ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ 2 глава




«Эй, девчонка! Я с тобой разговариваю!» – проорал один из мальчишек.

Скарлет взглянула назад и с ужасом увидела, что все пятеро подростков вскочили на ноги и направились за ней.

Скарлет ускорила шаг и начала бежать по направлению к лабиринту извилистых улочек, стремясь максимально увеличить расстояние между собой и своими преследователями. Она вспомнила о стычке с римским солдатом и на секунду засомневалась: может ей стоило просто остановиться и защитить себя?

Но драться ей не хотелось. Меньше всего она хотела причинить кому-то вред или рисковать собственным здоровьем. Ей нужно было найти родителей.

Скарлет повернула на пустынную улицу и оглянулась. Группа мальчишек бежала позади. Они были совсем близко и тоже ускоряли шаг. Слишком быстро. Вместе с ними бежала собака. Уже через несколько мгновений они поравняются со Скарлет. Нужно было резко свернуть и скрыться у них из вида.

Скарлет снова повернула за угол, надеясь найти выход. Но в этот момент её сердце неожиданно замерло.

Перед ней был тупик.

Она медленно развернулась и посмотрела на преследователей. Рядом с ней в нерешительности замерла Рут. Мальчишки стремительно приближались и были уже в трёх метрах от неё. Они тоже замедлили шаг, переводя дух и смакуя момент. Они смеялись и недобро улыбались, глядя на Скарлет.

«Ну что, девочка, удача, наконец, тебе изменила», – усмехнулся главарь.

Та же самая мысль пронеслась в мозгу и у Скарлет.

 


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

 

Сэм проснулся от жуткой боли. Он схватился за голову, пытаясь хоть немного унять звон в ушах, но он не хотел отступать. Казалось, что весь огромный мир внезапно сжался до объёмов его черепа.

Сэм попытался открыть глаза и определить, где он находится, но в этот момент боль стала совсем невыносимой. Слепящий солнечный свет залил пустынную скалу, заставляя его снова прикрыть глаза и опустить голову. Он лежал на скалистом выступе в пустыне и ощущал сухой жар и пыль, поднимавшуюся к самому лицу. Сэм сжался, подобрав под себя колени, и ещё сильнее обхватил руками голову, силясь унять боль.

На него внезапно нахлынули воспоминания.

Сначала он вспомнил Полли.

Он сделал ей предложение в день свадьбы Кейтлин. Полли ответила согласием, и в её глазах читалась радость.

Сэм вспомнил следующий день. Он отправился на охоту и с нетерпением ждал предстоящей ночи.

И вот он нашёл Полли на пляже. Умирая, она рассказала ему об их ребёнке.

Его захлестнула волна грусти. Ощущение было невыносимым: его сознание вновь погрузилось в ужаснейший кошмар, от которого невозможно было уйти или проснуться. Сэм понял, что всё то немногое, ради чего он жил, вдруг улетучилось в одно мгновение. Полли. Ребёнок. Вся его жизнь.

В эту минуту ему захотелось умереть.

Но тут он вспомнил что-то очень важное: месть, гнев и ядовитое желание убить Кайла.

В этот момент всё вдруг изменилось. Он вспомнил, как в него вселился дух Кайла. Его охватило неописуемое, пьянящее и всепоглощающее чувство гнева и неприязни ко всем окружающим. Сэм вдруг перестал быть собой. Он стал совершенно другим человеком.

Он открыл глаза и ощутил, как они наливаются кровью. Это были не его глаза, а глаза Кайла.

Он почувствовал ненависть Кайла и его растущую силу, разливающуюся по всему телу, от пальцев ног и рук к самому сердцу. Он явственно ощущал тягу Кайла к разрушениям, бушующую в каждой клеточке его организма, как отдельное живое существо, которое застряло в его теле и не желало уходить. Он больше не мог себя контролировать. Часть его хотела вернуть прежнего Сэма и скучала по нему. Но другая часть уже знала, что он никогда не станет прежним.

