НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОТ МЕНЯ ЛИЧНО 8 глава





- По-моему, «позови меня в гости, ничего не имея в виду».

- А что я ТАКОГО должна иметь? - фыркает пешечка.

- Ну, мало ли чего… Это же людская песня - от них всякого можно ожидать.

- Вероятно, у людей считается, что раз в гости пригласила, значит, согласна стать супругой. - предполагает наша ладья Н-1.

- Чушь! - фыркает конь. - Так бы они давно все переженились.

- Да нет, ещё круче! Сегодня пошёл в гости - спутницей жизни обзавёлся. Завтра опять в гости - ещё одна спутница, - это коняга слева остроумничает.

- И сколько же такое будет продолжаться? - насмешливо осведомляется F-7. - Они же в течение жизни не раз и не два в гости ходят.

- А наберут жён, как вас в вашей шеренге, и сразу же станут домоседами, - являет мой сосед.

- Ничего более дурацкого в жизни не слышала! - возмущённо говорит пешечка. - Фи!

- Так это не я придумал, - шутливо оправдывается сосед. - Я просто развил мысль уважаемой госпожи ладьи.

- Тьфу на тебя, пересмешник! - сердито отзывается та.

- Да, соратники, хорошо мы жизнь познаём, весело - ничего не скажешь, - вздыхает белый ферзь, оглядывая народ.

- В меру своей испорченности, - добавляет масла в огонь его чёрный коллега.

- Ну, любовь - это я ещё понимаю, со всяким может случиться, - говорит белый. - Но строить нежизнеспособные конструкции - сие уже за гранью разумного. Далеко за гранью…

Оба коня пристыженно молчат. Возразить им нечего. Мне бы на их месте тоже было нечего. Только я никогда на их месте не буду - не тот менталитет. Изощряться в остроумии, лишь бы окружающих позабавить? Да с какой это стати? Девочку мою развеселить - ещё куда ни шло! Чтобы не думала о всяком негативе... Так ведь ей подобное весёлым не покажется, как и сейчас, например. У неё вкус имеется - ей только изысканный юмор подавай. А некая «блондинистость» характера - просто влияние статуса. Изживёт со временем…

Граница поля

 

Чёрное поле F-8

- Какое-то предчувствие у меня непоятное, - задумчиво тянет ладья справа от меня.

- И какое же? – немедланно реагирует конь, что уютно устроился между нами.

- Мерещится мне почему-то, что будет у нас вскорости небычный визит.

- Так они все в какой-то степени необычные. Что ни гость - мешок сюрпризов!

- Вот именно - «в какой-то степени». А сюрприз сюрпризу - рознь. Разве ж это сюрпризы были? Так, небольшие неожиданности…

- Если это небольшие, хотел бы тогда я глянуть на большой. По-настоящему большой…

- Возможно, скоро и глянешь.

- Ну, ты и Кассандра! Местного разлива…

- Ехидничай-ехидничай, сосед. Шарахнет когда-нибудь фортуна по темечку - в момент ехид-ничать отучишься.

- Ну, это ты зря, Касечка - природу и концу света вовек не переделать!

- Ох, и напросится же кто-то у нас! Вернее, у демиурга…- задумчиво произносит их король.

- А при чём здесь демиург, Ваше Высочество? О нём речи вроде бы не было…

- Но ты же просто провоцируешь его своими заявами! Вот этими - типа «горбатого могила исправит», - усмехается чёрный венценосец.

- Алё! – восклицает конь, задрав взляд в небо. - Слышишь, небожитель? Я тебя на «слабó» не ловил - не надо на мне плохое настроение срывать. И вообще, не стоит обращать на меня своё вни-мание - я всего лишь жалкая фигурка у стоп твоих могучих.

- Вот видишь, брат, - обращается к коллеге наш Монарх. - И здесь он не может без ерничества. У господина литератора цитатки подходящей к случаю не найдётся?

- Так Его Чёрное Высочество само только что сказало, что горбатого могила исправит. Предельно метко! Мне ничего лучшего на ум не приходит.

Моей пешечке тоже хочется вставить реплику, но она удерживает её при себе.

