Общие особенности поведенческих аддикций 4 глава




Наследуемость склонности к промискуитету у людей обоих полов составляет 33%, что было выявлено в близнецовых исследованиях. Нарушение работы дофаминергической системы может объяснить избыточное сексуальное поведение [37, 41, 43, 47].

Повышенная доступность порнографии и других сексуальных стимулов через интернет и смартфоны усилила уязвимость людей к тому, чтобы быть пойманными «на крючок» сексуальной зависимости. Электронные устройства предоставляют постоянно

ВЕСТНИК ПСИХОФИЗИОЛОГИИ 3 2015

 

обновляющиеся сильные стимулы и их эффект на психику может быть объяснен на основе этологической концепции «супернормальных стимулов» Н. Тинбергена, в итоге меняющих организацию мозга даже на структурном уровне [37]. Супернормальные стимулы являются «утрированными» нормальными и вызывают повышенную ошибочную реакцию мозга как на «самый лучший из нормальных» стимулов, так как мозг человека и других животных еще не адаптировался в достаточной степени к искусственным стимулам, и он продолжает их воспринимать как естественные. Именно поэтому птица будет стараться высиживать яркие блестящие увеличенные пластиковые яйца вместо своих настоящих, «думая», что это ее «лучшие настоящие» [31].

Специалисты по интернет-аддикции утверждают, что она часто коморбидна другим видам аддикции, в частности сексуальной и любовной, реализующейся с использованием интернета [14, 15]. У женщин сексуальная зависимость очень часто с молодого возраста коморбидна алкогольной [27]. Как показали исследования В.Д. Менделевича среди лиц с девиациями в пространстве интернета в наибольшей степени реализуются коммуникативные девиации, сверхценные увлечения и сексуальные аддикции; сексуальная зависимость в 6,7% случаев коморбидна алкогольной и в 20% – наркотической зависимостям [14].

По данным западных авторов, личностными чертами и расстройствами, коморбидными сексуальной аддикции являются эмоциональная дисрегуляция, депрессия и тревога, импульсивность, одиночество, низкая самооценка, небезопасный стиль привязанности, психологический дистресс, рискованное поведение, ненависть к себе и стыд. В то же время психологический дистресс необязательно присутствует при сексуальной аддикции [43].

Некоторые авторы отмечают, что повышенная активность сексуальных аддиктов в этой сфере способствует быстрому одряхлению организма, так как физиологическая система в норме работает по схеме возбуждение – плато – угасание – пауза. Нарушение режима ведет к ускоренному психофизическому износу [27].

Любовная зависимость.

В современной литературе любовная аддикция обозначается еще рядом синонимов: патологическая любовь, романтическая аддикция, патологическая влюбленность, навязчивая (обсессивная) любовь, любовная болезнь, одержимость любовью, эротомания, синдром «токсической любви», деструктивная привязанность.

В.Д. Менделевич отмечает, что несмотря на широкую распространенность феномена любовной/эротической аддикции, на настоящий момент отсутствует единое понимание природы, психопатологии, клинической динамики, подходов к терапии и профилактике данного расстройства [20].

При любовной зависимости наблюдается чрезмерная привязанность к определенному человеку, сопровождаемая потерей самоконтроля, навязчивым поведением, невосприимчивостью к отказам и оскорблениям [18]. Измены партнера, разрыв отношений аддикт считает свидетельством его непривлекательности и неспособности удержать партнера [18, 35]. Поведение концентрируется вокруг объекта любви с отказом или серьезным ослаблением приверженности собственным интересам и ценностям [46], ведет к ухудшению выполнения социальных ролей, угрозе безопасности, юридическим последствиям [47]. Патологическая любовь часто коморбидна депрессии, тревоге, обсессивно-компульсивному расстройству [46].

Э. София [46] приводит критерии определения «патологической любви»: 1) признаки абстиненции когда партнер недоступен (физически или эмоционально) или пытается разорвать отношения; это может быть инсомния, тахикардия, мышечное напряжение, чередование периодов сонливости и повышенной активности; 2) поведение, касающееся партнера (забота, беспокойство), является более интенсивным, чем обычно свойственно индивиду и чем планировалось осуществлять по отношению к нему; 3) потеря контроля над

ВЕСТНИК ПСИХОФИЗИОЛОГИИ 3 2015

 

поведением, частые и неудачные попытки снизить или прервать нездоровую связь; 4) много времени и энергии тратится на контроль за поведением партнера (мысленно и/или в виде действий); 5) поддержание патологической связи, несмотря на личный, семейный или профессиональный ущерб.