Сэм услышал шипение и глухой вибрирующий звук. Он снова открыл глаза и увидел, что лежал лицом на каменистой земле. Подняв взгляд чуть выше, он заметил гремучую змею, которая находилась всего в нескольких сантиметрах от него и агрессивно шипела. Змея с любопытством разглядывала мужчину, как будто нашла в нём друга и чувствовала исходящую от него схожую энергию. Агрессия змеи совпадала с его собственной яростью. Она была готова атаковать.

Но Сэм не боялся. Напротив, его ярость была намного сильнее змеиной. Его рефлексы тоже не уступали животным.

За долю секунды, в которую змея успела совершить бросок, Сэм протянул руку и схватил её на лету, в нескольких сантиметрах от своего лица. Он пристально посмотрел в змеиные глаза, поднеся её так близко, что он мог слышать её дыхание. Длинные змеиные клыки были в нескольких сантиметрах от его кожи, угрожая впиться в горло Сэма.

Но Сэм был сильнее. Он продолжал сжимать её голову и чувствовал, что животное перестаёт сопротивляться и медленно расстаётся с жизнью. Вскоре змея испустила последний вздох, и её тело обмякло.

Сэм откинулся назад и лёг на землю.

Несколько минут спустя он встал на ноги и начал с интересом осматривать окрестности. Вокруг была лишь безжизненная земля и камни, разбросанные по бескрайнему простору пустыни. Он обернулся и заметил кое-что интересное: во-первых, небольшую группу детей, одетых в лохмотья и с любопытством глядящих на него. Когда Сэм обернулся к детям, они в испуге разбежались, будто увидели внезапно ожившего дикого зверя. Он всё ещё ощущал в себе ярость Кайла и мог с лёгкостью убить их всех.

В это время второй объект приковал его внимание и заставил изменить намерение. Это была городская стена – огромное каменное строение, возвышавшееся на десятки метров и уходящее вдаль. В этот момент Сэм понял, что он очнулся на окраине древнего города. Перед ним были огромные арочные ворота, в которые входили и выходили десятки людей, одетые в примитивную одежду. Похоже, что люди в незамысловатой балахонах и туниках жили во времена Римской империи. В ворота также входил и выходил домашний скот, а Сэм отчётливо слышал шум толпы за городской стеной и ощущал жар засушливого климата.

Сэм сделал несколько шагов по направлению к стене. Завидя его, дети в страхе убежали прочь, будто увидев страшное чудовище. Он удивился, насколько же он был страшен, но этот вопрос мало его волновал. Ему нужно было попасть в город, чтобы понять, почему он оказался здесь. Но, в отличие от прежнего Сэма, ему хотелось не осматривать город, а скорее разрушить его, не оставив от поселения и камня на камне.

Часть его души пыталась отмахнуться от негативных мыслей и вернуть прежнего Сэма. Он попытался подумать о чём-то, что могло вернуть его прежний дух. Он вспомнил о сестре, Кейтлин, но её образ был очень туманным: сколько Сэм ни старался, он едва ли мог воссоздать в памяти её лицо. Он попытался возродить в душе все чувства к ней и их общей миссии, их отцу. В глубине души он всё еще любил её и хотел помочь.

Но вскоре эту маленькую частичку заглушило новое холодное чувство, и Сэм перестал узнавать самого себя. Как бы там ни было, новый Сэм усилием воли прервал старые воспоминания и сделал уверенный шаг в город.

Он прошёл через городские ворота, локтями распихивая людей, случайно встретившихся на его пути. Вблизи него оказалась пожилая женщина, несущая на голове корзину. Сэм с силой толкнул её в плечо, сбив старушку с ног и опрокинув корзину, из которой во все стороны рассыпались фрукты.

«Эй, – закричал прохожий. – Посмотри, что ты наделал! Извинись перед ней!»

