ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ 5 глава




«Я убью любого, кто встанет у меня на пути, – ответил Сэм, а потом взглянул на Рексиуса. – Возможно, я даже убью тебя».

Рексиус взглянул на него. Выражение удивления медленно сменилось неким подобием улыбки.

«Именно этого ответа я ждал».

 


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

 

Пока Калеб и Кейтлин летели над израильскими деревнями, солнце начало садиться, даря долгожданную прохладу. Кейтлин всё время думала о надписи, которую увидела на стене.

Там было выведено: Где поднимаются могилы, у оливкового дерева много ветвей.

У неё не было ни малейшего понятия, что бы это могло значить. Калеб считал, то эти слова были аллегорией и подсказкой, говорящей им о том, что дальше необходимо направляться к древней Елеонской горе – легендарной возвышенности на окраине Иерусалима. Он добавил, что это было мистическое место, где оливковая роща перемежалась с кладбищем. Это место многие столетия было важным источников силы для вампиров. По слухам, здесь обитал самый могущественный на земле клан вампиров.

Они летели без остановок после того, как прочитали эту надпись, направляясь к горе, к Иерусалиму. Весь полёт Кейтлин думала о том, сможет ли встретить там отца, или щит, или, как она надеялась, Скарлет. Кейтлин летела так быстро, как только могла.

Сельские пейзажи Израиля очаровывали. Летя на юг, в сторону Иерусалима, они видели, как меняется природа: пустыни уступили место горам, холмам и зелёным долинам. Они пролетали реки, небольшие города-общины, фермы и оливковые рощи. Людей было почти не видно, казалось, что внизу располагались лишь сельскохозяйственные земли и редкие деревни.

Когда они завернули за гряду, небо окрасилось в розовый. Калеб указал вперёд.

«Там! – сказал он. – Видишь вершину вдалеке? Это Елеонская гора».

Прищурившись, Кейтлин едва могла различить её контуры вдали. Гора была похожа на сотни других горных пиков с тем лишь отличием, и Кейтлин видела это даже с такого расстояния, что вся гора была покрыта небольшими оливковыми деревьями, чьи серебряные ветви поблёскивали в закатных лучах солнца.

«Елеонская гора знаменита не только тем, что возвышается над Иерусалимом, – объяснил Калеб, когда они приблизились, – но и тем, что именно здесь Иисус читал свои проповеди. В будущем, через несколько веков, здесь будет построена одна из главных христианских церквей. Кроме этого, гора будет также известна, как одно из самых знаменитых кладбищ в мире. Тысячи будут хотеть быть здесь похороненными, потому что в Библии говорится, что когда наступит Конец Света Мессия появится именно на этой горе, и все те, кто здесь похоронен, воскреснут первыми».

«Всё же я не понимаю. Почему наша подсказка ведёт нас именно сюда? – спросила Кейтлин. – Как это место связано с нашими поисками?»

Калеб покачал головой.

«Не знаю», – ответил он.

Они спустились ниже, кружа над возвышенностью. Вблизи гора была ещё более красивой. Кейтлин видела перед собой тысячи оливок на ветвях и холмы, покрытые изогнутыми деревьями. За холмом, на горизонте появился древний Иерусалим, расположенный в долине, словно драгоценный камень, сверкающий на солнце. Энергетику города она могла ощущать даже отсюда. Город был прекрасен.

Калеб направился к вершине горы. Кейтлин последовала за ним. Они приземлились на ровной площадке, наверху, среди деревьев.

Какое-то время они не двигались с места, пытаясь отдышаться и собраться с мыслями, а также насладиться удивительным видом и умопомрачительным закатом. Кейтлин казалось, что она находится на вершине мира.

Каким бы прекрасным ни было это место, она до сих пор не совсем понимала, что они здесь делали. Кейтлин не знала, что именно они искали: она не видела рядом ни отца, ни Скарлет, ни кого-либо ещё.

