Как, зачем, почему человек и мир 19 глава





Новгородская Русь вошла в Московию...

Под царем плохо, но без царя ты оказываешься беззащитным перед

набегом любых разбойничков.

Почему крестьяне кормили барона? Хлеб свозили, замок строили? Да

он их оборонял, мирно жить позволял! Не жег, отбирал не все, на

чужбину в рабство не прогонял, при набеге внутрь замковых стен

впускал, а сам с дружиной шел на стены воевать.

Современным языком можно сказать, что государство - это честный

централизованный рэкет во всеобщем масштабе. Плати! Слушайся! Но и

самому жить и работать можно будет по-человечески.

Человек в государстве находится в динамическом равновесии двух

противоположных стремлений: стремления к абсолютной личной свободе - и

стремления к защищенности, уверенности, стабильности. И суть этого

динамического равновесия такова, что в государстве он может жить

полнее и делать больше, чем без государства.

Свободного одиночку вне государства схавают, как бы он ни был

силен. Что означает "объявить вне закона" - хоть в Древнем Риме, хоть

в средневековой Скандинавии, хоть в революционной России? Что

государство тебя больше не защищает, ставит вне себя - теперь любой

желающий, если сумеет и хочет, может убить тебя на месте, а твое

имущество забрать себе. А хочешь жить нормально - изволь подчиняться и

ограничивать себя.

Государство тянет в свою сторону - человек в свою. Мало свобод,

пережим и зажим, - недовольны люди, теряют интерес, хуже работают, не

чувствуют своей значительности каждый,- и слабеет государство,

беднеет.

Слишком много свобод - налоги платить перестанут, законы

исполнять перестанут, - расхлябается государство и развалится. Пока

никто не перетянет одеяло - можно жить.

3. Динамическое равновесие. Под империей мы понимаем большое и

разнонародное государство, где титульный народ силой присоединил к

себе другие народы с населенными ими территориями и силой же

продолжает их удерживать, причем завоеванные неравноправны в

действительности с завоевателем, начиная с отсутствия права на свое

самоопределение и кончая экономической и культурной подчиненностью. От

обычного государства империю принципиально отличает "непереваренность"

включенных народов и территорий, сохранение ими национального

самосознания и самолюбия, осознание своей особенности и национальной

отдельности, непрерванная историческая память и обычаи. От федерации

империю отличает недобровольность, неравноправность и разностороннее

подчинение провинций метрополии. Примерно так.

К чему всегда стремится империя? К расширению.

Почему? Потому что экстенсивный рост позволяет ей сделаться более

энергичной, значительной, могучей, чем рост интенсивный.

Вот во второй половине XX века производительность труда и уровень

технологий стали так высоки, эффективность высокотехнологичного оружия

массового поражения стала так велика, что быть огромным уже не

обязательно - качество государства может играть гораздо большую роль,

чем его количественные размеры, простая масса. И Британская Империя

как бы добровольно перестала существовать: выгоднее направлять энергию

метрополии на собственное развитие, чем на удержание колоний и

политически-принудительное получение до- полнительной созидательной

энергии с них. КПД интенсивного государства в этом случае оказался

выше. Переводя в экономический аспект - выгоднее партнерствовать с

бывшими колониями, чем иметь с них продукт и рабсилу, держа внутри

империи. Навару больше получается, накладных расходов меньше: войска,

подавление национально- освободительных движений, огромный чиновничий

аппарат, коррупция большая, а жители колоний работать не хотят на

дядю, из-под палки не то качество и количество продукта получается, и

в армию в случае чего их нельзя мобилизовать - разбегутся, предадут, в

случае войны с другим государством жди от таких колоний не поддержки,

а ножа в спину.

Освободились колонии - и что, зажили лучше? Фиг. Свои тирании,

гражданские войны, своя коррупция, разгильдяйство и прочие прелести.

Чем кормиться? А вот выполнять экономические заказы большого дяди.