Мужчина подошёл к Сэму и опрометчиво схватил его за одежду. Возможно, он успел разглядеть, что агрессивный незнакомец был одет в странный чёрный наряд из кожи, плотно прилегающий к телу. Он должен был догадаться, что это был наряд из другой эпохи, и не стоило связываться с его обладателем.

Сэм презрительно взглянул на схватившую его руку, будто оппонент был жалким насекомым. Он взял мужчину за запястье и вывернул его с невероятной силой. От боли и испуга мужчина выпучил глаза, а Сэм продолжил хладнокровно выворачивать руку. Мужчина извернулся и упал к его ногам, но Сэм продолжал сжимать его запястье до тех пор, пока не услышал характерный хруст. Мужчина испустил протяжный крик. Его рука была сломана.

Сэм немного наклонился и добил противника ударом в лицо, оставив его без сознания лежать на земле.

Небольшая группа зевак в испуге расступилась перед ним, пропуская его вперёд. Ни у кого не было желания приближаться к незнакомцу.

Сэм беспрепятственно продолжил свой путь, направляясь к толпе людей, и вскоре оказался в самой гуще скопления горожан. Он попал в бесконечный поток людей, проживавших в городе. Сэм не знал, куда идти, но новые ощущения переполняли его сознание. Его захлестнуло новое и незнакомое чувство жажды: он хотел крови и новых смертей.

Сэм позволил чувствам взять над собой верх и машинально продолжил идти вдоль улицы. Аллея постепенно сужалась и уходила в тень, удаляясь от шумного центра. Это была довольно бедная часть города, и ему попадалось всё меньше путников.

На улицах стали встречаться нищие, пьяницы и проститутки. Сэм коснулся плечом нескольких крупных небритых мужчин жуликоватого вида, во рту у которых явно недоставало зубов. Он немного наклонился и намеренно толкнул нескольких путников плечом, разбросав их в разные стороны. Тем не менее, они не стали ввязываться в драку и лишь возмущенно выкрикнули: «Эй!»

Сэм продолжил путь и скоро очутился на маленькой площади. В середине неё плотным кольцом стояла дюжина мужчин, которые оживлённо кричали. Сэм небрежно протиснулся сквозь толпу, чтобы посмотреть, чем были вызваны их крики.

В середине импровизированного круга находились два петуха, которые ожесточённо дрались, вырывая друг у друга яркие перья и оставляя кровавые следы. Сэм огляделся по сторонам и заметил, что несколько мужчин делали ставки, обмениваясь древними монетами. Это были петушиные бои – старейшая в мире азартная игра, которая совершенно не изменилась по прошествии стольких веков.

Сэм быстро потерял интерес к зрелищу. Он начал нервничать и захотел привнести хаос в это скучное мероприятие. Он уверенно направился в центр круга, прямо к петухам. В толпе раздались возмущённые крики.

Сэм не обратил на них внимания. Он протянул руку, схватил одного из дерущихся петухов за горло и поднял его высоко над головой. Раздался хруст сломанной петушиной шеи.

Сэм оголил клыки и с упоением впился в тело петуха. Тонкие струйки тёплой крови побежали по его лицу и щекам. Вскоре он с неудовлетворённым видом отшвырнул мёртвую птицу. Пользуясь моментом, второй петух быстро пустился бежать.

Толпа уставилась на Сэма в явном недоумении. Несколько суровых мужчин оказались не из робкого десятка и решились наказать обидчика. Они нахмурились и приготовились драться.

«Ты помешал игре!» – нарушил молчание один из них.

«Ты заплатишь за это!» – закричал другой.

Несколько крупных мужчин вынули короткие мечи и бросились на Сэма.

Сэм даже не дрогнул. Он видел всё происходящее в замедленном действии. Его рефлексы были в миллион раз быстрее. Он просто схватил за запястье ближайшего нападавшего и вывернул его, сломав мужчине руку. Затем он с силой пнул его в грудь. От удара мужчина вылетел в круг.

