СТАРЫЕ ДРУЗЬЯ ВСТРЕЧАЮТСЯ ВНОВЬ




Многочисленные слуги в изящных ливреях приветствовали вновь прибывших.Когда Волшебник вышел из коляски, симпатичная девушка в зеленом платьеудивленно вскричала: - Да ведь это Оз, великий и грозный! Низенький человечек посмотрел на девушку очень внимательно, потом взялее руки в свои и сердечно пожал. - Бьюсь об заклад, - воскликнул он, - это маленькая Джелия Джемм,шустрая и сметливая, как всегда! - Она самая, - сказала девушка, низко кланяясь. - Только сдается мне,вам уже не править Изумрудным Городом, как раньше, у нас ведь есть теперьпрекрасная принцесса, и все ее очень любят. - Народ не расстанется с ней по доброй воле, - добавил старый воин вгенеральской форме. Волшебник повернулся к нему. - Не ты ли носил когда-то зеленые бакенбарды? - спросил он. - Я, - ответил тот. - Только я их сбрил давным-давно и с тех пор выросиз рядового в Главного Генерала Королевской Армии. - Рад слышать, - улыбнулся гость, - но я уверяю вас, друзья, что ни вкоем случае не собираюсь править Изумрудным Городом, - добавил он оченьсерьезно. - Раз так, добро пожаловать! - закричали придворные, и Волшебник не могне порадоваться тому, с каким уважением они с ним раскланялись. Нет, его незабыли в Стране Оз! - Где же Дороти? - забеспокоился Зеб, выходя из коляски иостанавливаясь рядом со своим другом Волшебником. - В покоях принцессы Озмы, - ответила Джелия Джемм. - А мне веленовстретить вас и проводить в ваши комнаты. Мальчик огляделся, все еще не веря своим глазам. Он и во сне не виделподобного великолепия. Неужто весь этот блеск доподлинный, а не самоварный? - А что будет со мной? - смущенно поинтересовался конь. В молодые годыон живал в городах и знал, что в столь роскошном дворце ему не место. Тут была озадачена и сама Джелия Джемм. Зеленоглазая девушка решительноне знала, как быть с необычным животным, ведь жители Страны Оз лошадейсовсем не знали. Впрочем, к чудесам и странностям они были привычны, апотому, осмотрев коня со всех сторон и заметив, что глаза у него добрые,девушка решила, что бояться его не стоит. - Конюшни здесь нет, - сказал Волшебник, - если только ее не построилиза время моего отсутствия. - Нам она ни к чему, - ответила Джелия. - У Деревянного Коня есть своякомната во дворце, но он ведь и ростом невелик и совсем домашний, не то чтоэтот огромный зверь, которого вы привезли с собой. - Вы хотите сказать, что я уродец? - обиделся Джим. - О, нет, - поспешила заверить его девушка. - В местах, откуда выродом, наверное, все такие. Но в Стране Оз любой конь, за исключениемдеревянного, - чудо невиданное. Успокоив таким образом Джима и подумав немного, зеленокудраяраспорядительница решила поселить коня во дворце, благо в нем было многосвободных помещений. Итак, Зеб распряг Джима, и слуги повели коня во дворец, где специальнодля него была приготовлена просторная светлая комната. Джелия повернулась к Волшебнику: - Ваши покои, те, что позади тронного зала, пустовали все время, покавас не было. Не хотите ли снова в них поселиться? - Еще бы! - воскликнул старичок. - Для меня это все равно, чтовернуться домой. Ведь я прожил там много-много лет. Этому гостю дорогу указывать было не нужно, слуга лишь нес следом егочемоданчик. Зебу тоже отвели отдельную комнату, да такую большую и красивую,что он поначалу стеснялся сесть на стул или прилечь на кровать, опасаясь,как бы чего-нибудь не испортить. В шкафах он обнаружил множество нарядныхдорогих костюмов. Слуга предложил ему выбрать для себя любой и пожаловатьчерез час к обеду вместе с принцессой и Дороти. Одна из дверей вела из комнаты в соседнее небольшое помещение, гденаходилась ванна, полная до краев душистой водой. Не уставая