Вдали виднелось кладбище с небольшими мраморными надгробиями. Кейтлин тянуло к этому месту. Она бродила между надгробий, изучая надписи на них. Плиты выглядели старыми.

Она увидела несколько надгробий, которые были больше остальных. Опустившись рядом с ними, она смахнула грязь с одного из них и почувствовала, что эта могила была необычной. Она взглянула на имя.

Кейтлин встала, словно сражённая молнией. Она не верила своим глазам. Это имя было ей знакомо.

Кейтлин Пейн.

Она не двигалась с места, пытаясь понять, что бы это могло значить. Калеб был также поражён находкой. Опустившись на колено рядом с соседним надгробием, он смахнул с него пыль.

Теперь Кейтлин была ещё более поражена: на плите было выбито имя Калеба.

«Что это значит?» – спросила она.

«Не знаю», – сухо сказал Калеб.

Они продолжали всё так же стоять, не двигаясь и боясь увидеть имя на третьем камне. Наконец, Кейтлин собралась с силами, присела на колено и смахнула пыль с плиты.

Невероятно.

Эйден.

Она взглянула на Калеба.

«Неужели это наш Эйден?»

Глядя на имя, Кейтлин не могла избавиться от потока нахлынувших воспоминаний. Она вспомнила, когда видела его в последний раз: в Шотландии, перед замком, когда он сообщил о трагедии, случившейся со всем их кланом, о том, что она была их последней надеждой и должна была выполнить свою миссию. Кейтлин вспомнила все их встречи в разных городах и странах, включая остров Поллепел. Её переполняли эмоции.

«Да, это я», – сказал голос.

Кейтлин обернулась, удивлённо глядя на человека, стоящего в паре метров от неё.

Эйден.

Одетый в длинную белую мантию с капюшоном, с ниспадающими седыми волосами и бородой, он внимательно смотрел на неё большими голубыми глазами так, будто они виделись в последний раз буквально вчера.

Он медленно улыбнулся.

«Я надеялся, что вы прилетите раньше».

 


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

 

Скарлет толкали по тёмному каменному коридору тюрьмы, спускаясь всё ниже и ниже в её подземелья. Руки были плотно сжаты за спиной серебряными наручниками. Рут шла рядом в наморднике. Скарлет была в ужасе, слушая отдалённые крики осуждённых, которые становились всё громче и звучали очень злобно. Скарлет казалось, что её вели в самые пучины ада, туда, где находится больница для умалишённых.

Скарлет снова с силой толкнули в спину, и она увидела ведущего её стражника: это был огромных размеров мужчина, с большим толстым животом. Стражник был небрит, и у него не хватало зубов. Изо рта его доносилось зловонное дыхание.

«Иди вперёд, паршивка!» – сказал он.

Развернувшись, он больно ударил Рут по спине, от чего та отлетела вперёд и ударилась головой о каменную стену, взвизгнув. С намордником она мало что могла сделать, чтобы ему хоть как-то противостоять.

Стражник засмеялся. Скарлет чувствовала овладевающую ею ярость, но и она тоже ничего не могла сделать, чтобы его усмирить. Она попыталась освободить руки, вывернув запястья. Высвободиться не получалось. Руки были надежно сжаты за спиной, и серебро лишало её сил.

Скарлет вспомнила, что привело её сюда – её ярость, первая охота, схватка с солдатами… Сейчас она жалела, что напала на всех тех людей. Она совсем не желала им зла, но жажда крови и необходимость охоты полностью овладели её сознанием, и она не совсем понимала, что делала. Никто не учил её охотиться, не объяснял ей, что делать. Она могла полагаться лишь на собственное чутье и делать всё, что могла.

При этом Скарлет совсем не жалела о том, что сразилась с противными солдатами и сейчас злилась на них за то, что они сумели поймать её в серебряную сеть. Она не заслуживала пребывания здесь, где она чувствовала себя одинокой, как никогда. Скарлет с ужасом представляла, что ждёт её внизу, углубляясь всё дальше в темноту тюрьмы, мрачные коридоры которой освещал лишь дрожащий свет факелов.