Затем Сэм набросился на второго противника и также ударил его. Прежде, чем мужчина успел отреагировать на нанесённый удар, Сэм впился клыками в его горло. Вампир сделал глубокий глоток. Капли тёплой крови разлетелись вокруг, а мужчина вскрикнул от боли. Через несколько мгновений жизненные силы покинули его, и мужчина без сознания опустился на землю.

Остальные участники в ужасе смотрели на происходящее. Наконец они поняли, что перед ними был настоящий монстр.

Сэм сделал шаг по направлению к ним, но они быстро развернулись и бросились бежать. Горожане разлетелись, как мухи и оставили Сэма одного стоять на площади.

Он одолел их всех, но этой победы было недостаточно. Его жажда крови и смерти была неутолимой. Ему хотелось убить всех жителей города, но даже этого будет ничтожно мало, чтобы удовлетворить его бесконечную жестокость.

Он запрокинул голову, посмотрел в небо и издал громкий животный рёв. Это был крик дикого зверя, который сумел вырваться на свободу. Его рёв наполнил воздух, разнёсся по округе и отразился от каменных стен Иерусалима, заглушив колокола и звуки молитвы. На короткий момент он сотряс стены зданий и поглотил весь городской шум; люди во всех частях города на секунду замерли, обратившись в слух и застыв от ужаса.

В этот момент они внезапно осознали, что среди них был монстр.

 


ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

 

Кейтлин и Калеб спускались вниз по крутому горному склону, направляясь к деревне Назарет. Путники скользили по каменистой дороге в облаке пыли. Постепенно на смену камням пришла скупая растительность, затем одиноко стоящие пальмы, и, наконец, показалась настоящая зелень. Кейтлин и Калеб очутились в оливковой роще и продолжили свой путь, плутая среди деревьев.

Кейтлин взглянула на ветки и, увидев тысячи маленьких олив, блестящих на солнце, удивилась этой красоте. Чем ближе они подходили к городку, тем плодороднее становились деревья. Кейтлин взглянула вниз и с высоты осмотрела деревню и её окрестности.

Небольшая деревенька располагалась среди бескрайних долин и едва ли могла называться городом. Казалось, в Назарете обитало всего несколько сотен жителей, и было построено всего несколько десятков невысоких одноэтажных зданий из камня и белого известняка. Вдалеке Кейтлин разглядела жителей деревни, которые, не покладая рук, трудились на огромных известняковых карьерах, окружающих город. Даже отсюда она слышала легкий стук их молотков и видела известняковую пыль, висящую в воздухе.

Назарет был окружён низкой извилистой каменной стеной, высотой примерно в десять метров, которая уже сейчас казалась древней. В самом центре стены находились распахнутые настежь полукруглые ворота. Никаких стражников у входа не наблюдалось, и Кейтлин решила, что город не нуждается в охране. Ведь это был просто маленький городок в забытом богом месте.

Кейтлин спрашивала себя, почему они очутились именно здесь и сейчас? Почему Назарет? Она тщетно пыталась вспомнить хоть что-нибудь об этой деревне. И почему они попали именно в это тысячелетие? После того, как они спешно покинули средневековую Шотландию, Кейтлин ловила себя на мысли, что скучает по Европе. Новый пейзаж, пальмы и невыносимая жара были ей непривычны. Больше всего на свете Кейтлин хотелось, чтобы Скарлет ждала их за стенами этого городка. Она надеялась и молилась об этом. Ей просто необходимо было найти дочь. И она не успокоится, пока этого не сделает.

В предвкушении новых событий Кейтлин вместе с Калебом прошла через ворота и оказалась в городе. Её сердце бешено колотилось от мысли о том, что она сможет найти Скарлет и выяснить, почему их отправили именно в это место.

Возможно, здесь находится её отец и ждёт их появления?