В ходе экспериментального исследования были выявлены личностные особенности лиц с любовной аддикцией: высокая импульсивность (недостаток внимания, недостаток планирования, нетерпеливость); темперамент характеризовался чертами высокого уровня поиска новизны, избегания вреда (пессимизм, недостаток заботы, страх физического и морального страдания) и зависимости от вознаграждения (привязчивость, зависимость, сентиментальность); характер отличался сниженным уровнем само-направленности (способности ставить и достигать цели, самооценки) и повышенным уровнем само-трансцендентности (чувство принадлежности к более широкой реальности, к духовным и идеальным аспектам существования, нестандартность); низкой удовлетворенностью в отношениях; доминирование типов любви «Мания» (зависимый, владеющий стиль) и «Агапе» (жертвенный стиль); тревожно-амбивалентным стилем привязанности [46].

С. Сассмен [47] указывает, что ключевым элементом любовной аддикции является вера, что романтические отношения магически сильны, они могут преодолеть любые эмоциональные препятствия. Этот автор также подчеркивает, что хотя любовная аддикция часто сопровождается сексуальной аддикцией (но не обязательно), она больше похожа на наркотическую зависимость, чем на сексуальную.

Согласно С. Сассмену патологическая любовь заключается в некотором «зацикливании» на первой стадии здоровой любви – на стадии влюбленности, которая, согласно данным эволюционной психологии, длится около четырех лет и функционально направлена на сплочение пары на период максимальной беспомощности ребенка. Психофизиологические исследования показывают, что в период романтической любви активируются дорсальная область передней поясной коры, хвостатое ядро, островок головного мозга; повышается уровень дофамина и норадреналина, эндогенных опиоидов, окситоцина, снижается уровень серотонина. Однако все эти феномены, характерные для первой фазы любви, обратно коррелируют с удовлетворенностью в долговременных отношениях [47].

Б. Ирп также сообщает о вовлеченности в реакцию навязчивой любви таких нейромедиаторов и гормонов как дофамин, окситоцин, вазопрессин, серотонин, поскольку они играют роль в развитии психологических состояний доверия и удовольствия [34].

А. Барендс [30] отмечает, что в состоянии влюбленности наблюдается деактивация некоторых зон префронтального неокортекса, что приводит к сниженной способности к рациональным суждениям, ингибиторному контролю и обусловливает феномен «любовной слепоты». Этот же автор приводит сведения, что определенную роль в срывах попыток разорвать деструктивную связь играет повышенное выделение кортикотропин-рилизинг фактора в результате реакции на стресс прекращения отношений.

Психоаналитический подход постулирует, что у любовного аддикта в центре эмоциональных проблем находится страх, который он старается подавить. Страх, присутствующий на уровне сознания, – это страх быть покинутым. Своим поведением аддикт стремится избежать покинутости. Но на подсознательном уровне представлен страх интимности. Из-за этого аддикт не в состоянии перенести «здоровую» близость. Он боится оказаться в ситуации, где придется быть самим собой. Это приводит к тому, что подсознание ведет аддикта в ловушку, и он подсознательно выбирает себе партнера, который не может быть интимным. По-видимому, это связано с тем, что в детстве аддикт потерпел неудачу при проявлении интимности к родителям [7].

У любовного аддикта возникают дисфункциональные эмоциональные состояния: недоверие, отверженность, потеря себя, гнев, фрустрированность и т.п. [5].

ВЕСТНИК ПСИХОФИЗИОЛОГИИ 3 2015

 

Выделяют еще одну разновидность любовных аддиктов – аддикты избегания. На уровне сознания у аддикта избегания находится страх интимности. Аддикт избегания боится, что при вступлении в интимные (доверительные, открытые) отношения он потеряет свободу, окажется под контролем. На подсознательном уровне это страх покинутости (ненужности). Он приводит к желанию восстановить отношения, но держать их на дистантном уровне. Любовные аддикты и аддикты избегания в своих отношениях страдают из-за отсутствия интимности, доверия. Они испытывают чувства неполноценности и ненужности, однако не могут создать интимные отношения с неаддиктивными людьми и не испытывают влечения к ним, считая их непривлекательными, неинтересными. В поисках объекта их привлекает то, что, во-первых, ностальгически знакомо, во-вторых, обещает реализовать их детские фантазии и, в-третьих, дает надежду на новом уровне излечить полученные в детстве психотравмы в объектных отношениях [1, 5, 7].