«А ты боевая, верно? – послышался гортанный голос стражника. – Мне приказано отвести тебя в подземелье, в серебряную камеру и запереть тебя за серебряными решётками. Я не понимаю, чем ты такое заслужила. Ты ведь всего лишь маленькая девчонка и вряд ли сможешь причинить кому-нибудь зло».

Скарлет почувствовала его толстую, потную ладонь на собственной шее. Пальцы поднялись по затылку и спрятались в волосах. Скарлет слышала, как он облизывает губы и похотливо сглатывает.

«Прежде, чем мы дойдём до твоей камеры, я собираюсь научить тебя, как надо себя вести, показать тебе, что ждёт тебя в будущем, поближе с тобой познакомиться, ты ведь понимаешь, о чём я говорю?» – сказал охранник, смеясь.

Дрожь пробежала у Скарлет по спине. Голос стражника был ей противен. Рут, идущая рядом, зарычала.

Как бы там ни было, сделать ни одна из них ничего не могла. Скарлет вновь и вновь пыталась освободить руки, но ничего не выходило.

Вдруг мужчина схватил её и бросил в соседнюю камеру. Скарлет понимала, что стражник нарушает прямой приказ и собирается воспользоваться её беспомощностью. Подняв на него глаза, она увидела похотливый взгляд, когда он смотрел на неё сверху вниз, облизываясь. Она также понимала, что этот взгляд ничего хорошего ей не сулит.

Стражник вдруг схватил её за рубашку и оторвал пуговицы.

Скарлет попыталась увернуться, повернушись к нему спиной. Всё тело дрожало. Такого страха она не испытывала никогда.

«Не трогай меня!» – крикнула она, понимая, что слова её ничего не изменят.

Мужчина сильно ударил её по лицу тыльной стороной ладони, и она сжалась от боли.

Тут Скарлет почувствовала, как мужчина снимает серебряные наручники.

«Зачем они тебе? – сказал стражник. – Совсем не нужны. С ними наше веселье не будет полным».

Скарлет почувствовала, как оковы спали с рук и слетели на пол. Наручники приземлились на каменные плиты, издав характерный металлический лязг.

Она не верила своей удаче. Освободившись от серебряных пут, она почувствовала новый прилив сил, словно только что избавилась от огромной, сковывающей её тяжёлой цепи. Сейчас Скарлет чувствовала себя бодрой и сильной. Сила наполняла всё её тело, с головы до ног.

Стражник схватил её сзади. Он был силён. Мускулистые руки зажали её, как в тисках. Мужчина начал душить девочку.

Это и определило его судьбу.

Теперь у Скарлет были силы, чтобы дать ему должный отпор. Схватив его за запястья, она развернулась и легко отодвинула его руки от себя.

Стражник смотрел на неё, не понимая, что происходит. Глаза его округлились от шока.

Несколько секунд Скарлет продолжала так держать его руки, наслаждаясь произведённым эффектом и чувствуя, что была намного сильнее противника. Теперь они поменялись ролями. Рука стражника дрожала, пока он тщетно пытался вырваться. Его удивление росло.

Скарлет начала медленно поворачивать его запястье, практически вывернув его и заставив мужчину упасть на колени, крича от боли. Она продолжала выворачивать руку, всё медленнее и медленнее, наслаждаясь моментом.

Вскоре громила уже трясся от боли.

«Ты, маленькая ведьма! – кричал он. – Я убью тебя!»

Хруст.

Мужчина взвыл от боли, когда Скарлет сломала ему руку.

Она жаждала мести – не за себя, а за всех девочек и девушек, которые стали жертвами этого человека, ну и, конечно же, за Рут. Никто не имеет права обращаться с её волком подобным образом.

Развернувшись, Скарлет больно ударила стражника по лицу, от чего шея его резко откинулась назад, и он грузно опустился на пол, не двигаясь.

