Участие прокурора в гражданском процессе




В первую очередь необходимо рассмотреть вступление прокурора в дело для дачи заключения в суде первой инстанции. И здесь нельзя обойти вниманием ст. 189 Кодекса, называющуюся "Окончание рассмотрения дела по существу", расположенную в гл. 15 "Судебное разбирательство" подраздела II "Исковое производство" раздела II "Производство в суде первой инстанции". В соответствии с этой статьей после исследования всех доказательств председательствующий предоставляет слово для заключения по делу прокурору, представителю государственного органа или органа местного самоуправления, участвующим в процессе в соответствии с ч. 3 ст. 45 и со ст. 47 настоящего Кодекса, выясняет у других лиц, участвующих в деле, их представителей, не желают ли они выступить с дополнительными объяснениями. При отсутствии таких заявлений председательствующий объявляет рассмотрение дела по существу законченным, и суд переходит к судебным прениям.

Таким образом, при производстве в суде первой инстанции заключение прокурора завершает часть судебного разбирательства, именуемую "рассмотрение дела по существу[36], за которой следует другая часть судебного разбирательства, известная как судебные прения.

Между тем для признания заключения прокурора (либо заключения прокурора, государственных органов и органов местного самоуправления) самостоятельной частью судебного разбирательства есть довольно много оснований, первым и главным из которых является самостоятельная его цель, не совпадающая с целью части "рассмотрение дела по существу".

Прокурор, как нам представляется, может вступить в процесс в предусмотренных законом случаях для дачи заключения по делу на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, а также на стадии судебного разбирательства до окончания рассмотрения дела по существу (а если совсем строго, то до дачи заключения государственными и муниципальными органами, если они участвуют в деле).

Такой вывод обусловлен несколькими обстоятельствами. Во-первых, задачей участия прокурора в процессе, каковой является дача заключения по делу в целях осуществления возложенных на него полномочий (надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации (п. 1 ст. 1 Закона "О прокуратуре Российской Федерации"));

во-вторых, процессуальным характером заинтересованности прокурора в исходе дела (решение суда не влияет на его права и обязанности);

в-третьих, тем, что при вступлении прокурора в процесс разбирательство дела по существу не начинается с самого начала (как это имеет место при вступлении в процесс третьих лиц), а продолжается;

в-четвертых, расположением заключения прокурора в конце части судебного разбирательства, именуемой "рассмотрение дела по существу"; невозможностью, наконец, дачи прокурором заключения после судебных прений (за исключением, конечно, случая возобновления рассмотрения дела по существу).

Затронем попутно и вопрос об участии прокурора, вступившего в процесс в суде первой инстанции для дачи заключения по делу, в судебных прениях.

Кодекс, как нами отмечалось выше, этот вопрос обходит молчанием. Частью третьей ст. 190 ГПК РФ регламентировано участие в судебных прениях прокурора, обратившегося в суд за защитой прав и законных интересов других лиц, такой прокурор выступает в судебных прениях первым.

В литературе говорится о важности участия в судебных прениях прокурора, что обусловлено необходимостью надлежащего исполнения его служебных обязанностей[37], однако возможность участия в судебных прениях прокурора, вступившего в процесс для дачи заключения по делу, не обсуждается.

Интересен в этом отношении абз. 9 п. 2 информационного письма Генеральной прокуратуры от 27 января 2003 г. № 8-15-2003: "В судебных прениях прокурор по делам указанной категории выступает первым (ст. 190 ГПК РФ)", - особенно тем, что в абз. 8 пункта речь идет как раз о даче заключения прокурором по делам, предусмотренным ч. 3 ст. 45.

Думается, однако, что, давая заключение по делу после исследования всех доказательств, прокурор, вступивший в процесс, выполняет тем самым свою процессуальную задачу. Поскольку он не занимает при этом положения процессуального истца, как прокурор, обращающийся в суд в защиту прав и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, постольку и наделение его правом выступать в судебных прениях представляется излишним.

Как известно, относительно права прокурора вступать в процесс для дачи заключения в суде апелляционной инстанции следует высказаться положительно, так как рассмотрение дела судом апелляционной инстанции проводится по правилам производства в суде первой инстанции (ч. 2 ст. 327 ГПК РФ), которое, наряду с возбуждением производства (глава 12 ГПК РФ), включает стадии подготовки дела (глава 14 ГПК РФ) и судебного разбирательства (глава 15 ГПК РФ)[38]. Суд апелляционной инстанции заново рассматривает дело, вправе устанавливать новые факты и исследовать новые доказательства без каких бы то ни было ограничений (ч. 3 ст. 327).

