ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ 4 глава




Но как же это всё связано с её отцом? И со щитом? Кейтлин всё отчётливее понимала, что все века, места и времена, в которых она побывала, поиски в разных церквях и монастырях, найденные ключи и кресты были каким-то образом взаимосвязаны. Она чувствовала, что связующая нить находится прямо перед её носом. Тем не менее она по-прежнему нуждалась в подсказках.

Безусловно, существовал какой-то священный, духовный элемент, и его необходимо отыскать. Это казалось ей странным, поскольку дело касалось мира вампиров. Однако подумав немного, Кейтлин решила, что идёт духовная война между сверхъестественными силами добра и зла, между теми, кто хочет защитить человечество и теми, кто хочет его уничтожить.

Ясно одно: чтобы она ни нашла, это поможет изменить ход событий не только в мире вампиров, но и в мире людей.

Глядя на приоткрытую дверь, Кейтлин решала, можно ли им просто войти.

«Здравствуйте», – сказала она.

Никто не отозвался. Кейтлин услышала лишь своё эхо.

Она взглянула на Калеба. Он кивнул, и Кейтлин поняла, что он тоже уверен в правильности выбранного ими места. Протянув руку, девушка коснулась старой деревянной двери и осторожно толкнула её. Скрипнув, дверь отворилась, и они очутились в едва освещённом здании.

Здесь было прохладно, солнце не попадало внутрь, и Кейтлин понадобилось несколько минут, чтобы глаза привыкли к темноте. Через некоторое время она смогла осмотреть помещение.

Такого прекрасно места Кейтлин ещё не встречала. Это была не огромная пышная церковь, похожая на одну из тех, в которых ей приходилась бывать раньше, а скромная постройка из мрамора и известняка, украшенная колоннами и замысловатой резьбой на потолке. Здесь не было скамей или других мест, где можно было бы присесть – просто один большой пустой зал. В дальнем его конце находился простой алтарь, над которым был установлен не крест, а большая звезда Давида. Рядом располагался маленький золотой ящик с изображением двух больших свитков.

Всего несколько окон тянулось вдоль стен, и света, проникающего сквозь них, было так мало, что в зале царил полумрак. Внутри храма было тихо и безмолвно. Кейтлин слышала лишь шум прибоя вдали.

Обменявшись взглядами, Кейтлин и Калеб медленно прошли по залу к алтарю. Их шаги отдавались гулким эхом по мраморному полу, и Кейтлин не могла избавиться от чувства, что за ними следят.

Дойдя до другого края, они остановились перед золотым ящиком. Кейтлин принялась изучать выгравированные на золоте рисунки: они были такими подробными, такими замысловатыми, что напомнили ей золотые двери собора Санта-Мария-дель-Фьоре во Флоренции. Казалось, кто-то так же посвятил гравировке этого ящика всю свою жизнь. Кроме того, здесь были изображены золотые свитки, и пространство вокруг рисунков было испещрено надписями на иврите. Интересно, что же там внутри?

«Тора», – послышался голос.

Кейтлин испугалась, услышав чужой голос, и быстро обернулась. Она не могла понять, как незнакомцу удалось не выдать себя и тихонько наблюдать за ней и Калебом, а в довершении всего, с такой лёгкостью прочитать её мысли. На такое способен только очень особенный человек. Либо он вампир, либо святой, либо и то и другое.

К ним навстречу шёл мужчина в белом одеянии, без капюшона. У него были длинные лохматые волосы светло-каштанового цвета и такая же борода. Красивые голубые глаза и участливое лицо озаряла улыбка. На вид ему было около сорока. Незнакомец шёл к ним, немного прихрамывая и опираясь на трость.

«В этом ящике хранятся свитки Старого Завета. Пять книг Моисея».

Незнакомец подходил всё ближе и остановился в полуметре от Калеба и Кейтлин.

Потом он уставился на девушку, и она почувствовала напряжённость в его взгляде. Определённо, это был особенный человек.

