Глава 3 «СВЯЗАННЫЕ БОЛЬЮ». ЗАВИСИМОСТЬ – БОЛЕЗНЬ В СЕМЬЕ





 

В этой главе речь пойдет о различных видах зависимости и о созависимых отношениях в семье.

В настоящее время зависимое поведение делят на зависимость от химических веществ и аддиктивное поведение. К химическим зависимостям относят наркоманию (химическая зависимость от наркотиков), токсикоманию (химическая зависимость от психоактивных веществ, обладающих либо седативным, либо стимулирующим действием). Алкогольная зависимость относится к токсикомании. К аддиктивному поведению относятся зависимость от азартных, компьютерных игр, Интернета, нарушения пищевого поведения, сексуальная зависимость, зависимость от покупок, зависимость от работы и много других видов зависимого поведения. Довольно часто у одного человека может наблюдаться несколько видов зависимого поведения. А в одной семейной системе на самом деле всегда присутствует несколько видов зависимого поведения.

Конечно, алкоголизм и наркомания осуждаются более активно и считаются большим злом, чем, например, нарушение пищевого поведения или трудоголизм. Почему некоторые члены семьи справляются с тем, что идет из системы или из родового поля, с помощью более легкого зависимого поведения, а другие проваливаются в наркоманию или алкоголизм? Однозначного ответа на этот вопрос нет. С моей точки зрения, любое зависимое поведение на самом деле тяжелый груз для человека. Но то, что создает проблемы, и дает ресурсы. В системе есть то, что дает человеку силы нести свою ношу.

Когда речь идет о зависимости, всегда следует знать и понимать тот факт, что семейная система зависимого больного созависима. То есть можно сказать, что зависимый больной вырос и живет в настоящем в семье, где созависимые отношения. Не важно, где он сейчас живет, в родительской семье или в своей семье, поле его семьи созависимо. Созависимость – это тот термин, который чаще применяют к родственникам больного химической зависимостью. Но сами зависимые от психоактивных веществ или люди с аддиктивным поведением тоже до развития своей зависимости были и продолжают являться созависимыми. К сожалению, следует признать тот факт, что часто созависимость поддерживает развитие зависимости.

Зависимые больные, с которыми отчаянно борются родственники и близкие люди, – заложники семейной системы. И такие родовые системы редко бывают гибкими, в них мало ресурсов для изменений не только у зависимых больных, но и у их созависимых близких. Поэтому часто приходится наблюдать, как из поколения в поколение повторяются одни и те же формы поведения и проблема зависимости усугубляется.

Но не всегда все печально и беспросветно. Те зависимые и созависимые, которые успешно прошли психотерапевтическое лечение, многое изменили в своей жизни, получили доступ к иным ощущениям, построили новые цели. Внезапно перед ними открылись, казалось бы по волшебству, новые возможности. С моей точки зрения, те зависимые, которые самостоятельно сделали шаг в сторону психотерапевтического лечения, изначально обладали огромным потенциалом для значительных и порой глобальных перемен в своей судьбе. Зависимость позволила разобраться в себе, в своей взаимосвязи с семьей, родом, обрести свое место, поменять свой взгляд, и это не только изменило зависимое состояние. Эти действия сняли многие ограничения, которые шли из семейной системы. При этом зависимый больной меняет что‑то не только в своей жизни, но и в жизни всей своей семьи.

Созависимые отношения присущи большинству семей, вот только степень выраженности созависимости в каждой семье различна. Как будет развиваться зависимое или созависимое поведение в семейной системе, зависит не только от внутренних тяжелых взаимосвязей в системе, но и от ресурсов в ней. Когда зависимость сильно выражена, человек находится на второй или третьей стадии развития, то и у созависимых ситуация не лучше. Если зависимый отказывается от лечения, то большая вероятность, что созависимые близкие не прибегнут к помощи психотерапевта. Они могут только жаловаться, хотя и понимают, что надо делать что‑то иначе, что‑то менять в себе, но их ресурсы слабы.

Хотя бывают и противоположные ситуации. Отчаявшаяся женщина, как правило переживающая уже не за судьбу своего пьющего мужа, а за судьбу их детей, бросает силы на работу с психотерапевтом. Страх и понимание того, что один из детей может повторить судьбу отца, сильнее тревоги за пьющего мужа. И тогда через какое‑то время что‑то происходит в системе такое, что муж сам обращается за помощью. Это одна из ситуаций. Но примеры есть и другие, в каждой семье своя история.

 

«С любовью боль несу». Что стоит за зависимостью?

 

Я тот, кто любит и готов

Нести чужую ношу,

Я сам отвергнут, позабыт,

Но все равно не брошу!

