ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ 8 глава




Главным зданием города был величественный Храм Соломона. Он выглядел точно так же, как в её видениях: высокие каменные стены храма поднимались на сотни метров вверх, расходясь во всех направлениях и будто бы наполняя собой весь город. Внутри Кейтлин всё трепетало – она прибыла именно туда, куда должна была прибыть. Ей казалось, что за этими высокими стенами её ждал отец.

Кейтлин впечатлила не только архитектура Иерусалима, но и его энергетика. Даже с такой высоты, кружа над городом, она видела исходящие от него мощные энергетические потоки. Это было самое священное и энергетически насыщенное место, в котором ей приходилось бывать. Город напоминал большое энергетическое поле.

Чем ближе Кейтлин приближалась к нему, тем сильнее чувствовала эту энергию, от которой мурашки бежали по коже. Иерусалим словно испускал осязаемые электрические токи, которые Кейтлин чувствовала каждой клеткой тела, от головы до ног. Она чувствовала, что воздух здесь был наполнен невероятно мощными невидимыми силами добра и зла. Иерусалим был духовным полем боя всей земли.

Кейтлин облетала город вновь и вновь, пытаясь насладиться видом. При этом она не могла избавиться от неприятного предчувствия: она знала, что Скарлет была здесь, и она была в опасности. Облетая город в очередной раз, Кейтлин искала дочь везде, но не могла найти. Она пыталась оттолкнуть от тебя тревожные мысли, гадая, не были ли это просто игры, в которые играл с ней собственный разум. Кейтлин ещё раз убеждалась в том, что действовать ей нужно очень быстро.

Она сконцентрировала всё своё внимание на Храме, понимая, что ей нужно оказаться там как можно скорее и найти отца. Это был единственный способ найти Скарлет.

Спускаясь и подлетая ближе, Кейтлин начала ощущать что-то ещё: беспокойство витало в воздухе. Казалось, что в городе действовали тёмные силы. Кейтлин не могла интерпретировать собственные ощущения: глядя на город сверху вниз, она не видела никаких признаков битв или сражений. Тем не менее, предчувствие чего-то недоброго было пугающим.

Кейтлин приземлилась напротив больших, сводчатых каменных ворот, ведущих в Храм. Она решила, что лучше всего попасть в него именно так, через главные ворота и довериться интуиции, которая приведёт её туда, куда следует.

Кейтлин приземлилась за стеной, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, вышла на оживлённую улицу и смешалась с толпой. Так она дошла до огромных ворот святого Храма. Вокруг неё были сотни людей: все они хотели попасть внутрь. Было очевидно, что от нехватки посетителей храм никогда не страдал и был всегда полон тех, кто пришёл сюда помолиться. Сотни людей стояли вдоль внешней стены храма и молились, пока другие проходили внутрь.

Кейтлин прошла в ворота и вошла на Храмовую гору. Благоговейно подняв глаза, она увидела раскинувшуюся впереди большую, каменную площадь в сотни метров шириной. По ней бродили люди и молились. В центре площади находился святой храм. Он представлял собой огромное мраморное сооружение идеальной квадратной формы, растянувшееся на десятки метров во всех направлениях. В храм постоянно входили люди и выходили обратно, часто ведя рядом овец и быков. Храм был похож на храм из её видений, и Кейтлин знала, что оказалась в нужном месте.

Квадрат внутри квадрата.

Всё начинало обретать смысл. Жезл из слоновой кости жёг её ладонь, вибрируя. Кейтлин знала, что пришла туда, где ей суждено было оказаться.

Кейтлин пересекла широкую, каменную площадь, подходя к Храмовой горе и чувствуя, как жезл всё сильнее греет ей руку, а по телу распространяется покалывание. Пройдя через толпу и приблизившись к храму, Кейтлин была поражена великолепием здания. С входа на неё смотрели золотые херувимы с широко раскрытыми крыльями. Колонны перед входом, а также все карнизы были сделаны из золота. У входа стояли десятки римских солдат, внимательно рассматривая толпу.

