Понятие и структура правовой системы





 

В отечественной литературе, чаще всего, понятие «право» и «правовая система» соотносят как часть и целое. Если под правом традиционно понимают формирующиеся в процессе общественного развития, оформляемые и исходящие от государства общеобязательные нормы, то правовая система (и в этом, как раз, и состоит основное значение данной категории для развития концептуального аппарата и познавательной функции юридической науки) – это более широкая реальность. Её можно определить как целостный комплекс правовых явлений, обусловленный спецификой развития конкретного общества, многообразными факторами (объективными и субъективными, закономерными и случайными) социальной и политической эволюции, осознан­ный и постоянно воспроизводимый людьми и их орга­низациями (государством, негосударственными политическими и неполитическими организациями), используемый ими для достижения определенных целей.

Конечно, есть и иные определения правовой системы. Например, С.С. Алексеев пишет: «В правовой действительности выделяют такие взаимодействующие элементы, имеющие конститутивное значение, - собственно право, юридическая практика, правовая идеология. Понятие, которое охватывает в единстве и взаимосвязи эти элементы, обрисовывает общую конструкцию действующего права в той или иной стране, - понятие правовой системы»[685]. Н.И. Матузов вполне обоснованно считает, что правовая система охватывает собой всю совокупность «внутренне согласованных, взаимосвязанных, социально однородных юридических средств (явлений), с помощью которых официальная власть оказывает регулятивно-организующее и стабилизирующее воздействие на общественные отношения, поведение людей (закрепление, регулирование, дозволение, обязывание, запрещение, убеждение и принуждение, стимулирование и ограничения, превенция, санкция, ответственность и т.д.)»[686]. Можно встретить и другие подходы. Хочется верить, что прошло время, когда в науке господствовало стремление сформулировать единственное, универсальное и вечное определение понятие того или иного явления, в том числе и правового. В гуманитарии вообще и в юридической науке в частности только множество суждений, взглядов, мнений, альтернативные предложения и дискуссии способны порождать адекватные уровню развития общества и государства категориальные конструкции, обеспечивающие проникновение в глубинную суть правового и политического мира. Несомненный интерес представляет и обращение к богатому зарубежному юридическому опыту, тем более, что категория правовой системы относительно новая в отечественной литературе и в научный оборот вошла лишь в начале 80-х годов и раньше практически не использовалась. Напротив, французские и американские исследователи задолго до этого проявляли к данному понятию немалый интерес, весьма активно оперировали им в своих работах.

Так, авторитетнейший специалист в области сравнительного права Рене Давид обращается к изучению правовых систем в рамках сравнительного права (компаративистики), создавая, в итоге, правовую карту современного мира. В своей работе (имеющей высочайший рейтинг в мировой и отечественной юридической литературе) «Основные правовые системы современности» Давид демонстрирует мастерство комплексного, системного анализа национального права различных стран и континентов. «Было бы поверхностным и неправильным видеть в праве только лишь совокупность норм. Конечно, в определенную эпоху, в определенной стране право может принять именно такой вид. Однако право – это значительно более сложное явление, выступающее как система. У нее определенный понятийный фонд; она соединяет нормы в определенные группы; использует определенные способы создания и толкования норм: она связана с определенной концепцией социального строя, и от этой концепции зависит, как применяется и вообще функционирует право»[687]. Огромный интерес представляют также взгляды иных французских юристов и антропологов (Бержеля, Карбонье, Рулана и др.). «Юридический феномен развивается в пространстве, на определенной территории земли, а в настоящее время и в воздушном пространстве и даже во внеземной среде. Прежде всего он нуждается в том, чтобы его локализовали в определенном месте…С точки зрения общего плана, «макроюридической» шкалы, разнородность юридических систем заставляет размещать право в пространстве и решать проблемы, связанные со столкновением различных юридических систем», - справедливо заметил Ж-Л. Бержель[688]. Н. Рулан уделяет внимание юридико-антропологической интерпретации многообразия правовых систем. Например, с этих позиций, он последовательно критикует идеи «европоцентризма» и отрицательное отношение к правовым ценностям и традициям неевропейских этносов и обществ. В работе «Юридическая антропология» Рулан представляет юридико-антропологические «портреты» не только современных западных обществ, но и весьма «экзотических» культур[689].