А.С. Кочарян и др. пишут, что поскольку у женщин с синдромом токсической любви имеются трудности в установлении функциональных границ между собой и другими, их тянет к сверхблизости с партнером, но так как она является непереносимой для обоих, то чередуется с периодами отчужденности. Способность к реальной оценке окружающих у любовных аддиктов нарушена. Межличностные отношения зависимых женщин характеризуются большей эмоциональной заряженностью, амбивалентностью, разнообразием эмоциональных связей, парадоксальным сочетанием стремления к избеганию травматических переживаний и образованием травматичного эмоционального контакта [9].

Л.А. Петренко отмечает, что в зависимых отношениях происходит деформация сексуальной сферы. С одной стороны, аддикт в сексуальных отношениях испытывает постоянную нехватку интимной близости, а с другой стороны, не получает удовлетворения от нее. Поскольку человек, находящийся в любовной зависимости, постоянно испытывает эмоциональное напряжение, в интимной близости он не способен расслабиться и получить сексуальное удовлетворение. Обратной стороной деформации сексуальной сферы в зависимых отношениях является использование интимной близости как метода примирения партнеров после конфликта, что, однако, не решает проблем в общении, которые могут возвращаться с новой силой [18]. Западные специалисты также фиксируют, что на удивление, сексуальные аддикты в своем большинстве недостаточно хороши в сексе – они имеют трудности с интимными партнерами, здоровыми сексуальными контактами и стабильными отношениями [43].

В литературе встречается мало информации о гендерном и возрастном аспектах проявления любовной зависимости. Есть данные, что любовная зависимость чаще встречается у женщин; с возрастом у женщин любовная аддикция встречается реже; женщинам с любовной аддикцией свойственны боле высокие уровни тревожности, ригидности, экстернальности, депрессии, низкий уровень самооценки [6]. По американским данным женщины составляют также 40-50% сексуальных аддиктов [41].

Только в одном исследовании мы встретили указание на потенциально положительную роль любовной зависимости [3]. Т.П. Григорова показала активизацию совладающего поведения у субъектов деструктивной привязанности. Автор приходит к выводу, что внутренняя работа по осознанию источников собственных переживаний, переосмысление и новая оценка опыта отношений с партнером может служить основой развития и личностного роста субъектов деструктивной привязанности [3].

Методы коррекции

Важность коррекции сексуальной и любовной зависимостей обуславливается тем, что они обычно являются прогрессирующими, и эта прогрессия крайне редко приостанавливается [19]. А.В. Смирнов обобщил неблагоприятные последствия сексуальных аддикций: потеря здоровья, суицид или насильственная смерть, экономические потери, потеря работы, привлечение к уголовной ответственности, разрушение семейной жизни и

ВЕСТНИК ПСИХОФИЗИОЛОГИИ 3 2015

 

т.д. Аддикт становится объектом манипуляций для третьих лиц, использующих его для достижения своих целей [22].

Не проведено еще достоверных исследований с контролем плацебо, применением двойного слепого метода для психотерапевтического или биологического подходов к коррекции сексуальной зависимости. Вместо репрезентативных контролируемых исследований лучшие достижения касательно сексуальной аддикции базируются на множестве неконтролируемых исследований, анализе случаев, теоретических изысканиях, соглашениях между практикующими клиницистами и экспертных мнениях [43].

Западные специалисты отмечают, что большинство сексуальных аддиктов ищут помощь, но прекращают ее поиск или считают ее бесполезной. Оценка реальности существования проблемы у них постоянно возрастает, но они сопротивляются глубокому осознанию проблемы, преуменьшая ее, или думая, что справятся с нею самостоятельно. Самый большой страх связан с мнением, что избавление от сексуальной зависимости означает полный отказ от секса. Э. Рошбет указывает и на функциональный смысл аддикций, поскольку, она может быть положительным фактором в жизни, так как дает возможность человеку перенести самые худшие жизненные ситуации и продолжить жизнь, которая позже может стать полной и вознаграждающей [19].

