ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ 11 глава




Кейтлин опустилась на колени и нежно качала Калеба, как ребёнка. Ей больше не хотелось жить.

«Папочка?» – раздался неуверенный голос.

От этого звука Кейтлин стала ещё больнее.

Плачущая Скарлет присела рядом с Калебом и обняла его. Слышать её всхлипы было для Кейтлин больнее всего, и ей очень хотелось оградить своего ребёнка от этой боли.

«Папочка!» – вновь и вновь кричала Скарлет, тряся его безжизненное тело.

Кейтлин хотелось её утешить, но она не знала как. Она была сама слишком поглощена горем, чтобы как-то помочь дочери.

«Сделай что-нибудь мама! – кричала Скарлет. – Сделай что-нибудь. Верни его. Ты должна его вернуть! Ты ДОЛЖНА!»

Кейтлин лишь качала головой. Она не знала, что делать. Калеб, её муж, был мёртв. Действительно мёртв. Она чувствовала, что душа его давно покинула тело и была уже не на земле. В этот раз рядом с Кейтлин не было Эйдена, который бы мог сказать ей, что делать дальше. Больше никого не осталось.

«Прости, милая, – сказала Кейтлин, чувствуя вину и ощущая своё поражение, – но я ничего не могу сделать».

Кейтлин казалось, что во всём была её вина. Если бы она смогла найти отца раньше. Если бы она смогла найти щит. Если бы она не подвела их всех.

«Кое-что ты можешь сделать», – сказал низкий, мрачный голос у неё за спиной.

Кейтлин не было необходимости оборачиваться, чтобы понять, кому принадлежал этот голос. Этот голос преследовал её веками и отравлял её жизнь.

Кайл.

Кейтлин медленно поднялась на ноги и развернулась к нему лицом, чувствуя, как её горе преобразуется в ярость.

«Можешь отправиться в ад, – продолжил Кайл с широкой улыбкой, – вместе со своим мужем. Я могу помочь тебя туда отправить».

Кейтлин увидела Кайла, стоящего рядом с ним Райнда, а за ними – всю армию Рексиуса. Все стояли и смотрели на неё.

На этот раз Кейтлин была готова к схватке. Больше бегать она не хотела. Ей больше не для чего было жить.

Кейтлин хотела мести.

 


ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ

 

Кейтлин стояла напротив Кайла, Райнда, Рексиуса и легиона вампиров. Ярость медленно поглощала её. Уже очень давно она не испытывала такой злобы. Это была глубокая, первобытная ярость, и она накрыла Кейтлин с головой. Это была ярость существа, которому больше не для чего жить. Ничего более мощного Кейтлин не испытывала никогда.

Кейтлин желала мести. Ей нужна была месть. Месть за Калеба, за Эйдена, за Блейка, за себя. Каждая клетка её тела приготовилась к битве с армией. Взгляд заволокла красная пелена, и она понимала, что не успокоится, пока не убьёт их всех до единого.

Кейтлин откинула голову назад и зарычала. Это был рёв тысячи драконов. Земля затряслась под ногами, а крик долетел до небес.

Когда затряслась земля, Кейтлин увидела страх в глазах Кайла и Райнда. Они, видимо, почувствовали, что бороться им предстоит не с той Кейтлин, которую они знали раньше – она стала другим человеком, и таких они ещё не встречали. Это была новая Кейтлин. Кейтлин, прошедшая весь курс обучения. Кейтлин, лишившаяся всего, что было ей дорого, и которой нечего было больше терять.

Кейтлин бросилась в атаку. С молниеносной скоростью она взмыла на шесть метров вверх и ударила Кайла обеими ногами в грудь. Удар был такой сильный и неожиданный, что он не успел среагировать. Как пушечное ядро он влетел в ряды солдат позади него и сбил десяток из них с ног.

Не успела Кейтлин опуститься на землю, как нанесла мощный удар локтём Райнду по лицу. Она услышала, как ломается челюсть, а сам вампир падает на землю. Развернувшись, Кейтлин ударила его вновь. Мощный удар откинул его на несколько метров назад, заставив сбить десяток вампиров-солдат, как мяч для боулинга, попавший в ряд кегель.