дивиться новыми новым сюрпризам, мальчик на славу выкупался, потом выбрал себе бархатныйкостюмчик с серебряными пуговицами и надел его вместо своей старой одежды,поношенной и грязной. К костюму полагались еще шелковые чулки и мягкиекожаные башмаки с бриллиантовыми застежками. Нарядившись таким образом, Зебвыглядел парадно и важно, как еще никогда в жизни. Тут как раз пришел слуга, чтобы сопроводить его к Озме. Зеб последовалза ним не без робости и вскоре был введен в комнату не столько роскошную,сколько милую и уютную. Здесь он увидел Дороти. Она сидела рядом с девочкой,такой прекрасной, что у парнишки дух перехватило от восхищения. Дороти тут же бросилась навстречу своему другу и за руку подвела егопрямо к принцессе, которая благосклонно улыбалась гостю. Вошел Волшебник, и,ободренный его присутствием, мальчик вскоре и думать забыл о смущении. Озбыл одет в черный бархатный костюм, украшенный множеством сверкающихизумрудов, но лысина и бесчисленные морщины придавали ему вид скореесмешной, чем значительный. Озме было любопытно повстречаться с прославленным основателемИзумрудного Города, поэтому, когда все четверо уселись за обеденный стол,принцесса попросила: - Будьте добры, дорогой Волшебник, развейте одно мое давнее сомнение.Скажите, вы ли обязаны своим именем нашей великой стране, или, напротив,страна была названа в вашу честь? Мне давно хотелось узнать поточнее, алучше вас, конечно, этого не знает никто. - Совершенно верно, - подтвердил Волшебник. - И мне будет чрезвычайноприятно потолковать о кровных узах, соединяющих меня с вашей страной. Долженвам сказать, во-первых, что родился я в городе Омаха, мой отец увлекалсяполитикой, а имечко мне дал такое: Оскар Зороастр Балтазар Оливер ЛоренсВольфганг Амброзиус Ньютон Диггс. Диггс считалось фамилией просто потому,что больше имен родитель мой придумать не смог. Их, однако, и так былослишком много. Запомнить собственное имя для меня, бедняги, было труднее самоготрудного школьного урока. Когда я подрос, я стал называть себя просто Оз, потому что последующиеинициалы Б.-О.-Л.-В.А.-Н. складывались в "болван" - характеристика,согласитесь, не очень-то лестная. - Конечно, никто не вправе пенять вам за то, что вы сократили стольдлинное имя, - сочувственно кивнула Озма. - Хотя в результате получилось,пожалуй, уж слишком коротко. - Пожалуй, что и так, - согласился Волшебник, - но дело в том, что ещемальчиком я убежал из дома и пристал к бродячему цирку. Публике я стализвестен как Волшебник и проделывал, главным образом, фокусы счревовещанием. - А что это такое? - заинтересовалась Озма. - Способность говорить чужим голосом, да так, что кажется, что говоришьне ты сам, а кто-то другой или что-то другое. Еще я поднимался на воздушномшаре. На нем и на всех других предметах, которые я использовал впредставлении, я написал инициалы О.З., в знак того, что это моясобственность. Однажды шар унес меня через пустыню в эту прекрасную страну. Когдаместные жители увидели, как я спускаюсь с неба, они, понятное дело, принялименя за чародея и исполнились почтения и страха. Я сказал им, что яволшебник, и показал несколько пустяковых трюков, которые поразили их ещебольше. Разглядев на шаре мои инициалы, они назвали меня Оз, под этим именемя и прославился. - Теперь я начинаю кое-что понимать, - заулыбалась Озма. - В то время, - продолжал свой рассказ Волшебник, не забывая междуделом прихлебывать суп, - страна была разделена на четыре части, каждой изкоторых управляла Злая Волшебница. Жители, однако, уверились, что их чары неидут ни в какое сравнение с моими. Похоже, что и Волшебницы решили то жесамое и потому не дерзали мне противоречить. Я приказал построить ИзумрудныйГород