Кейтлин вошла в двери и оказалась в просторном зале.

Внутри было очень много людей и животных. Воздух звенел от издаваемого ими шума, а в нос бросался неприятный запах. В храме шум от блеянья овец сливался с криками молящихся. Вокруг царил организованный хаос. Прямо перед Кейтлин возникла огромная медная раковина, рядом с которой располагался алтарь, к которому все и вели свой скот. Через зал растянулась длинная очередь.

Кейтлин смотрела, как первый человек в очереди подошёл к алтарю вместе со своей овцой. Священник произнёс молитву, а потом убил овцу острым клинком. Овца упала, и кровь полилась в широкую чашу, стоящую рядом с алтарём. Двое помощников поспешили подойти, чтобы убрать тушу мёртвого животного в дальний конец зала, где горел яркий огонь. Другой священник прочитал над тушей молитву, и её бросили в пламя.

Кейтлин с удивлением смотрела, как к потолку поднимается большой столп дыма, поглощая в себе тушу овцы. Выглядело так, будто сам бог простёр руки и принял жертву.

Храм произвёл на Кейтлин неизгладимое впечатление. Она оглядела зал в поисках отца. Был ли он одним из священников?

Квадрат внутри квадрата.

Кейтлин огляделась ещё раз и увидела закрытую часть помещения у дальней стены. Вход туда преграждали длинные белые бархатные шторы, висящие на золотых столпах. Шторы были задёрнуты неплотно, и Кейтлин могла видеть то, что находилось за ними: небольшой идеальный квадрат из мрамора около шести метров в высоту и ширину. Перед сооружением находились красивые колонны, украшенные золотом. Сверху на них сидели золотые херувимы.

Кейтлин ощущала исходящую от занавеса энергетику. Она знала, что там скрыт Ковчег Завета, а в нём и святая святых – Скрижали Завета.

Квадрат внутри квадрата.

Кейтлин чувствовала, как жезл жжёт ей руку. Вот это место. Самое священное место во всём Иерусалиме. Может, её отец тоже там?

Перед занавесом стоял десяток раввинов, одетых в длинные белые мантии с капюшонами. Они молились. Рядом с ними стояли римские солдаты на случай, если кто-то решится подойти ближе. Приближаться к священной реликвии было, по-видимому, запрещено. Кейтлин поняла, что достать желаемое будет не так просто.

Она направилась в сторону раввинов, когда вдруг дорогу ей преградил римский солдат, злобно смотрящий на неё сверху вниз.

«Пересекать эту линию запрещено», – резко бросил он.

Кейтлин огляделась и увидела, как в её сторону смотрит ещё десяток солдат, готовых остановить её в любую секунду. Она понимала, что времени у неё совсем мало. Сейчас или никогда.

Пришло время действовать: Кейтлин взмыла в воздух и направилась к занавесу. К счастью, она была намного быстрее, чем солдаты, и не успели они вовремя среагировать, как она уже была у цели. Поднялся громкий крик, когда люди увидели, что она пытается попасть в святую святых. Спрятавшись за занавесом, она быстро отворила мраморную дверь и захлопнула её прямо перед носом у подоспевших солдат.

В ту же секунду Кейтлин услышала, как десятки кулаков застучали по двери, пытаясь её открыть. Она нашла копьё и забаррикадировала им вход, надеясь, что оно сдержит натиск хотя бы на какое-то время. Для того чтобы всё сделать, Кейтлин необходимо было всего лишь несколько минут.

Она чувствовала мощную духовную силу этого места. Сила давила на неё, и становилось трудно дышать. Ни с чем более мощным Кейтлин никогда не сталкивалась. Она знала, что долго в этом помещении находиться нельзя. Она должна найти то, что ищет, и быстро уходить, иначе энергия этого места поглотит её саму.

