Фактическая неточность текста





Если произведение содержит фактические неточности, оно может ввести читателя в заблуждение, стать источником его ошибочных действий или неверного, не соответствующего реальности понимания идей.

Поэтому забота о фактической точности и правильности текста — одна из главных в деятельности редактора.

Редактор пропускает фактически неточные утверждения либо потому, что не проверяет, применимы ли они ко всем соотносимым случаям, не ищет противоречащих фактов, либо потому, что считает, как и автор, что читатель и так все поймет правильно.

Например, автор написал:

Переход к рынку означает свободу печати.

Редактор не спросил его: «Как же так? Ведь существуют страны с рыночной экономикой, сохранившие цензуру». Этот вопрос заставил бы автора уточнить свое положение. Вероятно, он имел в виду переход к рынку с одновремен­ной политической демократизацией общества. Именно последняя если не означает, то может предполагать свобо­ду печати.

Недостоверность текста

Как легко проникают в печать грубо ошибочные тексты, демонстрируют приведенные ниже примеры.

В газете «Комсомольская правда» была напечатана замет­ка об отличной работе «Скорой помощи». В ней содержались такие строки:

Минутная стрелка на больших вокзальных часах не успела пробежать еще и двух кругов, как на пульте оперативного отдела Центральной станции «Скорой по­мощи» тревожно замигали яркие огоньки. А еще через 45 секунд по Садовому коль­цу уже мчалась машина с красным крестом...

Если бы у литературного сотрудника газеты, который был редактором заметки, спросили: «За сколько времени минут­ная стрелка обегает два круга?» — он бы наверняка возму­тился (за первоклассника, что ли, его принимают?).

Но почему же не заметил ошибки, читая заметку?

А можно ли усомниться в том, что редактор записок «Из блокнота натуралиста» в «Известиях» умеет без ошибок счи­тать до двенадцати? И все же он умудрился сбиться со счета именно в этих пределах. Записки начинаются так:

Март в семье своих «двенадцати братьев» самый удивительный месяц...

Вот и получается: то ли месяцев в году тринадцать, то ли март — сам себе брат.

А разве сотрудники «Литературной газеты» не знали, что Ленинград никогда не был захвачен врагом? Тем не менее опубликовали статью с такой фразой:

Вместе с группой советских и американских корреспондентов 30 апреля 1944 года он [Г.Солсбери] посетил выставку, открывшуюся в только что осво­божденном Ленинграде.

Автор, вероятно, имел в виду «сразу после прорыва блока­ды», но получилось не так: словесная неточность повлекла за собой фактическую недостоверность: Ленинград ведь не был занят врагом.

Во всех трех случаях фактическая недостоверность, несо­ответствие текста действительности — на поверхности. Ре­дактору не требовалось обращаться к энциклопедиям или другим авторитетным изданиям, чтобы обнаружить столь элементарные погрешности. Собственных его познаний было вполне достаточно. Тем не менее он фактических ошибок не заметил. Знал, что не так, а пропустил. Парадокс? Нет, про­сто, читая, редактор не проверял достоверность написанно­го, не сопоставлял содержание текста с тем, что ему известно об этом содержании. Больше того. Он, скорее всего, читал, лишь схватывая общий смысл, и не текста, а того, что хотел сказать автор.


Образ не успевшей обежать круг стрелки усыпил внима­ние сотрудника «Комсомольской правды» — безотноситель­но к словам, из которых он соткан. Образ этот выражает бы­стротечность события, т.е. как раз то, что нужно. На самом же деле минутная стрелка вовсе не обегает круг, а двигается по нему степенно, не торопясь. Два круга — это два часа, а не две минуты. И, значит, фраза дискредитирует «Скорую по­мощь», хотя автор искренно хотел ее прославить.

Число двенадцать загипнотизировало сотрудников «Изве­стий»: месяцев в году и в самом деле двенадцать. Но март — один из них, и, следовательно, братьев у него одиннадцать!

А освобожденный Ленинград — кто же не знает, что имеет­ся в виду прорыв блокады?

Итак, ошибок в цитированных текстах можно было бы избежать, если бы редакторы, во-первых, читали текст в со­ответствии с объективным значением составлявших его слов, а во-вторых, поверяли достоверность авторских утверждений известными им фактами.

Примеры наглядно и убедительно демонстрируют: даже в самых простейших случаях, когда факты, казалось бы, не тре­буют проверки, редактору нельзя не проверять их достовер­ность. Тем более это необходимо в случаях сложных.

Нужно постоянно помнить предостережение Монтеня в его «Опытах»:

Ошибки часто ускользают от нашего взора (кн. 2. М.; Л., 1958. С. 95).