Н.К. Агишева пишет, что задачи коррекции любовной аддикции — научиться изменять негативные убеждения, включающие аддиктивное влечение, найти другие способы справляться с тревогой и стрессом [1]. Автор уточняет, что поскольку в основе сексуальной аддикции обычно лежит ангедония (ощущение безрадостности), то при психотерапии этого страдания возможно возникновение депрессии из-за ослабления эротизированной защиты. В этих случаях временно назначают антидепрессанты.

С. Сассмен [47] приводит в качестве средств терапии подобных девиаций использование книг для самопомощи, 12-шаговых организаций (Анонимные сексуальные и любовные аддикты, Созависимые лица сексуальных аддиктов, Анонимные сексуальные аддикты), индивидуальной и групповой терапии (например, психодрамы); терапии для пар. Количество сеансов может быть достаточно большим – 18 и более. Книги самопомощи запускают осознание и когнитивное реконструирование любовной аддикции и связанных нарушений.

Например, в книге С. Форвард «Навязчивая любовь. Когда слишком больно, чтобы отпустить» [35], автор разъясняет на доступном уровне этиологию проблемы, указывает на влияние различных аспектов ситуации между аддиктом и его избранником/избранницей (особенности сексуального взаимодействия, манипулирования, созависимости), учит техникам «растормаживания» зависимости через выявление триггеров, установление «моратория» на аддиктивное поведение, смещение фокуса внимания с объекта аддикции на себя, контроль за временем обсессивных мыслей с разрешением себе этих мыслей в убывающей временной прогрессии и в определенное время суток, дает упражнения по ослаблению влияния детского отвержения – «письмо отвергающему родителю», «эпитафия по отношениям» и др. Автор приводит четкие критерии окончания отношений, которые зачастую не осознаются аддиктом, продолжающим надеяться на возможность взаимности, что затрудняет освобождение от зависимости. С. Форвард проводит различение между активными и пассивными аддиктами. К первым относятся так называемые «сталкеры», т.е. преследователи, а ко вторым – депрессивные лица, которые демонстрируют астению, апатию, компенсаторную активность в виде переедания и т.п. Автор настойчиво предупреждает, что при появлении агрессивно-деструктивных тенденций аддикт должен немедленно обращаться за очной профессиональной помощью. Еще одним ярким примером психотерапевтического литературного произведения на эту тему является книга И. Ялома «Когда Ницше плакал» [29].

 

ВЕСТНИК ПСИХОФИЗИОЛОГИИ 3 2015

 

Э. МакКиг подчеркивает важность надежного терапевтического альянса при терапии женщин – сексуальных аддиктов, обязательность от 30 до 90-дневного периода воздержания от реализации аддикции, проработки чувства стыда, гнева с обращением к «внутреннему ребенку» [41]. В литературе обсуждаются вопросы о том, с кем лучше работать гетеросексуальным и гомосексуальным женщинам-аддиктам – с мужчинами или с женщинами-терапевтами, только в женских или в смешанных по полу терапевтических группах. Эти вопросы продолжают оставаться дискуссионными [41].

Любченко М.Ю. и Столярова В.В. показали эффективность экспресс-психотерапии для лиц, преимущественно склонных к любовной зависимости. Экспресс-психотерапия (групповая терапия в течение 3-х дней по 6 часов) включала: актуализацию конструктивного жизненного сценария; адекватное решение актуальных проблем, укрепление позитивного сценария; перевод клиента в устойчивое ресурсное состояние; формирование новых копинг-стратегий по преодолению проблемных ситуаций. Были использованы следующие методы и техники: метатехнологии («Я-техника», постоянное позитивное подкрепление, развивающие активность клиента); вербальное и невербальное подкрепление безопасности клиента; трансовые техники; техника диссоциации; техники с использованием временной пластики (линия времени, «витязь на распутье» и др.) [12].

А.В. Смирнов сформулировал общие требования для психотерапии сексуальной аддикции, которые должны быть реализованы независимо от методологических взглядов терапевта: 1) признание аддиктом своей сексуальной зависимости; 2) исследование индивидуальных проявлений аддикции; 3) изучение роли, которую аддикция играет в жизни данного аддикта; 4) индивидуальный анализ возможных причин возникновения и сохранения аддикции; 5) достижение рассогласования между сексуальным аддиктивным поведением и подлинными чувствами и потребностями аддикта; 6) изучение аддиктом сексуальной аддикции как патологического состояния и процесса, включая детальное изучение течения и проявлений собственной аддикции; 7) переформирование «Я-концепции» аддикта, укрепление его «Я», развитие способности управлять своим поведением; 8) повышение адаптивных способностей аддикта и его ресоциализация [22].