- Увы, наш литератор спелся с властью, - грустно фыркает конь. - А это уже покруче раздражённого человека!

- И чем же это, интересно? - не выдерживает золотистая, поскольку речь касается меня.

- А представь себе, сударыня, получу я завтра высочайшее предписание срочно перевоспитаться, да ещё и облечённое в форму литературного пасквиля.

- По-моему, это уже явный перебор с сарказмом, - говорю я.

- Да кому он нужен - перевоспитывать его? - ворчит наш Монарх. - Пусть и дальше вместо придворного шута будет. А кстати, Ваше предчувствие насчёт необычного визита лишь интуитивно или на чём-то основано? - Это он уже ладье.

Ладья в ответ ударяется в долгую лекцию о роли подсознательного в шахматном бытии - говорит, говорит, говорит... Я к таким вещам не особо прислушиваюсь, поскольку они не подтверждены практикой. Вот если подтвердятся, тогда и буду прислушиваться. И тоже не особо удивлюсь. Окружающий нас мир настолько мало нами изучен, что в нём ВСЁ возможно.

- Ну, что, подруга? Есть желание пополнить кунсткамеру иноземцев ещё одним типажём? - с самым невинным видом спрашиваю у золотистой.

- Ха, с таким видом ревности ещё не сталкивалась! - парирует та. - С превентивным

- Ну да, за неимением других ревнующих, - тихонько уточняет наш левофланговый конь. Но его провокационная реплика пропадает втуне - нам нынче неохота расширять круг собеседников.

- Знать бы ещё, чем именно он будет необычный? - задумчиво вздыхает наш король. - После чёрного рэппера нас уже трудно чем-либо удивить.

- Да ладно, брат, - усмехается правитель с той стороны доски. - Не стоит заранее мозги напрягать. Ну, необычный и необычный - пусть себе…

- Вот именно, - легко соглашается наш. - Ведь не скажет же он, в самом деле, что не человеки нами в шахматы играют, а МЫ - ИМИ.

- Это было бы весьма прикольно! - хмыкает мой гривастый сосед. На этот раз смешки раздаются не только в рядах пешек. А я представляю себе сверкающе-клетчатую доску с сотнями и сотнями полей - нет, с тысячами! - на которых замерло в ожидании нашего приказа несчислимое количество двуногих. Поистине фантастичное зрелище!

Да, ничего не скажешь: сюр - он и на шахматной доске сюр.

Граница поля

 

- СЕДЬМАЯ ВЕРТИКАЛЬ (G) -

Чёрное поле G-1

- Здравствуйте, товарищи, - возникает откуда-то сверху незнакомый голос. - Я из Комплект-сообщества, которое принадлежит руководству Международной Шахматной Федерации. А точнее, её российскому представителю…

- День добрый, - растерянно тянет наш Монарх. - А почему «товарищи»? Мы же вроде и познакомиться толком не успели, а уж подружиться-то…

- Извините. Это я просто по привычке. Я ведь хорошо помню ещё те времена - б ы в ш и е.

- Совковые, - не удерживается насмешник-конь.

- Ну, почему же сразу совковые? Всякое, конечно, бывало, но в целом и в общем… как бы это поточнее выразить? Короче, большинство человеков чувствовало себя товарищами по отношению друг к другу. А наши сообщества так и вообще тесно дружили. И нé было ещё этого дебильного понятия «Ближнее Зарубежье»! А как теперь прикажете к вам обращаться? «Господа», что ли? Могу, мне не жалко, но «господа» - это как-то нехорошо звучит. Принижает собеседника. Вы, мол, господа, а я быдло.

- А разве не могут быть господами обе общающиеся стороны? - резонно спрашивает моя F-7.

- Не думаю. Если говорится «господин», значит подразумевается противопоставление. Господин над КЕМ? Над собеседником?

- Очевидно, взаимно - друг над другом, - подаёт реплику ехида-конь.

- Ладно, это всё нюансы. А как к вам прикажете обращаться, если вас термин «товарищ» того… эпатирует? Ну, вгоняет в шок..

- Да нам, в принципе, без разницы, - усмехается чёрный король. - Обращение - это мелочи.

- А как вы сами друг к другу обращаетесь? Ведь обращаетесь как-то?