Получается, что сегодня огромные империи уже невыгодны,

неэффективны. Вот они все, вроде, и полопались.

Раньше было не то. Пулеметов нет, авиации нет, автоматических

станочных линий нет. Битву можно выиграть при численном перевесе

противника максимум в два-три раза - за счет воинского искусства:

качество вооружения примерно одно, и как правило "Бог был на стороне

больших батальонов". Большое многочисленное государство и могучее

государство были синонимами.

Вот империя и росла - крепчала. Но на каком-то этапе мудрые

правители понимали, что - ша, хватит, надо останавливаться. А как?

Укрепить границы, чтоб никто не полез - и переваривать скушанное. А

как их укрепить?!

Минных полей и колючей проволоки не было. Значит, надо вломить

соседям и создать "пояс безопасности", чтоб отодвинуть потенциальную

угрозу подальше от своих границ. И границы расширялись да расширялись

под этим лозунгом!

Зачем Кир Великий, владыка полумира, поперся за своей смертью в

скифские степи? Никаких там богатств, ничего хорошего. А чтоб эти

воинственные кочевники не грабили вечно его пограничные области. Пока

держава его была мала - и скифы были далеко, и дела до них никому не

было. Придвинулись сами к скифам - они стали досаждать. И вперлись

"миролюбивые" персы на скифскую территорию - и огребли справедливо по

первое число.

Чего хотели в XIII веке монголы от русских? Только одного:

гарантий мира и признания своего права на занятую степную территорию,

а славянские леса им на фиг были не нужны, они люди простора, кочевые,

табунные.

Чего топали римские легионы аж в Армению, аж до Каспия? Ничего

они с той Армении не имели, кроме головной боли. То она Ганнибала

укрывает, который вообще чуть Рим не снес, то с Понтом объединяется и

двухсоттысячной армией собирается отобрать римские восточные

провинции, - дать по мозгам, чтоб сидела тихо!

Чего надо было Наполеону в России? Да чтоб не совалась в Европу

своими армиями, не мешала переваривать Австрию, не помогала

англичанам... вот корпуса под снежок и легли.

Империя лопает ровно столько, сколько может.

И что же происходит внутри нее? Народы, понимаешь, свободы

жаждут. Знают, что они завоеваны и унижены, самостоятельная

значительность их подорвана. Империя постоянно испытывает разрывающее

усилие центробежных сил. Провинции хотят отделения.

А держится империя стягивающим действием центростремительных сил:

включать в себя, поглощать, расти, крепнуть.

Империя существует в постоянном динамическом равновесии

центростремительных и центробежных сил.

Вот к этой простой вещи мы так долго вели.

Выглядит это просто, но понимается почему-то редко. Политиками и

гуманистами наворачивается на эту простую вещь масса пустых и

прекраснодушных фраз.

Означает эта простая вещь, что как только империя что-то отдает -

она начинает разваливаться. Не потому разваливаться, что малость

какую-то приграничную отдала, а потому разваливается, что центробежные

силы начали преобладать над центростремительными, и отдача малости -

следствие того, тому свидетельство и признак.

Поэтому решение о выводе советских войск из Афганистана было

первым этапом стремительного крушения СССР. Если бы советские

руководители были чуть умнее и образованнее - знали бы, поняли,

учитывая исторический и этнографический факторы, что Афган может быть

покорен только ассирийской тотальной жестокостью, а если такой

возможности нет, мир завопит, себе дороже встанет, - то покачается

камень на вершине и покатится обратно. И не совались бы. И

продержались бы еще сколько-то, расходуя энергию только на сохранение

уже имеющегося.

Поэтому же самые первые шаги в разоружении СССР были началом

конца. США могут хоть вообще разоружиться, и ничего в них в принципе

не изменится - они уже давно "стянуты" социально-экономически. А СССР

держался на штыке - ни политической свободы провинциям, ни

экономической свободы гражданам. И покуда центростремительная сила

роста вооружений преобладала - держался. Не в том дело, что оружия

сверх меры, а в том, что энергетический вектор государственного

механизма был направлен центростремительно: продолжать держать

оружием! эта сила преобладает! Начало же разоружения означало, что

теперь возобладала противоположная тенденция, центробежная. А коли

так, то распад - только вопрос времени.