Cюрпризом для западных клиницистов стал тот факт, что терапия сексуальных аддиктов может приводить к распаду их семей или отношений, аналогично, излечению алкоголиков, когда алкоголизм члена семьи оказывается «клеем», на котором держалась старая семейная система. Избавление от зависимости сексуального аддикта ставит семью перед новыми вызовами. Партнер по отношениям или супруг сексуального аддикта может страдать от сексуальной анорексии, сексуальной неприязни или других сексуальных дисфункций, что объясняет его терпимость к жизни с частой нехваткой сексуальной интимности. Сексуальный аддикт также часто сам имеет сексуальные расстройства. Поэтому общим требованием является совместная терапия для пар с целью наладить здоровые отношения и удовлетворяющий сексуальный опыт во время выздоровления [43].

М.А. Мазниченко и Н.И. Нескромных [40] указывают, что для коррекции зависимостей могут использоваться практически все ресурсы психотерапии и консультирования, среди которых мы считаем важным отметить метод аутогенной тренировки по Й. Шульцу.

Существуют разработки по коррекции сексуальных и любовных зависимостей с помощью психофармакологии, а именно, так называемых «любовных наркотиков» - коктейля химических веществ, повышающих влюбленность семейных пар [44]. Авторы считают, что если мужчины используют химические вещества для усиления потенции (Виагру и др.), то не менее допустимым является применение интраназальных спреев (например, содержащих окситоцин), повышающих привязанность к супруге для мужчин, осознанно желающих понизить свою неконтролируемую склонность к промискуитету, что характерно для лиц с сексуальной аддикцией. Существуют и химические агенты

ВЕСТНИК ПСИХОФИЗИОЛОГИИ 3 2015

 

противоположного значения – «анти-любовные наркотики», которые могут быть использованы, если человек имеет «патологическую любовь» к деструктивному (например, как результат Стокгольмского синдрома) или недоступному объекту, хотя их использование вызывает больше этических вопросов, например, злоупотребление ими для «любовных побед», блокировка обучающего отрицательного опыта отношений [33]. К таким веществам относятся некоторые антидепрессанты, лекарства для понижения кровяного давления и уровня холестерола, некоторые анальгетики, сердечные, стабилизирующие настроение, противосудорожные препараты и др. В общем смысле это вещества, имеющие в качестве одного из своих эффектов снижение либидо [33, 43].

О том, что метод биоуправления (биологической обратной связи, БОС) может эффективно использоваться для коррекции алкогольной и наркотической зависимости уже известно, хотя и недостаточно широко [4, 38, 42, 45]. Основываясь на сходстве сексуальной и любовной аддикций с наркотической зависимостью мы предположили, что эти проблемы можно также корректировать с помощью био- и нейроуправления, в первую очередь, альфа-тета протокола Пенистона-Кулкоски [42], а также других протоколов, например, альфа-протокола, СМР-протокола (аналог противосудорожной фармакотерапии), протоколов, снимающих тревогу, проявления невротических расстройств, в частности, дыхательного БОС-тренинга. Мы действительно нашли подтверждения успешного применения биоуправления для коррекции любовной и сексуальной зависимостей в англоязычной литературе [36, 39, 48].

В последнее время укрепляется точка зрения, что аддикции не обязательно являются «пожизненными» девиациями и человек способен перейти к безопасному и контролируемому уровню взаимодействия с объектом аддикции [49].

Заключение

Сексуальная и любовная зависимость являются малоисследованными на сегодняшний день медико-психолого-социальными проблемами. В то же время они вызывают все больший интерес специалистов разных направлений психологии и наук о человеке в целом. Распространенность и тяжесть проблемы сексуальных и любовных аддикций требует интенсификации изучения как со стороны ученых, так и практиков. Наработанные достижения нуждаются в популяризации, поскольку выполнят стимулирующую роль и позволят вывести данную проблематику из области замалчивания и игнорирования.

Литература

1. Агишева Н.К. Сексуальная и любовная аддикция / Н.К. Агишева // Международный медицинский журнал. – 2006. – №1. – С. 19-21.