Проблема же вступления прокурора для дачи заключения при разбирательстве дела в суде кассационной инстанции сочетает в себе два аспекта:

1) возможность вступления прокурора для дачи заключения о законности и обоснованности не вступивших в законную силу решений и определений первой инстанции;

2) возможность вступления прокурора для дачи заключения по делу в целом.

Рассмотрим первый аспект.

Стадия производства в суде кассационной инстанции по жалобам и представлениям, принесенным на не вступившие в законную силу решения и определения первой инстанции, имеет свои специфичные процессуальные цели. Главной из них является проверка законности и обоснованности не вступивших в законную силу судебных актов. Достижению этой процессуальной цели подчинен весь порядок кассационного разбирательства дела. Ею предопределяется и направление процессуальной деятельности суда и лиц, участвующих в деле, в том числе прокурора.

Отсюда вытекает единственный, на наш взгляд, верный вывод о заключении прокурора: оно в суде кассационной инстанции может быть только о законности и обоснованности состоявшихся решений и определений, что и закреплялось ранее гражданским процессуальным законодательством.

В ст. 303 ГПК РСФСР прямо указывалось, что прокурор дает заключение о законности и обоснованности решений и определений первой инстанции после объяснений лиц, участвующих в деле.

В силу ч. 1 ст. 41 ГПК РСФСР прокурор был вправе вступить в дело для дачи заключения в любой стадии процесса, в том числе в стадии производства в суде кассационной инстанции, что обусловливалось наличием прокурорского надзора в сфере гражданского судопроизводства.

В настоящее время участие прокурора в гражданском процессе урегулировано по-другому. Прокурор более не осуществляет надзора за соблюдением законности в деятельности суда общей юрисдикции[39]. Являясь лицом, участвующим в деле, прокурор наделен примерно равным с иными лицами, участвующими в деле, объемом прав и обязанностей.

Вместе с тем в литературе встречается мнение об осуществлении органами прокуратуры в современных условиях внешнего контроля за судебной деятельностью[40].

Прокурор, если он участвует в деле, вправе принести кассационное представление на не вступившие в законную силу решение и определение первой инстанции, участвовать в рассмотрении дела судом кассационной инстанции в порядке, установленном ГПК РФ.

Прокурор в суде кассационной инстанции дает объяснения, причем если пересмотр состоявшихся судебных актов инициирован прокурором, то именно он делает это первым.

Кодекс не предусматривает иных форм участия прокурора в суде кассационной инстанции, кроме как дача им объяснений. Заключение прокурора о законности и обоснованности не вступивших в законную силу решений и определений первой инстанции, равно как и заключение прокурора по отдельным вопросам, возникающим при рассмотрении дела, ГПК не закреплено. Не отражено в Кодексе и право прокурора вступить в процесс для дачи заключения в любой инстанции.

На основании изложенного приходится констатировать отсутствие у прокурора процессуальной возможности вступить в дело при разбирательстве в суде кассационной инстанции для дачи заключения о законности не вступивших в законную силу решений и определений первой инстанции.

Теперь о втором аспекте проблемы.

Вывод о возможности не участвовавшего при рассмотрении дела в суде первой инстанции прокурора вступить в процесс для дачи заключения по делу на стадии кассационного рассмотрения базируется, как это следует из абз. 10 п. 3 информационного письма Генеральной прокуратуры от 27 января 2003 г. N 8-15-2003, на системном толковании ст. 350 и ч. 3 ст. 45 ГПК РФ. Однако обоснованность этой позиции вызывает серьезные возражения[41].

Действительно, в ст. 350 ГПК сформулировано положение о проведении судебного заседания в суде кассационной инстанции по правилам Кодекса, установленным для проведения судебного заседания в суде первой инстанции, и с учетом правил, изложенных в главе 40. Но означает ли это, что в кассационной инстанции действуют все без исключения правила, установленные для проведения судебного заседания в первой инстанции?

