ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ 3 глава




Лучше всего искать там, где вы находитесь.

Она опустилась на колени и стала пальцами ощупывать древнюю каменную кладку. Она осматривала каждый сантиметр, всё сильнее убеждаясь в том, что здесь есть подсказка.

«Что ты делаешь?» – спросил Калеб.

Кейтлин неистово водила руками по стене колодца, ощупывая каждую трещину в камне. Она чувствовала, что напала на след.

Наконец, осмотрев половину стены, она остановилась. Одна из трещин была намного больше других. В неё она могла свободно просунуть палец. Камень вокруг трещины был гладким.

Уперевшись пальцами, Кейтлин начала вытаскивать камень. Наконец он зашатался и поддался. Позади камня, к своему удивлению, Кейтлин обнаружила тайник.

Калеб подошёл ближе, наблюдая через плечо, как она шарит ладонью в темноте. Нащупав что-то металлическое и холодное, Кейтлин медленно вытащила руку и подняла её к свету.

Раскрыв ладонь, Кейтлин не поверила своим глазам.

 


ГЛАВА ПЯТАЯ

 

Скарлет и Рут оказались в ловушке. Прижавшись спиной к стене, девочка со страхом смотрела на толпу хулиганов, которые спустили на неё свою собаку. Через мгновение огромное дикое животное бросилось на Скарлет, намереваясь вцепиться ей в горло. Всё происходило очень быстро, и девочка не знала, что делать.

Прежде чем Скарлет успела что-либо предпринять, Рут зарычала и бросилась навстречу животному. Подпрыгнув и встретившись с псом в воздухе, Рут вцепилась клыками ему в горло, опрокинула на землю и прыгнула сверху. Собака была в два раза больше Рут, однако волчица намертво пригвоздила её к земле и не давала встать. Рут по-прежнему изо всех сил держала врага клыками за горло, и вскоре пёс перестал сопротивляться и издох.

«Ах ты, маленькая дрянь!» – в гневе закричал главарь банды.

Отделившись от толпы, он направился прямо к Рут. Подняв заострённую с одного конца палку, он бросил её прямо в незащищённую спину волка.

Рефлексы Скарлет взяли верх, и она начала действовать. Не раздумывая, девочка бросилась навстречу мальчишке, протянула руку и успела схватить палку в самый последний момент. Затем Скарлет притянула хулигана к себе, размахнулась и изо всех сил ударила мальчишку по рёбрам.

Он рухнул на землю, а Скарлет нанесла ему ещё один удар с разворота по лицу. Перевернувшись, мальчишка приземлился лицом на камень.

Рут повернулась и бросилась на остальных. Высоко подпрыгнув, она вцепилась в горло одному из них и повалила его на землю. Теперь их осталось всего лишь трое.

Скарлет стояла лицом к банде хулиганов и неожиданно ощутила новое чувство. Она больше не боялась, ей больше не хотелось бежать и прятаться, она не желала, чтобы мама и папа защищали и оберегали её.

Скарлет перешла невидимую черту и что-то внутри неё изменилось. Впервые в жизни она осознала, что ни в ком не нуждается. Ей нужна только она сама. И вместо того, чтобы испугаться сложившейся ситуации, Скарлет наслаждалась ею.

Ярость наполняла всё её тело от пальцев ног до кончиков волос. Скарлет не понимала, что с ней происходит, поскольку таких сильных эмоций ей до сих пор не приходилось ощущать. Она больше не желала убегать от хулиганов и в то же время не хотела дать им уйти.

Теперь ей хотелось отомстить.

Пока мальчишки оправлялись от пережитого потрясения, Скарлет бросилась в атаку, едва контролируя свои действия. Всё происходило очень быстро. Рефлексы девочки работали гораздо быстрее, чем у мальчишек, которые двигались, как в замедленной съёмке.

Скарлет подпрыгнула выше, чем когда-либо и обеими ногами ударила одного из них прямо в грудь. Он отлетел назад со скоростью пули, врезался в стену и упал без сознания.