«Я – Павел», – сказал незнакомец и протянул руку, которая до сих пор покоилась на трости.

«Я – Кейтлин, а это мой муж Калеб», – ответила она.

Павел широко улыбнулся.

«Мне это известно», – ответил он.

Кейтлин почувствовала себя неловко. Ясно, что человек, который может так ловко читать мысли, знает о ней больше, чем она о нём. Становилось немного страшно от мысли, что все люди, с которыми встречалась Кейтлин в разных местах и в разные времена, знали о ней всё и ждали её с нетерпением. Это усиливало чувство ответственности по отношению к выполнению миссии, однако в тоже время она чувствовала страх, не зная, что именно искать и куда отправляться в следующий раз.

«Простите нас за беспокойство, – сказал Калеб. – Но нам сказали, что Иисус молился здесь. Что он недавно был в этом месте. Это правда?»

Человек медленно кивнул, не сводя глаз с Кейтлин.

«Не так давно они отправились в Иерусалим, – ответил Павел. – Если вы одни из тех, кому нужно исцеление, то вы опоздали. Однако мне известно, что вы пришли не за этим. Нет. У вас другая цель, не так ли?» – спросил он, всё ещё не отрывая взгляда от Кейтлин.

Она кивнула, чувствуя, что этот человек уже всё знает. И тут её посетило новое чувство: этот человек близок с её отцом. Павел точно знает, где он. От этой мысли по коже побежали мурашки. Так близко к своей цели она ещё не подходила.

«Я ищу своего отца», – сказала Кейтлин, чувствуя, как дрожит её голос.

Человек улыбнулся:

«А он ищет вас».

Кейтлин открыла рот от удивления:

«Вы знакомы с ним?»

Павел кивнул.

«Где же он?» – с нетерпением спросила девушка.

Мужчина вздохнул, повернулся и отошёл к окну, простояв у него достаточно долго, всматриваясь в море.

«Не я должен сообщить вам это».

Все эти загадки и головоломки сводили Кейтлин с ума. С неё довольно. Она должна узнать, где её отец.

«Почему бы вам просто не сказать мне?» – спросила Кейтлин с досадой в голосе.

Павел помолчал.

«Я бы мог сказать вам, – ответил он, – но вы меня не услышите».

От этих слов Кейтлин ещё больше запуталась. Что всё это значит?

«Вы в конце своего путешествия, – продолжил Павел. – Вы даже не представляете, насколько вы близки к цели. Однако тёмные силы тоже не сидят сложа руки. Слишком многое поставлено на карту. Они хотят завладеть щитом. И для этого они не остановятся ни перед чем».

«Наступает время, когда вы должны будете сделать выбор и пойти на великую жертву. Помните, что ваш отец и щит должны быть превыше всего. Превыше всех личных интересов. Превыше семьи. Вы понимаете? Будет непросто. Вы будете стоять перед сложным выбором. Но вы должны будете его сделать. Ради всех нас. Вы понимаете?» – снова спросил Павел.

Кейтлин медленно кивнула, тем не менее, не совсем понимая, что именно он имеет в виду. Какой выбор ей придётся сделать? Неужели этот человек видит её будущее? Её охватило жуткое чувство, что так оно и есть.

«Все мы рассчитываем на вас, – добавил он. – Вы должны отыскать отца. Вы должны завладеть щитом прежде, чем за ним придут другие. Если тёмные силы успеют раньше, в мире навсегда воцарится немыслимое зло и жестокость».

Кейтлин, как никогда раньше, почувствовала, что ей нужно поторопиться в своих поисках. Ей необходимо найти щит первой. Однако она по-прежнему не знала, с чего начать.

«Вы встретите своего отца, когда придёт время. Ни секундой раньше, ни секундой позже. Во вселенной существует круг судьбы. Звезды должны сойтись идеально. Тогда, и только тогда вы встретитесь с ним».

Павел повернулся и посмотрел на Кейтлин. Она почувствовала, что он знает всё не только об её отце, но и о Скарлет тоже.