Кейтлин развернулась и набросилась на Рексиуса. Он был быстрее остальных. Когда Кейтлин ударила его кулаком по лицу, он сумел отразить удар, но Кейтлин сейчас же ударила его другой рукой, а потом размахнулась и толкнула в живот, отправив вслед за Райндом и Кайлом. Вампиры-солдаты падали, как фишки домино.

Кейтлин почувствовала чьё-то присутствие за спиной. Обернувшись, она увидела бесстрашно смотрящую на неё Саманту. Кейтлин была шокирована увидеть её – вампира, который испортил жизнь её брата. Ещё более Кейтлин была шокирована, когда увидела, что противница крепко схватила Скарлет.

«Одно движение, и я убью девчонку», – пригрозила Саманта.

Кейтлин посмотрела на дочь. Лицо девочки исказила ярость. Это был первый раз, когда Кейтлин видела, как в Скарлет просыпается вампир, превращая её в бесстрашного воина, как и её мать.

Не успела Саманта ничего сделать, как Скарлет схватила её за запястье и сломала его. К удивлению Кейтлин, Скарлет была такой же сильной, как и взрослый вампир. Быстрым движением, Скарлет вывернула руку Саманты назад, заставив нападавшую опуститься на колени перед тем, как сломать ей руку. Саманта вскрикнула от боли, но Скарлет даже не дрогнула. Подняв её над головой, девочка бросила Саманту в толпу вампиров, сбив нескольких из них с ног.

Из ряда солдат появился вампир, готовясь напасть на девочку. Не успел он добраться до цели, как Рут подпрыгнула вверх и вонзила острые клыки ему в горло, прижав к земле. Вампир был мёртв.

Ещё десяток вампиров бросился на Кейтлин. Она инстинктивно встала так, чтобы защитить Скарлет от атаки. Никому из нападавших не удалось добиться желаемого – Кейтлин ударяла, била, сбивала, подпрыгивала и атаковала со всех сторон, превратившись в машину для убийства. Она уничтожала до десятка вампиров одним ударом, сталкивая их друг с другом и нейтрализуя каждого в ходе точных, смертельных выпадов. Вампиры падали вокруг неё, как мухи.

Но им на смену приходили другие.

Кейтлин схватила с земли длинный посох, который раньше принадлежал Эйдену, и издала дикий крик, размахнувшись им со всей силой. Она размахивала им, описывая широкие круги и сбивая вампиров одного за другим. Вскоре ей удалось очистить больший периметр, сбивая солдат ряд за рядом. Один удар выводил из строя до десятка вампиров. Кейтлин продолжала размахивать посохом, пока не уничижила несколько сотен противников.

Она создала вокруг себя круг в диаметре около тридцати метров, и никто из вампиров-противников не горел особым желанием нарушить его границы. Они её боялись. Она видела, как они тяжело дышат, скалятся и оголяют длинные клыки, но боятся приблизиться. Даже Кайл, Райнд и Рексиус не решались подойти ближе. Кейтлин одна заменяла собой целую армию, и она одерживала победу.

Вдруг одинокая фигура опустилась с неба и приземлилась прямо рядом с ней. Сначала Кейтлин поразилась дерзости одиночки, решившегося приблизиться к ней и сражаться один на один.

А потом она увидела, кто решился на подобную схватку. Кейтлин была немало удивлена.

Это был её брат.

Сэм.

Приземлившись, он зарычал на Кейтлин, и она ответила тем же. Братской любви к нему у неё не осталось. После всего того, что он сделал, Сэм стал для неё врагом. Двое детей одного отца боролись друг против друга. Кейтлин больше не любила Сэма, и он, очевидно, её тоже. Синяк на щеке, которым он одарил её ранее, до сих пор болел. Пришло время битвы.

Сэм напал совершенно неожиданно. Взмыв воздух, он ударил ей ногами в грудь. В последний момент Кейтлин удалось отступить в сторону, параллельно больно ударив его локтем по лицу.