Конечно, нет. И объясняется это наличием указанных выше специфических процессуальных целей, стоящих перед стадией производства в суде кассационной инстанции по жалобам и представлениям, принесенным на не вступившие в законную силу решения и определения первой инстанции.[42]

Производство в суде кассационной инстанции кардинально отличается от производства в суде первой инстанции. Суд кассационной инстанции ограничен при рассмотрении законности и обоснованности решений и определений доводами кассационной жалобы, представления и возражений относительно жалобы, представления, выйти за эти пределы суд может только в интересах законности (ст. 347). Неявка в судебное заседание лиц, участвующих в деле, не является в кассационной инстанции препятствием к рассмотрению дела (ч. 2 ст. 354). Различается и порядок проведения судебного заседания.

Наличие в современном кассационном производстве черт апелляционного пересмотра судебных актов, отмечаемое в литературе[43], не позволяет вместе с тем распространять на производство дела в суде кассационной инстанции все правила рассмотрения дела в суде первой инстанции.

Сущностью кассационного производства как механизма проверки законности и обоснованности состоявшихся по делу судебных актов предопределяется то, что многие правила производства, установленные для суда первой инстанции, в суде кассационной инстанции не действуют, а другие правила действуют со значительными ограничениями: невозможны, например, замена ненадлежащего ответчика (ст. 41 ГПК РФ), вступление и привлечение к участию в деле третьих лиц (ст. ст. 42, 43 ГПК РФ), изменение предмета или основания иска, увеличение размера исковых требований (ст. 39), представление, по общему правилу, новых доказательств (ст. ст. 347, 358) и т.д., из-за чего, в частности, такая обязательная при разбирательстве дела в суде первой инстанции часть, как судебные прения, в суде кассационной инстанции имеет место в тех исключительных случаях, когда исследуются новые доказательства (ст. 359 ГПК).

Вступление в суде кассационной инстанции в процесс прокурора, не участвовавшего при рассмотрении дела в суде первой инстанции, для дачи заключения по делу в целом не соответствует, по нашему мнению, процессуальной цели стадии производства не вступивших в законную силу судебных актов первой инстанции и обусловленной ею направленности процессуальной деятельности суда и иных участников процесса.

Вследствие изложенного отсутствие в Кодексе норм о вступлении прокурора в дело в любой инстанции и норм о заключении прокурора при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции следует рассматривать как невозможность для прокурора, не участвовавшего при разбирательстве дела в суде первой инстанции, вступить в процесс на стадии кассационного производства для дачи заключения по делу.

В заключение хотелось бы коснуться порядка участия прокурора в судебном заседании кассационной инстанции.

В соответствии со ст. 357 ГПК РФ после доклада председательствующего или одного из судей суд кассационной инстанции заслушивает объяснения явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, их представителей. Первым выступает лицо, подавшее кассационную жалобу, или его представитель либо прокурор, если им принесено кассационное представление. В случае обжалования решения суда обеими сторонами первым выступает истец.

Хотя в Кодексе данная ситуация не урегулирована, думается, в случае принесения кассационного представления прокурором и обжалования решения суда ответчиком (обеими сторонами) первым после доклада также выступает прокурор.[44]

Возникает также вопрос об очередности дачи объяснений участвующим в деле прокурором, не принесшим кассационное представление. На основании системного толкования статей 350, 357 и 174 ГПК РФ представляется, что прокурор должен выступать с объяснениями после материально заинтересованных в исходе дела лиц, но перед представителем государственного органа или органа местного самоуправления, если таковой участвует в деле.

На основании ч. 1 ст. 359 ГПК РФ в случае, если судом кассационной инстанции исследовались новые доказательства, проводятся судебные прения по правилам, предусмотренным ст. 190 ГПК РФ. При этом первым выступает лицо, подавшее кассационную жалобу, или прокурор, принесший кассационное представление.

Исходя из невозможности дачи прокурором заключения по делу в суде кассационной инстанции, которое, если его допустить, на основании статей 350, 359 и 189 Кодекса должно иметь место после исследования судом доказательств, можно предположить, что участвующий в деле прокурор вправе принимать участие в судебных прениях, очередность выступления в которых участвующего в деле прокурора, не принесшего кассационное представление, подлежит установлению по аналогии с изложенными выше положениями. Прокурор должен выступать в судебных прениях после материально заинтересованных в исходе дела лиц, но перед представителем государственного органа или органа местного самоуправления, если таковой участвует в деле.

Надзорное производство по гражданским делам, также как и в уголовно судопроизводстве, является стадией исключительной. Исправление ошибок судов первой инстанции должно происходить, как правило, в судах кассационной инстанции. Между тем в надзорном порядке пересматриваются куда более неправосудных решений, чем в кассационном порядке. Прокурорский надзор в стадии надзорного производства является одной из существенных гарантий успешного пересмотра в решений, определений и постановлений судов, вступивших в законную силу.

