своих родителях что-то не слишком хорошее, это очень странно…

Влада отчаянно искала оправдания отцу, пытаясь понять, зачем он так делал. Да, папочка, натворил ты дел! Был слишком юный, чтобы нести ответственность за тех, кого приручил. Но разве восемнадцать лет – оправдание? Изольда… или Ира, она же была одинокой, как и Ольга. Вампиры нарочно выбирают себе именно таких, одиноких и неуверенных в себе людей, вот оно что получается. Все-таки отец был не просто вампир, а сердцеед и эгоист, чего уж там. Безответственный авантюрист, как назвал бы его дед.

Влада отбросила в сторону тетрадь. Она почувствовала – Изольда мертва, поэтому от ее конспекта веет таким холодом. Обращенная вампирша, она умерла, как и следовало ожидать, узнав, что Виктора больше нет. Именно об этом сегодня говорил Алекс, когда Дашуля требовала от него немедленного перерождения. Алекс все-таки отличается от Виктора Суморока в лучшую сторону…

В окно неожиданно ударил резкий порыв ветра. Лишь сейчас Влада заметила, что стемнело, и Москва за окном сияет вечерними огнями. Телефон в квартире молчал, а это значило, что у ведьмака нет новостей. Алекс и Дашуля тоже не вернулись, она бы это услышала, а Егор Бертилов не пришел – горюет о своем фантоме.

Все же что-то было не так, хотя Диня на кухне мурлыкал какой-то мотив своим высоким голоском. Еще утром он был такой мрачный и боялся, а сейчас пел. Странно…

Еще страннее то, что на кухне довольным голосом вещал Эдик Грозный. Определенно что-то не так! Нужно пойти и разобраться, в чем дело.

Встав с дивана, Влада приблизилась к кухне, пытаясь понять, что там происходит.

– Я отомщу вам за все унижения! Теперь вас всех отсюда выгонят! – торжествующе восклицал из-за двери Грозный. – Что, Ливченко, не вырваться? Ха-ха! Вот тебе за ботана и за все!

Первое, что увидела Влада, войдя на кухню, – стоявшего посреди нее местного домового, который радостно похохатывал, потирая хиленькие ручки. Из-за холодильника виднелось плечо в белой блузке и коленки в голубых джинсах: кто-то сидел на табуретке за столом и щелкал фисташки. А вот Дини видно не было, разве что слышен едва различимый писк, который она вначале приняла за пение.

– За бота-ана, Ливченко, получай! – Заметив вошедшую Владу, Эдичка Грозный ткнул в нее пальцем с победоносным видом: – А вот ее просто выставить и всю семейку Ивлевых. Они вести себя не умеют!

– Ага, обязательно, – ответили ему, и белое плечо из-за холодильника качнулось, показав прядь светлых волос. Упавшая фисташка покатилась по полу и спаслась под холодильником. На Владу смотрели два голубых глаза.

– Анжела?!

Увидев Цареву, Влада растерялась. Та была спокойна, будто сидела у себя дома, отхлебывала чай из чашки и передвигала пальцами рассыпанные по кухонному столу фисташки. На полу, у ног Анжелы валялся полиэтиленовый мешок, из которого выглядывал аккуратно обструганный и напоминавший огромный карандаш кусок дерева.

– Что ты тут делаешь? Как… как ты вообще вошла?

– Я открыл ей дверь, – злорадно сообщил Эдик. – Она моя гостья, я имею право звать сюда кого угодно и открывать двери в этом доме. Не только вам это можно. Съели?!

– Помолчи, как там тебя, не помню… – поморщилась Царева и радостно улыбнулась, наморщив лоб и глядя на Владу. – Здороваться не учили, Огнева? С этими темными ты совсем разучилась себя вести, домовой прав. Обидели вы его, он мне все-о-о рассказал.

– Что ты делаешь в этой квартире?!

– Угощаюсь, – ответила Анжела, пожав плечами. – Какая ты, Огнева, нервная… – Анжела захихикала, заметив на ее лице растерянность и смятение.

Влада действительно растерялась. Одно дело, когда с врагом встречаешься на улице, и совсем другое – если он появляется в твоей квартире и сидит на кухне. Причем чувствовала себя Царева здесь уверенно, будто знала, что никто не придет и не выставит ее.