Я так люблю отца и мать,

Что заплачу судьбою.

И буду во хмелю гулять

И утону в запое!

Эх, если б знали,

Как горит огнем душа моя…

Любовь к родителям внутри,

Никто не любит так, как я!

Изгой, позорище семьи,

Боль приношу я вам,

Но то, что ради вас несу,

Назад я не отдам!

 

 

Что толкает человека на употребление алкоголя или наркотиков? Это результат перенесенных личных (часто в детстве) психотравм и действие психотравмирующего опыта предков (родителей, бабушек, дедушек и др.). Человек стремится глушить свои или перенятые чувства, сопровождающие психотравмирующий опыт (страх, тревогу, вину, бессилие, отчаяние). Когда психотравмирующий опыт со своими чувствами стремится выйти наружу из своей капсулы, то у человека возникают неприятные ощущения, от которых он стремится избавиться с помощью какого‑то вещества или действия.

Почему одни выбирают наркотики, другие алкоголь, третьи пищу или еще что‑то? Чем обусловлен их выбор? По‑видимому, неосознанно человек выбирает то вещество или то действие, эффект от которого ему крайне необходим для нормального существования, а иногда для того, чтобы выжить. Выбор колеблется между веществами, обладающими либо успокаивающим (алкоголь, героин, транквилизаторы), либо, наоборот, стимулирующим эмоции (амфетамины, кокаин и т. д.) действием. Хотя одно и то же вещество разные люди употребляют с разными целями. Например, одни употребляют алкоголь, чтобы расслабиться после работы, а другие, чтобы получить допинг для начала работы. Других психотравмирующий опыт личный или предков толкает в пищевую зависимость, зависимость от трат денег или с головой погрузиться в работу.

Как правило, сами люди, зависимые от психоактивных веществ, плохо представляют себе, что с ними происходит. А их близкие тем более не могут понять и принять зависимость своего супруга, родителя или ребенка. Существует целое направление, изучающее зависимости, – аддиктология. Addiktus (аддиктус) – «тот, кто связан долгами» – это на самом деле юридический термин, которым называют человека подчиняющегося, осужденного. Глядя на судьбы зависимых людей, на их семьи, невольно согласишься с тем, что на них действительно словно лежит бремя какого‑то долга. Аддиктивное поведение – это зависимость от некоей власти, силы. Любое зависимое поведение отражает то, что происходило и происходит внутри семейной системы человека.

Аддиктивное поведение – это путь, через который семейная система либо найдет выход, либо может погибнуть. Как для выхода, так и для гибели может быть необходимо от нескольких лет до нескольких поколений. Зависимые люди и их близкие – это те, которые ведут поиск. Но часто этот поиск не приводит к положительным результатам, поскольку глаза у членов системы закрыты. Все погружены в отстаивание своих позиций, в борьбу за свои убеждения, в осуждение неприемлемого для себя поведения. Никто не смотрит на то, что стоит за зависимым и созависимым поведением, поэтому ничего не меняется из поколения в поколение.

Что стоит за отрицанием зависимыми людьми своих проблем? «У меня нет проблем, я не болен», «Я сам могу в любой момент бросить пить», «Все так живут, нужно уметь расслабляться». Что стоит за позицией созависимых людей? «У меня нет проблем, проблема у пьющего мужа (сына, дочери и т. д.)», «У меня нет созависимости», «Я ответственная и идеальная жена, это он виноват…». Что стоит за этими и подобными позициями? Что не хотят видеть и понимать созависимые родственники? Что отрицает на самом деле зависимый?

Отрицается то, что не желает видеть и знать человек. Не хочется видеть и поэтому вытесняется то, что боятся признать. Исключается то, что страшит, что пугает, что заставляет искать виновных вовне. При этом позволяет не задумываться о том, что берет начало в родовой системе человека. Зависимый и созависимый отрицают и избегают того, что было заключено в их семейной системе, в их роду. А то, на что никто из семейной системы не хочет смотреть и что‑то менять, связывает членов семьи с тем, что делает их жизнь именно такой. Никто из подобной семейной системы не хочет на самом деле перемен, хотя говорят об обратном.

 





Читайте также:
Производственно-технический отдел: его назначение и функции: Начальник ПТО осуществляет непосредственное...
Опасности нашей повседневной жизни: Опасность — возможность возникновения обстоятельств, при которых...
Понятие о дефектах. Виды дефектов и их характеристика: В процессе эксплуатации автомобилей происходит...
ТЕМА: Оборудование профилактического кабинета: При создании кабинетов профилактики в организованных...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-16 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.012 с.