Сэм с размаху приземлился на землю. Должно быть, это было больно, и он выглядел поражённым. Подобного поворота он не ожидал.

Вскочив на ноги, он развернулся и набросился на сестру, готовый ударить вновь.

Кейтлин оказалась быстрее: она вновь отскочила, схватила его сзади и откинула в сторону, дав инерции сделать своё дело. Сэм пролетел десяток метров и приземлился лицом в грязь.

Вскочив на ноги и развернувшись, он удивлённо посмотрел на сестру. Сэм был унижен и взбешён.

Одним быстрым движением он достал меч из ножен за спиной и бросил его в сторону Кейтлин.

Переворачиваясь в воздухе, меч летел прямо ей в грудь.

Кейтлин удалось избежать удара в самый последний момент. Меч безобидно пролетел мимо, хотя летел он настолько близко, что ветер растрепал Кейтлин волосы.

Сэм шокировано взглянул на сестру. Он явно не ожидал от неё подобной ловкости и скорости.

Теперь нападала Кейтлин.

Она бросилась на Сэма, размахивая посохом Эйдена. Сэм вытащил длинный меч, и они встретились в схватке.

Удар за ударом сестра и брат сражались друг с другом. Это была схватка на равных. Казалось, они были единым целым, и никто не мог одержать верх над противником. Меч Сэма противостоял золотому посоху Кейтлин. Их схватка требовала немалого пространства, и они передвигались то вперёд, то назад по всему полю боя. Армия стояла в стороне, наблюдая. Было ясно, что одна эта схватка определит исход всей войны.

Ни Кейтлин, ни Сэм не могли получить преимущество. Это был решающий бой, и оба двигались с молниеносной скоростью, удивительной ловкостью и силой. Любой из их ударов сразил бы обычного вампира наповал.

И вот Сэм нанёс особенно мощный удар мечом. Кейтлин подняла посох над головой и отразила его. Меч и посох скрестились в воздухе. Это был решающий момент, когда противники стиснули зубы от усилия, держа друг друга мёртвой хваткой.

В этот момент время будто замедлило ход. Кейтлин чувствовала баланс энергий добра и зла, понимая, что победа одного из них изменит всё. Ярость Сэма была бескрайней, но и Кейтлин была в не меньшем бешенстве. Оба представляли собой невероятную силу, направляя её друг против друга. Речь шла о жизни и смерти.

Кейтлин отбросило назад. Весы перевесили не в её пользу. Сэм был сильнее. Он всегда был сильнее Кейтлин, и даже её ярость не могла сгладить этот дисбаланс. Она была избранной, но он был сильнейшим. В этом всегда заключалась их судьба.

Сэм посмотрел на поверженную сестру и тоже это понял.

Не раздумывая ни секунды, он бросился на неё вновь, готовясь убить.

Кейтлин вскочила на ноги, и когда он нанёс удар, она его отразила. Теперь у Сэма было преимущество: его удары были мощнее ударов Кейтлин. Каждый взмах меча давал ему возможность приблизиться к ней. Кейтлин слабела, а Сэм становился лишь сильнее.

Нанося очередной удар, он оказался на долю секунды быстрее, и рассёк ей руку у плеча. Полилась кровь. Кейтлин вскрикнула от боли.

Она нанесла ответный удар, но Сэм сумел его отразить. Он был слишком ловок и быстр. Кейтлин поняла, что победа останется за ним.

Она сделала очередной выпад, но мощнейший удар со стороны Сэма выбил посох у неё из рук. Она с удивлением смотрела, как посох Эйдена взмыл в воздух и со звоном упал на землю в нескольких метрах от неё. А потом, не успела она вовремя среагировать, как мощный удар Сэма сбил её на землю.

Кейтлин беспомощно и удивлённо сидела в пыли.

С ужасной гримасой на лице Сэм поднял меч, намереваясь обрушить его Кейтлин на голову и убить.