Прежде, чем остальные успели отреагировать, Скарлет нанесла удар локтём одному из них, а второго с разворота пнула в солнечное сплетение. Оба хулигана потеряли сознание и рухнули на землю.

Скарлет и Рут стояли рядом, тяжело дыша.

Девочка огляделась по сторонам и увидела, что пятеро их обидчиков лежат на земле без признаков жизни. Теперь она – победитель, а не маленькая беззащитная девочка, какой была прежде.

*

 

Скарлет вместе с Рут несколько часов бродила по улицам, держась как можно дальше от тех хулиганов. Под палящим солнцем она переходила из одного переулка в другой, заблудившись в лабиринте узких улочек старого Иерусалима. Полуденное солнце нещадно палило. Скарлет сходила с ума от жары, голода и жажды. Пробираясь сквозь толпу, девочка смотрела в сторону Рут, которая, тяжело дыша и страдая от жары, шла рядом.

Пробегающий мимо ребёнок попытался схватить Рут за спину и играючи слишком сильно дернул её за шерсть. Волчица повернулась и зарычала, обнажив клыки. Ребёнок закричал и в слезах убежал прочь. Такое поведение было несвойственно Рут – обычно она была очень терпеливой. Однако, казалось, что голод и жара так же сводили её с ума, а ярость и чувство безысходности передались ей от Скарлет.

Несмотря на все свои усилия, девочка не могла побороть поселившееся в ней чувство ярости и гнева. Как будто эти эмоции вырвались наружу, и теперь она уже не могла с ними совладать. Её вены пульсировали, а злость нарастала. Проходя мимо торговцев едой и рассматривая пищу, которую они с Рут не могли себе позволить, Скарлет всё больше злилась. Ко всему прочему она начала понимать, что это болезненное чувство голода было необычным и ей незнакомым. Это был не просто голод. Скарлет понимала, что это было нечто более глубокое, первородное. Ей хотелось крови. Ей нужна была охота.

Скарлет не знала, что с ней происходит и поэтому не умела обуздать своё желание. Почуяв запах мяса, она стала пробираться сквозь толпу к цели. Рут была рядом.

Скарлет расчищала себе путь локтями, и вдруг один возмущённый мужчина из толпы оттолкнул её назад.

«Эй, девочка, смотри куда идёшь!» – рявкнул он.

Не думая ни секунды, Скарлет повернулась и толкнула мужчину в ответ. Несмотря на очевидное преимущество в росте и силе, он отлетел назад и, сбив несколько лотков с фруктами, упал на землю.

Поспешно поднявшись на ноги, мужчина в недоумении уставился на Скарлет, силясь понять, как такая маленькая девчонка смогла его одолеть. Затем, испугавшись, он принял мудрое решение и поспешил прочь.

Один из торговцев, предчувствуя беду, грозно посмотрел на Скарлет.

«Тебе хочется мяса? – прорычал он. – А у тебя есть деньги, чтобы заплатить за него?»

И тут Рут не смогла удержаться. Стремительным движением она схватила огромный кусок мяса, оторвала от него часть и проглотила её в одно мгновение. Прежде, чем кто-либо успел отреагировать, Рут снова выскочила вперёд, намереваясь схватить ещё один кусок.

Однако на этот раз торговец замахнулся кулаком, чтобы со всей силы ударить Рут по голове.

Скарлет вовремя почувствовала его намерение. Что-то новое произошло с её реакцией ощущением скорости. Как только кулак торговца стал опускаться, Скарлет поняла, что её собственная рука практически самостоятельно вытянулась вперёд и схватила запястье мужчины прежде, чем тот успел ударить Рут.

Торговец посмотрел на Скарлет сверху вниз широко открытыми от удивления глазами. Он не мог понять, как такая маленькая девочка может так сильно сжимать его запястье. Скарлет стиснула руку торговца и стала сжимать её ещё сильнее до тех пор, пока рука не начала дрожать. Не в силах контролировать свою ярость, Скарлет смотрела на торговца глазами, полными злобы.

