Организационная структура Палачей Аида 22 глава





— Стикс ... Я люблю тебя, — прошептала она, отрываясь от моего рта.

Застонав слишком громко, я набрал скорость, тяжелые хлопающие звуки от наших бедер заводили меня. Носом я уткнулся ей в шею, и ее киска сжалась, так чертовски сильно сдавливая мой член. Ее спина выгнулась, сиськи прижались к моей груди, и крик вырвался из ее горла, когда она кончила.

— Черт... Стикс… Стикс... — тяжело дышала она.

Я врезался в нее еще раз и откинул голову назад, пока наполнял ее спермой. Бл*дь. Бл*дь. Бл***дддьь...

Упав сверху на Мэй, я развернул нас так, что она распростерлась на моей груди. Мы успокоили наше дыхание, и я засмеялся.

Она села и подняла бровь.

— Что?

Я провел рукой по расщелине ее задницы, и ее глаза подернулись поволокой.

— Т-ты т-только ч-что выругалась?

Ее глаза расширились, и хихиканье осветило ее лицо. Мое гребаное сердце екнуло.

— Да, я сделала это. Должно быть, ты так влияешь на меня.

— О, я е-еще и не т-так м-могу повлиять!

Она ударила меня в грудь, а затем провела пальцем по моему шраму-свастике. Ее улыбка исчезла.

— Я ругалась и на Гавриила тоже.

Я убрал волосы с ее глаз.

— Ругалась?

Она кивнула, но ее глаза потускнели, поэтому я ждал, что она скажет.

— Он сказал, что ты извратил меня. Что я продала свою душу Сатане.

— Иди сюда, — приказал я. Мэй переместилась вверх на моей груди, позволяя обхватить свое лицо.

— Я никогда не в-встречал сучки, такой чистой, как ты, и н-невинной, как ты. Т-ты изменила мою г-гребаную жизнь, детка. Ты н-не испорчена. Т-ты ч-чертовски идеальна.

Ее лицо озарилось потрясающей улыбкой.

— Ты так долго говорил мне, что не хорош для меня. «Детка, это не я», — решительно сказал ты. Теперь я идеально подхожу тебе?

— Я б-был неправ. Так ч-чертовски неправ. Тебе нужен с-сильный мужчина, детка. Тебе н-нужен мужчина, который б-будет любить тебя, з-защищать тебя, быть твоим г-гребаным миром. — Ее дыхание замерло, и я ухмыльнулся. — Это я, д-детка. Это, ч-черт побери, я.

Мэй снова прыгнула на меня, и я засмеялся, когда толкнул ее назад, прежде чем почувствовал ту самую киску, и в итоге мы вновь трахнулись.

Она надула губы и нахмурила лоб.

— Я снова хочу тебя, — пожаловалась она.

— Сначала я д-должен к-кое-что дать т-тебе.

Она быстро перестала дуться, любопытство захватило ее.

— Что же это?

Подняв ее и усадив на голую попу, я подошел к моему Харли, сверкая собственной голой задницей, и вытащил крошечный кожаный жилет из своей седельной сумки. По какой-то причине, я сильно нервничал. Никогда не думал, что у меня будет моя собственная женщина, никогда не думал, что когда-либо смогу говорить с кем-то, кроме Кая, но Мэй пришла в мою жизнь и выбила все это дерьмо из меня.

— Стикс? Что это? — взволнованно спросила она.

Глядя на нее — спутанная копна длинных черных волос, огромные голубые глаза, идеальная бледная кожа — я расслабился. Черт подери, она была прекрасна.

Взяв себя в руки, я поднял маленький черный кожаный жилет Палачей. Мэй перестала дышать, губы сложились в букву «О». Я повернул его, наша эмблема Палачей Аида гордо красовалась на спине вместе с нашивкой «Собственность Стикса» с вышитой белой строчкой Мэй спереди.

Я кивнул подбородком. Мэй встала и подошла ко мне.

— Ты х-хочешь этого, д-детка? Ты х-хочешь официально быть м-моей старухой? Потому что, если э-это надевают, то уже н-не снимают, б-бл*дь, никогда.

— Стикс, — прошептала Мэй и прижалась ближе, ее рука гладила мою небритую щеку. Я сглотнул, и мое сердце грохотало в груди. — Я родилась, чтобы быть с тобой. Родилась, чтобы быть твоей старухой.

А потом, этот ее чертов носик дернулся.

Мои глаза закатились.