В этот самый момент вся жизнь пролетела у неё перед глазами, ведь Кейтлин понимала, что пришло время умирать.

 


ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ

 

«Сэм!» – крикнул голос.

Сэм остановился, как загипнотизированный. Его меч завис в воздухе.

«СЭМ!» – вновь повторил голос.

Сэм обернулся. Кейтлин тоже посмотрела на говорящего.

На Сэма кричала Скарлет, уперев руки в бёдра и кипя от негодования:

«Не смей её трогать! Это моя мама! Что же ты за брат?»

Скарлет бесстрашно вышла вперёд и встала между Сэмом и Кейтлин.

Сэм недоумённо смотрел на девочку. Он продолжал держать меч в воздухе.

«Ты должен её защищать. Ты, что, забыл! ЭТО ТВОЯ МИССИЯ!»

Сэм несколько раз моргнул.

«Ты обещал защищать её и меня. Что же ты тогда за брат?» – ругала его Скарлет.

Было что-то особенное в её голосе. Он звучал искренне и справедливо, сумев прорваться через невидимый барьер и достучаться до Сэма. Казалось, её слова дошли до глубины его сознания, вывели его из транса и достучались до настоящего Сэма, который когда-то был братом и дядей.

Выражение его лица начало меняться. Понемногу с него исчез оскал. Понемногу мышцы расслабились. Он медленно опустил меч.

Кейтлин вновь начала узнавать в нём родные черты. Черты её брата. Брата, которого она любила, и который поклялся защищать её.

«Кейтлин?» – в замешательстве произнёс Сэм, глядя на сестру.

Это был его голос – его настоящий голос, голос, который Кейтлин сразу же узнала.

Кейтлин поднялась на ноги, крепко обняла Скарлет и с опаской посмотрела на Сэма.

«Кейтлин?» – вновь произнёс Сэм.

«Да, это я», – ответила она.

Лицо Сэма исказила маска позора, печали и ненависти к себе. Он с презрением и замешательством посмотрел на меч, который продолжал держать в руке. Выкинув его в сторону, он схватился за голову, словно пытаясь выгнать оттуда демонов.

«Что я наделал? – причитал он. – ЧТО Я НАДЕЛАЛ?»

«Убей её», – приказал злобный голос.

Кейтлин обернулась и увидела стоящего перед ними Рексиуса, за плечами которого была целая армия.

«Ты слышал, что я сказал? – повторил Рексиус. – Я отдал тебе приказ. Я приказываю убить её!»

Кейтлин вновь увидела, как меняется лицо Сэма. Оно вновь исказилось яростью, но на этот раз, эта ярость была направлена вовсе не на неё. Сэм злился на Рексиуса, его армию, на всё, что они с ним сделали.

Со злостью во взгляде, он вновь поднял меч с земли.

«Беги, – тихо сказал он Кейтлин. – Забирай Скарлет. Я защищу вас. Я клянусь. Если мне суждено здесь умереть, то я хотя бы защищу вас. Прошу, – добавил он, – прости меня».

Сердце Кейтлин разбивалось на части. Сэм вернулся, и ей так хотелось остаться с ним, его обнять. Она хотела, чтобы он отправился вместе с ней и улетел отсюда прочь. Или они мы могли сражаться вместе, или, по крайней мере, нормально попрощаться. Кейтлин хотела сказать Сэму, что не держит на него зла.

Его лицо горело злостью, и Кейтлин понимала, что он принял решение и не сдвинется с места, пока не победит Рексиуса. Времени на раздумья не было. Она должна была защитить Скарлет. Кейтлин должна была найти отца. Сейчас или никогда.

«Лети!» – приказал Сэм.

Произнеся это, он развернулся, издал боевой клич и бросился на Рексиуса и его людей. Он набросился на них со всей своей мощью. Свита Рексиуса бросалась в атаку. Сэм поднял меч в воздух и отчаянно махал им из стороны в сторону. Кейтлин видела, как вокруг него падают трупы.