«Не смейте трогать моего волка», – прорычала она.

«Простите», – ответил мужчина. Его рука дрожала, а в глазах читался страх.

Наконец Скарлет отпустила запястье и поспешила прочь от прилавка. Рут бежала рядом. Убежав как можно дальше, Скарлет услышала свист и неистовые крики о помощи позади себя.

«Пойдём отсюда, Рут!» – сказала Скарлет, и они обе поспешили прочь, пытаясь затеряться в толпе. По крайней мере, Рут удалось немного поесть.

Голод Скарлет становился невыносимым, и она не знала, сколько ещё сможет продержаться. Она не понимала, что с ней происходит, но когда они шли по улицам, девочка стала замечать, что рассматривает шеи проходящих мимо людей. Она смотрела на вены и видела пульсирующую кровь. Скарлет облизывала губы и неистово желала вонзить свои зубы в их плоть. Она жаждала человеческой крови и представляла себе, как та потечёт по её пересохшему горлу. Скарлет ничего не понимала. Она всё ещё человек? Неужели она становится диким животным?

Она никому не хотела причинить вреда, сдерживаясь изо всех сил.

Но это было физически невозможно. Новое чувство поднималось от кончиков пальцев и проходило через всё тело к кончикам волос. Это было страстное желание, непреодолимая, неутолимая жажда. Она овладела её разумом и диктовала, что делать и как поступать.

Неожиданно Скарлет кое-что заметила: вдали, где-то позади неё группа Римских солдат шла по её следу. Благодаря своей новой способности Скарлет отчётливо слышала звук их сандалий по мостовой. Она знала, что солдаты гонятся за ней, хотя они были ещё совсем далеко.

Скарлет слышала преследователей, и это раздражало её ещё сильнее. Звук их шагов смешался в её голове с криком торговца, смехом детей, лаем собак… Это становилось просто невыносимо. Слух Скарлет стал очень острым, и её раздражала эта какофония.

Солнце стало припекать ещё сильнее. С неё довольно. Скарлет ощущала себя, как под микроскопом и знала, что вот-вот взорвётся.

Неожиданно она откинулась назад, закипая от ярости, и почувствовала, что с её зубами что-то происходит. Она чувствовала, как оба её резца становятся длиннее, увеличиваются и превращаются в острые клыки. Она едва понимала, что с ней происходит, однако точно знала, что превращается в существо, которое вряд ли сможет контролировать. В тот же момент она заметила большого толстого пьяницу, который, спотыкаясь, шёл по улице. Скарлет знала, что если она сейчас не поест, то будет обречена на смерть. Что-то внутри неё отчаянно желало выжить.

Скарлет зарычала и была поражена этим. Этот первобытный рык оглушил даже её саму.

Скарлет казалось, что она покинула своё тело и наблюдала со стороны, как, подпрыгнув в воздух, она направилась к мужчине. Она видела, как пьяница обернулся, видела его полные страха глаза. Она почувствовала, как её клыки вонзились в его плоть, в вены у него на шее. Спустя мгновение она почувствовала, как его кровь течёт в её горло и наполняет её вены.

Скарлет слышала, как мужчина закричал, но крик его был недолгим. Через секунду он рухнул на землю, а Скарлет продолжала высасывать кровь, сидя на нём верхом. Постепенно её тело наполнялось новой жизнью, новой энергией.

Ей хотелось остановиться, отпустить человека, но она не могла этого сделать. Скарлет нужно было выжить.

Ей нужно было утолить голод.

 


ГЛАВА ШЕСТАЯ

 

Сэм бежал по улицам Иерусалима, вне себя от ярости. Ему хотелось крушить и разрывать на кусочки всё вокруг. Он пробегал мимо торговцев, вытянув руки и опрокидывая их прилавки, словно фишки домино. Он нарочно толкал людей изо всех своих сил, так, что они разлетались в разные стороны. Подобно неконтролируемому тарану, Сэм нёсся по улице, сметая всё на своём пути.