«А как же моя дочь? – спросила она. – Она тоже здесь? В этом времени и месте?»

«Да», – просто ответил Павел.

Его быстрый ответ одновременно удивил и напугал Кейтлин. Скарлет здесь, и она жива. Кейтлин почувствовала облегчение. Она должна найти девочку.

«Где она?» – потребовала Кейтлин.

Павел снова покачал головой.

«Я повторю – не мне об этом рассказывать. Но я скажу одно: пока вы не найдёте отца, вы не отыщите Скарлет. Начнёте искать дочь и потеряете обоих. Отыщите отца и тогда отыщите девочку».

«Но я не знаю, как мне его найти», – резко сказала Кейтлин.

«Нет, знаете, – ответил Павел. – У вас уже есть первая подсказка. Доверьтесь своей интуиции, и она вам поможет. Подсказка сейчас у вас, в вашей руке».

И тут Кейтлин вспомнила: звезда Давида. Девушка раскрыла ладонь и принялась её рассматривать.

Павел пересёк комнату, протянул руку и взял звезду у Кейтлин. Подняв её вверх и рассмотрев, как следует, он с удовлетворением кивнул.

«Видите? – спросил он. – Вы не могли не найти это. Эта звезда предназначена вам. И только вам. Только вы можете использовать её».

Сбитая с толку, Кейтлин посмотрела на Калеба. Он растерянно смотрел на неё в ответ.

Использовать звезду?

«Но как?» – спросила она.

Павел взглянул на золотой пьедестал, который находился под ящиком. Кейтлин проследила за его взглядом.

В самой середине пьедестала находилось отверстие. Присмотревшись, Кейтлин с удивлением обнаружила, что её звезда идеально подходит к нему по форме и размеру. Она взглянула на Павла, чтобы удостовериться в правильности своих догадок. Он протянул ей звезду и кивнул.

Кейтлин повернулась и пошла к пьедесталу. Она аккуратно подняла звезду и, приложив её к отверстию, поняла, что та встала идеально.

Неожиданно над головой послышался какой-то шум. Взглянув вверх, Кейтлин увидела, что небольшая часть потолка отходит в сторону, скрипя камнями.

Когда всё закончилось, луч солнечного света проник внутрь под прямым углом и осветил небольшой кусочек стены, шириной в метр.

Кейтлин не могла в это поверить. Они с Калебом поспешили к стене и, подойдя ближе, заметили, что эта часть отличается от остальных. Из-за солнечного света Кейтлин едва могла различить буквы, высеченные на камне.

Это было послание. Оно было высечено на древнееврейском языке и читалось справа налево.

Кейтлин не имела ни малейшего понятия о том, что там было написано. Она повернулась к Калебу, в надежде на его помощь.

«Ты можешь это прочесть?» – спросила она.

Калеб кивнул, и, прочитав, раскрыл рот от удивления. Он выглядел так, будто увидел приведение.

«Это послание, – сказал он и повернулся к жене. – И оно от твоего отца».

 


ГЛАВА ВОСЬМАЯ

 

Скарлет бродила по узким улочкам Иерусалима вместе с Рут и ощущала себя иначе, чем прежде. Ей казалось, будто внутри неё что-то высвободилось, однако она не могла понять и обуздать это новое чувство. Скарлет ощущала себя больше животным, нежели человеком. Она скиталась по окрестностям в поисках новой жертвы, не в силах совладать с собой.

Запах и вкус крови заполнили каждую клеточку её тела. Первое убийство было чем-то неописуемым, и Скарлет никогда не могла подумать, что способна на такое. Кровь человека, текущая теперь в венах Скарлет, изменила её. Что-то явно произошло, но она не могла этого объяснить: наполнившись мощью и силой, Скарлет чувствовала, что родилась заново.

Кровь усилила её аппетит. Внутри Скарлет что-то щёлкнуло, переключилось, и она поняла, насколько хорошо может себя чувствовать. Теперь ей требовалось больше крови. Рыская по улицам, как дикий зверь, она разглядывала людей и смотрела на их шеи, на пульсирующую в их венах кровь. Скарлет ощущала жажду каждой клеткой тела, и ей неистово хотелось убивать.