Времени было мало. Посадив Скарлет на спину и схватив Рут, она взмыла в воздух, улетая прочь от поля боя, пока Сэм внизу пытался сдержать натиск армии Рексиуса. Кейтлин нужно было как можно быстрее улететь отсюда как можно дальше.

Она знала, куда ей следует направляться.

 


ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ

 

Улетая прочь от Елеонской горы со Скарлет за спиной и Рут в руках, Кейтлин чувствовала, как сердце её разбивается на миллион кусочков. Эмоции переполняли, и она не знала, что и думать. Позади она оставляла Калеба. Её муж был мёртв. Блейк был мёртв. Эйден был мёртв. А брат в одиночку сражался с целой армией. Он, наконец, вернулся к ней и вновь стал братом, которого она всегда знала. Кейтлин радовалась от мысли, что он снова стал самим собой. Самым болезненным было покидать его сейчас и при таких обстоятельствах, особенно при условии, что она поклялась больше никого и никогда не оставлять.

При этом, то, что Сэм остался внизу, чтобы сражаться с целой армией, дало ей шанс улететь и направиться на поиски отца, который, как много раз говорил ей Эйден, был их последней надеждой на спасение. Несмотря ни на что Кейтлин хотелось, чтобы Сэм, последний родной человек на земле, мог сбежать с ними, и чтобы они встретили отца вместе.

Кейтлин вспомнила слова Эйдена, которые он сказал ей несколько веков назад о том, что она была избранной. Поиск отца был уготован ей судьбой. Это была её судьба и ничья другая. У Сэма была своя судьба. Он был сильнее, но он не был избранным. Его миссия заключалась в том, чтобы защищать Кейтлин.

Кейтлин было сложно это принять. Сэм был её братом, и она его любила, несмотря на всё, что произошло между ними. Ей было сложно принять, что она была чем-то более особенной, чем он. Она знала, что её планы на их счёт никогда не сбудутся. В тысячный раз Кейтлин размышляла о перипетиях судьбы и о том, как рок руководит их жизнью.

Кейтлин также думала о том, почему судьба забрала у неё мужа. Её сердце разрывалось от этой потери, и в глубине души она хотела вернуться на поле боя и проверить его пульс, надеясь, что, возможно, каким-то чудом он сумел выжить.

Кейтлин знала, что это было не так. Она обнимала его безжизненное тело и смотрела в остекленевшие глаза. Она летела, а слёзы текли по щекам при мысли, что он ушёл навсегда и никогда больше не вернётся в её жизнь. Кейтлин слышала рыдания Скарлет за спиной.

Покинув Елеонскую гору, она знала, куда должна была направляться. Сейчас, когда Эйден, Калеб, Блейк и даже Сэм покинули её жизнь, ей оставалось только одно – найти отца. Возможно – вероятно, – что если она найдёт его и щит, это поможет остальным. Возможно, это поможет ей спасти Сэма. А, может быть, и вернуть к жизни Калеба.

Единственный, кто мог привести её к отцу, её единственная зацепка был Иисус.

Твой проводник появится у Восточных ворот.

Улетая прочь от Елеонской горы, Кейтлин намеревалась найти Иисуса, где бы он ни был. Она должна была освободить его и спросить об отце и щите. Возможно, ей даже удастся попросить его воскресить всех.

Вдруг небо над её головой потемнело, и его заволокли тёмные грозовые тучи, которые как нельзя лучше отражали её настроение. Всё казалось нереальным: несколько минут назад на небе не было ни облачка, а сейчас горизонт закрыли густые, тёмные облака. Было в них что-то пророческое. Казалось, наступил Конец Света.

Между туч пробился одинокий луч света и осветил землю. Луч остановился на небольшом холме рядом с Иерусалимом, совсем недалеко от города. Луч осветил всего лишь одного человека.

Кейтлин не нужно было вглядываться в его лицо, чтобы понять, кем он был. Тело пронзил ток, и её повлекло к холму, как магнитом.

Там, внизу, на вершине холма был Иисус.