Начался хаос, послышались крики. Люди пытались уйти, убежать, исчезнуть с дороги. Сэм был похож на товарный поезд, несущийся на полном ходу.

Солнце сводило его с ума. Оно пекло голову, порождая внутри всё большую и большую ярость. До сих пор ему был неизвестен истинный гнев. Ничто не могло его успокоить.

Увидев высокого худощавого мужчину, Сэм бросился к нему и вонзил клыки в его шею. За несколько секунд он высосал всю кровь из тела несчастного и бросился на поиски новой жертвы. Он убивал одного за другим, впиваясь клыками и высасывая кровь. Сэм двигался так быстро, что никто из людей не успевал отреагировать. Они падали на землю, один за другим, образуя кровавый след от его деяний. Сэм в бешенстве лишал жизни людей и чувствовал, как его тело наполняется кровью убитых. Однако этого было недостаточно.

Из-за жары Сэм находился на грани помешательства. Ему нужно было как можно скорее найти тень. Вдали он заметил высокое здание из белого известняка. Это был искусно украшенный дворец с колоннами и огромной полукруглой дверью. Не раздумывая, Сэм бросился через площадь и, достигнув дворца, пинком открыл дверь.

Здесь было прохладнее, и Сэм снова мог дышать. Укрывшись от солнца, он сразу почувствовал себя лучше. Открыв глаза, он медленно осмотрелся.

В ответ на Сэма в испуге смотрели несколько десятков человек. Большинство из них сидели в маленьких бассейнах и ваннах. Другие ходили босиком по каменному полу. Все они были без одежды. Сэм догадался, что находится в бане. В римской купальне.

Высокие полукруглые потолки пропускали достаточно много света. Повсюду находились большие сводчатые колонны. Пол был отделан блестящим мрамором. Большую часть зала занимали бассейны. Кто-то слонялся без дела, кто-то лежал в ваннах и расслаблялся.

Их идиллию нарушил Сэм. Увидев его, люди поспешили сесть, на их лицах читался страх.

Сэм ненавидел таких людей – эти ленивые богачи отдыхают здесь, и ничто другое в мире их не волнует. Он заставит их заплатить. Запрокинув голову назад, Сэм зарычал.

Большинство присутствующих в отчаянии начали бегать из стороны в сторону, стараясь как можно скорее схватить своё полотенце или накидку и убежать прочь.

Однако у них не было шансов. Сэм кинулся вперёд, схватил ближайшего к нему человека и вонзил зубы ему в шею. Высосав кровь, Сэм бросил тело, и оно покатилось прямо в ванну, окрасив воду в красный цвет.

Сэм убивал одну жертву за другой без разбора. Вскоре купальня была полна трупов, повсюду плавали мертвецы, а пол был залит кровью.

Неожиданно дверь с грохотом распахнулась, и Сэм повернулся, чтобы посмотреть, кто к нему пожаловал.

В дверях стояли римские солдаты, одетые в форму – короткие туники, римские сандалии и шлемы с пером; в руках они держали короткие мечи и щиты. У нескольких из них имелись луки и стрелы. Натянув тетиву, они взяли Сэма на мушку.

«Оставайся на месте!» – закричал командир.

Сэм зарычал и, выпрямившись во весь рост, пошёл к ним навстречу.

Солдаты открыли огонь. Десятки стрел полетели в Сэма. Как в замедленной съёмке он видел летящие стрелы и их блестящие серебряные наконечники.

Однако он был быстрее любого оружия. Прежде, чем стрелы успевали достичь его, Сэм подскакивал высоко вверх и лавировал между ними. Он с лёгкостью преодолел расстояние в сорок метров до конца зала купальни и оказался рядом со стрелками прежде, чем они смогли опустить луки.

Сначала Сэм набросился на солдата в центре и толкнул его с такой силой, что тот отлетел назад и сбил остальных стрелков. Строй рухнул, как фишки домино. Несколько солдат упали без сознания.