Одновременно с этим девочка ощутила новый приступ ярости и бесстрашия. Такого она не испытывала никогда раньше. Свернув на следующую многолюдную улицу, Скарлет больше не пряталась от чужих глаз и не ёжилась от страха. Вместо этого она наглой развязной походкой шла вперёд. Если ей на пути попадались люди, то Скарлет просто отпихивала их плечом.

«Эй, малышка, смотри, куда идёшь!» – закричал мужчина.

Скарлет повернулась, посмотрела на него и улыбнулась в ответ. Она чувствовала, как её клыки обнажаются, глаза наливаются кровью, а откуда-то из глубины доносится гортанный рык. Скарлет видела ужас и страх на лице у незнакомца, видела, как тот убегает прочь со всех ног. Теперь она знала, что все вокруг её боятся.

Скарлет слышала, что Рут тоже рычит, стоя рядом с ней. Теперь они имели ещё большее сходство, чем прежде. Скарлет чувствовала, что её ярость передаётся волчице. Обе представляли собой бомбу замедленного действия, которая должна была вот-вот взорваться.

Скарлет увидела уже знакомого ей торговца, на прилавке которого лежал огромный кусок мяса, и решила накормить Рут.

Торговец заметил их приближение, вышел вперёд и встал около своего прилавка. Вытянув руки, он засвистел, как сумасшедший. Это был громкий, пронзительный свист, проходящий сквозь всю толпу.

«Стража! СТРАЖА!» – что есть сил кричал он.

Однако Скарлет даже не остановилась.

«В этот раз ты отправишься в тюрьму, дорогуша, – ругался торговец. – Я думаю, ты ещё кого-то обокрала, кроме меня. Теперь ты заплатишь за всё. Стой!»

Огромный жирный торговец наклонился, пытаясь схватить девочку, и Скарлет почувствовала его крепкую хватку. Он был очень силён, сильнее, чем она могла себе представить. Прежняя Скарлет, скорее всего, в страхе убежала бы прочь, однако новая Скарлет ничего не боялась.

Напротив, она хотела, чтобы её схватили, жаждала этого.

С невообразимой лёгкостью скрутив руку мужчины и надавив локтем, Скарлет одним ударом сломала её пополам. Торговец закричал от боли.

Затем она наклонилась к нему, схватила за рубашку и кинула в толпу. Огромный мужлан, весом более ста килограмм, отлетел в сторону, как лёгкая детская игрушка, сбив по пути с десяток прилавков и телег. Люди закричали от страха и поспешно, с омерзением шарахнулись в сторону подальше от Скарлет. Отбежав на безопасное расстояние, они глядели на девочку с нескрываемым недоумением.

Скарлет повернулась к прилавку, схватила кусок мяса и, оторвав от него большую часть, отдала её Рут. Волчица рычала, доедая кусок лакомства, который был больше, чем она сама. Рут всё ела и ела, пока Скарлет не удостоверилась в том, что та была сыта.

Внезапно девочка услышала резкий свист и, повернувшись, увидела, как несколько десятков римских солдат направляются к ней с одной стороны. В тот же момент с другой стороны послышался такой же свист, ознаменовав приближение ещё нескольких десятков воинов.

Однако Скарлет по-прежнему не было страшно. Наоборот, она с нетерпением ждала возможности вступить в бой, чтобы дать выход своей неиссякаемой ярости. Девочка не стала ждать, пока солдаты подойдут ближе, и бросилась в атаку первой. Солдаты быстрым шагом шли ей навстречу, держа в руках мечи и закрываясь щитами. Со скоростью молнии девочка подскочила к ним.

Подпрыгнув высоко в воздух, она обеими ногами приземлилась на грудь ближайшего воина и пнула его с такой силой, что тот отлетел назад и, зацепив по пути десяток других, рухнул на землю.