Казалось, небесный луч освещал его сверху. К своему ужасу, Кейтлин увидела, что он был распят. Он был один на вершине холма, прибитый к большому кресту. Деревянные гвозди торчали из его ладоней и ступней. Он безжизненно висел на кресте, освещаемый лучом света.

Сердце Кейтлин похолодело от ужаса. Неужели она опоздала? Неужели Иисус уже умер?

Спустившись ниже, она направилась к холму. Кроме Иисуса там никого не было, все давным давно ушли. Кейтлин приземлилась прямо рядом с крестом, опустила на землю Скарлет и Рут и подняла глаза вверх.

От Иисуса исходила мощная энергетика. Смотреть на него было равнозначно тому, что смотреть на сияющее солнце. Его свет на мгновение ослепил Кейтлин, и она прикрыла глаза руками. Когда глаза привыкли к сиянию, она внимательнее посмотрела на Иисуса, надеясь, что он был всё ещё жив.

Она увидела, как слегка дрогнули его веки, а потом он поднял голову. Иисус посмотрел на Кейтлин, и, несмотря на жуткую боль, которую он должен был сейчас испытывать, его лицо сияло миром и спокойствием.

Это спокойствие и тепло передались и Кейтлин. Они заполнили собой каждую клетку её тела, от чего по нему прошло лёгкое покалывание. Она не понимала, что с ней происходит. Казалось, кто-то нажал на кнопку, и выключить её уже было невозможно. Кейтлин почувствовала родство с этим человеком. Она почувствовала себя как дома.

И тогда случилось это.

Глядя на Иисуса и четыре края креста, её осенило: приглядевшись, она увидела на них четыре больших замка, с каждого края. Каждый замок удерживал деревянный гвоздь. Осмотрев замки, Кейтлин увидела, что в каждом было отверстие для ключа.

В это же мгновение она почувствовала вибрацию, исходящую от ключей в кармане. Казалось, они сейчас прожгут дыру в одежде. По телу прошёл электрический шок, и всё вдруг стало понятно: все загадки, подсказки, сны и ключи, все церкви, аббатства и монастыри…

Четыре ключа. Четыре замка.

Кейтлин потеряла дар речи. У неё едва хватало сил, чтобы дышать.

Не успел Иисус произнести следующие слова, она уже знала, что он ей скажет:

«Дочь моя».

 


ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

 

Кейтлин посмотрела на Иисуса, не в силах говорить или даже дышать. Происходящее было выше её понимания, но при этом она знала, что всё это было правдой.

Иисус был её отцом.

Именно его она искала все эти годы.

Твой проводник появится у Восточных ворот.

Это был Иисус. Он был её проводником.

А ещё он был её отцом.

Кейтлин овладело странное ощущение – ничего подобного она никогда до этого не испытывала. Это было ощущение избранности, родства, гордости. Гордости собой и своим отцом. Она была особенной. Её род был особенным, самым особенным в мире.

Кейтлин не могла полностью понять, что же это значило.

Нельзя было терять ни секунды, ведь её отец был пригвождён к кресту, и она не могла просто смотреть, как он страдает. Поднявшись на ноги, они выхватила четыре ключа, заранее зная, что они идеально подойдут к замочным скважинам в замках. Когда она вставляла в замки один ключ за другим, земля тряслась, и в небе гремел гром. Всё было очень похоже на землетрясение. Молнии сверкали над Иерусалимом. Всё казалось нереальным, будто настал Конец Света.

Ключи подошли. Вставляя ключ за ключом, Кейтлин видела, как раскрываются замки.

Когда она открыла последний из них, Иисус упал с креста. Его тело соскользнуло прямо ей в руки.

Поймав его на лету, Кейтлин аккуратно присела, продолжая держать тело отца, обнимая.

По телу прошёл электрический заряд. Казалось, она держит в руках само солнце.

При этом сердце Кейтлин было наполнено невыразимой печалью. Иисус умирал. Слёзы бежали по щекам, и она даже не пыталась их остановить.

Напрягая последние силы, отец посмотрела на неё сквозь прикрытые веки. Кейтлин понимала, что минуты его жизни были сочтены.