Тезис о праве народов на самоопределение - палка о двух концах. С

другого конца - это право на развал государств.

Курды, поделенные между Турцией и Ираком, страстно хотят жить

своим государством и имеют на это право. И никак, кроме как оружием,

им это право не осуществить. Их угнетают, притесняют, режут! Что же

"мировое сообщество"? Стоит за статус-кво. А если курдов отделить

мирным путем? Прецедент, и не в том дело, что прецедент, а в том, что

хана Турции настать может. Армяне могут потребовать свой Арарат с его

плодородной огромной долиной, греки - свой Константинополь с

проливами, и неизвестно, чем это кончится.

Почему Испания отчаянно не желает отпускать басков, и баскских

борцов за свободу и независимость своего народа мир называет идиотским

словом "сепаратисты"? Потому что как только государство кого отпустит

- пиши пропало: это означает возобладание центробежных сил. Каталония,

Кастилия, Андалузия, Арагон... тоже ведь все когда-то мечом

сколачивалось.

Привет от северных ирландцев, "тигров тамил илама" и много еще от

кого...

А что такое Гражданская война 1861-65 гг. в США? Южная

конфедерация имела полное конституционное право на отделение от

Севера. Север показал им это право! Сидеть вместе со всеми и не

рыпаться! И правильно сделали. Развал - дело такое, только начни.

4. Свобода приходит нагая. А также злая, голодная и растерянная,

добавим мы. Как выразился удачно Джаба Иосселиани в ответ журналистам,

потрясенным расстреливающими президентский дворец пушками: "А ви что

думали: демократия - это вам лобио кушать?"

Как жили народы до покорения их империей? Реже - более мирно,

чаще - менее мирно. Все гадости в их жизни наличествовали, от мелкого

жульничества до войн, просто масштаб был мелкий, кухонный; но кровь на

той кухне лилась настоящая. И тут пришел Большой Белый Брат, грохнул

кулаком по столу и известил: "Теперь здесь один Закон - мой! И жить по

нему. А кто посмеет его нарушать и резать друг друга - укорочу под

корень! Резать могу я один!"

И, черт возьми, междуусобицы железной рукой были прекращены. Хоть

и эксплуатация наставала, но - мир и труд меж собой. Пусть и хреновые

братья, а все ж какая-никакая братская семья.

Лишенные собственной политической и военной организации провинции

могли пытаться восставать против метрополии, но друг друга ненавидели

уже в мирной форме, норовя ябедничать Большому Брату: он-то всем может

укорот навести.

А метрополия всегда умела "разделять и властвовать", выступая как

бы третейским судьей в спорах провинций.

Обычный тут и эффективнейший прием - переделить внутренние

территории так, чтоб каждый имел претензии к соседу - и, не в силах

разрешить обиды сам, апеллировал во всех соседских спорах к

дяде-начальнику.

А теперь - шар-рах! - отпускаем всех как есть на свободу и

смотрим на эту собачью свалку.

Именно это произошло в 90-е годы на постсоветском Кавказе. Да там

веками все народы и народцы друг друга резали: места мало, горская

кровь горяча, родовая честь блюдется и разбойничья лихость

прославляется.

Влияние владычицы-России можно было уподобить воздействию

огромного магнита на кучу кустарных компасов: стрелки стояли в едином

направлении главной стрелы. Хоп - убрали большой магнит: и закрутились

все стрелочки в разные стороны. Чечены, ингуши, осетины, грузины,

абхазы, армяне, азербайджанцы - точи ножи, ребята, набивай автоматные

магазины. И везде свои правительства, свои казнокрады и аферисты, свои

разбойники и авантюряги с оружием. И у всех претензии к соседям!