Американская традиция в настоящее время представлена многими исследователями. Л. Фридмэн в работе «Введение в американское право» пишет: «В современном американском обществе правовая система сопровождает человека во всех его действиях. Конечно, как правило, большинство из нас не каждый день сталкивается с необходимостью иметь дело с судом или адвокатом, за исключением крайне редкий жизненных обстоятельств. Но не проходит и дня – и даже часа – без взаимодействия с правом в самом широком смысле слова или с людьми, чьи действия определяются правом. Право вездесуще, хотя зачастую его присутствия мы не замечаем» [690]. Основными элементами правовой системы, по мнению Фридмэна, являются: структура правовой системы (суды и их компетенция, легислатуры, система государственных органов, полиция, компетенция управленческих и правоохранительных органов и т.д.), сущность правовой системы (это действующие правила, нормы и образцы поведения людей внутри системы, законодательство), правовая культура (под этим термином Фридмэн подразумевает отношение людей к праву и правовой системе – их убеждения, ценности, идеалы и ожидания). Американский правовед сформулировал и функции правовой системы: социальный контроль, урегулирование спорных вопросов, социальное сохранение, перераспределительная функция и т.д.

В современной отечественной литературе это понятие выражает очень важную идею, а именно: право есть комплекс; составляющие его элементы соеди­нены между собой не случайным образом, а необходи­мыми связями и отношениями; все юридические явле­ния данного общества, существующие в одно и то же время и на одном и том же пространстве, связаны отно­шениями общности, которые и объединяют их в систе­му. В правовой системе воедино слились естественные потребности людей с их мыслями, волей и чувствами, с правовыми традициями и арсеналом технико-юриди­ческих средств, с поступками, деятельностью их объеди­нений. Именно этим объясняются возможность соедине­ния в правовой системе разнообразных правовых явле­ний, многозначность состояний, а также трудность их познания и классификации.

При изучении данной темы некоторые отечественный специалисты считают целесообразным использо­вание системного подхода, который позволяет различать пять уровней правовой системы: субъектно-сущностный; интеллектуально-психологический; нормативно-регуля­тивный; организационно-деятельностный; социально-результативный.

Например, В.Д. Перевалов считает, что субьектно-сущностный уровень выделяется для того, чтобы подчеркнуть значение субъектов права в качестве системообразующих материальных факторов правовой системы [691]. Именно человек (гражданин, иностранный граж­данин, лицо без гражданства) и его объединения (общественные организации и движения, акционерные обще­ства, другие коммерческие и некоммерческие организа­ции и государство в целом), обладающие правами и не­сущие юридические обязанности, выступают реальными элементами правовой системы.

На интеллектуально-психологическом уровне форми­руется правопонимание конкретного человека и право­сознание (индивидуальное и общественное). Совокуп­ность таких, казалось бы, разнокачественных явлений, как знания, эмоции, чувства, идеологические и религи­озные взгляды и догмы, нравственные постулаты, позво­ляет человеку воспринимать, оценивать правовую реаль­ность, вырабатывать отношение к ней и мотивы право­вого поведения.

Исследование нормативно-регулятивного уровня пра­вовой системы позволяет сделать вывод о том, что опре­деленным системообразующим фактором выступают и нормы права. Они объективируют идеальные представ­ления людей о справедливости и несправедливости, о важности стимулирования развития тех или иных обще­ственных отношений. Правовые нормы входят в систему в качестве звена, с которым так или иначе сопряжены все другие ее компоненты. В совокупности они пред­ставляют собой и характеризуют право как таковое.