Несколько солдат накинулись на Скарлет сзади и повалили её на землю. Однако без особых усилий девочка вскочила и, рывком высвободив руки, раскидала нападавших по сторонам. Ударившись о стену, солдаты без сознания рухнули на землю.

Оставшиеся со страхом смотрели на Скарлет и не знали, что делать. Трое из них выхватили свои мечи и бросили их в девочку.

Однако для Скарлет они двигались очень медленно. Она сумела быстро нагнуться, и брошенное в неё оружие пролетело мимо, не причинив ей никакого вреда. Выхватив один из щитов, Скарлет повернулась и ударила первого солдата по голове. Затем, размахнувшись, она запустила щит в другого. Получив удар в грудь, солдат упал на землю.

Рут сражалась рядом со Скарлет. Подпрыгнув, она резко атаковала третьего солдата и повалила его на землю прежде, чем он успел отреагировать.

Скарлет окинула взглядом улицу и увидела, что вокруг без сознания лежали десятки солдат. В этот момент она чувствовала себя непобедимой.

И вдруг что-то произошло. Скарлет ощутила, как сзади на неё набросили сеть. Она и Рут были в ловушке. Пытаясь сдёрнуть её и дотронувшись до сети, девочка поняла, что по какой-то неведомой причине лишилась своей силы. Сеть была соткана из чего-то холодного и странного на ощупь. Ко всему прочему, она была ужасно тяжёлая.

И наконец Скарлет поняла: сеть была сделана из серебра. Едва коснувшись тела девочки, серебряная сеть лишила его силы и мощи. Теперь она стала слабой и беззащитной, как обычная смертная.

Скарлет почувствовала, как оставшиеся воины бросились на неё и прижали к земле. Последнее, что она увидела, повернув голову, был огромный кулак солдата, которым он больно ударил её прямо в лицо.

 


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

 

Когда солнце село, Сэм и Саманта отправились на прогулку по безлюдным улицам Иерусалима, туда, где они могли побыть одни. Они гуляли уже несколько часов. Саманта его куда-то вела, и Сэм не сопротивлялся. Было в ней что-то – в ней всегда было что-то – что притягивало Сэма, как магнитом, побуждая следовать за ней, не задавая лишних вопросов.

Он вспомнил их первую встречу в Хадсон-Вэлли, когда она жила одна в том большом доме. Это был первый раз в его жизни, когда он по-настоящему влюбился. Тогда она просто сразила его наповал.

Идя рядом с ней, следуя за Самантой по тёмным улицам города, Сэм не мог избавиться от воспоминаний об их отношениях. Он вспомнил, как они вдвоём ехали в машине в Хадсон-Вэлли, как приехали в трейлерный парк, как познакомились с тем моральным уродом, который выдавал себя за его отца. Сэм вспомнил момент, когда Саманта убила того человека – это был первый раз, когда он видел вампира в действии. Сэм вспомнил, какое это тогда произвело на него впечатление.

Он также вспомнил, как они оправились в Бостон, в Королевскую часовню, и как Кайл забрал у них меч. Он вспомнил, как его поймали и заточили в подземелье в Нью-Йорке. Конечно, Сэм не мог забыть и ту судьбоносную ночь, когда Саманта его обратила. В тот самый момент их отношения перешли на совершенно новый уровень – это была не просто любовь, а что-то безграничное и неподвластное времени.

Сэму казалось, что он давно выкинул мысли о Саманте из головы, но честно говоря, в глубине души он никогда её не забывал. Память о ней всегда присутствовала в его сознании, спрятавшись глубоко в недрах его личности. Иногда его тянуло к ней, как магнитом. Он был похож на преданного слугу, стремящегося вернуться к своему господину. Сейчас, когда она была рядом, Сэму казалось, что в какой-то степени, он чувствовал себя с ней как дома.

