Определение значимых для оценки текста признаков читателя и прогноз понимания им текста





Редактору мало понять текст как индивиду. Ему насущно необходимо определить, как поймет текст читатель.

Редактор крайне редко принадлежит к числу читателей, которым редактируемый им текст адресуется.

Читатель — ребенок, редактор — взрослый.

Читатель — неспециалист, редактор — специалист.

Читатель — специалист узкого профиля, редактор — ши­рокого.

Читатель — учащийся, редактор — дипломированный спе­циалист. И так далее.

Значит, редактор не вправе в основу анализа и оценки тек­ста положить свое читательское восприятие и понимание тек­ста. Он обязан поставить себя на место того читателя, кото­рому текст адресуется, попытаться воспринять текст глазами этого читателя, понять его так, как поймет наиболее типич­ный представитель группы людей, называемой кругом чита­телей.

Только в этом случае можно будет оценить, доступен ли текст читателю, учитывает ли автор уровень читательских познаний и читательских ожиданий и т.д.

Подкрепляет этот вывод редакторская практика вообще и А.М.Горького, в частности.

Так, оценивая прочитанную им рукопись статьи Р. Ш. Миллер-Будницкой «Бернард Шоу», написанной для жур­нала «Литературная учеба», Горький сообщает редакции журнала:


«Для „Литучебы" эта статья [о] Шоу едва ли приемлема, ибо она предпо­лагает у читателя наличие знаний, которых у него нет» (Горький и советская печать. М.. 1965. Кн. 2. С. 326).

Познакомившись с рукописями материалов для журнала «Колхозник», Горький пишет в редакцию этого журнала:

Два с половиной десятка рукописей, прочитанных мною, говорят о том же, о чем говорили и рукописи, читанные прежде, а именно:

сотрудники журнала не имеют ясного представления о людях, для которых они пишут (Там же. С. 340).

Чтобы понять текст так, как поймет его читатель, а также узнать в последующем, какие изменения в его сознании, чув­ствах и деятельности текст вызовет, редактору надо знать читателя, его главные признаки. На это нацелена третья ана­литическая операция — установить значимые для оценки тек­ста признаки читателя: 1) его образовательный уровень (ос­нова багажа знаний); 2) запас его знаний вообще и по теме произведения (по теме каждого фрагмента текста, в частно­сти); 3) круг общих ожиданий, увлечений, настроений; 4) сте­пень интереса к содержанию текста; 5) характер использова­ния читателем почерпнутых из текста знаний, уровень раз­витости этой деятельности.

Короче говоря, редактору надо более или менее доскональ­но знать духовный мир и деятельность читателя. И не только того читателя, каким он предстает сегодня, но и того, каким он будет завтра. Ведь текст попадет к уже изменившемуся чи­тателю, поскольку авторский оригинал произведения превра­щается в книгу не в один миг, а книга живет не один месяц, т.е. редактору нужно уловить и учесть тенденции развития чи­тателя, предвосхитить, как будет развиваться его сознание, какие изменения будут происходить в его деятельности.

Уточненное представление о читателе позволит редактору перевоплотиться в него в ходе чтения. Без такого перевопло­щения редакторский анализ и оценка текста не могут быть доброкачественными.

Хороший редактор стремится постоянно встречаться с читателями книг, которые он готовит к изданию, чтобы изу­чать их, знать, как они оценивают ранее выпущенные книги, устанавливать эффективность влияния на них этих книг не только по их субъективным оценкам, но и по объективным результатам и в зависимости от меняющихся условий. Кро­ме того, редактор знает общую читательско-целевую задачу издания, обычно формулируемую автором.

Изучение авторского текста позволяет либо уточнить и конкретизировать читательский адрес, либо сделать вывод о неопределенности этого адреса, о противоречивых читатель­ских параметрах текста.

Допустим, редактор читает рукопись статьи «Проблема­тика и методика в исследовании распространенности чтения», включенной в научный сборник «Проблемы социологии и психологии чтения». Сборник по замыслу адресован главным образом исследователям чтения — социологам, психологам, психолингвистам, а также научным библиотечным работни­кам, преподавателям, аспирантам и студентам вузов, в кото­рых психология и социология чтения изучаются, наконец, практическим работникам различных отраслей книжного дела, стремящимся для повышения квалификации и совер­шенствования своей деятельности знакомиться с достиже­ниями упомянутых дисциплин. Чтение статей сборника под­тверждает выдержанность указанного адреса (просветитель­ский характер изложения текста без снижения глубины раз­работки и освещения проблем делает его равно интересным крайним подгруппам читателей всего перечня).

Судя по тексту статьи «Проблематика и методика в иссле­довании распространенности чтения», она нужна исследо­вателям чтения и тем из практиков книжного дела, кто наме­рен изучать чтение в районе деятельности своего учреждения или организации (библиотекарь с научными устремлениями, пропагандист книги), т.е. читательский адрес ее несколько уже, чем всего сборника. Сочетание двух разных групп чита­телей оправдано издательскими возможностями (выпуск двух сборников при сравнительно небольшом числе исследовате­лей практически нерационален для издательства).

При чтении каждой статьи из ее текста «извлекается» на­мерение автора, его стремление подчинить текст определен­ному читательскому и целевому назначению. Если этого сде­лать нельзя, значит, текст неполноценный. Не случайно Л. П. Маслова, основываясь на экспериментах, пишет в ра­боте «Динамика информационных ожиданий при чтении тек­ста учебника», что вдумчивый автор, создавая произведение, стремится предугадывать степень знакомства читателя с про­блемой, определить контуры его ожиданий, нащупать основ­ные семантические оппозиции, закрепляющиеся в сознании читателя. Значит, на тексте не могут не отразиться черты этих устремлений автора и его представлений о читателе.

При отчетливом представлении о читателе редактор мо­жет решить еще одну задачу, выполнить еще один вид редак­торского анализа — понять текст так. как предположитель­но поймет его читатель.

Конечно, когда текст несложен и редактор начинает его анализировать уже после того, как ознакомился с ним в об­щих чертах, он понимает текст одновременно и как личность и как человек, перевоплотившийся в читателя. Два процесса понимания сливаются в один.

Если же понимание текста наталкивается на трудности, процессы понимания расчленяются. Редактор старается по­нять текст в роли читателя после того, как поймет текст сам.

Простейший случай прогноза понимания текста читате­лем — вывод редактора о том, что то или иное слово неизве­стно читателю и значение его он не сможет определить по контексту, хотя самому редактору это слово может быть из­вестно и понятно (см. примеры в подразделе 11.6.5).





Читайте также:
История русского литературного языка: Русский литературный язык прошел сложный путь развития...
Функции, которые должен выполнять администратор стоматологической клиники: На администратора стоматологического учреждения возлагается серьезная ...
Теория по геометрии 7-9 класс: Смежные углы – два угла, у которых одна...
Развитие понятия о числе: В программе математики школьного курса теория чисел вводится на примерах...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.013 с.