Скарлет подбежала к Рут и сорвала с неё намордник. Рут оскалилась и, не размышляя ни секунды, набросилась на обидчика, вонзив клыки ему в горло.

Мужчина извивался в агонии на полу, а потом на коленях отполз в угол и закрыл голову руками, пытаясь защититься. Рут продолжала кусать, оставляя следы клыков по всему его телу, пока мужчина корчился в углу.

Вдруг Скарлет почувствовала, как на неё опустилась серебряная сеть. Под её весом она упала на землю, обессилев. Рядом с ней вдруг оказались несколько охранников, набросив такую же сеть на Рут.

Скарлет безумно на себя злилась – ей следовало быть осторожнее и сразу же бежать.

Через несколько минут тюремщик поднялся на ноги. Он был весь в крови и злобно смотрел на девочку и волка. В глазах его не было ничего, кроме ненависти.

«Теперь ты за всё заплатишь, – сказал он. – Я собирался посадить тебя в одиночную серебряную камеру, сейчас же я засуну тебя в клетку к убийцам. Ты сама вырыли себе могилу. Надеюсь, тебе там понравится».

Надсмотрщик вышел из камеры быстрым шагом, корчась от боли. Сразу после этого охранники схватили Скарлет и потащили её назад в коридор.

Скованная сетью, девочка пыталась вырваться, но всё было бесполезно. Её уводили всё дальше по коридору, и, сделав несколько поворотов, она оказалась на другом подземном этаже.

Подняв глаза, Скарлет увидела бесконечные ряды решёток, за которыми раздавалась какофония голосов. Сотни голосов кричали в темноте. Камеры освещались лишь тусклым светом факелов, и заключённые высовывали лица между прутьев, что делало их выражения ещё более ужасными. Перед глазами мелькали уродливые и злобные лица подозрительных типов, высовывающих головы сквозь решётку и кричащих что-то Скарлет вслед.

Она нервно сглотнула. В серебряных наручниках она вновь чувствовала себя слабой и беспомощной. Было очевидно, что эти заключённые её убьют.

Замок на решётках открылся, стражники приподняли сеть и бросили девочку в камеру. Упав на каменный пол, Скарлет услышала, как рядом с ней приземлилась Рут, а решётки вновь захлопнулись.

Поднявшись на ноги, она смахнула с себя сеть, но серебряные наручники всё также сковывали ей руки. Она стояла посреди камеры, смотря на лица десятков убийц. Они смотрели на неё, облизываясь, как львы, в клетку которых был только что закинут ягнёнок.

Рут встала рядом со Скарлет, но с намордником помощи от неё было мало.

«Так-так-так, – произнёс высокий мерзкий заключённый. – Посмотрите-ка, кто у нас тут!»

«Ягнёнок на скотобойне!» – ответил ему другой.

«Я как раз сегодня ещё не завтракал», – добавил третий.

«Меня ждут годы развлечений. Девочка, ты знаешь, что такое мучительные страдания?» – спросил четвёртый.

Скарлет вновь попыталась высвободиться из оков, но как бы она ни старалась, у неё ничего не выходило. Заключённые подходили всё ближе. Она пятилась назад, пока не упёрлась в каменную стену.

Ударившись о камень, Скарлет поняла, что больше бежать было некуда. Она видела наблюдавших за всем этим стражников, стоящих по ту сторону решётки. Лица их исказили злобные улыбки. Очевидно, они ждали, когда начнутся издевательства, готовясь насладиться каждой минутой.

Толпа подходила всё ближе. Теперь Скарлет и её мучителей раздели какие-то метры.

Не такой смерти желала себе Скарлет.

 


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

 

Кейтлин и Калеб шли за Эйденом по крутым склонам Елеонской горы, петляя по скрытым меж деревьев тропам. Они шли молча. Эйден ступал в нескольких шагах впереди.