в месте пересечения границ всех четырех королевств, а когдастроительство было завершено, то провозгласил себя правителем Страны Оз,объединившей в одну семью Жевунов, Гилликинов, Мигунов и Кводлингов. Я мирноправил этой страной долгие годы, но на старости лет мне захотелось еще разпобывать на своей родине. Поэтому когда ураган принес сюда Дороти, я решилулететь на шаре вместе с ней. Увы, шар взлетел слишком рано и унес меняодного. После многих приключений я добрался до Омахи, но там обнаружил, чтомои друзья все либо умерли, либо разъехались. Мне ничего не оставалосьделать, как снова прибиться к цирку, и опять, как в старые дни, я сталподниматься на шаре, но тут я попал в землетрясение. - Очень интересная история, - сказала Озма, - и единственное, чего вней недостает, это кое-каких подробностей: по-видимому, вы их просто незнаете. Дело в том, что давным-давно, задолго до вашего появления здесь,страна была едина. По традиции правитель ее всегда именовался Оз, что нанашем языке означает "великий и добрый". Если же правителем оказываласьженщина, то ее звали Озма. Но однажды четыре Злые Волшебницы устроилизаговор, желая завладеть королевством. Когда тогдашний король, мой дед,отправился на охоту, колдунья по имени Момби выкрала его и спрятала какпленника. Потом ведьмы поделили королевство на четыре части и правили каждаясвоей до тех пор, пока не явились вы. Вот почему люди так вам обрадовались ивот почему, увидев ваши инициалы, они решили, что вы и есть истинныйправитель страны. - Но к тому времени, - задумчиво проговорил Волшебник, - в этой странебыли две Злые Волшебницы и две Добрые Волшебницы. - Совершенно верно, - подтвердила Озма, - одна из них победила Момби наСевере, а другая, Глинда, победила Злую Волшебницу Юга. Но Момби по-прежнемудержала в плену моего деда, а впоследствии и моего отца. Когда родилась я,она превратила меня в мальчика в надежде, что так меня никто не узнает и,стало быть, не признает полноправной правительницей Страны Оз. Но мнеудалось победить ее чары, и теперь я правлю своим народом. - Я очень этому рад, - сказал Волшебник, - и надеюсь стать одним изсамых верных и преданных ваших подданных. - Мы многим обязаны вам. Волшебник, - продолжала Озма, - ведь именно выпостроили Изумрудный Город. - Его строили сообща, - возразил бывший монарх, - и я лишь был заглавного, как говорят у нас в Омахе. - Но вы управляли страной мудро и справедливо много лет, - заметилаОзма, - и мой народ гордится вами. Поэтому теперь, когда вы уже немолоды и,вероятно, не расположены более странствовать и работать в цирке, я предлагаювам поселиться здесь, у нас. Вы станете Придворным Волшебником в моемкоролевстве и будете пользоваться всеобщим уважением и почетом. - Я с благодарностью принимаю ваше любезное приглашение, прекраснаяпринцесса, - тихо проговорил маленький человечек, и в его глазах заблестелислезы. Обрести такой уютный добрый дом для него было великим счастьем. - Он всего лишь фокусник, а не настоящий волшебник, - с улыбкойнапомнила Дороти. - Лучший волшебник - это фокусник, - ответила Озма. - Настоящий или не настоящий, а кое-какие классные фокусы он знает, -объявил Зеб, успевший уже немного освоиться. - Своими фокусами он развлечет нас завтра, - сказала принцесса. - Япослала гонцов ко всем старым друзьям Дороти и думаю, что скоро они начнутсобираться здесь, чтобы отпраздновать ее приезд. И действительно, не успел закончиться обед, как в зал ворвалсяСтрашила. Он обнял Дороти своими руками-подушечками в совершенном восторгеот встречи. Волшебника бывшее огородное пугало, ставшее важной персоной вСтране Оз, приветствовало не менее сердечно. - Ну как мозги? - поинтересовался фокусник, пожимая