- Вообще-то «соратники». Вот только… м-м-м…

- В смысле, я с вами плечом к плечу не соратничал? Увы, други, чего не было, того не было. Так ведь и вы пока участия в боевых действиях не принимали.

- У нас ещё всё впереди, - гордо говорит наш ферзь.

- А у меня оно было - раз пять, наверно…

В голову лезет уже не цитата, а полномасштабный анекдот. Правда, не длинный. Слушайте:

Встречаются на дороге святой и порнозвезда. Святой из вежливости хочет поздороваться и ручку ей целует. А она по привычке распахивает ему объятья.

- Чем шире объятья, дитя моё, говорит смущённый святой, тем легче тебя распять.

- Раз пять? - обрадованно восклицает порнодива. - Неплохо, хотя можно было бы и шесть!

Я уже слегка подкован в человечьей физиологии и представляю себе сей процесс - ну, тот, пятикратный. Да, всю его механику… Правда, только теоретически и в самых общих чертах. Мне он кажется на редкость нелепым и ни с чем несообразным. Но мало ли кому что кажется? Если че-ловеки занимаются этим с сáмого сотворения мира, и притом, похоже, с удовольствием, значит, в данном деле что-то такое есть. Знать бы ещё, что именно?

И тут до меня доходит, что вокруг царит исключительная тишина, а все с изумлением уставились на образ «товарища» в проёме портал-окна.

- Вы сказали: «раз пять»? - ахает чёрный Монарх. - То есть, после окончания Игры все встают, отряхиваются и выходят на доску на «бис»?

Язвит он от растерянности - подобный стиль общения не в его характере.

- А-а-а, понял! - восклицает визитёр. - Вы же ещё не в курсе! Видите ли, мы - Комплекты руководства Федерации - наделены некоторыми привилегиями.

- Элита, короче? – усмехается неугомонный коняга.

- Ну, в принципе, можно сказать и так. Ведь не можем же мы быть на одном уровне с остальными - это как-то не комильфó. А посему после завершения очередной партии и в дальнейшем у нас сохраняется о ней память. И навыки Игры, и свои эмоции, полученные в ходе освоения её правил. Конечно, несколько пригашенные, как вид сквозь кисею. Но и за это спасибо демиургам.

- А почему пригашенные? - осведомляется конь. - Уж не мелочились бы - оставляли всё в полном объёме.

- А чтобы прежний опыт не сталкивался с новым и не мешал ему…

Ясненько, - думаю я. - Опять здесь одной главой не отделаешься. Действительно, больно уж тема для нас важная! Можно сказать, важнее самóй Игры и всех ей сопутствующих моментов.

Граница поля

 

Белое поле G-2

Продолжаю предыдущее буквально с полуслова. Хотя нет, «с полуслова» - это просто фигура речи. Да, речи, а не шахматного Комплекта…

- А все неэлитные, вроде нас, они что, совсем памяти о прошлом лишаются? - это, конечно, конь. Должен же кто-то озвучивать чаяния народа в ехидной форме.

- Про неэлитные не скажу, - спокойно отвечает гость. - Они на эту тему не любят говорить.

- Конечно, - соглашается конь. - Раз ничегошеньки не помнишь о прошлом, его как бы не су-ществует для тебя. Словом, да здравствует склероз! Ура!

- Это не склероз, в временная блокировка памяти, - ответствует федеративник.

- Временная? И до какого же времени, позвольте Вас спросить?

- Пока демиург не сочтёт нужным.

- Ясно. После конца времён, когда наступит Царство Божие на Земле и все возлюбят друг друга. Аллилуйя!

- Я думаю, значительно раньше. Когда суммарный опыт всех до единого Комплект-сооб-ществ достигнет критической точки и количество перейдёт наконец в качество.

- Интересная гипотеза, - задумчиво тянет наш ферзь.

- Не совсем уж и гипотеза. На этой точке зрения сошлись все Комплекты нашей Федерации.

- Ваши бы слова да Богу в уши, - вздыхает ладья Н-8.

- Или нашему родному демиургу, - добавляет кто-то из пешек.