Как всегда Кейтлин хотела задать ему множество вопросов. Как давно он живёт здесь? Как он узнал, что она будет на этой горе? И самый главный – почему все подсказки вели её к нему? Был ли он её отцом?

Они шли молча, следуя за старцем. Вскоре все трое дошли до ровной площадки у подножия горы, скрытой среди деревьев. Кейтлин смотрела, как Эйден входит в рощу и скрывается в зелени. Переглянувшись, Кейтлин и Калеб последовали за ним.

Зайдя в рощу, Кейтлин поразилась тому, что открылось её взгляду: среди густой зелени оливковых деревьев располагалась большая вилла, длинная и широкая. Со всех сторон окружённая колоннами и открытыми арками, простыми, чистыми линиями и обилием открытого пространства, она чем-то напоминала древний монастырь. Внутри располагался простой, широкий, отделанный известняком внутренний двор с римскими фонтанами. Вилла напомнила Кейтлин все те монастыри, в которых ей приходилось бывать, путешествуя из века в век.

По двору в тишине бродили десятки людей Эйдена, одетые в длинные белые накидки. Спрятав руки в рукава и опустив головы, казалось, они медитировали или молились. Кейтлин была поражена – никто не тренировался и не бился на мечах, как это обычно бывало в клане Эйдена. Здесь всё было тихо и мирно. При этом она ощущала исходящую от вампиров силу, гадая, была ли эта тишина и медитация тоже своеобразной формой тренировки.

Это было невероятно: именно тогда, когда Кейтлин решила, что они оказались в этом веке одни одинёшеньки, она нашла Эйдена и его клан, здесь в этом веке и этом городе, у подножия Елеонской горы. Сюда ли вели её подсказки? Вели ли они Кейтлин к Эйдену? Пришло ли время ей воспользоваться четырьмя ключами, чтобы они показали ей путь к отцу?

Оглядевшись, Кейтлин искала новый знак или подсказку. Возможно, это мог быть замок, к которому могли подойти её ключи. Ничего не было. Она не знала, что и думать, и надеялась, что Эйден поможет с поиском ответа.

Наконец, старец остановился и посмотрел на Калеба и Кейтлин.

«Да, ты права, – начал он, – это форма тренировки».

Кейтлин покраснела, поняв, что он прочитал все её мысли.

«Как и раньше, ты просто не видишь сути. В другие времена они тренировали тело, учась обращаться с мечами, щитами, копьями и стрелами. Сейчас они тренируют дух, разум. Это более глубокая и важная тренировка, подготовка высшего уровня для того, чтобы стать воином. Здесь на кон поставлены наши души».

Кейтлин оглядела здание, испытывая ещё больше уважения к членам клана, многие из которых просто неподвижно стояли, обратившись к горизонту со сложенными на груди руками и закрытыми глазами. Кейтлин было интересно, что же входило в процесс подобной тренировки, и как это помогало им стать лучшими воинами. Она подумала о том времени, когда Эйден просил её заглянуть в себя, прекратить борьбу. Этот опыт был самым сильным впечатлением из тех, что касались её тренировок.

Кейтлин взглянула на учителя. Она хотела задать ему множество вопросов, но не знала, с чего начать.

«Вы – мой отец?» – начала она.

Эти слова прозвучали странно даже для неё самой. Она не хотела говорить так напрямик, но слова сами вылетели из груди. Кейтлин ничего не могла с этим поделать, ей необходимо было знать правду. Неужели всё это время он был рядом? Какая-то часть её сознания так и думала, но она не была полностью уверена.

Ответ Эйдена поразил её ещё больше.

«Я был бы горд носить такое имя, – сказал он, медленно улыбнувшись, – но, к сожалению, это не так. Нет, я не твой отец, но я хорошо с ним знаком».

Сердце Кейтлин забилось чаще. По крайней мере, с одним вопросом покончено. Мысль о том, что Эйден знал её отца, звучала очень волнительно, порождая при этом новые вопросы: был ли отец здесь? В этом веке и месте? Сможет ли она с ним скоро встретиться?