мягкие ладошкисвоего старого друга. - Работают что надо, - ответил Страшила. - Благодаря тебе, Оз, яполучил самые острые мозги на свете. Они думают днем и ночью, даже когда вседругие крепко спят. - Долго ли ты правил Изумрудным Городом после моего отъезда? - Довольно долго, пока меня не свергла Генерал Джинджер. Однако и онабыла вскоре повержена благодаря Глинде, а я ушел на покой и поселился сЖелезным Дровосеком. Тут снаружи раздалось громкое кудахтанье, слуга с низким поклономраспахнул двери, и в зал торжественно вступила Желтая Курица. Доротибросилась к ней навстречу и подхватила на руки с радостным криком: - Биллина! Какая же ты стала гладкая да толстая! - А почему бы и нет? - проквохтала в ответ Курица. - С хорошей жизниотчего бы и не пополнеть, не правда ли, Озма? - У нас здесь ей ни в чем нет отказа, - кивнула принцесса. На шее у Биллины красовалась нитка прекрасного жемчуга, а на лапах -браслеты из изумрудов. Она было устроилась на коленях у Дороти, но туткотенок ревниво зафырчал и попытался цапнуть соперницу острыми когтями.Девочке пришлось шлепнуть маленького злюку. Он поспешил соскочить на пол ицарапаться уже больше не решался. - Какой же ты несносный, Эврика, - воскликнула Дороти в сердцах, -разве так встречают друзей? - Друзья у тебя какие-то ненормальные, - сварливо пробурчал котенок. - В самую точку, - язвительно отозвалась Биллина, - если, конечно, иэтот драчливый кот из их числа. - Постойте-ка, - строго сказала Дороти. - В Стране Оз ссоры запрещены,пора бы вам это знать! Здесь все живут в мире, и все любят друг друга. Иесли вы, Биллина и Эврика, не помиритесь, я надену мой волшебный пояс ипожелаю, чтобы вы оба сей же час оказались дома. Ну, то-то же! Угроза напугала обоих, и они робко пообещали исправиться. Но настоящимидрузьями, надо прямо сказать, они в дальнейшем так и не стали. Тут явился Железный Дровосек. Его великолепное никелированное тело такблестело, что в зале стало как будто светлее Железный Дровосек нежно любилДороти, но и возвращению старого Волшебника тоже искренне обрадовался. - Я не в силах даже выразить всю свою благодарность за прекрасноесердце, которым вы меня одарили, - заявил он. - Оно помогло мне найтимножество друзей и, уверяю вас, исполнено и по сей день любви и доброты. - Рад слышать, - улыбнулся Волшебник. - А я-то боялся, не заплесневелоли оно внутри твоего железного тела. - Ничего подобного, - ответил Ник-Дровосек. - В моей непроницаемойгруди оно сохранилось прекрасно. Зеб растерялся поначалу при виде столь странных гостей, но все ониоказались существами столь дружелюбными, искренними и добрыми, что он быстропроникся к ним душевной симпатией. Однако при виде следующего визитера снованесколько смутился. - Позвольте вам представить, - произнесла Озма, - моего другаЖука-Кувыркуна С.У. и В.О. Он выручал меня в трудные дни, а теперьвозглавляет Королевский Колледж Атлетических Искусств. - Ах, - сказал Волшебник, - я счастлив познакомиться со стользаслуженной личностью. - С.У. значит Сильно Увеличенный, - важно объяснил Жук, - а В. О. -Высокообразованный. Перед вами не только жук выдающихся размеров, чтоочевидно, но и крупнейший ученый этой обширной страны. - Я в восхищении от вашей скромности, - заметил Волшебник, - и в вашихдостоинствах не сомневаюсь ни на минуту. - В них не сомневается никто, - отрезал Жук-Кувыркун, после чегочудаковатое насекомое достало из кармана книгу, повернулось спиной к честнойкомпании и удалилось в уголок. Никто не обратил на его грубость особого внимания - в существе менееобразованном ее отнесли бы, конечно, за счет невоспитанности Вскоре о немвсе забыли, увлеченные веселой беседой, затянувшейся далеко за полночь.