В дальнем конце комнаты она увидела занавес, из-за которого лилось необычное сияние. Кейтлин поняла, что Ковчег Завета хранится именно там. Ещё она поняла, что приближаться к нему не следует, иначе она умрёт на месте.

Кейтлин знала, что такие жертвы были необязательны: что бы она ни искала, это находилось здесь, в этой комнате. Оглядываясь, Кейтлин пыталась игнорировать громкие удары кулаков по двери. Сделав несколько шагов вперёд, она осмотрела мраморный пол и стены, ища в них подсказки.

И тогда она увидела это.

Это находилось в центре комнаты, прямо у неё перед глазами: небольшой, золотой пьедестал, около полуметра в высоту. Он имел идеальную квадратную форму. Внутри него находилось круглое отверстие, по размеру как раз соответствующее диаметру её жезла.

Квадрат внутри квадрата.

Она медленно подошла к нему. Сердце бешено билось в груди, а жезл жёг руку. Она опустила его в отверстие, заранее зная, что оно подойдёт идеально.

Так и произошло. Жезл проскользнул внутрь, и Кейтлин выпустила его из рук. Он опускался всё ниже и ниже, уходя прямо под землю. И тогда Кейтлин услышала это.

Она удивлённо обернулась, не поверив своим глазам.

 


ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

 

Скарлет и Рут стояли в тупике, готовясь к мгновенной смерти. Скарлет подняла глаза вверх и увидела, летящую на неё фигуру, которая держала в руках оружие, собираясь опустить его прямо ей на голову. Оружие было похоже на длинное копьё. Скарлет пригнулась, готовясь принять удар и понимая, что, видимо, именно так выглядит смерть.

Она услышала скрежет металла, готовясь испытать жуткую боль.

Но, открыв глаза, Скарлет поняла, что осталась невредима. Скрежет металла, который она услышала, издавали её серебряные наручники, которые только что разбили. Оружие её не убило, а освободило, а приземлившийся рядом вампир не был её врагом. Он был её другом. Она его узнала. Они встречались в Шотландии, и однажды он уже спас ей жизнь.

Это был мужчина, в которого когда-то была влюблена её мать.

Это был Блейк.

*

 

Не теряя ни секунды, Блейк снял со Скарлет наручники, а с Рут – намордник. Рут сразу же стала на него прыгать и облизывать – она его тоже узнала.

«У нас нет времени, – быстро сказал он со страхом в глазах. – Они идут. Хватайся».

Скарлет залезла ему на плечи и крепко схватилась за шею. Блейк взял Рут на руки. Мгновением позже он быстро взмыл в воздух, широко расправив крылья.

Они летели над городом, старым Иерусалимом, давая Скарлет возможность рассмотреть его во всей красе, включая лабиринты улочек и переулков. Ей было странно осознавать, что она бежала по этим закоулкам и могла как-то в них ориентироваться.

Обернувшись через плечо, она боялась увидеть там преследователей. Она увидела тёмную тучу на горизонте: тень за тенью, вампир за вампиром они вылетали из Акведука на той стороне Иерусалима. Они были похожи на стаю летучих мышей, появляющихся из недр земли и разлетающихся во все стороны. Сердце Скарлет замерло от страха, когда она подумала, что все они гонятся за ней.

Страх её ещё больше усилился, когда посмотрев вниз, она увидела, что они камнем летят к земле. Она крепче схватилась за Блейка и закричала.

«ДЕРЖИСЬ!» – крикнул ей Блейк.

Они приземлились за большой стеной в другой части Иерусалима. Вскоре они были в незнакомом переулке, где их никто не видел. Блейк отвёл их в дальний угол и спрятал так, чтобы их не было видно с высоты.