«Нет, его здесь нет, – ответил Эйден. – И я не могу с ним связаться. Если бы это было так просто, разве нужна была бы нам тогда твоя помощь? – Эйден улыбнулся, а потом спросил. – Все четыре ключа при тебе?»

Кейтлин кивнула.

«Хорошо. Они мне понадобятся».

«Я до сих пор не понимаю, – сказала Кейтлин. – Где мой отец? Когда я его увижу?»

Сердце её бешено билось от волнения.

«Тебя ждёт последняя реликвия, – сказал Эйден, – последняя подсказка, которая и приведёт тебя к нему. Мы берегли эту находку для тебя здесь. Открыть её сам я не могу, потому что ключ есть только у тебя».

Кейтлин удивлённо посмотрела на старца. Ключ?

Эйден посмотрел на её крестик, и она сразу же всё поняла. Дотронувшись до шеи, она с трепетом почувствовала холод металла.

«Где она?» – спросила Кейтлин, ожидая, что Эйден достанет что-то вроде замкнутого ларца, но учитель покачал головой.

«Прежде, чем я покажу тебе её, ты должна завершить тренировки. Сегодняшний вечер вы с Калебом проведёте здесь, с нами, чтобы отдохнуть. Утром мы поднимемся на Елеонскую гору, где и будет проходить тренировка. Потом ты встретишься с отцом».

Кейтлин нервно сглотнула при одной этой мысли.

«Против нас выступает сильный противник, – продолжил Эйден. – Они уже предпринимают попытки для того, чтобы нас уничтожить. Времени терять нельзя. Мы поднимемся на гору с первыми лучами солнца. Потом ты найдёшь отца и щит и сделаешь это как можно скорее».

«А как же Скарлет?» – задала Кейтлин свой главный вопрос.

«Я понимаю твоё желание найти её, но в первую очередь тебе нужно найти отца. Ты найдёшь её, когда найдёшь отца, но я должен тебя предупредить: тебе нужно сконцентрироваться на важном. Помни: щит, человечество, великая цель, спасение всех. Однажды тебе придётся сделать выбор между семьёй и человечеством, между наследием и судьбой. Выбор будет непростым; на самом деле, это будет самый сложный выбор в твоей жизни. Я не могу всё рассказать, сейчас это должно оставаться в тайне. Ты всё узнаешь в своё время».

Кейтлин отчаянно пыталась понять, о чём он говорит, но у неё ничего не выходило. В его словах было слишком много загадок.

«Я не понимаю, – сказала она. – Скарлет в опасности? Сейчас в опасности?»

«Да, – просто ответил Эйден. – Она в смертельной опасности, и только ты можешь ей помочь».

В горле Кейтлин пересохло, и сердце забилось быстрее. Ею овладело огромное желание уйти из виллы прямо сейчас и найти дочь.

«Я должна её найти, – сказала Кейтлин, разворачиваясь, чтобы уйти. – Простите».

«И куда ты направишься?» – крикнул Эйден ей вдогонку.

Кейтлин резко остановилась.

«Ты не знаешь, где она, – продолжил он. – И ты не можешь уйти, пока не найдёшь отца».

Эйден сделал шаг вперёд и положил руку Кейтлин на плечо. Она медленно обернулась.

«Ты должна мне доверять. Всё прояснится, когда ты найдёшь отца».

Кейтлин задумчиво посмотрела на кроваво-красное небо и расцвеченные закатом холмы с оливковыми деревьями.

«Мой брат тоже здесь?» – смягчившись, спросила Кейтлин, боясь услышать ответ.

Посмотрев на Эйдена, она увидела озабоченность в его взгляде, по которому ей всё стало ясно.

«Сэм…, – начал Эйден, отвернувшись и пряча навернувшиеся на глаза слёзы. – Боюсь, …мы его потеряли. Он жив, но он больше не такой, как мы».