Независимо от участия в судебном разбирательстве прокурор или его заместитель вправе в пределах своей компетенции истребовать из суда любое гражданское дело, по которому решение, определение или постановление вступило в законную силу. Усмотрев, что решение, определение или постановление суда является незаконным или необоснованным, прокурор приносит протест в порядке надзора или обращается с представлением к вышестоящему прокурору[45].

Правом внесения надзорных протестов наделены прокуроры, начиная с прокуроров субъектов федерации, их заместителей. При этом Генеральный прокурор РФ вправе принести надзорный протест на решение, определение и постановление любого суда РФ, а его заместители — на решения, определения и постановления любого суда РФ, за исключением Верховного Суда РФ (ст. 320 ГПК).

К надзорным протестам предъявляются такие же требования, как и к кассационным протестам. Однако надзорное производство по гражданским делам, также как и в уголовном производстве, является стадией исключительной. Исправление ошибок судов первой инстанции должно, как правило, происходить в судах кассационной инстанции. К сожалению, это происходит не всегда. Каждая жалоба на решение, вступившее в законную силу, подлежит тщательной проверке прокурором. В результате проверки жалобы, а также изучения материалов дела прокурор принимает решение об отказе в принесении протеста или о его принесении. В случаях отклонения жалобы прокурор составляет заключение.

В соответствии с требованиями ст. 328 ГПК в рассмотрении дела в порядке судебного надзора обязательно принимает участие прокурор, который поддерживает принесенный им или вышестоящим прокурором протест или дает заключение по делу, рассматриваемому по протесту председателя суда или его заместителя. Близко по правовой природе и процессуальному значению к надзорному производству стоит возобновление гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Следует иметь в виду, что гражданское дело по вновь открывшимся обстоятельствам возобновляет суд, вынесший окончательное решение, подлежащее пересмотру (ст. 333-1 ГПК).

Поэтому прокурор, усмотрев основания к пересмотру решения суда в связи с вновь открывшимися обстоятельствами, обращается в суд с соответствующим заявлением. Заявление прокурора о возобновлении дела суд рассматривает в судебном заседании с участием прокурора. При этом прокурор дает в суде заключение об обоснованности заявления и о необходимости его удовлетворения[46].

В стадии исполнительского производства прокурор осуществляет надзор за законностью и своевременностью исполнения судебных решений по гражданским делам. При этом особое внимание обращается на исполнение судебных решений, вынесенных по заявлениям, искам прокуроров.

Однако в задачу прокурора не входит проведение сплошных проверок исполнения всех решений по гражданским делам, вынесенных судом. Прокурор обычно проверяет исполнение судебных решений в связи с жалобами граждан и других заинтересованных лиц. В соответствии со ст. 428 ГПК прокурор вправе принести протест в суд на действия судебного исполнителя (судебного пристава).

Участвовать в рассмотрении судами гражданских дел могут все прокурорские работники. Однако в целях оперативного руководства деятельностью прокуроров в этой сфере и более квалифицированного осуществления надзорных функций в Генеральной прокуратуре РФ образовано

Деятельность прокурора в суде надзорной инстанции заканчивается его надзором за законностью и обоснованностью постановления или определения суда надзорной инстанции. Если оно является не законным или необоснованным, прокурор входит с представлением к вышестоящему прокурору на предмет его отмены или изменения. Проверяя дело, прокурору надлежит иметь в виду особенности оснований к возобновлению дел по вновь открывшимся обстоятельствам. Этими основаниями являются:

1. существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;

2. установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта,

3. установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия сторон, других лиц участвующих в деле;

4. отмена решения, приговора, определения или постановления суда либо постановления другого органа, послужившего основанием к вынесению данного решения, определения[47].

Установив новые обстоятельства, прокурор в течение трёх месяцев со дня их обнаружения подаёт заявление в суд, вынесший решение. В заявлении прокурор указывает конкретные обстоятельства, являющиеся новыми для заявителя. При этом он даёт обоснование их существенного значения по делу и указывает обстоятельства, в силу каких причин они не были известны заявителю.