Опасность фактической недостоверности текста подсте­регает редактора на каждом шагу.

Один редактор ради опыта сопоставил данные двух путе­водителей по Московской области: Памятные места Москов­ской области. 3-е изд. Моск. рабочий, 1960; Подмосковные места. М.: Мысль, 1967. Оказалось, что если, по первому, го­род Богородск переименован в город Ногинск в 1926 г., то по второму —- в 1930-м; наибольшая глубина озера Глубокое со­ответственно —36 и 32 метра. Даже надпись, высеченная на одном и том же памятнике в Тарутине, выглядит в тексте этих книг по-разному.

Можно ли усомниться в правдивости И. Долгополова, так описавшего встречу картины Леонардо да Винчи «Портрет дамы с горностаем»:

На одном из вокзалов группа взволнованных людей встречала поезд... К перрону плавно подошел экспресс (Огонек. 1973. № 3. С. 25).

Нет, однако, оснований сомневаться и в правдивости га­зетной корреспонденции П. Барышева и М. Капустина в «Правде» о том же событии — встрече «Дамы с горностаем»:

Старший сержант милиции Егор Миронов внимательно оглядел наши ма­шины, стоящие у подъезда международного аэропорта Шереметьево... Через каждый километр-два по всему шоссе от Шереметьева до Москвы стояли ма­шины ГАИ. <...> Мы везли «Даму с горностаем»...

Да, нелегко иногда редактору представить, что текст мо­жет содержать ошибку. Как же быть? Что делать, чтобы чита­тель получал текст достоверный, точный?

В последнем случае редактор был обязан проверить ис­точники описаний авторов в том и другом случае (сам ли ви­дел, или пишет со слов очевидцев, или по печатному перво­источнику) и в зависимости от этого решать, насколько ис­точник заслуживает доверия.

Из приведенных и множества других примеров фактичес­ких ошибок видно:

— одни ошибки проникают в печать просто потому, что ускользают из поля зрения редактора;

— другие — потому, что редактор не позаботился о том, чтобы узнать, какими источниками пользовался автор;

— третьи — потому, что редактор поленился проверить факты по авторитетным источникам, ограничившись провер­кой по источникам ненадежным;

— четвертые — из-за чрезмерного доверия редактора к материалу, который он плохо знает или который по ряду при­знаков не мог хорошо знать автор.

Значит, надо уметь читать так, чтобы факты не ускольза­ли от редакторского взора, а для этого сделать объектом сво­их мыслительных действий те элементы текста, в которых ошибки допускаются чаще всего. Это:

— не конкретизированные в тексте положения;

— числа;

— единицы величин;

— даты;

— фамилии, имена;

— названия;

— термины;

— географические сведения;

— решающие для передачи смысла или оттенка смысла слова;

— подписи к иллюстрациям;

— всякого рода ссылки;

— цитаты;

— упоминания о, казалось бы, общеизвестных событиях.

Если редактор будет относиться к этим элементам как к

таким, в которых почти наверняка допущена ошибка, то бла­годаря установке на вероятность ошибки он станет активно искать ее, стараться с разных сторон проверить справедли­вость авторского утверждения, использовать разные приемы, помогающие вскрывать фактические недочеты текста. Во­просы:

— А так ли это на самом деле?

— А нет ли фактов, противоречащих утверждению автора?

— А совпадает ли сообщение о факте с самим фактом? — редактор, который заботится о фактической достоверности текста, задает постоянно.

Фиксируя и осмысливая дату, или число, или имя и т.д., редактор непроизвольно запоминает их, что позволяет ему сопоставлять повторяющиеся или связанные по смыслу фак­ты, т.е. широко пользоваться одним из самых действенных средств нахождения фактических ошибок.

Сказать, однако, что надо осмысливать факты — значит сказать и слишком общо, и слишком мало. Как их осмысли­вать, с помощью каких специфических приемов — вот что важнее всего.

Редакционная практика, анализ типичных ошибок позво­ляют назвать группу приемов осмысления фактов, проверки фактической точности и достоверности текста.

11.6. Приемы проверки фактической точности

и достоверности текста





Читайте также:
Роль химии в жизни человека: Химия как компонент культуры наполняет содержанием ряд фундаментальных представлений о...
Что входит в перечень работ по подготовке дома к зиме: При подготовке дома к зиме проводят следующие мероприятия...
Пример художественного стиля речи: Жанры публицистического стиля имеют такие типы...
Методы исследования в анатомии и физиологии: Гиппократ около 460- около 370гг. до н.э. ученый изучал...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.018 с.