Присев на корточки, все втроём стали ждать, глядя в небо. Сначала Скарлет услышала жужжание и гудение, а потом шум, похожий на хлопанье крыльев. Подняв глаза к небу, она увидела сотни и тысячи чёрных крыльев, застлавших собой небо. Они были похожи на огромную стаю птиц. В детстве она как-то видела очень большую стаю, мигрировавшую с одного края земли на другой. Она вспомнила, как тогда смотрела на небо часами, наблюдая за тем, как оно темнеет от множества крыльев. Тогда ей стая казалась нескончаемой. То же самое было и сейчас.

Они молча сидели и ждали. Скарлет даже старалась не дышать. Было видно, как напряжены были Блейк и Рут. Она молилась о том, чтобы их не заметили.

Наконец, туча из тел вампиров миновала. Вокруг стало тихо. Их не нашли. Блейк её спас. В очередной раз.

Блейк поднялся на ноги, и Скарлет сделала то же самое. Она посмотрела на него благодарным взглядом. Она была очень рада его видеть, видеть родное лицо, видеть человека, который её узнавал и был на её стороне. Блейк был другом её отца и матери. Скарлет гадала, сможет ли он помочь ей их найти.

«Ты видел мою маму?» – не колеблясь, спросила она.

Блейк медленно покачал головой.

«Я собирался спросить тебя о том же самом», – сказал он.

«Я её везде искала», – добавила Скарлет.

«Я тоже», – ответил Блейк.

Скарлет была поражена. Раньше она об этом совсем не думала и не понимала, насколько он любил её маму. От этой мысли ей стало неловко, ведь она сразу подумала об отце и почувствовала необходимость встать на его защиту.

«Ты ведь знаешь, что она вышла замуж?» – с лёгким вызовом в голосе спросила Скарлет. Блейк казался удивлённым.

«Я… я… знаю», – заикаясь, ответил он.

«Тогда почему ты хочешь её найти?» – не унималась девочка.

Она знала, что это было не её дело, и что она должна была быть ему бескрайне благодарна вместо того, чтобы устраивать допрос, но, тем не менее, ей нужно было знать ответ.

«Я…, – замялся Блейк, – я знаю, что она теперь замужем, но мне…»

Он отвернулся, и Скарлет показалось, что она увидела слёзы у него в глазах.

«Мне просто нужно её увидеть, – сказал он. – Я везде её искал, облетая Иерусалим снова и снова день за днём. Я почувствовал, что что-то должно произойти в этом городе. Я почувствовал, что ей и другим нужна моя помощь. А сегодня я также почувствовал твоё присутствие».

«А я даже не знаю, откуда начать поиски, – сказала Скарлет. – А ещё мне кажется, что я сделала кое-что ужасное».

Блейк прищурился.

«Что?» – спросил он.

«Эти злобные вампиры… Мне кажется, я привела их к тому, что они искали. Старик забрал мой браслет. Мне кажется, он помог им в поисках. Ты должен понять, я не хотела им помогать, а сейчас они говорят, что убьют мою маму. Это правда?»

Блейк снова прищурился.

«Куда ты их привела?» – спросил он.

«Я не знаю, – ответила девочка. – Меня вели по длинному переулку и завели под землю. Там была золотая дверь. Когда они её открыли, то достали оттуда что-то, … похожее на щит».

Глаза Блейка округлились от шока.

«Щит?» – переспросил он. Казалось, ему было страшно даже произносить это слово.

«Это было ужасно, – сказала Скарлет, качая головой. – Все эти злобные вампиры вернулись к жизни, даже тот, которого называют Кайлом».

«Кайл?» – изумлённо переспросил Блейк.

«Это правда? Они убьют мою маму?»

Блейк отвёл взгляд. Выглядел он так, будто только что увидел призрака.

«Нельзя терять ни секунды, – серьёзно сказал он. – Мы должны её найти. Прямо сейчас».

«Но я не знаю, где она», – взмолилась Скарлет, чувствуя себя ещё хуже, чем прежде.