При этом Сэм отчётливо помнил момент их расставания. Он хорошо помнил, как она пыталась хитростью заставить его убить сестру. В тот момент он находился под её сильным влиянием и почти выполнил её поручение. Сэм также помнил, как он порвал с Самантой отношения, не желая её когда-либо видеть вновь. Какая-то часть его сознания до сих пор не простила её за то, что она когда-то сделала.

Сейчас, в другом времени и месте, Сэм с удивлением отмечал, что был счастлив находиться с ней рядом. В конце концов, он изменился: он уже не тот человек, каким был раньше. Всё, что Саманта когда-то сделала, её жестокость, её амбиции, её гнев и вероломство – всё, что когда-то его так в ней отталкивало – сейчас казалось Сэму очень привлекательным. Он восхищался этими её качествами. То, что он раньше презирал, теперь влекло его всё больше. Сэм хотел быть с Самантой.

Они шли в полной тишине. Сэм не мог понять, сам ли он начал вспоминать их прошлое, или она опять играла с ним в игры, заставляя его думать и желать того, что хотелось ей самой. Неужели спустя столько времени ей до сих пор удавалось им манипулировать?

Сэму было неважно, если это даже и было так. Он хотел быть с Самантой. Она олицетворяла собой мстительность и тёмную мощь. Сэм настолько был ею очарован, что ему было безразлично, куда она его вела.

Саманта взяла его за руку и крепко её сжала. Она посмотрела на Сэма. Глядя в её бледно-голубые глаза, он чувствовал, что связь между ними неуклонно растёт. До встречи с ней, бродя по улицам Иерусалима, Сэм не знал, что ему следует делать дальше. Сейчас же, когда Саманта была рядом, он знал, что она ведёт его в нужном направлении.

Они шли по узкой улочке, вверх по крутому холму, когда Сэм увидел, куда именно они направлялись. Впереди стояло большое здание языческого храма. Построенное в форме восьмигранника, его окружали римские колонны, заканчивающиеся сверкающим, круглым куполом. Колонн было восемь, и каждая была в форме какого-то языческого бога. Со всех углов на людей смотрели горгульи. Даже не заходя в здание, а глядя на него в кроваво-красном свете заходящего солнца, Сэм чувствовал тёмную энергетику этого места.

Он не мог поверить, что попал в такое время, когда люди до сих пор поклонялись языческим богами. Ещё какое-то время назад Сэм бы бежал отсюда со всех ног, но новый Сэм с нетерпением ждал момента, когда переступит порог храма. Он знал, что за его стенами он встретит таких же, как и он сам. Он жаждал этой встречи.

«Сейчас ты познакомишься с нашим лидером, – произнесла Саманта холодным, хриплым голосом. – Меня послали привести тебя, чтобы ты мог воссоединиться с твоей настоящей семьёй. С нами. Твоё место среди нас. Мы решили встретить тебя именно в этом храме и воздать тебе должные почести. Теперь ты – один из нас, Сэм. Твои поиски закончены».

«Я знаю», – ответил он, удивляясь серьёзности своего голоса.

Дойдя до вершины холма, они перешли широкую, отделанную мрамором площадь и поднялись по ступеням, ведущим к входу в храм. Вход охранял десяток крепких вампиров, одетых во всё чёрное и стоящих внутри галереи. Несмотря на жару, вампиры были одеты в красивые бархатные накидки с широким красным поясом. Они прошипели приветствие. Взглянув на них, Сэм увидел длинные, выпирающие клыки. Оглядев вампиров более внимательно, он также заметил их странные руки: у каждого было всего по два пальца, не считая длинного, острого большого пальца. Ногти длинной в несколько сантиметров были остро заточены. Кожа вампиров была белоснежно белой и покрытой волдырями. Сэм понял, что перед ним стояли необычные вампиры. Он прибыл в их столицу, столицу тьмы.

Подойдя к входу, он взялся за массивную ручку и открыл большую медную дверь, скрытую в арочном проходе. Дверь открылась со скрипом, и Саманта сразу же вошла внутрь, не мешкая ни секунды. Сэм последовал за ней. Войдя в храм, он почувствовал порыв ветра, когда дверь с грохотом захлопнулась прямо у них за спиной.