Заявление прокурора о возобновлении дела суд рассматривает в судебном заседании с участием прокурора. Суд, рассмотрев заявление о пересмотре решения, определения или постановления по вновь открывшимся обстоятельствам, вправе, удовлетворив заявление, отменить решение, определение или постановление, либо отказать в удовлетворении заявления, тем самым отказаться в пересмотре дела. Определение суда об удовлетворении заявления о пересмотре решения, определения или постановления обжалованию не подлежит.

В случае отмены решения, определения или постановления дело рассматривается в обычном порядке.

Управление по надзору за законностью постановлений судов по гражданским делам, а в прокуратурах субъектов федерации — одноименные отделы (управления), прокуроры которых выполняют наибольший объем работы в этой области. В районных и городских прокуратурах эта работа возлагается на помощников прокуроров или (реже) на заместителей прокуроров. Работу по надзору за законностью судебных решений по гражданским делам организуют прокуроры — руководители соответствующих прокуратур.

В стадии исполнительного производства реализуются предписания судов и других государственных органов и общественных организаций, содержащиеся в их решениях. Вынесение судом решения об удовлетворении иска ещё не означает его автоматического проведения в жизнь. Эффективность и действенность решения суда определяется в конечном итоге реальным его исполнением. Поэтому прокуроры, осуществляющие надзор за законностью рассмотрения гражданских дел в судах, обязаны уделять такое же пристальное внимание правильному и своевременному исполнению решений суда, какое они уделяют соблюдению законов в предшествующих стадиях гражданского судопроизводства.

Предметом надзора являются гражданские дела, исполнительное производство, все гражданско-процессуальные действия, совершаемые в стадии исполнения решений, определений и постановлений суда. Субъектами исполнения решений являются суды, судебные исполнители, предприятия, учреждения, организации, должностные лица и граждане.[48]

Особое внимание прокуроры должны придавать проверке законности и своевременности исполнения решений суда о возмещении материального ущерба, причинённого предприятиями, учреждениями и организациями, о восстановлении на работу не законно уволенных, о выселении из жилого помещения, о взыскании алиментов на содержание детей и другие решения, которые направлены на восстановление прав и законных интересов государства, предприятий, учреждений и организаций, а также граждан.

При установлении нарушения закона о порядке исполнения судебного решения прокурор приносит представление в суд или в местные органы юстиции, которые обязаны принять меры к упорядочению исполнения решений и сообщить об этом прокурору. В случае нарушения судебным исполнителем закона о порядке исполнения решения суда, в подчинении которого он находится, прокурор приносит в этот суд протест. Если отказ от исполнения решений суда носит преступный характер, прокурор вправе возбудить против виновного уголовное преследование.

Правильная организация работы прокуроров по проверке исполнительного производства оказывает положительное воздействие на совершенствование работы следственного аппарата органов прокуратуры и внутренних дел. Следователи не всегда производят опись имущества у лиц, совершивших преступление; не всегда передают описанное имущество под ответственное хранение конкретным лицам; не всегда к обвинительному заключению приобщаются справки о размере причинённого ущерба и возмещении ущерба. Располагая этими сведениями, прокурор принимает меры к устранению отмеченных недостатков в деятельности работников следственного аппарата по возмещению материального ущерба, причиненного преступлениями.

 

Участие прокурора в гражданском процессе, в том числе виде дачи заключения по гражданскому делу, отличается от участия в гражданском судопроизводстве заявителей, заинтере­сованных лиц также отсутствием материальной заинтересованнос­ти, имеющейся у названных лиц при ведении дела в порядке осо­бого производства либо производства, возникающего из публично-правовых отношений. Полномочия прокурора в гражданском про­цессе по сравнению с заявителем, заинтересованными лицами также ограничены с целью выполнения возложенных на него за­конодательством задач.