Неожиданно Рут развернулась и бросилась бежать по переулку. Скарлет не понимала, что значат её действия – Рут никогда не вела себя подобным образом.

«Рут!» – крикнула девочка, и они с Блейком побежали за волком.

Пробегая переулок за переулком, Рут выбежала на широкую площадь, выходящую на Иерусалимский Храм. Остановившись, она начала гавкать до тех пор, пока её не нагнали Скарлет и Блейк. Девочка начала её гладить, не понимая, что нашло на волчонка.

«Что такое, Рут?»

Проследив за взглядом волка, Скарлет посмотрела на другую сторону площади. Прямо на глазах стала образовываться большая толпа людей, окружая золотые ворота, ведущие в храм. Шум нарастал, и вскоре ворота открылись.

Из них вышел человек в окружении свиты последователей.

Скарлет и Блейк не двигались с места, совершенно поражённые. Скарлет не верилось, что она видит его собственным глазами.

 


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

 

Кейтлин стояла в комнате внутри Иерусалимского Храма, не отводя глаз от пола. Она не могла поверить в то, что только что произошло. После того, как она вставила золотой жезл в отверстие, оно медленно открылось, и Кейтлин увидела лестницу, ведущую вниз под землю. Снизу исходило золотое свечение, освещая ступени. Казалось, что эта лестница вела не куда-нибудь, а в рай.

Солдаты продолжали стучать по двери, пытаясь сорвать её с петель. Кейтлин понимала, что действовать нужно незамедлительно. Она быстро спустилась в узкое отверстие и направилась вниз по ступеням навстречу свету. Она чувствовала, как обжигают жаром лежащие в кармане четыре ключа, зная, что этот удивительный проход приведёт её к отцу.

Кейтлин торопливо спускалась по винтовой лестнице, проникая всё глубже в подземелья Иерусалимского Храма. Вскоре она оказалась в системе туннелей, также освещённой светом. Она не верила своим глазам: стены и пол здесь были полностью покрыты золотом. Это было самое роскошное место, в котором ей приходилось бывать: Кейтлин казалось, что она попала внутрь шкатулки с драгоценностями. Идя по длинному коридору, она дивилась тому, как все поверхности отражали свет, даря идеальное сияние.

Извилистые коридоры не имели конца, вводя её в бескрайний лабиринт, похожий на подземный город. Делая поворот за поворотом, Кейтлин чувствовала, что опускается всё ниже под землю, где хранится какое-то особенное сокровище. Возможно, там её будет ждать сам отец.

На ходу Кейтлин вспоминала все церкви, монастыри и аббатства, в которых она побывала на протяжении всех этих веков. Ей до сих пор не верилось, что это было её последнее путешествие. Сердце начинало биться чаще при мысли, что, возможно, в конце этих коридоров её ждал отец, а может и сам щит. Других догадок у Кейтлин не было.

Что бы ни ожидало в конце этого пути, это было что-то совершенно особенное. Скрытое в подземельях самого священного храма на земле, внутри тайного хранилища, за тайной дверью, которую только она могла открыть… Кейтлин могла только догадываться, что ожидало её впереди.

На долю секунды она задумалась о том, как потом будет выбираться из подземелья, но сейчас постаралась об этом не думать, а сконцентрировать все свои мысли на отце. Кейтлин с трудом верилось, что она вот-вот с ним встретится. Что она ему скажет? Будет ли он ей гордиться? Кто её отец? Похожи ли они с ним?

И почему её род такой особенный?

Сердце её билось тем быстрее, чем ярче становилось сияние стен, и чаще поворачивал туннель. Она ускорилась до бега, не в силах больше бороться с нетерпением. Завернув в последний поворот, Кейтлин пробежала по короткому коридору, в конце которого словно прожектор сиял яркий свет.