Войдя в город, Кейтлин была поражена его оживлённостью. Повсюду бегали, играли и визжали дети, без присмотра ходили собаки и куры. Овцы и быки медленно шли вдоль улиц, а около каждого дома стоял осёл или верблюд, привязанный к столбу. Мимо проходили жители, одетые в простые туники и накидки, с корзинами еды на плечах. Кейтлин казалось, что она путешествует на машине времени.

Пока они с Калебом шли по узким улицам мимо небольших домиков, мимо старух, стирающих бельё на руках, жители останавливались и удивлённо на них смотрели. Кейтлин решила, что они, видимо, очень выделяются из толпы. Осмотрев себя, она поняла, что была по-прежнему одета в узкий кожаный боевой костюм. Что все эти люди думают о них? Должно быть, они считают её пришельцем, явившимся с небес. Тем не менее, осуждать их было не за что.

Напротив каждого из домов кто-то готовил еду, кто-то продавал товар, кто-то ремесленничал. По пути им попалось несколько семей плотников. Мужчины сидели перед своими домами и с помощью пилы и молотка мастерили всё, от кроватей до шкафов, деревянных топоров и плуга. Перед одним из домов мужчина мастерил огромный крест высотой и толщиной в несколько метров. Кейтлин догадалась, что этот крест предназначался для распятия. Поёжившись, она отвернулась.

Свернув на другую улицу, путники заметили, что здесь было много кузнецов. Повсюду слышался стук молота по наковальне и грохот железа. Казалось, каждый из кузнецов старается шуметь громче остальных. Здесь также находились глиняные печи, в которых полыхал огонь. Железные листы помещались внутрь, а затем кузнецы делали из красного раскалённого металла подковы, мечи и прочие изделия. Кейтлин видела почерневшие от копоти лица детей, которые сидели около своих отцов и следили за их работой. Ей было жаль, что этим детям приходилось работать в столь юном возрасте.

Кейтлин смотрела по сторонам и тщетно пыталась заметить следы присутствия Скарлет, отца или какой-нибудь подсказки.

Свернув на следующую улицу, Кейтлин и Калеб очутились среди каменщиков. Здесь люди обтёсывали известняк и делали из него статуи, кухонную утварь и огромные плоские прессы. Поначалу Кейтлин не поняла, для чего они нужны.

Калеб наклонился к ней и указал пальцем на пресс.

«Это для вина, – сказал он, как всегда читая её мысли, – и для масла. Они используют эти прессы, когда давят виноград или оливы, чтобы получить их сок. Видишь те приспособления?»

Кейтлин пригляделась и с восхищением осмотрела искусную работу, длинные пласты известняка, замысловатую конструкцию. Она была поражена тем, что даже в этом времени и месте можно было встретить такие сложные механизмы. Кейтлин также с удивлением осознала, каким древним ремеслом является виноделие. Сейчас она находилась в далёком прошлом, а люди по-прежнему делают вино и масло, совсем как в 21 веке. Рассмотрев медленно наполняющиеся бутылки, Кейтлин убедилась, что когда-то использовала точно такие же.

Стайка детей, смеясь и поднимая пыль, пробежала мимо. Взглянув на свою обувь, Кейтлин заметила, что в этой деревне нет мостовых. Возможно, в этом маленьком городке для мощёных улиц было слишком мало места. Кейтлин по-прежнему силилась вспомнить, чем же таким заменит Назарет и в очередной раз упрекнула себя за невнимательность на уроках истории.

«Это город, в котором жил Иисус», – ответил Калеб, читая её мысли.

Кейтлин покраснела от того, что ему удавалось так легко проникать в её сознание. Она ничего не скрывала от Калеба, но всё же ей не хотелось, чтобы он знал, о чём она думает, когда дело касалось любви к нему. Он мог её смутить.

«Он здесь живёт?» – спросила Кейтлин.

Калеб кивнул.

«Если мы попали в его время, – продолжил Калеб, – то, вероятно, находимся в первом веке. Я вижу это по одежде и архитектуре. Однажды я здесь бывал. Такое место трудно забыть».