— Черт, д-детка, — прохрипел я и развернул свою женщину вокруг, расправляя жилет на спине. Она медленно повернулась, сжимая края на таких совершенных сиськах, игриво надула губы.

— Ну, как смотрится?

Я осмотрел ее с головы до пят, он выглядела, как девушка с чертова плаката, абсолютно голая, а на ее спине, на жилете, красовалось мое имя. Зарычав, я кинулся к Мэй и поднял ее, прижав спиной к дереву, ее ноги обернулись вокруг моей талии.

— Мне чертовски это н-нравится, детка. Обожаю, что ты есть в м-моей жизни, на заднем с-сиденье моего байка, в м-моей постели, обёрнута вокруг м-моего члена и н-носишь мое имя на своей спине. Ты н-никогда н-не покинешь меня, детка. Т-ты со мной на всю м-мою жизнь. Хорошую, п-плохую, ч-чертовски сумасшедшую. В-встретив тебя ребенком, я был проклятым н-немым. Ты д-дала мне голос. Ты д-дала мне жизнь. Д-детка, э-это ты. Ты весь м-мой г-гребаный мир.

Я обрушил свой рот на ее губы.

Она поцеловала меня в ответ.

Наши лбы соприкоснулись, и наши вздохи стали тяжелыми.

— Ты м-моя, — еще раз сказал я ей.

— А ты мой, — с гордостью повторила она.

— Мы т-теперь официально вместе, детка, да? Т-ты и я вместе. Это т-твоя семья. Это т-твой клуб. Ты п-принадлежишь этому МК вместе со м-мной. Через огонь и в-воду, ты б-будешь на моей стороне, п-превращая дерьмо во благо. М-моя старуха на всю жизнь.

— Навсегда. Мы начинаем нашу жизнь сейчас, Стикс. Оставив позади шрамы нашего прошлого.

Я взял ее левую руку и поцеловал вдоль безымянного пальца.

— И вскоре о-однажды ты б-будешь носить к-кольцо, в-вот здесь, рассказывая всему гребаному м-миру, что ты моя. И к-когда ты наденешь его, то, бл*дь, уже н-никогда не снимешь.

— Да, Стикс, — прошептала она, слезы катились по ее щекам. — Я твоя... только твоя. Навсегда.

— Черт, детка... люблю тебя, — прорычал я, прижимая ее маленькое аккуратное тело к своему.

— Я тоже тебя люблю.

Затем, этот чертов носик опять дернулся.

И я скользнул в мою женщину...

...пара волчьих глаз вернула меня домой.

 

 

***

 

Райдер

Каин

Две недели спустя…

Юта, Неизвестное место.

 

 

Мои глаза горели, пока я мчался вниз по проселочной дороге на своем Чоппере. Две недели напряженной езды. Две недели пряток от отделений Палачей. Две недели размышлений о том, что, черт возьми, делать дальше.

— Беги. Пожалуйста. Беги... Спасайся ... ради меня ... — Мэй умоляла меня, страх за мою безопасность сиял в ее кристально-голубых глазах. Потом она меня поцеловала. Черт, она, наконец, поцеловала меня и всё, уничтожила те немногие оставшиеся частички моего сердца.

БЛ*ДЬ!

Тяжелые железные ворота Пастбища Господня, дома моего детства, открылись при моем прибытии, и я глубоко вздохнул. Я, бл*дь, больше не знаю: кто я, где мое место. Орден оказался не тем, что я ожидал, и моя голова раскалывалась.

Я ехал вниз по мощеному переулку, протянув до стоянки за пределами фермы пророка Давида. Не зная, куда еще пойти, мне просто некуда было пойти.

Дверь дома внезапно распахнулась, и Иуда, мой брат-близнец, побежал туда, где я сидел.

— Каин! — закричал он, чистое облегчение отпечаталось на его лице — одинаковые черты, волосы, борода и комплекция. Физически мы были совершенно одинаковы...

Я вскочил со своего Чоппера и обнял Иуду, его карие глаза прищурились, и заполнились смесью печали и гнева. Черт, я скучал по нему. Меня не было пять чертовых лет; никаких непосредственных контактов.

— Ты жив, — сказал он со вздохом. — Мы боялись, что тебя тоже убили.

— Я сумел уйти, — ответил я, не предлагая ничего, кроме фактических сведений.