В тупике находился небольшой алтарь, выполненный из цельного куска золота. Наверху лежала красная бархатная подушечка, а на ней – небольшой предмет. Кейтлин медленно подошла к алтарю. С каждым шагом дыхание её учащалось: она гадала, что бы там могло быть.

Подойдя ближе, она увидела, что на подушке лежала небольшая золотая шкатулка с замочной скважиной, в которую мог поместиться крошечный ключ.

Оглядев находку, Кейтлин задумалась над тем, как же её открыть, а потом вспомнила про свой крестик. Он по-прежнему висел на шее. Сняв его, Кейтлин вставила крестик в замок, надеясь, что он подойдёт.

К счастью, так и произошло. Ключ повернулся, издав тихий щелчок. Пол под ногами затрясся, и шкатулка открылась.

Внутри лежал крошечный свиток, в длину не больше пальца. С замиранием сердца Кейтлин извлекла его наружу. Свиток казался хрупким и древним, будто он провёл в этой шкатулке сотни лет. Казалось, он был готов рассыпаться в прах прямо у неё в руках.

Медленно развернув его, Кейтлин посмотрела на выведенную красивым почерком надпись. Манера написания была старомодной, и Кейтлин было сложно разобрать слова. Прищурившись, она медленно прочитала послание:

Твой проводник появится у Восточных ворот.

Кейтлин держала свиток в руках, перечитывая послание снова и снова и пытаясь понять, что бы эти слова могли значить, как вдруг сбоку появился тайный проход из ряда ступеней.

Кейтлин почувствовала небывалое облегчение: теперь она знала, как отсюда выбраться без необходимости возвращаться в Храм к ожидающей её там разъярённой толпе.

В тот же самый момент она вдруг услышала громкий шум: оглядевшись, Кейтлин заметила, что стены и потолок туннеля начали обрушаться. Огромные куски падали с потолка и разбивались о пол. Теперь, когда подсказка была у неё в руках, весь туннель рушился, чтобы скрыть под руинами любые следы её присутствия. Туннель продолжал рушиться, и Кейтлин бросилась к потайной лестнице. Только она ступила на неё, как потолок совсем обвалился.

Она побежала вверх по лестнице, поворачивая и поднимаясь всё выше и выше. Звук её шагов эхом отдавался от золотых ступеней. Она продолжала подниматься, пока лестница не вывела её к небольшой сводчатой двери. Открыв её, к своему огромному удивлению, Кейтлин оказалась на улице Иерусалима, у дальнего конца внешней стены Храма.

Выйдя на свет, она услышала шум позади и увидела, как закрывается тайная дверь и сливается со стеной. Мгновения спустя, Кейтин уже не могла различить её очертания на каменной стене, будто никакой двери и вовсе не существовало. Казалось, Храм выбросил её за пределы своей территории и закрылся, защищаясь от новых вторжений.

Кейтлин стояла посреди улицы, за пределами Храма и пыталась всё осмыслить.

Твой проводник появится у Восточных ворот.

Кейтлин оглядела большую, вымощенную камнем площадь. На ней были сотни людей, снующих во всех направлениях и входящих в Храм. Вдали она увидела солдат, до сих пор пытающихся пробраться в хранилище, в котором, по их мнению, спряталась Кейтлин. Никто из них не мог и предположить, что она уже была вне стен здания, вдали от их власти.

Но что же теперь?

Твой проводник появится у Восточных ворот.

Какой бы вдохновлённой ни была Кейтлин после находки этой последней подсказки, она не могла избавиться от чувства разочарования. Она так надеялась найти в подземельях отца или, по крайне мере, какую-то магическую реликвию, может быть, даже сам щит.

Вместо этого она нашла лишь новую подсказку. Ей казалось, что эта подсказка была последней на её пути, но она до сих пор не понимала, что она значила.

Твой проводник появится у Восточных ворот.

Кейтлин решила, что, поднявшись в воздух и взглянув с высоты на город, она сможет разобраться в значении послания.

