Сидели полукругом на корточках в тени вагончика. Батя в центре, в перекрестье взглядов.





— Такие дела, хлопцы. Такой вот у нас будет «дембельский аккорд», — подвел итог Батя. — Вопросы, жалобы, предложения есть?

Он бросил взгляд на часы.

— Тогда, орлы, чиста оружия и отбой до девятнадцати ровно.

Кульбаков, все время покусывавший соломинку и смотревший куда-то поверх головы Бати, ожил. Сплюнул комок изжеванной травинки.

— Бать, у меня вопрос родился.

Батя склонил голову к плечу, окатил Кульбакова тяжелым взглядом.

— Кульба, сразу предупреждаю, без твоих хохмочек. Или ты думаешь, что мне самому все это так нравиться, что я на пальму лезть готов?

— Ну что ты, Бать! Просто еще не родился тот замполит, который объяснит, что мы тут забыли. А это у меня единственный глупый вопрос. Остальные сугубо по делу.

Батя с трудом подавил улыбку.

Кульбаков относился к неистребимому племени наследников дела и духа поручика Ржевского, на которых стояла и стоять будет русская армия. Без них она превратится в мрачный дурдом. А с ними — балаган цвета хаки. Кульбаков был головной болью и язвой желудка всех командиров, которым выпало с ним служить. И душой кампаний, заводилой загулов и талантливым организатором нарушений дисциплины, без которых сама армейская дисциплина теряет всякий смысл.

— Слушаю внимательно, Виктор. Потому что уже предупредил.

Произнес Батя, как именовал себя Кульбаков, с ударением на последний слог.

— Тут такое дело… Надо бочку камрадам вернуть. Разреши с Юнкером на «уазике» смотаться.

— Куда?

Кульбаков кивнул на пакгаузы.

— Бать, я слово советского офицера, тьфу, блин, геолога дал, что верну.

Батя смотрел на Кульбакова, как крестьянин на пойманного конокрада, не зная, с какого бока лучше врезать.

Кульбаков и выглядел, как цыганский конокрад, весь на пружинках, с лукавой усмешечкой и наглым блеском в глазах.

— Я на этот счет я очень суеверный. Посуди сам, зачем мне лишний грех перед рейдом?

Батя неожиданно сдался.

— Одна нога здесь, другая — там. Рысью!

— Яволь, грандфатер!

Кульбаков рывком вскочил на ноги.

— Юнкер, заводи мотор. Большой, со мной!

— А его зачем?

Кульбаков от удивления замер.

— Бать, ну не потащу же я бочку на себе?

 

* * *

На территорию танкового полка пробрались через разрыв в «колючке».

Впереди шел с бочкой на плече Большой, Максимов с Кульбаковым чуть сзади.

— Большой, ты тише топай. Негры народ темный, но могли противопехотных тут понатыкать, как в уставе написано, — предупредил Кульбаков. — Бабахнет, полетишь в рай вперед этой бочки.

— А ты не каркай, рожа цыганская! — гулко раздалось из-под бочки.

— Под ноги, говорю, смотри, чудо природы! — оставил за собой последнее слово Кульбаков.

Большой слоном вперся между пакгаузами.

— Погоди, Юнкер, у нас тут с тобой дельце есть на пару миллионов, — воровской скороговоркой прошелестел Кульбаков.

Он придержал Максимова за локоть. Потянул вдоль задней стенки пакгауза.

— Земля в иллюминаторе, земля в иллюминаторе, ля-ля… — Безбожно фальшивя, затянул Кульбаков. — А дисциплиной у них тут полный звездец.

Он указал на пустующий «грибок» часового, показавшийся из-за угла крайнего пакгауза.

— Земля ля-ля ля-ля… — Кульбаков стрельнул глазами по сторонам. — Видна-а…

Кивнул на выцветшую маскировочную сетку, густо запорошенную белыми от солнца стебельками.

— Что ты видишь, мой юный друг?

— Ну, окоп по яйца выкопали, что тут такого? Лень ребятам, а нормального старшины нет.

— А в окопе, что, Юнкер?

В окопе стоял, стволом в направлении вертолетов, АГС-17*. И две снаряженные коробки. Судя по пыли на металле, стояли давно и без присмотра.

Кульбаков зыркнул по сторонам.

Здесь, что условно можно было назвать тылом автопарка, не было ни души.

— Пока эти черти мух не ловят от жары, Юнкер, подгони-ка поближе «уазик». Нам этот агрегат может очень пригодиться.

— Кульба, ну ты даешь!

— Юнкер, оружие советское? Мы — советские офицеры? Имеем право подержаться за кусочек родины? Еще вопросы есть? И запомни: в армии не воруют, в армии отдельные ротозеи проебывают воинское имущество.

Кульба достал из кармана сигарету, чиркнул зажигалкой, выпустил через ноздри бесцветный дым. Острым глазом полоснул по лицу Максимова.

— Улыбаться Машке будешь на гражданке. Мы для дела его берем. Слышал, трое здесь Ляшко сторожить остаются, восемь летит на «точку». Восемь стволов и ящик тротила! Как тебе такая огневая мощь? Пока Батя, как Чапай на картошке, нам стратегию рисовал, я все про этот агрегат думал. Очком чую, вляпаемся мы там по самое небалуй. А с этим чудом русских оружейников мне там ни разу страшно не будет. Роту можно повалить в легкую.

— Кульба, Батя нас порвет.

— Не ссы, не до смерти. Зато потом спасибо скажет. Еще возражения будут. Если дурак, то опровергай. Даю три секунды. Раз-два три — все, пошел!





Читайте также:
Продление сроков использования СИЗ: Согласно пункта 22 приказа Минздравсоцразвития России от...
Теория по геометрии 7-9 класс: Смежные углы – два угла, у которых одна...
Основные понятия туризма: Это специалист в отрасли туризма, который занимается...
История государства Древнего Египта: Одним из основных аспектов изучения истории государств и права этих стран является...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-03-24 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.015 с.