- Да, если он такой мудрый и создал все эти правила… - начинает реплику конь, но «товарищ из Федерации» затевает вдруг хохотать. И это смотрится ещё более экзотично, чем незадолго до того хохочущий ферзь. Ясно же, что сие - несвойственная ему функция.

Мы все с интересом ждём развития ситуации.

- Ну, вы и даёте! - отсмеявшись, говорит наш визави. - Это ж надо такое придумать!

- Так что же он, по-вашему, ничего не создавал? - восклицает ладья таким тоном, каким истинноверущий мог бы вскричать толпе воинствующих атеистов: «Так что же по-вашему, не Господь - Творец всего сущего?»

- Да нет, замутил-то ВСЁ демиург, но только не нынешний. Или Вы хотите сказать, что он, как Кащей Бессмертный, пронёс знамя Игры через миры и века?

- А разве демиурги умирают? - ахает потрясённая ладья.

- Естественно. Куда они денутся от законов природы? Это только в их сказках всякие Кащеи переходят из поколения в поколение. Кстати, о поколениях… Представляете, что было бы, если бы одни не умирали, а другие всё-таки рождались?

- Много народу было бы, - предполагает одна из пешечек.

- Много - не то слово! Масса человеков со временем превысила бы массу всей планеты. И та просто перевернулась бы. Север оказался бы на юге - и наоборот.

- Или дети у них перестали бы рождаться, и сохранилось бы прежнее количество двуногих, - продолжает строить версии пешечка. Эрудитка, однако…

- Интересная мысль, - хмыкает гость. – Только это тоже против законов природы.

- А что, демиурги разве не могут их менять?

- Наши едва ли. Вот Тот, что над ними, Он - иное дело…

- А значит, Он всё-таки существует?

- Не может не существовать! Пирамида без своей вершины - полная нелепица. А вообще-то демиург, что придумал нашу Игру, жил так давно, что даже имени его в истории не сохранилось. Вот он-то и запустил механизм наделения нас сознанием. А все нынешние просто изготавливают Комплекты материально. Душа вселяется в новую фигуру автоматически - согласно той давней программы. Ну, это как токарь у станка с программным управлением: знай нажимай себе кнопочки в определённом порядке и ни о чём не думай. За тебя уже подумали другие.

- Главное - с кнопочками ничего не перепутать, - фыркает конь. - А то весело будет…

- Так ЭТИМ ДЕЛОМ самые опытные занимаются. А уж после они продают нас новым владельцам . И те нас курируют - как мой меня, например. Вот так, граждане-господа!

- Они продают с в о и х детей в чужие руки? – потрясённо ахает моя F-7.

Представитель Федерации смотрит на неё сочувственно и добавляет: «А что бы они делали с таким количеством детишек? Хаос бы полный наступил, паралич общества. Зато новым владельцам мы нужнее. У каждого свой Комплект - всё внимание ему и только ему.

- И всё равно это как-то …бездушно, не по-людски.

- Как раз-таки очень по-людски, милая моя.

Граница поля

Чёрное поле G-3

- А я ведь вам то же самое говорила, только давно! - с жаром восклицает чёрная ладья А-1.

- Когда это? - с интересом поворачивается в её сторону золотистый король.

- Ну, вспомните, Ваше Высочество - демиург, мол, который всё затеял, был Самым Первым. А теперь у наших сообществ - у каждого свой личный. Я ещё беспокоилась, не окажется ли наш обладателем садистских наклонностей.

- Кажется, что-то такое было… - задумчиво тянет Монарх. Пытается припомнить поточнее.

- Ну, это когда мы первый визит того шваба обсуждали. Разорванные тела и всё такое прочее… Вспомните, пожалуйста

- Да, совершенно верно, - подтверждаю я. - В моей летописи это поле-глава В-7.

- Что ж, поздравляю с точным прогнозом, - говорит король.

- Да не прогноз это, а скорее наоборот – попытка восстановить наши истоки.

- И вы смогли понять, что Первого давно уже нет, а нынешние - его потомки которые! - клепают Комплекты-новоделы навроде нас с Вами и неспособны душу даровать, что душа есть наследие того, Первого? Верно?