Кейтлин удивлённо раскрыла глаза.

«Ты думаешь, что он сейчас здесь? Я имею в виду Иисуса. Он где-то рядом? В этом времени и месте? В этом городе?»

Кейтлин не могла поверить. Она пыталась представить, что сейчас из-за угла появится Иисус, и она встретится с ним лицом к лицу. Это просто невероятно.

«Я не знаю, – нахмурился Калеб. – Я не чувствую его присутствия. Должно быть, мы не застали его здесь».

Кейтлин была поражена. Она с благоговением огляделась.

Интересно, здесь ли он?

Не в силах вымолвить ни слова, Кейтлин ощутила ещё большую важность их миссии.

«Он может быть здесь, – сказал Калеб. – В этом времени и месте, но не обязательно в Назарете. Он много путешествует. Вифлеем. Назарет. Капернаум. И, конечно, Иерусалим. Я не знаю точно, попали ли мы в его время. Но если это так, он может быть где угодно. Израиль – большая страна. Но если бы он был в этом городе, мы бы это почувствовали».

«Что ты имеешь в виду? – с интересом спросила Кейтлин. – На что это похоже?»

«Я не могу объяснить. Но ты бы обязательно поняла. Он излучает энергию. Таких ощущений ты ещё никогда не испытывала».

Внезапно Кейтлин осенило.

«Ты уже встречался с ним?» – спросила она.

Калеб медленно покачал головой.

«Нет, не лично. Я был с ним в одном городе, в одно время. Энергия была ошеломляющей. Я никогда не ощущал ничего подобного».

В очередной раз Кейтлин была поражена тем, сколько всего Калеб уже видел и в скольких местах побывал.

«Существует только один способ всё выяснить, – сказал он. – Нужно узнать, в каком году мы находимся. Однако проблема в том, что наше привычное летоисчисление появилось намного позже и уже после смерти Христа. Кроме того, мы ведём отсчёт времени с момента его рождения. А когда он жил, никому не приходило в голову вести летоисчисление от его рождения – ведь многие его современники даже не знали, кто он такой! Поэтому, если мы спросим, какой сейчас год, нас сочтут сумасшедшими».

Калеб оглянулся в поисках подсказки, и Кейтлин сделала то же самое.

«Я чувствую, что мы находимся в том же времени, что и он, – сказал Калеб. – Но не в том месте».

Кейтлин с новым чувством благоговения осмотрела деревню.

«Но этот городок, – сказала она, – такой маленький и скромный. Он совсем не похож на огромный библейский город, который я себе представляла. Он выглядит, как обычная деревня посреди пустыни».

«Ты права, – отозвался Калеб. – Но именно в таком месте жил Иисус, а не в каком-нибудь большом городе. Он жил в этой деревне, среди всех этих простых людей».

Они продолжили свой путь и, завернув за угол, оказались на маленькой площади в самом центре города. Это была небольшая площадь, вокруг которой разместились низенькие здания. В центре находился колодец. Кейтлин посмотрела вокруг и увидела нескольких стариков с тросточками в руках. Они сидели в тени и смотрели на пустую пыльную площадь.

Путники подошли к колодцу. Калеб вышел вперёд и стал крутить ржавую ручку. Видавшая виды верёвка медленно подняла из колодца ведро воды.

Кейтлин наклонилась и, зачерпнув ладонями холодную воду, плеснула её себе в лицо, чтобы освежиться. Умывшись, Кейтлин намочила волосы, проведя по ним мокрыми руками. Волосы были пыльными и грязными, а ощущение прохладной воды было просто божественно. Сейчас Кейтлин отдала бы всё за душ. Наклонившись снова, она набрала полную пригоршню воды и выпила её. В горле пересохло, а вода действовала освежающе. Калеб последовал примеру Кейтлин.

Утолив жажду, они облокотились на колодец и осмотрели площадь. Никаких особенных зданий, подсказок, намёков на то, куда отправляться дальше, видно не было.

