Формы созависимых отношений




 

Поскольку созависимость действительно многолика и есть в тех семьях, где нет зависимости от психоактивных веществ, то я остановлюсь на существующих формах созависимых отношений, так как созависимость может развиваться в различных формах.

Первая форма – это любовь к человеку через отказ от собственных границ, потребностей, это растворение в личности партнера. Партнер лучше по всем показателям (умнее, красивее и т. д.). Созависимый партнер всю свою жизнь посвящает тому, кто лучше: «Я живу ради него», «Я без него никто и ничто», «Он – это вся моя жизнь». Все интересы, ценности, взгляды, убеждения партнера автоматически становятся для созависимого истинами. Именно они являются верными и правильными. Все желания партнера – это закон для созависимого. При этом у созависимого партнера нет своих взглядов, своих целей, своих желаний, потребностей. При этом созависимый пассивен, безответствен. Часто ответственность за свою жизнь он передает своему партнеру, боготворимому им.

В жизни часто этот тип отношений прослеживается в семьях, где мама посвящает свою жизнь папе. То есть жена растворяется в делающем карьеру или занимающемся бизнесом муже. Она часто ведет образ жизни домохозяйки, следит за бытом и уютом. Он несет ответственность за материальное обеспечение семьи. Все его указания, устремления, взгляды принимаются, не поддаются осуждению. Все его желания и приказы выполняются беспрекословно. Конечно, встречаются случаи, когда, наоборот, жена, занимающаяся бизнесом или карьерой, – тот партнер, которому муж посвящает свою жизнь, но такой вариант встречается реже.

Вторая форма – это когда человек любит другого таким образом, что лишает его границ, потребностей, то есть поглощает другого. Встречается довольно часто у женщин, чьи мужья пьют. Позиция таких партнеров состоит в том, что они сильнее, умнее, предприимчивее, ответственнее, лучше и поэтому он обязан помогать своему более слабому партнеру: «Без меня он не сможет жить», «Я знаю, как лучше», «Без меня он не справится», «Без меня он давно бы погиб». На ком здесь ответственность? На активном созависимом партнере, который добровольно перетянул ее на себя, при этом не задумываясь, что сам со своего партнера снял всякую ответственность. Ответственность за жизнь партнера полностью принимается на себя. Что при этом происходит с целями и желаниями созависимого? Они воспринимаются только с точки зрения, будет ли это полезно для моего слабого партнера? При этом виде созависимости жены часто стремятся жестко контролировать своих мужей, руководить, направлять их. Они неосознанно препятствуют проявлению ответственности, самостоятельности у своих партнеров, хотя сами при этом их часто упрекают. Но любая самостоятельность партнера для них опасна, так как разрушит их представления о себе, их отношения. А что же остается делать партнеру в таких отношениях? Партнер должен всем своим поведением оправдать необходимость такого контроля, воспитания и заботы, исполняя свою роль. И постепенно понимает, что ему и так хорошо, ведь на нем нет никакой ответственности, значит, можно делать все что угодно. Очень часто встречающийся вариант при алкогольной, наркотической или игровой зависимости мужа.

Близкие, контролирующие зависимых больных, все больше решений принимают за них. Те же себя при этом прекрасно чувствуют, снимая с себя ответственность. Они становятся пассивными. Родственники начинают решать вопросы и задачи, которые должны решать сами больные. Жены больных алкоголизмом часто упрашивают, угрожают, заставляют своих мужей бросить пить, подсыпают лекарства в еду, покрывают их прогулы и запои, выплачивают их долги, ухаживают за ними и дают деньги на покупку алкоголя. Вот это пример созависимого поведения. Созависимый человек – это тот, кто полностью поглощен тем, чтобы управлять поведением другого человека, и совершенно не заботится об удовлетворении своих собственных жизненно важных потребностей. Тем самым жены (а часто и матери) не просто живут их жизнью, они стремятся ее контролировать.

Третья форма – любовь через полное подчинение партнера и разрушение его психологически. Это союз тирана и жертвы. Партнер считает, что он во многом превосходит своего мужа или жену. Он властелин, тиран, требующий абсолютного подчинения: «Я властелин, а он (а) никто», «Я смогу сделать с ним (ней) все что угодно», «Он (а) обязан (а) мне во всем подчиняться». Более легкий вариант, когда тиран жестко и с помощью манипуляций разрушает личность партнера, чтобы наполнить его мир своими представлениями. Что значит жестко? Возможно применение психического, физического, сексуального насилия. Либо в более тяжелом варианте разрушается личность партнера просто потому, что на нем вымещаются страдания, которые ранее были перенесены тираном в детстве. Он разрушает потому, что разрушили его. Часто тиран имеет власть над жертвой, иногда он занимает высокую должность или имеет вес в обществе, успешен. Но иногда его власть распространяется только на семью, в жизни он может быть не реализован. Он контролирует жертву, порабощает ее. Партнер при этом во всем его слушается, потакает ему, демонстрирует свою привязанность, покорность и подчинение. Партнер всячески используется тираном в своих собственных целях, жертва укрепляет в тиране самомнение о своей значимости, о своем величии и умении подчинять.