Прежде, чем другие успели опомниться, Сэм подошёл ближе и, выхватив пару мечей из их рук, принялся размахивать ими во все стороны.

Его план сработал идеально. Он рубил головы одну за другой, а затем добивал выживших ударом в сердце. Не моргнув глазом, Сэм резал солдат, как масло. Вскоре все они лежали мёртвыми на полу купальни.

Сэм опустился на колени и принялся пить кровь. Он не мог остановиться, всё пил и пил. Стоя на четвереньках, подобно зверю, Сэм жадно высасывал кровь, пытаясь утолить безмерную ярость.

Закончив, Сэм понял, что так и не насытился. Ему хотелось сразиться с армией врагов, убить тысячи людей. Он неделями будет пить их кровь. И даже потом этого будет недостаточно.

«САМСОН!» – послышался визгливый женский голос.

Сэм остановился, как вкопанный. Уже много веков он не слышал этого голоса. Он уже почти забыл его и не надеялся услышать вновь.

Только один человек в мире называл его Самсоном.

Это был голос его создателя.

Прямо над ним, с улыбкой на прекрасном лице, стояла его первая любовь.

Это была Саманта.

 


ГЛАВА СЕДЬМАЯ

 

Кейтлин и Калеб летели вместе в чистом, синем небt над пустыней, направляясь в северную часть Израиля, к морю. Под ними простиралась земля, и Кейтлин наблюдала за тем, как меняется пейзаж. Она видела огромные полосы пустыни, бескрайние территории высушенной на солнце земли, скалы, валуны, горы, пещеры. Людей видно не было, за исключением редкого пастуха с отарой овец, одетого в белое с ног до головы, с накинутым капюшоном для защиты от солнца.

Пока они летели всё дальше на север, местность постепенно менялась. Пустыня уступила место холмам; коричневая, высушенная, пыльная земля стала вдруг ярко зелёной. То там, то здесь виднелись оливковые рощи и виноградники. Однако, по-прежнему, людей видно не было.

Кейтлин вспомнила о своей находке. Она была крайне удивлена, обнаружив в стене колодца единственный ценный предмет, который сейчас сжимала в руке. Это была золотая звезда Давида, размером с ладонь. Древними буквами на ней было выгравировано единственное слово: Капернаум.

Оба сразу поняли, что это была подсказка. Теперь им нужно отправляться туда. Но почему Капернаум? Кейтлин не могла придумать объяснения.

От Калеба она узнала, что Иисус провёл там некоторое время. Значит ли это, что он ожидает их там? А, может быть, там её отец? И, возможно, Скарлет?

Кейтлин внимательно изучала пейзаж внизу. Она с удивлением отмечала, каким малонаселённым был Израиль в то время. Пролетая над одиноко стоящими домиками, Кейтлин замечала, что поселения находятся друг от друга на приличном расстоянии. Сейчас это были пустынные, сельские земли. Города, которые встречались ей на пути, напоминали деревни. Они выглядели примитивными из-за своих одноэтажных каменных зданий. Кстати сказать, мостовых Кейтлин также не заметила.

Пока они добирались до места, Калеб летел рядом и держал Кейтлин за руку. Было приятно ощущать его прикосновение. В сотый раз Кейтлин гадала, почему они оказались именно здесь и сейчас. В этом древнем, далёком месте, так сильно отличавшемся от Шотландии и всего, что было ей привычно.

В глубине души Кейтлин чувствовала, что здесь будет конец их путешествия. Здесь. В Израиле. Энергетика в этом месте и времени была очень мощной и всепоглощающей. Всё вокруг было заряжено ею, и Кейтлин казалось, будто она дышит, живёт и движется в огромном энергетическом поле. Она знала, что впереди её ждет нечто важное. Однако не знала, что именно. Может быть, здесь она встретит отца? Найдёт ли она его когда-нибудь? Ответов на эти вопросы Кейтлин не имела. Она нашла все четыре ключа. Отец должен ждать её здесь. Зачем же ей снова продолжать поиски?