2. Вершилин С.И. Психогенетический и этологический подходы к классификации нехимических (поведенческих) зависимостей / С.И. Вершилин // Психологические проблемы развития и существования человека в современном мире: Сб. науч. работ. – Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т. – 2009. – №2. – С. 59-76.

3. Григорова Т.П. Деструктивная привязанность к партнеру во взрослом возрасте и совладание с ее проявлениями: дис. на соиск. уч. степени к. психол. н. по специальности 19.00.13 – психология развития, акмеология. – Кострома: Костромской государственный университет имени Н. А. Некрасова, 2015. – 166 с.

4. Гришина И. Психологические и социальные аспекты зависимого поведения / И. Гришина, К. Саликова // Вестник Восточно-Сибирской открытой академии. – 2015. – №19. – Электронный научный журнал. – URL: http://vsoa.esrae.ru/ru/185-r939.

5. Егоров А.Ю. Нехимические (поведенческие) аддикции (Обзор) / А.Ю. Егоров // Аддиктология. – 2005. –№ 1. – С. 65-77.

6. Кондрашихина О.А. Предикторы любовных аддикций у женщин: возрастной аспект / О.А. Кондрашихина, В.В. Моисеева // Горизонты образования. – 2014. – №2 (41). – С. 46-53.

 

ВЕСТНИК ПСИХОФИЗИОЛОГИИ 3 2015

 

7. Короленко Ц.П. Психосоциальная аддиктология / Ц.П. Короленко, Н.В. Дмитриева. – Новосибирск: Олсиб, 2001. – 251 с.

8. Котляров А.В. ДРУГИЕ НАРКОТИКИ, или Homo Addictus: Человек зависимый / А.В. Котляров. – М.: Психотерапия, 2006. – 480 с.

9. Кочарян А.С. Нарушения эмоционального контакта у женщин при синдроме токсической любви / А.С. Кочарян, Е.В. Фролова, И.В. Гуртовая. – Вісник Харківського національного університету імені В.Н. Каразіна. Серія «Психологія». – 2008. – № 807. – С. 175-179.

10. Кочарян А.С. Психологические модели зависимых расстройств / А.С. Кочарян, В.В. Коровицкая, М.Е. Жидко, И.А. Кочарян // Вісник Харківського національного університету імені В.Н. Каразіна. Серія «Психологія». – 2004. – №617. – С. 86-92.

11. Левин М. Теории аддиктивного поведения / М. Левин, А. Фенько // Финансы и бизнес. — 2008. — № 3. — С. 10–22.

12. Любченко М.Ю. Опыт внедрения экпресс-психотерапии у лиц с рисками психологической зависимости / М.Ю. Любченко, В.В. Столярова // Смальта. – 2014. – № 5. – С. 22-26.

13. Манжос В.В. Базовая потребность в непрерывной стимуляции ЦНС, как причина девиантного поведения / В.В. Манжос // Психологические проблемы развития и существования человека в современном мире. – 2008. – №2. – С. 134-143.

14. Менделевич В.Д. Особенности девиантного поведения в интернет-пространстве / В.Д. Менделевич // Практическая медицина. – 2013. – №1. – С. 143-146.

15. Мертёхин А.А. Интернет-зависимое поведение и перегрузка информацией // Северо-Кавказский психологический вестник. – 2012. – №10/3. – С. 24-27.

16. Овчинников А.А. Современные тенденции суицидального поведения у лиц с компьютерной аддикцией / А.А. Овчинников, В.В. Короленко // Медицина и образование в Сибири. – 2015. – №3. – Электронный научный журнал. – URL: http://ngmu.ru/cozo/mos/article/abauthors.php?id=1787

17. Первова И.Л. Социальный аспект аддикций // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2007. – Том X, № 4. – С. 186-197.

18. Петренко Л.А. Любовная зависимость (аддикция): основные признаки, проявления и пути ее преодоления в гендерных отношениях / Л.А. Петренко // Соціальні технології: актуальні проблеми теорії та практики. – 2012. – № 55. – С. 206-212.

19. Рошбет Э. Сексуальная зависимость / Э. Рошбет // Психологические проблемы развития и существования человека в современном мире. – 2008. – №2.– С. 147-153.

20. Руководство по аддиктологии / Под ред. проф. В. Д. Менделевича. – СПб.: Речь, 2007.—768 с.