Четвертая форма – это любовь как отражение в своем партнере. Здесь на партнера перекладывается вся ответственность за собственное благополучие и требуется постоянное подтверждение своей значимости и своей идеальности. «Он должен меня хвалить», «Он должен говорить мне о любви», «Он должен удовлетворять мои желания», «Он должен понимать, чего я хочу», «Он нужен мне, чтобы подтверждать постоянно, что я хороший человек, что я лучше других», «Он должен подтверждать мою идеальность».

Партнер является зеркалом, к которому постоянно обращаются с вопросом: «Свет мой, зеркальце, скажи, кто на свете всех милее, всех красивей и умнее?» Что на самом деле созависимый ждет от своего партнера? Похвалы, слов любви, действий, романтики, преданности, восхищения.

В жизни, как правило, партнер не может являться таким зеркалом. Он не может постоянно догадываться о потребностях и мыслях, желаниях созависимого. Он не может постоянно восхищаться и подчеркивать его идеальность. И тогда созависимый испытывает глубокое разочарование. Что тогда делает созависимый? Ищет нового партнера, или заводит сразу несколько отношений, или часто меняет партнеров – это один из путей, когда партнер ищет новое зеркало. Второй вариант – это когда всячески созависимый пытается добиться от существующего партнера желаемого. Используются давление, скандалы, манипуляции, призывы к жалости, шантаж или какие‑то попытки заслужить любовь, привлечь к себе внимание любой ценой.

 

Зависимый и созависимый

 

Что происходит, когда человек сталкивается с какой‑то проблемой? Если человек находится под влиянием переплетений, то он ждет изменений извне. Например, в случае зависимости в семье родные и близкие стараются всеми силами заставить зависимого человека измениться. Созависимые часто не только в семейной жизни стараются изменить поведение других, вернее, заставить их измениться. При этом свято верят, что могут изменить другого и что изменения необходимы для общего благополучия. Созависимые видят проблему только в других.

Что при этом происходит? Партнер, родители или ребенок сопротивляются их действиям, они не собираются меняться. Порой кажется, что они делают все назло. Страсти в семье с каждым днем все накаляются, люди выплескивают чувства друг на друга. При этом все забывают, что перемены в человеке возможны при его собственном желании и если они и будут происходить, то в приемлемом для него темпе. Именно переплетения партнеров, родителей и детей сталкивают членов семьи друг с другом. Члены семьи внутри своей системы вынуждены снова и снова сталкиваться с проблемами и эмоциями, от которых на самом деле хотели уйти.

В работе с семьями, где есть зависимость, можно заметить, что попытки родственников вылечить зависимого против его воли обречены на провал. Созависимые близкие сталкиваются с мощным сопротивлением. И скоро сами начинают испытывать те чувства, которые проявляют их зависимые близкие. Родственники испытывают те же гнев, ярость, злость, вину, отчаяние и становятся агрессивными. Они становятся в своих чувствах копией своих зависимых близких. Родственники со временем чувствуют свое бессилие, как и их пьющий зависимый.

Наличие в семье человека, страдающего от алкоголизма, игромании, токсикомании, наркомании, – это всегда боль. Зависимость всегда семейная болезнь. Все члены семьи, в которой есть больной зависимостью, не могут быть не вовлеченными в такую болезнь, как алкоголизм, наркомания или токсикомания. Они страдают и эмоционально, и психологически. Хотя не только в таких семьях присутствует физическое, психическое и эмоциональное насилие.

Там, где есть зависимый, и родительская, и настоящая семейная системы созависимы. В терапии нуждается не только сам больной, но и его близкие. А иногда именно близкие зависимого в первую очередь нуждаются в терапии, поскольку в том созависимом состоянии, в котором находится семейная система, у зависимого практически нет шансов.

В поле созависимой семьи находится несколько психотравматических событий, имевших место в жизни живущих людей и их предков. На каждом человеке из его семейной системы лежит груз не только пережитых лично им психотравм, но и перенятых, идущих из системы.

Зависимость – это способ выживания человека в этом мире с тем, что оказывает на него влияние из его рода. Но и созависимость – это совокупность черт и способов поведения, которые помогают людям выжить с тем, что действует на них из их семейной системы. Сам больной при помощи своей зависимости выживает в этом мире (это, правда, не всегда понять его близким), и у него может просто нет ресурсов, чтобы делать шаги в сторону выздоровления. Иногда алкоголь, игра или наркотики оказали уже существенное влияние на состояние психики человека. Казалось бы, близкие более адекватно могут воспринимать ситуацию и посмотреть на зависимость, на болезнь и сделать первые шаги. Но, как показывает практика, на это не способны родственники зависимого больного. Созависимые годами стараются изменить человека и даже, не получая результата, продолжают настаивать на изменениях в поведении зависимого больного. Они даже не задумываются, что, повторяя каждый день одни и те же действия, говоря одни и те же слова, приводя одни и те же аргументы, они надеются получить другой(!) результат. С чего бы это? Они ждут чуда. Еще одна иллюзия. Неразрешенная проблема не остановится на одном члене семьи, она найдет свое повторение у потомков. Родственники отказываются, как и их больной, вести поиск решения для себя, для своих проблем и для всей семейной системы в целом.