Иисус посмотрел на неё, и Кейтлин не могла отвести взгляда от его сияющих зелёных глаз, сверкающих, как две жемчужины. Она ощущала исходящую от него любовь. Она верила, что он был её отцом. Он всегда любил её и очень ею гордился.

Глядя на него сейчас, она поняла, что именно Иисуса видела во снах. В них он являлся ей в виде расплывчатого лица, силуэта на фоне солнца. Именно его она никак не могла догнать и увидеть во сне, когда он был лишь тенью на горизонте, чем-то совершенно недоступным.

А сейчас он был здесь. Это был не сон, а реальность. Он вправду был здесь, и Кейтлин держала его на руках. Было так приятно знать, что он существует на самом деле.

Этот момент – один этот момент – стоил всех её усилий, всех веков поисков, сражений, конфликтов. Наконец она его нашла. Кейтлин нашла отца.

«Я с тобой, – сказал он слабым голосом. – Я всегда был с тобой. Я горжусь тобой больше, чем отец может гордиться своим ребёнком».

Иисус слабо улыбнулся, и его глаза начали вновь закрываться. Кейтлин переполняла гордость. Именно этих слов она всегда ждала от отца. За эти годы у неё скопилось к нему множество вопросов. Она о стольком хотела с ним поговорить.

Однако сейчас, когда он был рядом, Кейтлин не знала, что сказать. Она никогда не думала, что их встреча пройдёт вот так. Она не знала, с чего начать. Кейтлин отчаянно пыталась подобрать нужные слова, но у неё ничего не получалось.

Это было очень обидно. Она ждала этого момента всю свою жизнь и сейчас, когда он наконец-то наступил, когда она нашла отца, ему суждено было умереть. Он снова покидал ей. Кейтлин хотела запомнить и насладиться каждым моментом, который ей было суждено провести рядом с ним.

Иисус открыл глаза, и Кейтлин поняла, что закрыв их вновь, он уйдёт навсегда.

«Я наделяю тебя властью и силой над всеми демонами, силой и властью над всеми болезнями».

Веки его задрожали, а потом сомкнулись. Прежде, чем сделать последний вздох, отец сказал:

«Я всегда буду с тобой, дочь моя. Даже в твоих снах».

Иисус закрыл глаза, и Кейтлин поняла, что он умер. Вдруг раздался мощный раскат грома, и тело его обмякло в её руках.

Рут гавкала, не переставая, а Скарлет плакала.

Кейтлин громко зарыдала. Её плач поднялся к небесам и слился с грохотом грома. У Кейтлин было ощущение, что она только что потеряла самое дорогое, что было в ей жизни. Она не знала, что сказать. Как ей жить после всего этого?

Кейтлин хотела обнять отца и никогда не отпускать. Но, пока она держала его в руках, она почувствовала, как тело начало подниматься вверх. Прямо у неё на глазах тело Иисуса стало полупрозрачным. Оно поднималось вверх всё выше и выше. Превратившись в шар из света, оно продолжило подниматься прямо к небесам. Раздался новый раскат грома и удар молнии, а потом тело исчезло.

«Кейтлин», – мягко позвал её женский голос.

Кейтлин с опаской обернулась, не зная, что ожидать от гостьи.

Рядом с ней, одетая в белую накидку, стояла женщина. Кейтлин её сразу же узнала: светло-каштановые волосы, светло-карие глаза. Женщина нежно смотрела на неё, и Кейтлин понимала, что уже видела её раньше. Она напрягла память, пытаясь вспомнить.

И тут её осенило. Это была Мария. Мария Магдалина, последовательница Иисуса.

Кейтлин не верила своим глазам.

Мария протянула руку. Кейтлин взяла её и поднялась с земли.

«Кейтлин, – нежно сказала Мария, – я – твоя мать».

Сердце Кейтлин замерло в груди. Слишком много новостей для одного дня. Иисус был её отцом, а Мария Магдалина была её матерью. Кейтлин не знала, что сказать и что думать.