Правовые нормы выступают одновременно в качест­ве аккумуляторов и проводников государственной воли народа, возведенной в закон, т. е. в качестве источников той политико-правовой энергии, которой заряжена вся масса нормативного ядра системы. Выступая носителем подобной энергии, они, будучи элементами правовой системы, притягивают к себе и заставляют работать все иные компоненты, в результате чего образуются струк­турно-функциональные блоки уже иного порядка. Норма первой испытывает на себе изменения, с нее начинается реальное совершенствование правовой системы. Благо­даря своему универсальному, сквозному значению, норма права распространяет свои свойства и на другие уровни системы, служит точкой отсчета, единицей измерения правовой материи.

Нормативный срез высвечивает основную социаль­ную функцию правовой системы — регулирование обще­ственных отношений, а также основные цели и направ­ления правового воздействия на развитие общества.

Организационно-деятельностный уровень охватывает все юридически оформленные связи и отношения, формы реализации права, различные виды правового поведения людей, правотворческую и правоприменительную деятельность общества и государства.

Социально-результативный уровень правовой систе­мы характеризует, с одной стороны, то, насколько че­ловек как субъект права освоил правовую действитель­ность, как он «живет» в ней, а с другой – то, как сформировались и насколько идентичны интересам индивида и общества различного рода режимы и состояния, позволяющие представить себе определенные результаты действия юридических норм (правовая культура, законность, правопорядок).

Наряду с понятием «правовая система» в отечествен­ной юридической литературе традиционно употребляются близкие по смыслу и объему, но имеющие самостоятельное значе­ние термины «правовая надстройка», «механизм право­вого регулирования», «система права», «право».

Именно по элементному составу отечественные правоведы проводят отграничения правовой системы от правовой надстройки. В частности, они считают, что в правовую надстройку включается также негосподствующая правовая идеология, все формы и проявления правосознания, т.е. противоборствующее правовой системе часть надстройки [692]. Однако это мнение оспоримо. Л.Б. Тиунова утверждает, что подобный взгляд исходит из отождествления государственно-политической системы и системы особого рода – правовой, выполняющей по отношению к обществу своеобразную функцию. Истоки подобного подхода кроются в смешении функции государства и права, имевшем место в правоведении. Между тем, правовая система предназначена не для абсолютизации, монополизации интересов одних и подавления интересов других. Правовая система формируется в обществе для обеспечения общесоциальной функции, а именно – общественного (правового) порядка, противостоящего любому случаю и произволу, в том числе и тех, кто осуществляет государственную власть. Говоря о правовой надстройке, обычно подразумевают правовые явления общества, соотносимые с базисом, в этом, собственно говоря, основная нагрузка понятия «надстройка». Употребляя понятие «правовая система», мы, прежде всего, имеем в виду целостное (именно системное) восприятие всей правовой материи в статике, динамике, генезисе, раскрываем функционально-структурный аспект права. Надстройка же отражает самый общий уровень правовой системы, поэтому здесь внимание концентрируется на наиболее обобщенных проявлениях правовой действительности – правовых идеях (правосознание), правовой деятельности (правоотношения), правовых институтах (нормы права) [693].

Категория «механизм правового регулирования» при­звана обратить внимание на функциональную сторону, на процесс регулирования общественных отношений, тогда как «правовая система» показывает целостность и взаимосвязь структурных элементов, единство со­стояний статики и динамики права. Термин «система права» характеризует внутреннее строение нормативной основы правовой системы - права как такового, «правовая же система» охватывает собой все правовые явления в масштабах государства и общества.


 

 





Читайте также:
Экономика как подсистема общества: Может ли общество развиваться без экономики? Как побороть бедность и добиться...
Функции, которые должен выполнять администратор стоматологической клиники: На администратора стоматологического учреждения возлагается серьезная ...
Назначение, устройство и принцип работы автосцепки СА-3 и поглощающего аппарата: Дальнейшее развитие автосцепки подвижного состава...
Примеры решений задач по астрономии: Фокусное расстояние объектива телескопа составляет 900 мм, а фокусное ...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.014 с.