КОНЬ ДЖИМ

Джиму был предоставлен для жилья большой чал с зеленым мраморным поломи расписными стенами. Он выглядел так торжественно, что всякий другой наместе Джима, пожалуй, оробел бы. Но конь принял все как должное искомандовал слугам, чтобы те хорошенько его почистили, расчесали гриву,хвост и вымыли копыта. Когда его известили о том, что вскоре будет поданобед, он фыркнул в ответ, что чем скорее, тем лучше. Для начала ему былапредложена дымящаяся миска супа, при виде которой конь в изумлении вытаращилглаза. - Унесите немедленно! - повелел он. - Вы что, принимаете меня засаламандру? Слуги молча повиновались и вскоре вновь принесли огромное серебряноеблюдо, теперь уже с рыбой, запеченной под соусом. - Рыба! - возмущенно вскричал Джим. - Да что я вам, кот какой-нибудь?Долой! Слуги удалились в смятении и опять вернулись с подносом, на которомкрасовались две дюжины аппетитнейших куропаток, жаренных на вертеле. - Ну и ну! - простонал конь, начиная уже терять терпение. - Что я вам,куница или лиса? Какие вы все здесь глупцы в Стране Оз и какой же дряньюпитаетесьНеужели в целом дворце нет приличной еды? Дрожащие слуги послали за королевским поваром, тот прибежал ипочтительнейше спросил: - Чего пожелает на обед ваше высочество? - Высочество?! - недоуменно повторил Джим, непривычный к такомуобращению. - Ростом вы удались на славу, выше любого существа в этой стране, -пояснил повар. - Ну что ж, пожалуй, мое высочество желает овса, - заявил конь. - Овса? Но у нас нет овса, - растерялся повар. - Вот овсянки сколькоугодно, мы часто готовим ее на завтрак. Овсянка - лучший завтрак, -нерешительно посоветовал он. - И обед тоже, - добавил Джим. - Подай-ка мне ее, да только сырую, еслитебе жизнь дорога. Как видите, уважение, оказанное старику-коню, сделало его слегказаносчивым, он позабыл о том, как полагается вести себя в гостях, что,впрочем, неудивительно, ведь с самого его рождения и до дня прибытия вСтрану Оз к нему никто и никогда не относился иначе, как к слуге. Но накоролевских слуг лошадиные капризы не произвели, похоже, дурноговпечатления. Они быстренько замешали овсянку в тазике с водой, и Джим судовольствием ее откушал. Потом слуги побросали на пол целую груду попон, и старый конь улегся напокой. Спать на такой мягкой постели ему не доводилось еще никогда в жизни. Утром, лишь только рассвело, он решил прогуляться и подыскать себе кзавтраку какой-нибудь травки. Прошествовав, не торопясь, через прекраснуюарку, он завернул за угол дворца, внутри которого все, казалось, еще спало,и столкнулся нос к носу с Деревянным Конем. Удивленный и ошарашенный, Джим встал как вкопанный. Деревянный Скакунтоже замер и уставился на коня своими выпученными глазами, представлявшимисобой два обыкновенных сучка. Ногами ему служили четыре жерди, хвост был маленькой веткой, случайносохранившейся на конце тела-бревна, а рот - зарубкой на противоположном егоконце, который был потолще и потому считался головой. На деревянных ногахкрасовались золотые подковы, а к неуклюжему телу было притороченопринадлежащее принцессе Озме седло - красной кожи, все усыпанноебриллиантами. При виде столь странного существа Джим и сам выпучил глаза под статьКозлам. Уши у него встали торчком, а голова откинулась далеко назад. Некоторое время оба топтались на месте нелепейшим образом, не зная, чтопредпринять. Потом Джим воскликнул: - Скажи ради Бога, кто ты такой? - Я - Деревянный Конь, - ответил тот. - Я о тебе, кажется, что-то слышал, - вспомнил Джим, - но увидетьчто-либо подобное, право, никак не ожидал. - Не сомневаюсь, - отозвался Деревянный Конь не без гордости. - Меняздесь многие считают необыкновенным. - Уж куда необыкновеннее. И как только могла появиться на свет такаяшаткая раскоряка?! - Моей вины в том не было, - застеснялся его собеседник. - Озмапосыпала меня волшебным порошком, вот и пришлось, хочешь