Однако больше всего ей не давали покоя мысли о Скарлет. Кейтлин внимательно рассматривала все места, мимо которых они пролетали, и тщетно пыталась отыскать её следы.

В какой-то момент Кейтлин подумала, что, возможно, Скарлет уже нет в живых, однако тут же отогнала дурные мысли, стараясь взять себя в руки и не думать о плохом, ведь теперь она просто не представляла своей жизни без дочери. И если с ней вдруг что-то случится, Кейтлин этого не вынесет.

Чувствуя в своей ладони звезду Давида, Кейтлин снова подумала о том, куда они направляются. Если бы она только знала больше о жизни Иисуса. Если бы только она внимательнее читала Библию. Кейтлин помнила только основные моменты Писания: Иисус жил в четырёх местах: Вифлееме, Назарете, Капернауме и Иерусалиме. Они с Калебом только что покинули Назарет, и теперь их путь лежал в Капернаум.

Что если они охотятся за сокровищем и идут по его следам, чтобы получить подсказку? Или, может быть, один из учеников Иисуса скажет, как найти отца и щит? Кейтлин недоумевала, как всё это может быть связано между собой. Вспоминая все церкви и монастыри, которые она посетила в разное время, Кейтлин чувствовала, что связь существует. Однако какая именно, она не знала.

О Капернауме Кейтлин было известно не так уж много. Это была маленькая скромная рыбацкая деревушка в Галилее, располагающаяся вдоль северо-западного побережья Израиля. За последние несколько часов лёта им не попалось ни одного города или деревни. Водоёмов, а тем более моря, тоже не наблюдалось.

Пока Кейтлин думала об этом, они с Калебом пролетели над горной вершиной и, миновав её пик, увидели открывшуюся их взору долину. У Кейтлин перехватило дыхание. Впереди простиралось бескрайнее море. Такой синей глади Кейтлин ещё никогда не видела, а блестящая на солнце вода напоминала сундук с сокровищами. Волны омывали великолепный бесконечный пляж с белым песком.

По коже Кейтлин побежали мурашки. Они движутся в правильном направлении и если будут лететь вдоль берега, то рано или поздно окажутся в Капернауме.

«Туда», – послышался голос Калеба.

Проследив за его пальцем и прищурившись, Кейтлин посмотрела на горизонт. Вдали виднелась маленькая деревушка. Это был не город и даже не маленький городок. Поселение из двух десятков домов находилось рядом с большим прибрежным сооружением. Подлетев поближе, Кейтлин прищурила глаза, пытаясь разглядеть улицы деревни, однако увидела всего лишь нескольких жителей. В чём причина? Люди бросили деревню или просто спасались от полуденной жары?

Кейтлин смотрела вниз и тщетно пыталась увидеть самого Иисуса. Что ещё более важно, она не чувствовала его присутствия здесь. Если верить Калебу, то она обязательно ощутит ни с чем несравнимую энергетику, даже находясь от него на большом расстоянии. Однако Кейтлин ничего необычного не ощущала. Она снова задумалась о том, в правильное ли место и время они прибыли. Может быть, тот незнакомец ошибся, и Иисус давно уже умер. Или ещё не родился.

Внезапно Калеб спикировал вниз к деревне, и Кейтлин полетела за ним. Выбрав неприметное место и приземлившись в оливковой роще, они миновали ворота и вошли в поселение.

Маленькая пыльная деревушка была раскалена жарким солнцем. Редкие прохожие совсем не замечали вновь прибывших. Казалось, все они были заняты поиском тенистого убежища. Одна старуха подошла к городскому колодцу, взяла огромный ковш и начала пить. Затем, подняв руку, вытерла пот со лба.

Место казалось совершенно пустынным. Кейтлин внимательно осматривало всё, что их окружало в поисках подсказки. Она надеялась увидеть след Иисуса, своего отца, щита, Скарлет. Однако ничего не бросалось ей в глаза.