«Что же нам теперь делать?» – наконец спросила Кейтлин.

Калеб осмотрелся, прикрывая глаза руками от солнца. Казалось, он был растерян, так же как и она.

«Я не знаю, – сказал он ровным голосом. – Я в тупике».

«Когда мы перемещались в другое время или место, – продолжал он. – То там всегда были церкви и монастыри, в которых мы находили подсказки. Но здесь нет церквей. Здесь ещё не существует христианства. И христиан тоже нет. Ведь только после смерти Иисуса люди стали относиться к нему, как к богу. Сейчас здесь только одна религия, религия Иисуса – иудаизм, потому что, прежде всего, Иисус был евреем».

Кейтлин попыталась всё осмыслить. Всё было так сложно. Если Иисус был евреем, думала она, то он, должно быть, молился в синагоге. И вдруг её посетила мысль.

«Тогда, может быть, нам поискать место, где молился Иисус? Может быть, нам нужно найти синагогу?»

«Я думаю, ты права, – ответил Калеб. – Кроме того, другой религией этого времени, если её можно так назвать, является язычество – поклонение идолам. Но я уверен, что Иисус не молился в языческом храме».

Кейтлин снова окинула взглядом городок, пытаясь найти здание, напоминающее синагогу. Однако такого не оказалось. Все постройки были обыкновенными жилыми домами.

«Я ничего не вижу, – сказала она. – Все здания выглядят одинаково. Это всего лишь маленькие домики».

«Я тоже не вижу», – отозвался Калеб.

Повисло долгое молчание. Кейтлин пыталась всё хорошенько обдумать.

«Как ты думаешь, мой отец и щит как-то связаны со всем этим? – спросила она. – Может быть, если мы направимся туда, где бывал Иисус, это приведёт нас к отцу?»

Калеб прищурился и надолго задумался.

«Я не знаю, – наконец сказал он. – Но понятно одно: твой отец хранит величайший секрет. И это касается не только вампиров, но и всего человечества. Щит, или какое-то иное оружие, изменит природу всей человеческой расы навсегда. И оно, должно быть, очень мощное. Если кто-то может помочь нам найти путь к твоему отцу, так только кто-то очень могущественный. Такой как Иисус. Мне кажется, это правда. Возможно, отыскав одного, мы отыщем и второго. Кроме того, благодаря твоему кресту мы нашли уже много ключей и попали сюда. Практически все наши подсказки мы отыскали в церквях и монастырях».

Кейтлин попыталась вникнуть в суть его слов. Неужели её отец знаком с Иисусом? Может быть, он один из его учеников? Поиск становился всё более таинственным.

Кейтлин села на колодец, и, совсем сбитая с толку, обвела взглядом сонную деревушку. Она не представляла, с чего начать поиски. Ничего не выделялось из общего пейзажа. Кроме того возрастало отчаяние от невозможности найти Скарлет.

Она больше чем когда-либо хотела отыскать отца, и найденные ключи буквально жгли её карман. Однако она не видела способа использовать их и не могла сконцентрироваться всецело на отце, отказавшись от мысли о Скарлет. Мысль о том, что дочь осталась совершенно одна, разрывала её сердце на части. Кто знает, в безопасности ли она?

Тем не менее, она всё равно не имела понятия, где искать свою малышку. Кейтлин ощущала нарастающее чувство безнадёжности.

Внезапно, возглавляя своё стадо, через ворота в город вошёл пастух и медленно прошёл через площадь. На нём была длинная белая мантия, а голову покрывал капюшон, защищая от солнца. Пастух направился в сторону путников, держа в руке посох. Сначала Кейтлин решила, что он идёт прямо к ним. Но затем поняла: колодец. Он просто подошёл, чтобы утолить жажду, а они с Калебом загораживали ему путь.