Мария положила руку ей на плечо и нежно посмотрела на девушку. Глаза её светились материнской любовью, которой Кейтлин никогда не знала. Эта любовь наполняла собой каждую клетку её тела и несла в себе почти столько же энергии, сколько взгляд Иисуса.

«Мы так тобой гордимся, – сказала Мария. – Ты открыла четыре замка, и теперь щит твой».

Кейтлин недоумённо посмотрела на неё.

«Щит? – переспросила она. – Но я думала, его уже нашли».

Мария медлено покачала головой.

«Существует второй щит. Первый – это лишь оружие, мощное, но не такое сильное, как второй. Первый щит – это обманка.

Второй щит обладает более мощной энергией, и именно его сохранность мы оберегали. Только ты могла его найти. Это божественный щит. Он предназначен для избранной, для тебя».

Сердце Кейтлин готово было выскочить из груди. Божественный щит? Она едва понимала, что это могло значить.

«У тебя есть ключ? – спросила Мария. – Последний ключ?»

На секунду Кейтлин задумалась, а потом увидела, как Мария смотрит на её шею. Речь идёт о её крестике.

Кейтлин медленно сняла его с шеи и протянула матери.

Мария покачала головой:

«Ты сама должна его открыть».

Развернувшись, Мария посмотрела на крест, огромный крест, на котором распяли Иисуса.

Кейтлин проследила за её взглядом и внимательно его оглядела. В центре, где встречались четыре стороны креста, она увидела небольшое отверстие. Кейтлин была поражена. Последний ключ?

Подойдя к кресту, она потянулась к замку. К её удивлению, крестик подошёл идеально.

Украшение рассыпалось прямо у неё в руках, и в то же время в середине креста открылось небольшое потайное отделение.

Мария подошла ближе и вытащила оттуда какой-то предмет.

Кейтлин с благоговением смотрела на украшенную драгоценностями чашу, сияющую на солнце.

Внутри неё находилась белая жидкость.

«Я вручаю тебе щит».

Кейтлин недоумённо смотрела на мать.

«Щит – это Священный Грааль, – пояснила женщина, – который является противоядием».

«Противоядием?» – спросила Кейтлин.

«Вспомни последние слова твоего отца. Он подарил тебе силу и власть над всеми болезнями, включая болезнь жизни».

Кейтлин отчаянно пыталась понять.

«Щит – это самое мощное оружие на земле и это противоядие, лекарство от вампиризма. Если ты решишься его выпить, то распространишь антидот и излечишь эту болезнь. С секунды, как жидкость коснётся твоих губ, вампиры исчезнут с лица земли. Все, включая тебя».

Изумлённая, Кейтлин пыталась всё понять.

«Используя эту силу, ты сможешь сделать свой последний выбор. Ты сможешь выбрать, где ты, будучи человеком, будешь жить в мире, где нет вампиров. Ты сможешь выбрать тех, кто будет тебя окружать, твоих близких и любимых. Ты сможешь выбрать век и город, в котором будешь жить. Ты сможешь выбрать возраст, в котором будешь жить. И тогда ты будешь жить, как все смертные. Это последний выбор, который тебе нужно сделать. Испив из Священного Грааля, ты откроешь древний щит, который спасёт человечество. Больше в мире не будет вампиров. Мир исцелится».

Кейтлин взяла тяжёлую чашу обеими руками. С замиранием сердца она посмотрела на белую жидкость. В этот момент раздался очередной раскат грома.

Последствия её выбора были поразительны. Где бы она хотела жить? В каком веке? В каком времени? В каком месте? Кого бы она хотела видеть рядом? Кем бы она была? Сколько бы ей было лет?

Кейтлин могла вернуться к нормальной жизни простого смертного. Она бы стала человеком, а, значит, когда-нибудь бы умерла. В мире не было бы больше вампиров. Совсем.

Это и был щит. Древний щит, который ей удалось найти. Кейтлин с трудом верилось, что она держала его в руках. Когда она сделает из него глоток, то изменит ход истории. Навсегда.





©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!