Она повернулась к Калебу.

«Что нам теперь делать?» – спросила Кейтлин.

Калеб беспомощно посмотрел на неё. Он тоже казался сбитым с толку.

Кейтлин повернулась и, рассматривая деревенские дома и скромную архитектуру, заметила узкую протоптанную тропинку, ведущую к морю. Пройдя по ней через ворота, Кейтлин увидела вдали искрящийся океан.

Слегка подтолкнув Калеба, девушка через город направилась к берегу. Он последовал за ней.

Приблизившись к пляжу, Кейтлин заметила три маленькие, ярко выкрашенные, дряхлые рыбацкие лодки. Находясь наполовину в воде, они качались на волнах. В одной из них сидел рыбак, двое стояли рядом. В океане по щиколотку в воде находилось ещё двое мужчин. Они были похожи на свои лодки: седые бородатые старики с загорелыми, морщинистыми лицами. Рыбаки были одеты в белые туники с капюшонами, которые защищали их от солнца.

Пока Кейтлин смотрела на рыбаков, двое из них подняли невод и медленно потащили его по воде. Маленький мальчик выскочил из лодки и бросился на помощь старикам, которые тащили улов, борясь с волнами. Как только сеть оказалась на берегу, Кейтлин увидела, как в ней бьётся и извивается пойманная рыба. Мальчик закричал от радости, старики же так и остались угрюмыми.

Шум волн заглушал шаги, и поэтому Кейтлин и Калеб подошли к рыбакам так тихо, что те до сих пор не подозревали об их присутствии. Кейтлин прокашлялась, чтобы нечаянно не напугать их.

Рыбаки повернулись и с удивлением посмотрели на путников. Однако рыбаков не в чем было упрекнуть: Кейтлин и Калеб, должно быть, производили странное впечатление, поскольку по-прежнему были одеты в чёрные обтягивающие боевые костюмы. Наверняка они выглядели, как упавшие с неба пришельцы.

«Простите нас за беспокойство, – начала Кейтлин и, обращаясь к ближайшему рыбаку, продолжила. – Это Капернаум?»

Старик перевёл взгляд с неё на Калеба и обратно. Затем медленно кивнул.

«Мы ищем одного человека», – продолжила Кейтлин.

«Интересно, кого?» – спросил в свою очередь другой рыбак.

Кейтлин хотела сказать «моего отца», однако вовремя остановилась, решив, что ни к чему хорошему это не приведёт. Как же ей объяснить? Ведь она даже не знает, кто он и как выглядит.

Вместо этого она назвала первое пришедшее ей на ум имя. Они, вероятно, его знают: Иисус.

Кейтлин ждала, что сейчас старики посмотрят на неё, как на сумасшедшую, начнут смеяться, подшучивать над ней или, чего доброго, скажут, что не знакомы с такой личностью.

Однако, к её большому удивлению, старики ничуть не удивились её вопросу.

«Он покинул город две недели назад», – сказал один из них.

Сердце Кейтлин бешено заколотилось. Итак. Это всё правда. Он действительно жив. Они действительно очутились в его времени. И он действительно бывал здесь, в этой деревушке.

«Все его ученики тоже ушли, – сказал другой рыбак. – В деревне остались только старики и дети».

«Он действительно существует?» – с удивлением спросила Кейтлин. Она просто не могла в это поверить.

Мальчик вышел вперёд и подошёл к Кейтлин.

«Он излечил руку моего дедушки, – сказал он. – Посмотрите сами. Дедушка болел проказой. А сейчас он исцелён. Покажи им, дедушка».

Старик медленно повернулся и закатал рукав. Его рука выглядела вполне здоровой. Присмотревшись, Кейтлин заметила, что одна рука выглядит моложе другой. Это было поразительно. У старика была рука восемнадцатилетнего юноши. Здоровая, розовая рука. Можно было подумать, что ему подарили новую.

Кейтлин не могла поверить. Иисус действительно существует, и он исцеляет людей.