Как только пастух появился на площади, овцы столпились вокруг него, и все вместе направились к колодцу. Должно быть, они понимали, что пришло время, и сейчас их будут поить. Через мгновение Кейтлин и Калеб уже находились в самом центре стада. Скромные животные проделывали себе путь, мягко толкаясь мордами. Нетерпеливо блея, они ждали, когда пастух наконец-то даст им напиться.

Кейтлин и Калеб отошли в сторону в тот момент, когда пастух подошёл к колодцу, взялся за ручку и принялся её крутить, вытаскивая ведро с водой. Поднимая ведро, пастух снял капюшон.

Кейтлин была удивлена его молодостью. У него были светлые волосы, светлая борода и светлые голубые глаза. Когда он улыбнулся, Кейтлин увидела лучики солнца на его лице и в морщинках вокруг глаз, почувствовав тепло и доброту, исходящую от него.

Вытащив переполненное ведро, и, несмотря на пот, выступивший у него на лбу, и на тот факт, что ему очень хотелось пить, пастух повернулся и вылил первое ведро воды в корыто у основания колодца. Блея и толкаясь, овцы столпились вокруг него и принялись пить.

Кейтлин не могла избавиться от чувства, что этот незнакомец что-то знает, что он встретился им на пути неслучайно. Если Иисус живёт в этом времени, то, может быть, пастух слышал о нём?

Немного помедлив, Кейтлин откашлялась.

«Простите», – сказала она.

Мужчина повернулся и посмотрел на Кейтлин напряжённым взглядом.

«Мы кое-кого разыскиваем. Возможно, вы его знаете и можете сказать, живёт ли он здесь сейчас».

Пастух прищурился, и Кейтлин показалось, что он смотрит куда-то сквозь неё. Это было очень странно.

«Живёт, – ответил незнакомец, будто читая её мысли, – но сейчас его здесь нет».

Кейтлин не могла поверить. Это было правдой.

«Куда он отправился?» – спросил Калеб. Кейтлин чувствовала напряжение в его голосе и желание узнать всё как можно скорее.

Пастух перевёл взгляд на Калеба.

«В Галилею, – ответил он таким тоном, словно это был само собой разумеющийся факт. – К морю».

Калеб прищурился.

«Капернаум?» – спросил он неуверенно.

Незнакомец кивнул.

Калеб широко открыл глаза.

«У него много учеников, – загадочно произнёс пастух. – Ищите и обрящите».

Затем он быстро склонил голову, повернулся и пошёл прочь, возглавляя стадо. Через мгновение он уже пересекал площадь.

Кейтлин не могла позволить ему уйти. Не сейчас. Она должна узнать больше. Она чувствовала, что незнакомец что-то скрывает.

«Стойте!» – закричала она.

Пастух остановился, повернулся и посмотрел на неё.

«Вы знаете моего отца?» – спросила Кейтлин.

К её удивлению, человек кивнул в ответ.

«Где он?» – спросила она.

«Это вы должны выяснить сами, – ответил пастух. – Ведь только у вас есть ключи».

«Кто он?» – в отчаянии спросила Кейтлин.

Незнакомец медленно покачал головой.

«Я – обычный пастух и веду своё стадо».

«Но ведь я даже не знаю, где его искать! – закричала Кейтлин. – Пожалуйста, я должна его найти».

Пастух медленно улыбнулся.

«Лучше всего искать там, где вы находитесь», – ответил он.

С этими словами он надел капюшон, повернулся и пошёл прочь через площадь. Минуя ворота города, он скрылся из вида вместе со своим стадом.

Лучше всего искать там, где вы находитесь.

Его слова засели у Кейтлин в голове.

Она чувствовала, что это не просто аллегория. Чем больше она погружалась в размышления, тем больше понимала буквальный смысл этих слов. Возможно, он имел в виду, что подсказка как раз там, где она стоит.

Внезапно Кейтлин повернулась и осмотрела колодец, место, на котором сидела. И тут она что-то почувствовала.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!