- Увы, - вздыхает ладья. - О душе я как-то не подумала. Решила просто, что раз Комплектов стало слишком много, то Первый отошёл от дел и почивает на лаврах.

- И то уже неплохо, - одобрительно произносит король. - Странно только, что мы тогда значения Вашим словам не придали. Как-то проскочило мимо сознания.

- Да вы ж тогда с таким энтузиазмом батальные моменты обсуждали, что не до души вам всем было. Пиф-паф, ой-ёй-ёй, и всё такое прочее…

- Ну да, - соглашается Монарх. - О душе мы вспоминаем лишь когда вконец приспичит.

- Эй, литератор, ты часто о душе задумываешься? - хихикает соседний конь.

- По мере надобности, - коротко бросаю я. - Неохота мне сейчас о высоком дискутировать.

- Это точно, - вновь хихикает конь. - И даже о теологии уже который день не вспоминал.

- О ней не стоит в подобном тоне, - ворчу я. - Слишком серьёзная тема.

- Так люди же сами из неё клоунаду сделали - этими своими Наветами.

- С людей за т о и спросится, - парирую я. - А мы с ума ещё не съехали, чтобы Наветы за основу брать. Мы - существа разумные и логичные.

- Сколько столетий живут на свете, а ума так и не набрались! - удивляется кто-то людям.

- А как его наберёшься, если в каждом новом воплощении забываешь предыдущие? - резонно говорит ладья. - Одной интуиции тут недостаточно.

- А литературное наследие на что? – фыркает конь.

- Так литературное - оно и есть литературное, - замечает гость, который собрался было покинуть нас, но потом решил задержаться - интересно ему стало.

- К литературе люди относятся как беллетристике, то есть к художественному вымыслу, - поясняет он свою реплику. - А кто же всерьёз будет у вымысла учиться?

- Так это смотря что вымыслом считать, - усмехается наш Монарх.

- Это точно, - поддерживает его чёрный собрат. - Мыслящие шахматы тоже кому-то могут вымыслом показаться.

- А вот занятно, - говорит вдруг один из коней с той стороны. - Если человеки всё же умирают, куда деваются их шахматные Комплекты? Люди ведь при своей скорости быстро уходят, а нам ещё долго жить да жить!

- Скорее всего, передают по наследству, - предполагает гость. - Мы же - материальные ценности как-никак.

- А прикольно ощутить себя в роли ценного наследства! - хихикает мой гривастый сосед. - Вот только наследники могут и не оценить. Вдруг им шахматы до фонаря?

- Ну, тогда будете интерьер квартиры украшать, - усмехается собеседник.

- Так пусть же он живёт два срока! - фыркает конь. - Или даже три… А кстати, может, человеки тоже НЕ ВСЕ забывают своё прошлое при новом п е р е в т е л и в а н и и? Вдруг и у них руководству поблажка делается, чтобы ценный опыт зря не разбазаривался?

- Это вряд ли, - с сомнением говорит гость. - Иначе бы они не пороли такую чушь, как нынешние. Но Вас, други, это не касается - Ваш-то уж точно не из их числа.

- Жаль, - хмыкает конь. - А то глядишь, и нам бы что-нибудь от его привилегий перепало.

Граница поля

 

Белое поле G-4

- Я тут долго думала и додумалась до одной интересной вещи… - сообщает моя золотистая.

- Думать - штука полезная, способствует общему просветлению, - тут же встревает мой конь. А у меня в памяти всплывает нечто типа анекдота: «Штирлиц подумал. Это ему так понравилось, что он взял и подумал ещё раз». Интересно, в чём здесь фишка? И вообще, главный прикол в чём? За всем этим я едва не пропустил реплику девчоночки:

- По крайней мере, это полезнее, чем хохмить по любому поводу!

- Так о чём Вы изволили подумать, сударыня? - возникает сбоку их ферзь.

- Да чуть не сбили с мысли, знаете ли. Ага, о смысле любви как креативной эмоции!

- Но ведь она же крайне необъективна - заставляет видеть другого ЛУЧШЕ, чем он на самом деле. А его минусы наоборот как бы сглаживает… Скажúте, разве может необъективность нести хоть какой-то креатив?

- Вот и я об этом подумала. И попыталась докопаться до истины.