Были унижены, ребята? Да. Теперь хорошо? Нет. Холодно, голодно, и

беззащитно перед сильными.

Теперь поняли, что не нравилось Македонскому в раздробленном

устройстве мира? Двадцать с гаком веков спустя к той же идее мирового

объединения - о, уже мирным, гуманно-разумным путем, - пришли многие

умные, от французских утопистов до Римского клуба.

Искусство ваше было несвободным, ребята? Теперь его вовсе нет.

Детей заставляли русский язык учить? Теперь учат английской рекламе

кока-колы.

Люди так идеализируют свободу, когда ее нет, что потом сильно

удивляются, закуривая у разбитого корыта: стирать-то нечего.

Завоеванные и покоренные - еще не значит, что они обязательно не

бандиты, не идиоты и не сволочи. Всякого можно пожалеть, пока он в

тюрьме, но из этого еще не следует, что дать ему свободу будет для

всех лучше.

Вот Либерия - первое независимое африканское государство черных.

Боже, что за нищета, что за скопище бездельников!.. А вот Гаити -

первое, опять же, на американском континенте независимое государство

черных: да по сравнению с гаитянами дядя Том был плэйбой и сын

миллионера. Диктатура тупых и кровожадных головорезов.

И вот вам вообще вся независимая черная Африка с ее бесконечной

резней и голодом. И на деньги белых налогоплательщиков туда

подбрасывают хлеба и пенициллина.

Распад империи отнюдь не означает, что сейчас будет лучше.

Ассирия, Персия, Рим, Великобритания - тьма примеров.

Насильственное сотрудничество лучше свободной вражды. То есть в

том смысле, что подавляющему большинству нормальных людей при нем

живется лучше.

Падение империи - всегда шаг цивилизации назад. Но никогда не до

нуля, не до исходной точки. Она свой этап исторической эстафеты

пробежала, проковыляла, преодолела. Кто-то, где-то, когда-то,

насколько-то - ее плодами воспользуется, да и здесь и сейчас частично

пользуется; где и когда будет ход дальше - прогнозировать трудно. Но

будет, куда денется.

Раздробленная на мелкие противоречивые части гигантская энергия

империи - те же семена будущих побегов, крупицы будущих вершин.

Сик транзит, ясное дело, но не вовсе все транзит.

---------------------------------------------------------------------

Замечание на полях:

Если в период подъема суммы человеческих энергий продолжают

расти, направляясь все более едино и согласованно в единых

направлениях на единые цели, благодаря эффективному устройству

государства и более позитивному характеру связей между ним и

индивидом, то в период упадка характер противоречий между

государством и индивидуумом таков, что все большая часть энергии

индивида направлена на свои интересы вопреки государственным;

исполнение законов, сами эти законы и устройство

государственных механизмов таково, что в реальном исполнении оно

все более противоречит реальным действиям, возможностям и чаяниям

индивида.

Слишком жестокое государство неколебимо изнутри, оно давит и

подчиняет, суммирует энергии насильно; но при столкновении с

внешним врагом люди переходят к нему за лучшей долей, а в мирной

жизни не имеют вдохновения и энтузиазма делать все лучшее на

пользу государства.

Слишком либеральное государство позволяет своим гражданам

делать чего угодно, личные интересы начинают преобладать над

общими, и государство разрушается, беззащитное перед даже мелкими

врагами типа террористов.

Развитие бюрократии неизбежно - как из логики самосохранения

аппарата, так и из лучших побуждений совершенствования

государства. Переходя в росте через пик могущества, это же ведет

к упадку и гибели: вместо суммирования энергий происходит их

разнобой в разных личных целях.

 

Падение цивилизаций

 

Какой, спрашивается, может быть исторический смысл в покорении

варварской ордой цивилизации великой и богатой?

Конечно же, скорей все бегом к Риму - велик, культурен, мощен и

отлично изучен.