21. Смирнов А.В. Аддиктивное поведение с позиций эволюционно- этологического подхода / А.В. Смирнов, В.П. Прядеин // Научный диалог. – 2012. – №1. – С. 84-96. – Электронный ресурс: URL: http://cyberleninka.ru/article/n/addiktivnoe-povedenie-s-pozitsiy-evolyutsionno-etologicheskogo-podhoda.

22. Смирнов А.В. Наш взгляд на сексуальную зависимость / А.В. Смирнов // Психологические проблемы развития и существования человека в современном мире. – 2008. – №2. – С. 155-174.

23. Смирнов А.В. Предрасположенность к аддиктивному поведению в структуре интегральной индивидуальности / А.В. Смирнов // Психопедагогика в правоохранительных органах. – 2010. – №2. – С. 44-49.

24. Смирнов А.В. Психосемантические характеристики информационно-культурной среды у аддиктивных лиц / А.В. Смирнов // Педагогическое образование в России. – 2012. – №2. – Электронный научный журнал. – URL:

 

ВЕСТНИК ПСИХОФИЗИОЛОГИИ 3 2015

 

http://cyberleninka.ru/article/n/psihosemanticheskie-harakteristiki-informatsionno-kulturnoy-sredy-u-addiktivnyh-lits.

25. Смирнов А.В. Стремление к сокрытию аддикции как проблема психодиагностики аддиктивного поведения / А.В. Смирнов // Образование и наука. – 2010. – № 9. – С. 48-55.

26. Собчик Л.Н. Модифицированная методика Сонди. Тест восьми влечений / Л.Н. Собчик. – СПб.: Речь, 2003. – 128 с.

27. Шайдукова Л.К. Зависимости – выбор и преодоление / Л.К. Шайдукова. – Казань: Скрипта, 2013. – 132 с.

28. Шлычков В.Р. Профилактика аддиктивных форм девиантного поведения сотрудников организации: анализ проблемы и пути ее решения / Сб. науч. статей по материалам I (IV) международной научно-практической конференции «Социально-экономические и психологические проблемы управления» 23-25 апреля 2013. – М.: МГППУ, 2013. – URL: http://psyjournals.ru/social_economical_psychological_/issue/63096.shtml

29. Ялом И.Д. Когда Ницше плакал / И. Д. Ялом. – М.: Эксмо, 2002. – 496 с.

30. Barends A.J. The overlap between romantic love and addiction / A.J. Barends / Masterthesis / Master Neuroscience and Cognition, CN track. – URL: http://dspace.library.uu.nl/handle/1874/298373

31. Barrett D. Supernormal Stimuli: How Primal Urges Overran Their Evolutionary Purpose / D. Barrett. – NY: W.W. Norton, 2010. – 216 p.

32. Ben-Ze’ev A. In The Name of Love: Romantic ideology and its victims / A. Ben-Ze’ev, R. Goussinsky. – Oxford: Oxford University Press, 2008. – 296 p.

33. Earp B.D. (2013). If I could just stop loving you: Anti-love biotechnology and the ethics of a chemical breakup / B.D. Earp, O.A. Wudarczyk, A. Sandberg, J. Savulescu // American Journal of Bioethics. – 2013. – V. 13, N. 11. – P. 3–17.

34. Earp B.D. Addicted to love: What is love addiction and when should it be treated? / B.D. Earp, O.A. Wudarczyk, B. Foddy, J. Savulescu // Philosophy, Psychiatry, & Psychology, in press. – Электронный ресурс. – URL: www.academia.edu/3393872/Addicted_to_love_What_is_love_addiction_and_when_ should_it_be_treated

35. Forward S. Obsessive Love. When it hurts too much to let go / S. Forward, C. Buck. – New York: Bantam Books, 1992. – 323 p.

36. Gatewood T. Sex addiction counseling for individuals, couples and groups. – Электронный ресурс. – URL: http://bluetigerrecovery.com/sex-rehab/sex-addiction-counseling.

37. Hall P. Sex addiction – an extraordinarily contentious problem / P. Hall // Sexual and Relationship Therapy. – 2014. – V. 29, N. 1. – P. 68-75.





Читайте также:
Пример оформления методической разработки: Методическая разработка - разновидность учебно-методического издания в помощь...
Социальные науки, их классификация: Общество настолько сложный объект, что...
История русского литературного языка: Русский литературный язык прошел сложный путь развития...
Перечень документов по охране труда. Сроки хранения: Итак, перечень документов по охране труда выглядит следующим образом...


Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.039 с.