«Не говорите так, – резко отрезала Кейтлин, слыша злость в собственном голосе. – Он мой брат!»

Эйден покачал головой.

«Когда-то он был твоим братом, но сейчас… у него иная судьба. Боюсь, мы его потеряли. Теперь он на тёмной стороне».

Кейтлин еле сдерживала слёзы, отказываясь верить его словам.

«Прости, – сказал Эйден. – Вы происходите из одного рода, но у вас противоположные судьбы. Поиск отца – это твоя судьба, только твоя».

Эйден снова положил ей руку на плечо.

«Я знаю, это сложно принять, но сейчас ты осталась одна. Калеб и я тебя поддержим, но только ты и никто другой можешь найти отца. Последний участок пути тебе предстоит пройти в одиночку. Кейтлин, – добавил он особенно серьёзно, – после всех этих путешествий во времени, всех городов и находок, пришло твоё время. Если ты будешь делать всё с умом, то сможешь спасти человечество. Если ты будешь думать только о себе, то для нас всё потеряно. Не подведи нас. Что бы ты ни делала, не подведи нас».

*

 

Кейтлин сидела в небольшой комнате, глядя на Елеонскую гору. Она смотрела, как угасает день, и сумерки окутывают серебряные ветви, сверкающие в лунном свете. Вдали были едва видны зажигающиеся факелы Иерусалима. Вид был прекрасен. Всё было настолько неподвижно, что казалось, Кейтлин смотрит на картину.

Калеб находился в противоположном углу комнаты, сидя на стуле. Кейтлин знала, что он спал. Это были долгие день и ночь, и когда Эйден предложил им удалиться на отдых, они с радостью согласились. Эйден добавил, что тренировка начнётся только на рассвете. Кейтлин не смогла бы её начать, даже если бы захотела – она смертельно устала. Во время других путешествий во времени она уставала лишь физически, но сейчас это была другая усталость – это было психическое, душевное истощение.

Кейтлин чувствовала, что отец был уже близко. Эта мысль не давала ей покоя. Ей казалось, что она могла найти его хоть сию секунду, и это отнимало у неё все силы. Помимо этого она чувствовала непреодолимое желание найти Скарлет и спасти её от той опасности, которая ей угрожала. Эта мысль не давала ей покоя.

Радовало хотя бы то, что она нашла Эйдена. Кейтлин была благодарна за то, что он был рядом, что он тоже переместился во времени и оказался с кланом в этом городе. Впервые за всё это время Кейтлин чувствовала, что оказалась в этом времени надолго, и что здесь её ждало что-то действительно сокральное. Присутствие Эйдена воодушевляло Кейтлин, но в то же время она никогда не видела его таким: она чувствовала его напряжение, как будто он видел, что грядёт что-то страшное. Рядом с ним не было ни одного близкого и любимого ею человека… Не было Полли, Блейка и всех остальных… Казалось, что они все исчезли, как будто их одного за другим убили в течение многих веков. Кейтлин не могла избавиться от ощущения потери. В какой-то степени ей казалось, что она была единственной выжившей.

Странно, думала она, как всё быстро изменилось. Вначале она чувствовала себя чужой, настоящим аутсайдером. Она была новобранцем. Сейчас же она была единственной, кто остался в живых, настоящим ветераном. Кейтлин понимала, что жизнь не стоит на месте и никогда не является такой, какой кажется.

Кейтлин продолжала сидеть, наблюдая за тем, как сумерки превращаются в ночь. Придвинув свечу ближе, она упёрлась о небольшой каменный выступ и достала журнал. Посмотрев на него, она поразилась тому, каким потёртым и старым он казался. Дневник больше походил на музейную реликвию. Кейтлин медленно переворачивала хрустящие от старости страницы. Каждая запись пробуждала в ней воспоминания, и Кейтлин было тяжело сдержать эмоции.