Взмыв в небо и уже через несколько секунд кружа над Иерусалимом, она осматривала город. Кейтлин была уверена, что подсказка была как-то связана с её отцом и с Иерусалимом. Восточные ворота.

Оглядывая город с высоты птичьего полёта, Кейтлин заметила, что он был похож на окружённый неприступными стенами средневековый город: Иерусалим окружала высокая каменная стена, в которой находились большие сводчатые ворота, через которые в город могли заходить люди.

Восточные ворота.

Кружа над городом и размышляя, ей всё больше казалось, что в послании говорилось о Восточных воротах Иерусалима. Сделав ещё один круг, Кейтлин утвердилась в своей догадке и направилась на восток.

Приблизившись к воротам, она почувствовала большое оживление: тысячи людей собрались в восточной части Иерусалима, направляясь к одному входу в город – к восточных воротам.

Теперь Кейтлин увидела сами Восточные ворота – огромные, в несколько десятков метров высоту, сводчатые, золотые ворота, украшенные искусной гравировкой. На крепостной валу дежурили десятки римских солдат, обеспечивая порядок в городе.

Кейтлин спустилась и приземлилась там, где её никто не видел. Вскоре она смешалась с плотной толпой зевак. Она пробиралась к воротам, чтобы понять, чем было вызвано такое оживление. Она знала, что что бы ни происходило, это было каким-то образом с ней связано.

Пробравшись через ряды людей, она вышла к воротам. Её окружали тысячи возбуждённых и взволнованных лиц. Толпа была неспокойна. Кейтлин сгорала от любопытства, не понимая, куда все смотрят. Протиснувшись в первый ряд, она смогла увидеть всё своими глазами.

Направляясь к толпе, в ворота входил человек.

Твой проводник появится у Восточных ворот.

Кейтлин не верила своим глазам. Она знала, что нашла того, кто приведёт её к отцу.

 


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

 

Калеб стоял у подножия Елеонской горы, наблюдая за небом. Он так и не смог себя заставить отвести от него взгляд с тех пор, как Кейтлин улетела. В тайне он надеялся, что она вернётся, но при этом он также понимал, что она не могла этого сделать.

Внутри всё сжалось от грусти, и ему стало сложно дышать. Сам не зная почему, Калеб не мог перестать думать о Кейтлин и о том, что это была их последняя встреча. Перед глазами мелькали моменты, проведённые ими вместе на протяжении всех этих веков, их помолвка, свадьба. Кейтлин была для Калеба всем. Она значила для него больше, чем кто-либо иной на всей земле. Видеть, как она улетает, было для него невыносимо, это разбивало Калебу сердце. Разумом он понимал, что она вскоре вернётся, но в глубине души он откуда-то знал, что этого никогда не случится.

Итак, Калеб продолжил стоять и с надеждой смотреть в небо. Понемногу он начал кое-что ощущать – вселенная была неспокойна. За все эти века он не раз чувствовал что-то подобное во время битвы с Кайлом, сражения с кланом Чёрной волны и ужасными злыми созданиями, но он никогда не чувствовал это настолько сильно. Сама земля тряслась от беспокойства. Сотрясалось небо, и разверзались облака. Он чувствовал, что на волю было выпущено большое зло. Оно было настолько мощным, что сдержать его силу было невозможно. Эта сила была способна разрушить сам мир.

Калеб почувствовал чьё-то присутствие и, оглянувшись, увидел Эйдена. Старец бесшумно возник рядом с ним.

«Ищешь её в небе», – мягко сказал он.

Оба посмотрели наверх. По голосу было слышно, что Эйдену тоже не хватает Кейтлин. Лицо его выглядело очень обеспокоенным.

«Да», – ответил Калеб.

«У вас с Кейтлин своя особая судьба. Рок. Вы были созданы друг для друга, и ничто не разорвёт эту связь».

Эйден молча смотрел в небо.