Итак. Что мы имеем в Риме. Высочайшая многовековая культура,

вобравшая многие более древние культуры

Средиземноморья. Живопись, скульптура, литература, архитектура.

Градостроение, акведуки, канализация. Сложная и изощренная структура

управления государством, суды и право, чиновники и наместники, бюджет

и налоги.

Сельское хозяйство, пашни и виноградники, скотоводство и рыбная

ловля. Торговля и финансы. Военное искусство, организация войска и

производство вооружения.

И вот вам готы, и вот вам вандалы: племенной строй и союзы

племен, натуральное хозяйство, примитивная меновая торговля, одежда из

шкур или грубых кустарных тканей, неграмотны, грязны, жрут грубо и

часто скудно, короче - толпа дикарей почти что... И даже по военной

части едва ли равны римлянам: техники практически не имеют - ни

катапульт, ни осадных башен делать не умеют, стройной организации

войска нет, управление им весьма примитивно, и само оружие-то делается

самосильно своими кузнецами - а уровень ремесел ох не равен

римскому! - или выменивается у других народов. Победили!..

Вопрос о прогнилости Рима исследован досконально. И бюрократия, и

отсутствие старых идеалов, и ожирение населения, лень, разврат,

иждивенчество, паразитизм на покоренных некогда провинциях, утеря

воинской мотивации наемными частями, и т. д. Факт в другом:

цивилизация рассыпалась и перестала существовать, сменившись веками

варварства, и только чуть не через тысячу лет европейская цивилизация

вышла на былой уровень и пошла дальше и выше, чем когда-то прежде.

Были науки, искусства, разделение и производительность труда,

города, и т. д. - и вот на этом месте живут грязные неграмотные орды.

В чем тут прогресс?.. Какая в этом историческая целесообразность?..

Можно говорить о старении этноса и утере им энергии. Можно

говорить, что варвары были молодым этносом, энергичным, на подъеме. Ну

и что? А как же с производительностью, с могуществом человека перед

природой, с возможностью человека реализовывать свои силы и

энергопреобразовывать окружающую среду?

По самой простой, примитивной логике вещей можно было бы говорить

так: цивилизация возникла, и с точки зрения прогресса должна расти и

развиваться по поступательной, ну, то активнее, то пассивнее, но уж

всяко не заменяться малопроизводительным варварством на многие века.

Иначе это получается какое-то бессмысленное отклонение, не нужный с

точки зрения поступательного хода истории спад, отброс назад.

На деле же это получается так. Кто побеждает из двух? Более

сильный. И все тут. Варвары, энергичные полудикие вояки, в нужное

время и в нужном месте оказались сильнее Рима. Сильнее в своей

воинской целеустремленности. В добровольном желании сражаться и

побеждать, не боясь смерти.

Фокус вот в чем. Ни отдельный человек, ни целое государство в

своих действиях логикой общей истории не руководствуются, но только

логикой собственной жизни. Рим уже больше ничего не мог. Наука,

техника, производство, культура ничего не могли добавить к наследию

прошедших веков. Войска ничего не могли добавить к совершенным

безмерным завоеваниям. Застой. Страна истощила свои силы в

тысячелетних усилиях и сделала максимум того, что могла.

Варвары же не могли ничего такого особенного, кроме одного -

сокрушить Рим. Что и сделали. Совершив тем самым максимальное для

своего народа действие.

Римская сила растеклась и исчезла во всех своих многочисленных и

изощренных занятиях. И не было уже духу во всех мужах его взять в руки

оружие и не щадя жизни умереть в ярости, сцепив зубы на горле врага.

Бобик сдох.

А у варваров эта сила была. И осталась с ними после страшного 476

года, когда Империя кончилась навсегда.

Прогресс в том, что косное и старое должно было быть убрано с

площадки, дав место новому и потенциальному.

Медленно-медленно варварская сила обретала цивилизованные черты и

направления, восстанавливала и развивала наследие римлян, чтобы через

тысячу лет ринуться по всей планете, переделывая ее с чудовищной

энергией, со все возрастающей скоростью.