Таким образом, права и обязанности прокурора в граждан­ском процессе отличаются от прав и обязанностей других лиц, участвующих в деле. Если другие лица, участвующие в деле, са­мостоятельно определяют свое поведение в гражданском процессе на основании процессуальных норм, то прокурор, выступая в защиту других лиц, связан с их позицией. При защите неопре­деленного круга лиц, в том числе по делам, возникающим из пуб­личных отношений, он должен содействовать принципу законности при осуществлении правосудия. Следовательно, другие лица, участ­вующие в деле, защищают свои материальные права и интересы, а прокурор должен обеспечивать законность при осуществлении правосудия. В связи с этим прокурор является особым участни­ком гражданского процесса. Участие лиц, имеющих материальный интерес при ведении гражданского дела, законодательство обеспечивает на всех стадиях гражданского процесса. Поэтому вступление нового лица в гражданский процесс приводит к тому, что дело начи­нает свое движение со стадии его подготовки к судебному разбирательству. В связи с чем обеспечивается защита ма­териального интереса лица, участвующего в деле, на всех стадиях гражданского процесса. Прокурор может вступить в гражданский процесс в установленных законодательством случаях в любой стадии, так как он не имеет при ведении гражданского дела собственного материального интереса. По этой причине вступление прокурора в гражданский процесс в отличие от вступления в него других лиц, участвующих в де­ле, не влечет возобновление дела со стадии его подготовки к судебному разбирательств. В подобной ситуации разбира­тельство дела продолжается с участием прокурора с той ста­дии, с которой он вступил в гражданский процесс.[49] Кроме того, участие прокурора в гражданском процессе ог­раничено основаниями, предусмотренными законодательством. Та­кое участие может протекать исключительною определенных за­конодательством формах.

Основания для участия прокурора в гражданском процессе перечислены в действующем законодательстве. Данные основания имеют общий либо специальный характер. Общие основания для участия в гражданском процессе прокурора перечислены в ч.1 ст.45 ГПК РФ, ст.ст.1,35 ФЗ "О прокуратуре в Российской Фе­дерации". К числу общих оснований вступления прокурора в гражданский процесс в п.1 ст.45 ГПК РФ названы защита прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц, интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Следовательно, к числу общих оснований для участия прокурора в гражданском процессе законодательство относит необходимость защиты прав, свобод и законных интересов перечисленных в п.1 ст.45 ГПК РФ субъек­тов. Нельзя не заметить, что данная формулировка оснований участия прокурора в гражданском процессе имеет общий харак­тер, она не определяет конкретные категории дел, по которым прокурор может участвовать в гражданском процессе. В указан­ной норме перечислены лишь конкретные субъекты, в интересах которых может выступать прокурор в гражданский процесс, а так­же сделана ссылка на возможность защиты им неопределенного круга лиц. При защите неопределенного круга лиц, то есть в случаях, когда субъект защиты прокурором конкретно не опре­делен, прокурор может самостоятельно возбуждать и вести гражданское дело. При защите прав и законных интересов конкретных субъектов должен действовать принцип диспозитивности. Применение этого принципа означает, что использование в качестве основания для участия в гражданском процессе моти­ва защиты законных интересов конкретного субъекта предполагает выяснение волеизъявления этого субъекта на предмет возможности защиты его прав прокурором[50].

Специальные основания участия прокурора в гражданском процессе сводятся к перечислению конкретных категорий дел, в рассмотрении и разрешении которых может принимать участие прокурор. В п.3 ст.45 ГПК РФ сказано о том, что прокурор может вступить в гражданский процесс по делам о выселении, о восста­новлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных феде­ральными законами. Следовательно, специальные основания учас­тия прокурора в гражданском процессе предполагают наличие в федеральном законе ссылки на конкретные категории дел, в рас­смотрении которых принимает участие прокурор.

Участие прокуро­ра предусмотрено по следующим категориям дел: об оспаривании нормативных правовых актов (п.2 ст.252 ГПК РФ); об усыновлении (ст.273 ГПК); о признании гражданина безвестно отсутствую­щим, а также об объявлении гражданина умершим (п.3 ст.278 ГПК); об ограничении дееспособности гражданина, о призна­нии гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самос­тоятельно распоряжаться своими доходами (п.1 ст.284 ГПК); о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар (п.2 ст.304 ГПК);о лишении родительских прав (ст.70 СК РФ); о восстановлении в родительских правах (ст.72 СК); об ограничении родительских прав (ст.73 СК); об отмене усыновления ребенка (ст.140 СК). Наличие в производст­ве суда перечисленных категорий дел является специальным ос­нованием для участия прокурора в гражданском процессе.[51] Реализуя перечисленные основания для участия в граждан­ском процессе прокурор осуществляет возложенные на него функ­ции, в частности по соблюдению законодательства при рассмот­рении и разрешении судами гражданских дел.

Таким образом, основания для участия прокурора в гражданском процессе реализуются в определенных законодательством формах, поэтому можно выделить две формы использования прокурором общих и специальных оснований для участия в граж­данском процессе: 1.Обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц; 2. Вступление в начатый гражданский процесс для дачи заключения по делу.

 





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!