не хочешь, ожить. Яведь знаю, что не очень красив, но я - единственный конь в Стране Оз и всеотносятся ко мне с уважением. - Да разве ты конь? - Не настоящий, конечно. Настоящих коней здесь нет совсем. Я толькоподобие. Надо думать, близкое. Джим возмущенно заржал. - Посмотри на меня! - вскричал он. - Я-то ведь и есть настоящий конь! Деревянное существо охнуло и принялось очень внимательно рассматриватьнового знакомца. - Неужели это и впрямь Настоящий Конь? - бормотал он. - Возможно лиэто? - Не только возможно, а именно так и есть, - заявил Джим, оченьдовольный произведенным эффектом. - Порукой тому - мои многочисленныедостоинства. Взгляни, к примеру, на длинный хвост. Им я могу отгонять мух. - А меня мухи не донимают вовсе, - загоревал Деревянный Скакун. - Взгляни на мои большие сильные зубы - ими я могу жевать траву. - А я и не ем никогда. - Взгляни также на мою широкую грудь - благодаря ей я могу дышатьглубоко и мощно, - гордо продолжал Джим. - А мне и дышать не надо, - заметил его собеседник. - Ну, вижу я, ты лишен многих радостей в жизни, - посочувствовал конь.- Ты не знаешь, какое это облегчение - смахнуть навязчивую муху и какоеудовольствие - наесться вкусненького да досыта. И какое испытываешьудовлетворение, вдыхая полной грудью чистый свежий воздух. Если ты и подобиеконя, то, надо сказать, довольно жалкое. - Конечно, мне с тобой нельзя равняться, - вздохнул Деревянный Конь.Однако я рад, что повстречался наконец с Настоящим Конем. Никого прекраснеетебя я в жизни еще не видел. Тут Джим совсем растаял. Прекрасным его никто никогда не называл. Онпокровительственно сказал: - Твой главный недостаток, друг мой, состоит в том, что ты деревянный.Но тут уж, боюсь, ничего не поделаешь. Настоящие кони, вроде меня, все изкожи, крови, плоти и костей. - Кости я вижу, - подтвердил Деревянный Скакун, - очень даже четко иясно. Кожу тоже вижу. А кровь, полагаю, вся внутри? - Правильно полагаешь, - кивнул Джим. - И какая же с нее польза? Этого Джим и сам не знал, но обнаружить свою неосведомленность передсобеседником ему никак не хотелось. - Когда меня что-нибудь ранит, - ответил он, - начинает бежать кровь, исразу видно, где рана. А у тебя, бедняга, небось, и кровь-то не идет, когдапоранишься? - У меня вообще не бывает ран. Иногда я немножко ломаюсь, но меняничего не стоит починить и привести в порядок. Царапины и удары мне нипочем. Джим уже позавидовал было Деревянному Коню, что тот никогда нечувствует боли, но потом решил про себя, что поменяться местами с этимстранным и нелепым созданием он все равно не пожелал бы ни при какихобстоятельствах. - А откуда у тебя золотые подковы? - поинтересовался он. - Их подарила мне принцесса Озма, - отвечал его деревянный знакомец, -чтобы копыта не снашивались. Мы с ней побывали не в одной переделке, и онаочень ко мне привязана. Конь хотел было что-то ответить, но вдруг вздрогнул и в ужасе заржал,задрожав как осиновый лист. Из-за угла вышли два огромных страшных зверя -они ступали так неслышно, что заметил он их только теперь, когда ониоказались совсем близко. Джим готов был уже броситься наутек, но его новыйприятель вскричал: - Стой, брат мой! Стой, Настоящий Конь! Это друзья, они не причиняттебе вреда. Джим заколебался, в страхе косясь на хищников. Один из них был огромныйЛев с ясными умными глазами, густой каштановой, аккуратно расчесанной гривойи бархатистым песочного цвета туловищем. Другой был огромный полосатый Тигрс мощными лапами и глазами, поблескивавшими из-под полуопущенных век, какугольки. Эти грозные хозяева леса и джунглей могли вселить ужас в самоехраброе сердце, так что Джим при виде их струхнул не на шутку. Но Деревянный Скакун представил вновь прибывших самым непринужденнымобразом: - Перед тобой мой добрый друг Трусливый Лев, могучий царь зверей и в тоже время верный подданный принцессы Озмы. А это - Голодный