— Хвала Господу! — произнес с облегчением Иуда, но его голова поникла, глаза смотрели в землю. — Они убили их всех, Каин: пророка Давида, старейшин. Они убили наших братьев. Выжили только женщины и дети. — Мое дыхание остановилось, пока Иуда не поднял голову, снова встречаясь со мной глазами. — Каин, ни один из первых двенадцати не остался в живых.

Мой взгляд был бесстрастным.

Иуда положил тяжелую руку мне на плечи и повел меня в дом, дом, где мы оба всю свою жизнь прожили отдельно от Ордена. Где нас обучали с тех пор, как мы стали подростками для такого дня как сегодня, никого другого из семьи, только мы вдвоем, наша миссия, как наследников, была единственной целью в жизни.

— Мы начали восстановление, — сообщил Иуда. — Мы нашли новое место для общины, туда, куда наши люди могут быть переселены. Мы планируем объединить все коммуны, создавая одно единое сообщество: больше охраны, больше людей и больше оружия. И вот тогда придет время, брат, — многозначительно заметил он, сжимая мою руку.

Я замер.

Иуда встал передо мной и нахмурился. Он всегда был самым воинственным из нас и самым набожным. Он никогда не покидал Пастбище Господне, на сто процентов был предан делу.

— Время для чего? — спросил я осторожно.

Иуда улыбнулся на мой вопрос, волна страха прокатилась у меня в животе.

— Для твоего восхождения... Пророк Каин.

Мое сердце остановилось.

Мои глаза широко распахнулись.

Вот… черт…


 

Примечание автора.

 

Я просто хотела бы воспользоваться моментом, чтобы объяснить, почему я описала в этой книге некоторые аспекты.

Для получения степени бакалавра, я изучала сравнительное религиоведение. Благодаря прекрасным преподавателям, многие из которых могут быть названы экспертами в выбранной ими области, я получила возможность встретиться с разными людьми многих культур и вероисповеданий.

Одной из моих специализированных областей исследования в последний год были «новые религиозные движения (НРД), культы и секты». Мне повезло встречаться и работать, с действующими адептами и бывшими членами таких религиозных групп. Большинство из них были счастливы своим выбором образа жизни, другие не были. Я бы сказала, что девяносто процентов людей, которых я интервьюировала, и с которыми работала, уже стали бывшими членами религиозных групп, но я никогда не забуду душераздирающие, а иногда тревожные, свидетельства и показания последних.

К сожалению, среди подлинных и искренних членов некоторых НРД, есть также очень небольшое количество оппортунистов и лиц, которые по соображениям непонятным для большинства, решили использовать религию и ее влияние на невинных людей, для собственной выгоды: власти, контроля, или, к сожалению, для чего-то более грязного.

Роман «Детка, это не я» был вдохновлен показаниями бывших членов из нескольких НРД и лидеров, злоупотребляющих властью, которую они имели над своими последователями, особенно женщинами.

Героиня этого романа, «Саломея», переживает ситуации, основанные на реальных событиях, о которых мне лично рассказали выжившие из подобных групп. Обращение к этой теме было очень важным для меня, так как эта сфера жизни, сфера человеческой природы, о которой большинство людей не знает.

Жертвы этих «оппортунистических» групп часто молчат об этом, а я хотела дать многим женщинам, которых имела счастье встретить, шанс быть услышанными.

«Детка, это не я» является художественным произведением, но учения, практики и опыт «Саломеи», ее сестер и Орден из этого романа также вдохновили нескольких отважных женщин поделиться своей историей со мной.

Я очень верю в свободу вероисповедания и уважение, и у меня много друзей, принадлежащих самым различным конфессиям. Большинство НРД, с которыми я работала, были заполнены честными и хорошими люди, и они не заслуживают плохой репутации, которую многие из них приобрели. То, что я, однако, сочла неприемлемым, это когда некоторые люди берут уязвимых, чистых и богобоязненных людей и злоупотребляют их доверием и добротой в своих корыстных целях.

Спасибо, что нашли время прочитать это примечание, и надеюсь, вам понравится роман.

 

 





Читайте также:
Общие формулы органических соединений основных классов: Алгоритм составления формул изомеров алканов...
ТЕМА: Оборудование профилактического кабинета: При создании кабинетов профилактики в организованных...
Конфликтные ситуации в медицинской практике: Наиболее ярким примером конфликта врача и пациента является...
Особенности этнокультурного развития народов Пензенского края: Пензенский край – типичный российский регион, где проживает ...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.021 с.