«Иногда, – продолжил он после длительной паузы, – в дела судьбы вмешивается мир, и один из партнёров умирает первым. Это вовсе не значит, что они перестают быть вместе».

Старец повернулся и многозначительно посмотрел на Калеба.

От этих слов сердце Калеба замерло, а предчувствие недоброго лишь усилилось. Эйден подтвердил его худшие страхи. Умрёт ли он вперёд Кейтлин?

Или хуже: умрёт ли она первой?

Не успел Калеб задать главный вопрос, как вдруг услышал шарканье десятков ног и, обернувшись, увидел за спиной десятки воинов Эйдена. Они смогли подкрасться к ним совершенно бесшумно и незаметно. Одетые в белые накидки, они тоже следили за небом. Калеб видел обеспокоенность на их лицах и понял, что они тоже что-то предчувствуют. Весь клан был здесь во всеоружии, будто они уже знали, что случится дальше. Как-будто они готовились к войне.

Калеб был горд оказаться в их числе и горд стать одним из воинов Эйдена. Он знал, что грядёт большая опасность, и что бы ни случилось, гордился тем, что мог принять свою последнюю битву рядом с ними. Если это место станет для него могилой, а эта битва – последней битвой в жизни, он с гордостью примет смерть, сражаясь среди этих людей. Калеб решил драться до последнего вздоха.

Увидев тень, он поднял глаза к небу, которое медленно и неуловимо заволокла тёмная туча. Сначала Калебу показалось, что это была грозовая туча, а может и солнечное затмение, но, приглядевшись и прислушавшись, он начал различать хлопанье крыльев и сильную вибрацию. Это было непростое облако. Это была не стая птиц. Это был легион вампиров из сотен воинов.

Нет. Из тысяч.

Они закрыли собой небо, словно полчище саранчи, надвигающееся прямо на них, прямо на Елеонскую гору. Калеб сразу же понял, что они были основной целью атаки.

Противник пришёл, чтобы стереть их с лица земли.

 


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

 

Кейтлин стояла в плотной толпе зевак, не отводя глаз от Восточных ворот, за которыми сияло солнце. Она прищурилась, и на секунду ей показалось, что то, что она видела, было лишь иллюзией. От человека исходило такое сияние, что ей было сложно сказать, где заканчивался солнечный свет, и где начиналось его сияние.

Кейтлин смотрела, как мужчина, восседая на осле, проехал в Восточные ворота. Животное семенило между зевак. Мужчину окружали десятки последователей, одетые в струящиеся, длинные белые накидки. Сам мужчина тоже был одет в подобный наряд с капюшоном, который сейчас был опущен, давая всем возможность видеть его лицо. Светло-каштановые волосы обрамляли его скулы, и на лице была заметна короткая коричневая борода. У него были большие, светло-карие глаза, которые светились, как две жемчужины. От мужчины исходил такой свет, что Кейтлин вновь пришлось прищуриться. От него исходило ощущение мира и спокойствия. Было очевидно, что он был не таким, как все. Он был необычным человеком.

Кейтлин не верила в происходящее. Всё казалось сном. Кейтлин словно бы смотрела на себя со стороны. Однако толкание локтями, шум, запах, блеяние осла и овец, жара и хаос помогали Кейтлин понять, что всё это было реальностью. Всё было более чем реально.

К своему большому удивлению, Кейтлин поняла, что человек, стоящий перед ней и только что въехавший в Восточные ворота Иерусалима, был ни кем иным, как Иисусом.

Твой проводник появится у Восточных ворот.

Кейтлин не верила, что наблюдала за тем, как творится история. Она была частью истории. Всё происходило прямо у неё на глазах.

Сердце забилось быстрее, и она поняла, что все подсказки, все места, в которых она побывали вели её именно сюда, на это самое место и в это самое время. Вот оно. Иисус был её проводником. Он приведёт её к отцу.





©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!