Глядя на руку рыбака, на этого старца, который болел проказой и чудом исцелился, Кейтлин ощутила, как мороз пробежал у неё по коже. Теперь она снова надеялась, что сможет обрести дом, найти Иисуса, отца и щит. И, возможно, это приведёт её к Скарлет.

«А вы не знаете, куда он отправился?» – спросил Калеб.

«Насколько мы знаем, в Иерусалим», – громко сказал один из рыбаков, пытаясь перекричать шум прибоя.

Иерусалим, подумала Кейтлин. Но ведь он очень далеко.

Они так долго добирались сюда, в Капернаум. Всё это напоминало погоню за призраками, поскольку сейчас они должны снова отправляться в путь с пустыми руками.

Однако звезда Давила в её ладони напоминала, что они прибыли в Капернаум неслучайно. Кейтлин чувствовала, что в этой деревушке они найдут нечто важное.

«Один из его учеников ещё здесь, – сказал рыбак. – Павел. Спросите его. Он точно знает, куда они направились».

«Где нам его найти?» – спросила Кейтлин.

«Там, где они проводят всё своё время. В старой синагоге».

Повернувшись, старик указал большим пальцем через плечо.

Кейтлин посмотрела туда, куда указывал рыбак, и увидела расположенный на холме лицом к океану красивый маленький храм из белого известняка. Уже сейчас он выглядел древним. Храм был украшен замысловатыми колоннами и смотрел прямо на море и его бушующие волны. Даже находясь от храма на приличном расстоянии, Кейтлин чувствовало, что находится у священного места.

«Это синагога Иисуса, – сказал один из стариков. – В ней он проводил всё своё время».

«Большое спасибо», – ответила Кейтлин и направилась к зданию.

В этот момент старик наклонился вперёд и схватил её за запястье своей здоровой рукой. Девушка тут же ощутила энергию, сокрытую в ней. Это была исцеляющая, утешающая энергия.

«Вы ведь не отсюда, не так ли?» – спросил рыбак.

Кейтлин видела, что он смотрит ей прямо в глаза, будто догадываясь о чём-то. Смысла лгать не было.

Медленно покачав головой, она ответила:

«Нет, я не отсюда».

Старик долго смотрел на неё, не моргая, а затем одобрительно кивнул.

«Вы найдёте его, – сказал он. – Я это чувствую».

*

 

Кейтлин и Калеб шли вдоль берега. Слышался шум прибоя, и в воздухе пахло солью. Легкий ветерок приятно освежал после долгого путешествия через пустыню. Повернув, они обогнули небольшой холм, на вершине которого располагалась древняя синагога.

Подойдя к храму, Кейтлин осмотрела его: построенный из белого известняка, казалось, он стоял тут уже целую вечность. Она явственно ощущала исходящую от него энергию. Кейтлин знала, что это священное место. Большая полукруглая дверь была приоткрыта, и скрипела от ветра, дувшего с океана.

Взбираясь по холму, Кейтлин и Калеб любовались множеством ярких диких цветов, которые, казалось, росли прямо из камней. Это были самые красивые цветы, которые Кейтлин когда-либо видела. Здесь, в этом отдалённом месте они выглядели непривычно и невероятно.

Взобравшись на самую вершину, путники направились прямо к двери храма. Кейтлин чувствовала, как звезда Давида жжёт её карман, и у неё не осталось сомнений, что они идут в правильном направлении.

Взглянув вверх, Кейтлин увидела выгравированную прямо над входом огромную золотую звезду Давида в окружении надписей на иврите. Было удивительно думать о том, что она переступает порог храма, в котором молился Иисус. Кейтлин ожидала, что синагога будет похожа на другие церкви, в которых ей уже приходилось бывать, но потом она поняла, что это было невозможно, ведь церкви как таковые появились только после смерти Христа.

Было странно думать об Иисусе, который молился в синагоге. Однако она знала, что он, прежде всего, был евреем и раввином. Поэтому всё было логично.





©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!