Тигр, грозаджунглей, он обожает лакомиться пухлыми младенцами, но никогда не делаетэтого - не позволяет совесть. Эти царственные животные - лучшие друзьямаленькой Дороти и прибыли в Изумрудный Город, чтобы приветствовать ее внашей волшебной стране. Услышав это, Джим приободрился. Он поклонился, стараясь сохранятьдостоинство, насколько это было возможно. А хищники закивали в ответ самымдружелюбным образом. - Разве не красавец этот Настоящий Конь? - с искренним восхищениемвоскликнул Деревянный Конь, обращаясь к ним. - Дело вкуса, - сдержанно отвечал Лев. - В лесу его сочли бы уродцем.Уж слишком вытянута морда и шея тоже. Да и ноги, я бы сказал, чрезмернойдлины. Кроме всего прочего, он излишне костляв и староват, пожалуй. - И жестковат тоже, - печально добавил Голодный Тигр. - Совесть никогдабы не позволила мне покуситься на такого неаппетитного коня. - Рад это слышать, - отозвался Джим, - тем более что у меня тоже естьсовесть и по ее подсказке я сейчас изо всех сил сдерживаюсь, чтобы непроломить кое-кому голову одним ударом мощного копыта. Если он надеялся таким образом припугнуть полосатого зверя, то явноошибся. Тигр изобразил нечто вроде улыбки и лениво подмигнул одним глазом. - У тебя чуткая совесть, дружище, - мурлыкнул он, - и если ты будешьприслушиваться к ее голосу, то сможешь в будущем избежать многихнеприятностей. Попробуй когда-нибудь, проломить мне голову, и ты узнаешь отиграх кое-что интересное и, видно, новое для себя. - Любой друг Дороти, - вмешался Трусливый Лев, - и наш друг. Поэтомудавайте оставим этот разговор о проламывании голов и обратимся к болееприятным предметам. Вы уже завтракали? - Нет еще, - ответил Джим, - но здесь вокруг растет в изобилии чудныйклевер, поэтому, если вы не против, я тут же примусь за еду. - Вегетарианец, - завистливо проворчал Тигр, глядя на жующего клеверконя. - Будь я травоядным, я мог бы запросто обойтись без совести и думатьне думал бы о ягнятах с младенцами. Как раз тут Дороти, которая рано встала и услышала их голоса, выбежаланавстречу своим старым друзьям. Она сердечно обняла и Льва, и Тигра, но царюзверей обрадовалась, похоже, больше, чем его вечно голодному приятелю, ведьих знакомство со Львом было куда более давнее. Они разговорились. Дороти рассказала всем об ужасном землетрясении и оприключениях, которые за ним последовали. Но тут прозвенел звонок кзавтраку, и девочка побежала назад во дворец. Она как раз пересекалаприемный зал, когда ее остановил вдруг чей-то резкий голос: - Неужели это ты? И опять здесь? - Здесь, - повторила она, растерянно оглядываясь и пытаясь сообразить,кому же принадлежит голос. - А как ты сюда попала? - последовал вопрос, и тут взгляд Дороти упална рогатую голову, украшавшую собой камин. Губы у головы, как она успелазаметить, шевелились. - Боже! - воскликнула она. - А я-то думала, что ты чучело. - Я и есть чучело, - ответила голова, - но однажды Озма посыпала меняоживительным порошком, и я стал головой самой прекрасной Летучей Самоделкина свете. Мне довелось участвовать во множестве чудесных приключений,однако, в конце концов, меня разобрали на части и вновь повесили на стену.Теперь я разговариваю лишь изредка, когда бываю в настроении. - Удивительное дело, - всплеснула руками девочка, - кем же ты был прижизни? - Я уж и позабыл совсем, - ответило чучело, - да это и неважно. Но вот,кажется, идет Озма. Я умолкаю, а то с тех пор, как она из мальчишки Типапревратилась в принцессу, она не любит, чтобы я болтал лишнего. В этот момент и впрямь дверь открылась, и в зал вошла прелестнаяправительница Страны Оз. Она поцеловала Дороти и пожелала ей доброго утра. Маленькая принцессабыла свежа, румяна и в отличном настроении. - Завтрак подан, радость моя, - сказала она, - а я ужасно голодная. Такчто не будем терять ни минуты.




©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!