Она перелистывала страницы до тех пор, пока не дошла до последней, пока пустующей. Последняя страница дневника. Кейтлин не верила своим глазам. Когда она закончит новую запись, закончится и дневник. Навсегда.

Кейтлин взволнованно вздохнула. Неужели это означало, что и её путешествие тоже подошло к концу? Навсегда? Она знала, что это было так. Каков будет её следующий шаг? Будет ли следующий шаг вообще? Неужели они просто все умрут, когда всё закончится? Или всё-таки продолжат жить? Что случится со всеми близкими ей людьми?

Кейтлин сделала глубокий вдох и, оперевшись на руку, взяла перо и начала медленно писать. Вскоре в комнате раздавался лишь скрип пера по бумаге.

Моя последняя запись. Моё последнее путешествие во времени. Я так по всем скучаю: по Сэму, моему брату, по Полли, моей лучшей подруге. Да, я должна признать, что даже немного скучаю по Блейку. Я скучаю по всем, кого когда-то знала. Если бы Каин был здесь, я бы, возможно, скучала бы и по нему.

Я скучаю по другим путешествиям во времени, когда все были вместе и были счастливы. В этот раз всё очень серьёзно, очень срочно и очень грустно. Многое поставлено на карту. Нет праздников, нет роскошных дворов и замков, нет балов и танцев. Вместо этого мы посещаем одно святое место за другим. Следующей нашей остановкой будет Иерусалим. Я никогда не думала, что смогу когда-нибудь там побывать.

При всём при этом это время очень интересное. Я чувствую, что отец рядом, и это чувство помогает мне двигаться дальше. Четыре ключа жгут мне карман, и завтра утром я закончу курс подготовки с Эйденом. Так странно об этом думать: моя последняя тренировка. А что потом?

Я так счастлива, что Калеб сейчас со мной. Мы, наконец, вместе. Но при этом я боюсь за наше будущее. Мне кажется, что наши пути разойдутся. Мне кажется, что мне придётся встретиться с отцом в одиночку. Надеюсь, что я ошибаюсь.

Я безумно скучаю по Скарлет. Меня убивает её отсутствие. Мне сказали, что отца нужно найти первым, поэтому я сделаю всё, что в моих силах.

А что потом? Вернёт ли это моих близких? Мне в это не верится. Не могу избавиться от чувства, что все и всё, что мне дорого, будет потеряно.

После всех этих путешествий во времени, всех подсказок и ключей я до сих пор не знаю, кто мой отец. Я была уверена, что это был Эйден, но сегодня я узнала, что ошибалась. Теперь я не могу даже представить, кем он может быть. Теперь я хочу увидеть его больше, чем когда-либо, чтобы узнать наверняка, откуда я, и кто он, почему всё держалось в таком секрете. Я хочу узнать, что же это за щит.

Я чувствую, будто груз всего мира взвалили мне на плечи. Я готова отдать всё, только чтобы это закончилось. Скорей бы завтра.

Дописав последнее предложение и завершив последнюю страницу дневника, Кейтлин закрыла журнал. Он был закончен. Ей не верилось.

Кейтлин держала его в руках, чувствуя его вес и объем. По щеке побежала слеза, пока она думала обо всех временах и городах, в которых она писала в своём дневнике, обо всех сложностях, с которыми пришлось столкнуться. Каким-то чудом ей удалось всё перенести. А этот дневник был свидетельством её путешествий. Её журналом вампира.

Кейтлин закрыла глаза руками и неожиданно для самой себя начала плакать. Её всхлипы становились всё громче, сливаясь с криками ночной птицы. Так она и уснула.

 


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

 

Когда заключённые обступили Скарлет, один из них, самый крупный из всех, сделал шаг вперёд. Он возвышался над сокамерниками и Скарлет казался не менее двух метров росту. Мужчина был лыс, через переносицу проходил большой шрам, а крепкие мышцы выпирали через одежду.

Он развернулся и посмотрел на остальных.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!