А Восточная Римская Империя с Константинополем устояла еще на

тысячу лет - и что? И снесли ее турки. И где те византийцы? И где ныне

те турки? Мелочь балканских народов и дешевые базары Стамбула и

Антальи. Нет, не столбовой путь развития цивилизации...

Биологическая энергия народа диких завоевателей - залог будущих

великих свершений этого народа. Уже созидательных, а не

разрушительных.

То есть исторический прогресс - процесс дискретный, это не

непрерывный подъем каждый день и каждый год.

Чтоб взять новую вершину, надо отойти назад и разбежаться. А

посмотрим на путь от начала до конца - ух ты, куда влезли.

Выкорчевать высохшее исполинское дерево старой цивилизации - тоже

труд, великий и необходимый; и не скоро еще на месте гигантской ямины

вырастет из хилого побега новое мощное древо. Но что делать, надо.

Представим себе, что все бывшие некогда великие цивилизации

остались жить вечно. Со своими нарастающими институтами, бюрократиями,

достижениями и взглядами. Это ж ничему новому не протолкнуться будет.

У них там родовая аристократия, сонмы богов, сложившиеся уклады и

системы взглядов, колонии и войска. Куда новому государству

воткнуться?.. где разместиться, как среди них, здоровых и вооруженных,

выжить?

Варвары - как лесные санитары-волки: загрызают все, что чуть

слабей или больное. Здоровая кровь! Жизненное пространство! вот в чем

прогресс - новый виток пошел. Снова начинаем с нуля, но на самом деле

каждый раз не совсем с нуля, а чуть дальше, что-то берем с собой,

что-то воспринимаем и развиваем, и делаем в свой черед еще шаг вперед.

Кикладики - народы моря - ахейцы - греки: шуточки делов, этой цепи

развития около трех тысяч лет, каждый раз стиралось бывшее и

начиналось с варварства новое, чтоб подняться до удивительной высоты.

Какой прогресс, говорите, если умирает муж мудрый и могучий, и

остается беспомощный ребенок неразумный?

А в том, что он остался жить, вырастет - всем покажет.

Чтобы Рим породил Европу, ему надо было сначала умереть.

...А если поставить цивилизованных и варваров рядом в один и тот

же год - конечно: убогие коптящие пароходики пришли на смену

совершенным парусным кораблям, тяжеленная пищаль упорно теснила

скорострельный и удобный лук, да и вообще - что такое жалкий,

безволосый и почти беззубый человек рядом со львом, мамонтом и

буйволом.

Так что же, сметание любой цивилизации прогрессивно? А если на ее

месте ничего лучшего не возникло: ау,

Египет, где ты? Увы, не все зерна, брошенные из горсти,

прорастают... Списывайте бесследно погибших на издержки и потери в

пути. Прорастет в другом месте! Смена - всегда шаг прогресса, даже

если сегодня это - шаг назад.

 

Цивилизация и рождаемость

 

1. "На детях гениев природа отдыхает", - давно сделали вывод

биографы великих людей. Причем иногда вовсе отдыхает, манкирует.

Александр и Цезарь были бездетны. Единственный сын Наполеона,

хвороба, умер в детстве. Единственный сын Петра I был казнен по

приказу отца. Бывали и многодетные властители, но факт налицо: любая

правящая династия в конце концов оказывалась без потомков.

Представитель самой древней царствующей фамилии сегодня - королева

Дании: ветвь не прерывается уже тысячу лет, чем датчане страшно

гордятся. Отметим, что последнюю сотню лет, правда, короли Дании

являются таковыми лишь по праву рождения и номинально, эдакие реликты,

символ традиции, но ничего не решают, и к великим людям,

переделывающим мир, их отнести нельзя. А ведь поскольку все мы -

чьи-то прямые потомки, то прямая родословная любого человека тянется

на тысячи лет вглубь истории, до ребят в мамонтовых шкурах и с

палицами.