Сэм оказался в восьмиугольном зале, украшенном колоннами и наполненном статуями языческих богов. Храм был большим и просторным, чем-то напомнив ему римский Пантеон в миниатюре. Повсюду было множество одетых в чёрное вампиров: некоторые из них летали по залу, другие ходили по полу. На полу лежали человеческие тела – распластанные голые женщины. Вампиры жадно пили их кровь.

Зал наполняли крики и стоны людей. Женщины страдали и пытались убежать, но идти им было некуда. Это была настоящая кровавая баня: сотни вампиров пили кровь из сотен невинных людей. Пол, устланный многочисленными телами жертв и палачей, казался живым.

В дальнем углу зала стояли прикованные к стене люди. Некоторые из них были распяты на крестах, другие – прикованы к колоннам. Их окружали вампиры, стегающие их розгами и ремнями, а также мучающие их другими способами. Воздух звенел от криков истязаемых, заглушая даже крики жертв, лежащих на полу. На лицах всех вампиров играли злобные ухмылки. Все здесь издевались над людьми ради собственного удовольствия. Ещё какое-то время назад подобная картина вызвала бы у Сэма приступ тошноты, но сейчас он наслаждался каждой секундой пребывания здесь. Он видел во всём новый смысл. Он сопереживал мучителям, зная, что они искали выход накопившейся ярости и похоти.

В центре зала, на золотом пьедестале располагался трон, на котором сидел одинокий вампир. Он наблюдал за кровавым месивом внизу, сидя к Сэму спиной. Рядом с ним стоял десяток прислужников, готовых броситься к нему по первому кивку головы.

Сэм и Саманта сделали несколько шагов вперёд. В этот момент вампир на троне резко развернулся и посмотрел на них.

Сэм его узнал. Он уже видел его однажды в Нью-Йорке, в подземельях городской ратуши. Это был верховный лидер клана, древний вампир, живший на земле уже тысячи лет, – Рексиус.

Скукоженный старик с испещрённым глубокими морщинами лицом, почти лысой головой, седыми волосами и потухшим взглядом, Рексиус скорчился на троне, с удовольствием наблюдая за всем происходящим внизу. Судя по его взгляду, он сам словно бы переживал все те эмоции, которые испытывали его подчинённые.

Он сфокусировал взгляд на Сэме и Саманте. Сэм ощущал исходящее от лидера зло, которое проникало в каждую клетку его тела. Рексиус взял золотой посох и несколько раз ударил им о пьедестал. После этого в зале воцарилась тишина настолько, насколько это было возможно при несмолкающих криках и стонах людей.

Саманта взяла Сэма за руку, и они пересекли зал, проходя в образовавшемся коридоре из тел. Они подошли к самому трону и посмотрели на Рексиуса, который взирал на них сверху вниз. Он был старым и загадочным. По его взгляду Сэму сложно было сказать, смотрит он на них с упрёком или одобрением – а, может, и с тем и другим одновременно.

В зале стало тихо, и сотни глаз устремились в центр.

«Итак…, – медленно начал Рексиус низким, сиплым голосом, – …пришло время платить по счетам».

Он глубоко дышал.

«Я ждал этого момента несколько веков. Теперь мне следует тебя убить хотя бы за то, что заставил меня ждать так долго».

Сэм ничуть не испугался. Напротив, он стал лишь злее. Он мог легко разорвать этого старика на части. Как он – или любой другой в этом мире – смел говорить с ним подобным образом.

«А мне стоит убить тебя за то, что смеешь так со мной разговаривать», – ответил Сэм, скалясь и делая шаг вперёд.

Вдруг он почувствовал руку Саманты на своём плече – она пыталась его остановить.

Глаза Рексиуса округлились от удивления, и по залу пронёсся гул голосов. Очевидно, так с Рексиусом не говорил никто.

Наступила напряжённая тишина, в ходе которой Сэм готовился к возможной атаке.