У созависимых чаще ресурсов побольше, может быть, поэтому у них нет зависимости от химических веществ или игры, но часто, находясь в своем внутреннем мире, им сложно посмотреть на то, что стоит за зависимостью и созависимостью в их семье. Они могут приводить много отговорок, почему они не приходят на психотерапию или семинар. Например, им некогда, они работают. Или считают, что проблема только в пьющем муже или дочери. Или думают, что все само пройдет. Те, кому комфортнее оставаться в прежнем мире своих иллюзий, должны понимать, что и они сами, и их близкие, дети и внуки обречены нести тяжелое из их рода в своей жизни. Да, выход за существующие рамки дискомфортен, но дает всей системе что‑то новое. От психотерапии еще никто не умирал, а от зависимости и созависимости погибнуть можно. Хотя зависимость и созависимость являются способом жизни в этом мире, они ведут к истощению моральному и физическому, к деградации человека.

Это не очень хорошая компенсация, но другой быть не может, пока в системе ничего не меняется.

В семье, где царят созависимые отношения, рано или поздно проявится зависимость. Больные зависимостью находятся под влиянием родовых сил и взаимосвязей со своей родительской семейной системой. Родители детей, больных зависимостью, часто задают вопрос: почему, несмотря на то что родители не пьют (или не употребляют наркотики), их ребенок стал алкоголиком (или наркоманом)? Если рассмотреть семейную систему в подобных случаях, то окажется, что у супругов ярко выражены черты созависимости. Более того, родители – это продолжение своих родителей, своего рода, и даже если они не страдают от зависимости, то на уровне бессознательного несут последствия чего‑то тяжелого в их роду, что передается дальше кому‑то из их детей. Каждое поколение что‑то разрешает, создает или не разрешает, разрушает. Но все родители внутренне, на уровне души, связаны со своими детьми и что‑то им передают. Судьба больных зависимостью была предопределена с момента их появления в семье, с момента их рождения. Они не могли избежать своей участи. То, что толкает больных на употребление алкоголя, наркотиков или другую зависимость, обусловлено их лояльностью к своей семье, к своему роду. Такие больные из любви к своим близким несут тот груз, который им не принадлежит.

На сегодняшний день не стоит вопрос: «Что происходит с человеком, злоупотребляющим алкоголем (наркотиками)?» Вопрос звучит по‑другому: «Что происходит в семейной системе, отчего данный человек страдает от алкогольной зависимости?» Вопрос не стоит: «Почему он пьет?» Вопрос звучит: «Что в его семейной системе создает непреодолимую тягу к алкоголю?» Вопрос не стоит: «Что делать с человеком, который употребляет наркотики?» Вопрос опять звучит по‑другому: «Что может сделать для него терапевт, близкий человек, исходя из желания больного, его готовности к работе и из того, под влиянием чего зависимый находится в своей семейной системе?» Вопрос не стоит: «Как родственникам повлиять, заставить зависимого человека бросить пить?» Вопрос звучит: «Что могут сделать родственники для изменений в своей системе? Что стоит увидеть и принять?»

Если в ком‑то из семейной системы есть готовность к изменениям, то они охотно пойдут на контакт с терапевтом. В моей практике были случаи, когда больные после терапии их близких сами приходили к терапевту на лечение. Созависимым человеком и зависимым движет та же любовь их внутреннего ребенка, готового своей жизнью, своей жертвой решить какую‑то задачу. Этот путь наполнен болью, депрессией, страхом, виной, тревогой и даже яростью, агрессией. Это часто даже не жизнь, а выживание. Это чья‑то боль, чье‑то чувство вины, которые идут из семейной системы, из рода. Именно это неосознанно несет человек всю свою жизнь. Хочу указать на один немаловажный факт. Можно заметить: чем тяжелее у родственника больного созависимость, тем сильнее зависимость. Двое людей встретились не случайно. Если рассмотреть семейные и родовые системы супругов, как и у любой пары, окажется, что в их роду были предки с похожими судьбами. И объединяет двух людей какая‑то общая нерешенная задача из их родительских семейных систем. Например, в случае с мужчиной, страдающим от алкогольной зависимости, чем больше выражены черты созависимости у его матери или жены, тем тяжелее у него развитие зависимости. При этом у созависимых могут наблюдаться другие виды зависимости, которые считаются невредными, менее проблематичными. Это и трудоголизм, и нарушение пищевого поведения, и зависимость от Интернета или траты денег.

Часто созависимые прибегают к употреблению успокаивающих препаратов, которые выписывает им психиатр. Их внутренний мир наполнен страхами, тревогой, и успокаивающие вещества, находясь всегда под рукой, дают уверенность в том, что страх если и появится, то будет подавлен приемом препаратов. Таким образом, многие пациенты находятся в зависимости от психофармакологических препаратов. И это их способ жизни.

 





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!