О Хаммурапи и Тутмосе II судить труднее, но генеалогия

европейских государей и потрясателей со времен раннего средневековья

вполне достоверно и досконально прослежена в документах, летописях,

церковных книгах: тут смотрели в оба, речь о наследовании государства

шла. Карл Великий, Генрих Бурбон, Иван Грозный, Густав- Адольф,

Фридрих II,- а также Ленин; Гитлер, Тимур-ленг, Чингиз-хан и Махмуд

Великолепный... ау!..

Примем во внимание, что государь и вообще крупный политик - это

профессия повышенного риска. На нихустраивают покушения, травят,

давят, отстреливают, свергают, с последующей ликвидацией/им всячески

роют яму конкуренты. Можно сделать вывод, что сопротивление

окружающей,.среды, растущее пропорционально величию и значимости их

дел, в среднем превышает запас их биологической энергии: раныпе или

позже их генетический код исчезает вследствие неблагоприятных и явных

внешних условий: ну не дают им ближние жить вечно в своих потомках,

работа у них вредная и опасная.

Это можно сказать о героях, шире - вообще о профессиях

повышенного риска, если рассуждать таким образом: о солдатах,

охотниках, мореплавателях, шахтерах. Здесь, правда, родословная

известна в лучшем случае на несколько столетий, так что допущение

остается чисто теоретическим, хотя вполне логичным: больше риска -

меньше шансов из поколения в поколение давать потомство.

А если взять великих людей из областей вполне безопасных: наука,

искусство? И у Дарвина, и у Толстого с детьми было все в порядке, и у

Пушкина, и у Эйнштейна, и у самого Шекспира. А наоборот? Данте,

Бальзак, Микельанджело, Леонардо, Рембрандт, Бетховен, Кант,

Шопенгауэр, Ницше... Ну, степень величия в науке и искусстве

определять довольно трудно, это дело неточное и во многом

субъективное. Но оба списка будут соизмеримы между собой по длине.

Примерно поровну, бездетных даже чуть- чуть больше.

Теории вероятности это никак не соответствует. У подавляющего

большинства людей дети есть.

Могут возразить, что в прежние века, при высокой рождаемости и

слабой медицине, потомство давал меньший процент людей, чем сейчас:

как бы еще продолжался естественный отбор по линии физического

здоровья, а то б мы давно на материках теснились плечо к плечу. А в

науке и искусстве было много людей с отклонениями от нормы: увечных,

прибабахнутых, закомплексованных, странных, они в науку и искусство и

двигали со своими странностями: ну, чудаки, слегка не от мира сего, а

брачный институт был строг, куда им жениться и детей делать.

Оно тоже так. Но фактов это никак не меняет. Увечных много, а

гениев мало. Мы сейчас не о том, что у калек меньше детей, чем у

здоровых, и не о том, что среди гениев процент "увечных" выше, чем

среди людей в среднем.

Мы о том, что люди, которые своими сознательными, созидательными,

"цивилизаторскими" действиями делают для человечества больше среднего

человека, размножаются меньше среднего человека. XX век, успехи

медицины и свобода нравов, и прожиточный уровень выше прежнего, можно

прокормить уж куском-то хлеба любого в цивилизованном государстве, -

прошу: Дали, Эйзенштейн, Фолкнер, Акутагава, Курчатов, Грета Гарбо, и

т.д., и т.п., и др., и пр.

Под каждого такого бездетного можно подбить базу психологии,

социологии, физиологии. Это все частности.

Как говорил толстый Карлсон, "это все пустячки, дело житейское".





Читайте также:
Что входит в перечень работ по подготовке дома к зиме: При подготовке дома к зиме проводят следующие мероприятия...
Романтизм: представители, отличительные черты, литературные формы: Романтизм – направление сложившеесяв конце XVIII...
Основные факторы риска неинфекционных заболеваний: Основные факторы риска неинфекционных заболеваний, увеличивающие вероятность...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2019-05-21 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.284 с.