– Я понимаю, ты не ожидала, – Анжела подняла брови. – Думаешь, сейчас вернется взрослый вампир или Темнов… Или тролль, да? Не-а, не надейся! У нас тоже все продумано, где и кто из них сейчас должен быть. Все произойдет! Гильс должен обратить тебя, а ты должна от этого погибнуть. Так и будет! Ваш ведьмак проиграл, все его хитрости мы сорвали. Осталась последняя, которую вы затеяли с твоим фантомом. Идея была ничего, это даже Ярик признал.

– Откуда ты знаешь про фантома?

Анжела засмеялась, а вместе с ней… почему-то засмеялись другие голоса – много голосов, надтреснутых и странных, которые неслись с разных сторон кухни, из всех углов, из стен и даже из-под пола.

От неожиданности Влада отшатнулась к дверям, как вдруг ее ноги приросли к линолеуму, и она даже не села, а упала на пол. Щиколотки держали черные тонкие путы, вроде тягучей жевательной резинки, тянувшиеся из пола, стен, потолка.

– Позови кого-нибудь на помощь, чтобы меня выгнали, – Анжела улыбнулась. – Например, Диню, своего домового. Ау-у, домово-ой?

Сверху, с потолка, опять донесся сдавленный писк.

Влада посмотрела наверх и содрогнулась: весь потолок оплели черные ветви, которые слегка шевелились, двигались и тянулись, как длинная черная жевательная резинка, вылезая из того самого вентиляционного отверстия, которое Диня недавно заклеивал скотчем. Сам Диня висел под потолком, весь в черных путах. Он молча дергался и таращил глаза.

Эдик Грозный, который бахвалился и насмехался над Диней, собирался было победоносно хихикнуть, открыл было рот и растянул на физиономии довольную ухмылочку отомстившего за все ботана, как вдруг взвизгнул и взлетел под самый потолок, отправляясь в компанию своего недруга. Теперь уже оба домовых повисли, дергаясь и пытаясь освободиться из пут чудовищной черной жвачки.

– Это… не магия, – Влада напрягла руки, пытаясь вырваться, но черные веревки сжали ее с такой силой, что хрустнули плечи.

– Ну, здрасте, Огнева! С добрым утром, – Анжела презрительно подняла брови. – Ты должна знать про вампирских слуг. Не у всех пауки… Есть и другие твари, вроде этих.

Влада вспомнила Утесум, черный кратер и вампирские бои, когда Гильс сражался с Арманом Сумороком. Тогда вампиры дрались своей подконтрольной нежитью: Гильс с пауками против Армана с темными сущами. Теперь она поняла, что сила нежити – даже не веревки или цепи. Вспомнила и только что увиденное в конспекте Изольды – жуткие руки, державшие ее за ноги…

А ведь Гильс во время вампирских боев рвал этих сущей на куски, легко отшвыривая от себя. Влада впервые почувствовала настоящую вампирскую силу и ее масштаб, который Гильс никогда не демонстрировал просто так, ради похвальбы.

– Но ты – не вампир, чтобы ими командовать. Сущи принадлежат Суморокам.

– Знаешь, ты все-таки тупица, Огнева, – Анжела покачала головой, потом закинула ногу за ногу. – Командовать нежитью вампира может тот, кому он ее отдал перед смертью. Это просто! Если не можешь одолеть своего врага, надо подружиться с его врагом. Когда все случилось с моей мамой, я стала стажером в Магиструме. А каждому стажеру дают тему реферата на исполнение задания в тайном мире. Мою угадаешь?

– Поиграешь в угадайку с кем-нибудь другим.

– Ладно, – Анжела охотно полезла в полиэтиленовый мешок и достала оттуда красивый блокнот с переливающейся обложкой. На ней было нарисовано жизнерадостное солнце и поле белых цветов. – Та-ак, вот, – Царева полистала блокнот. – Моя тема: «Построение четкого плана уничтожения противника в условиях перемирия с темными. Соединение усилий и устранение гибрида т/c». Гибрид тэ дробь эс – это ты. Тьма дробь Свет… Во-от. Прежде всего, постановка задачи… Объяснение, почему тебя нельзя убить обычным способом. Ведь мы, маги, можем управлять поведением людей. Раз – и кто-нибудь случайно толкнет тебя под машину или еще что-нибудь.

– И почему? – Хотя Влада и так знала ответ, тянуть время сейчас было лучшим вариантом. Все равно ни вздохнуть, ни пошевелиться.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!