Неожиданно Рексиус откинул голову назад и громогласно рассмеялся.

«Именно такого ответа я и ожидал, – сказал он. – Хорошо. Очень хорошо. Мне нравится твоя ненависть, она наполняет меня новым силами».

Лидер оглядел Сэма и кивнул.

«Да, да, – медленно произнёс он. – Теперь ты стал одним из нас, правда? Очень хорошо. Ты нам очень пригодишься. Ты нам очень-очень пригодишься».

Старик вздохнул.

«Ты прибыл как раз вовремя, – продолжил он громко. Слова его рикошетом отлетали от стен. – Нам некогда медлить. Враги уже близко подобрались к щиту. Мы должны их остановить. Ты – наш ключ к овладению этим щитом».

Сэм посмотрел на Рексиуса, пытаясь всё вспомнить. Щит. Память ему изменяла… что-то касалось его отца… Всё было как в тумане, воспоминания были почти стёрты. Дух Кайла почти полностью завладел его сознанием, да и думать о ком-то, кроме Саманты ему было достаточно сложно, поэтому разумные рассуждения были сейчас Сэму не под силу.

«Настал поворотный момент в нашей истории, – сказал Рексиус. – Настало наше время. Если мы доберёмся до щита первыми, то навсегда поработим всё человечество и всех вампиров. Тогда мир погрузится в войны, кровопролитие, хаос и разрушение. Именно об этом мы всегда мечтали, все эти тысячи лет. Так близко к победе мы не были никогда. А теперь, когда ты с нами, нас уже ничто не остановит».

Рексиус сделал глубокий вдох.

«К сожалению, твоя сестра также охотится за щитом, и она уже близка к цели, как и её муж. Из них двоих твоя сестра представляет большую опасность. Она связана с могущественными людьми. Пока мы тут с вами разговариваем, она не прекращает поиски. Она близка, очень близка. М должны найти щит первыми!» – вдруг проскрипел Рексиус, ударив посохом по полу. Вены напряглись на его лице.

Зал замолчал.

Сэм пытался сконцентрироваться и вспомнить всё в деталях. Его сестра. Его отец. Щит. Ему казалось, что где-то в глубине души до сих пор жили остатки его чувств к ним. Братская любовь. Желание защищать Кейтлин.

Эти чувства были смыты. Их перекрывали новые чувства. Слова Рексиуса гремели у него в голове, дух Кайла пожирал его душу, а Саманта крепко сжимала его руку – Сэм не мог сконцентрироваться и думать ни о чём другом, кроме разрушения.

«Есть у нас и другой враг, – медленно продолжил Рексиус. – Этот жулик и бунтарь Иисус представляет для нас не меньшую угрозу. Пока мы с вами разговариваем, он разгуливает по городам, вселяя в умы людей свои идиотские учения. Мы должны убить его, пока он не нанёс непоправимый ущерб. Именно его ищет твоя сестра. Если мы не найдём его вовремя, они объединятся и найдут щит вместе. Мы не можем этого допустить».

Рексиус повернулся и кивнул. Вперёд вдруг вышел вампир, который, в отличие от всех остальных, был одет во всё белое. У него были тёмные волосы, длинная чёрная борода и большие голубые глаза. Глаза были бездонными и напряжённо смотрели на Сэма.

«Иуда просочится в круг приверженцев Иисуса и поможет нам от него избавиться. Тогда мы сможем схватить твою сестру».

Рексиус посмотрел на Сэма.

«Мы не сможем найти её без твоей помощи. Без тебя нам её не уничтожить».

Старик поднялся с трона и посмотрел на Сэма.

«Самсон из клана Чёрной волны, готов ли ты помочь нам в нашей миссии? Готов ли ты помочь нам найти щит, убить Иисуса и твою сестру?»

Сэм дрожал от мысли о предстоящем насилии и разрушении. Он пытался думать трезво, но всё, что он видел перед глазами, это языки пламени, поднимающиеся всё выше и выше. Он не мог избавиться от этого видения, как ни старался.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!