- И как, докопались-таки? - ферзь начинает проявлять настоящую заинтересованность.

- Ну, не совсем… Скорее, отчасти. Я не стала заморачиваться игрой их гормонов, что требует от них чего-то этакого, физиологичного… Нам сей момент всё-равно не постичь, да и выглядит он как-то того, не шибко уж эстетично. Даже на любительский дебют самой простенькой партии и то едва ли тянет…

- Я помню, как Вы были расстроены, когда наш уважаемый G-1 просветил Вас насчёт деталей. Как же, никакой романтики - одна лишь химия! Точнее, биохимия…

- Он совершенно правильно тогда сделал. Иначе я бы долго ещё витала в облаках.

- Ну, у нас, у шахмат, любовь чистая и возвышенная, - фыркает конь. - Никакого секса.

- Да секс этот дурацкий можно было бы и потерпеть ради будущих детишек! Ну да ладно, обойдёмся как-нибудь без детишек.

- А знаете, люди вряд ли бы стали им заниматься, если б нужно было вот так - через силу, через «не хочу». Думаю, им должно быть при этом весьма приятно, - говорит ферзь. - Но всё равно это никак НЕ НАШЕ.

- И хорошо, что не наше! - с воодушевлением говорит пешечка. - По крайней мере, сразу известно, что если тебе признаются в любви, то всерьёз, а не ради получения минутного кайфа.

- Не ради кайфа - это ясно, - возникает из молчания её соседка, королевская Е-7. - Но что значит данное «всерьёз»?

- Ну, то, что ты интересуешь признающегося как конкретная личность со своим внутренним духовным миром, а вовсе не как материальный носитель этой личности, - поясняет моя Мечта.

- Материальная часть - тоже не самое последнее дело, даже если без секса, - говорит конь.

- Вот видите, и для наших соратников! - усмехается ферзь. - А знали бы Вы, сколько времени и сил тратят и х женские особи, чтобы выглядеть чуток привлекательнее. Часы и часы ежедневно - форменный кошмар! Да за это время гроссмейстером дважды можно стать!

- Неужто? - ахают сразу несколько пешечек. А конь являет здоровый скептицизм:

- Простите, соратник, но как вы могли это видеть? Разность наших скоростей…

- А фильмы на что? - удивляется ферзь. - А книги? А журналы, наконец…

- Верно, - растерянно тянет конь. - Я как-то о таком не подумал.

- А знаете ли Вы, что они заказывают косметику и парфюм по каталогу из других городов? - и, видя, недоумение некоторых фигур, ферзь спешит пояснить. - Ну, это вроде грима у актёров.

- Чтобы окружающие не узнали? - иронично фыркает конь.

- Это замена эликсиру красоты, - хихикает чёрный Монарх. - Да, до некоторой степени…

- Чтобы сильнее привлечь избранника? - догадывается моя F-7. - А как же приоритет внутреннего над внешним?

- У демиургов всё как раз с точностью до наоборот - приоритет внешенего над внутренним.

- Неужто они сами не понимают, что внешнее преходяще?

- Теоретически, наверно, понимают. По крайней мере те, кто поумнее. Но понимать и действовать согласно пониманию - две большие разницы.

- Простите, но разницы не может быть две! - восклицает пешечка. - Разница одна, но между двумя понятиями. Как и выбор, например. Или альтернатива. А две альтернативы зараз, гм…

- А у них один шибко грамотючий генсек так и заявил однаджы: «Товарищи, у нас нет другой альтернативы!». Верите ли, но это действительно не анекдот, а правда.»

Ответом ему служит дружный смех всего Комплекта.

Граница поля

Чёрное поле G-5

Ладно, Бог с ним, с внутренним миром! - думается мне под лёгкий трёп моих соратников о человечьих генсеках и прочей лабуде. Мне гораздо интереснее другое: почему я единственный в нашем Комплекте, кто любви подвержен? У остальных что, иммунитет против неё имеется? Или это я просто такой неправильный? Нешахматномыслящий. Ну, ладно - не совсем шахматно-, не до конца… И вроде бы не бракованный, раз ума хватает на летописи. По крайней мере, я бы не ляпнул про другую альтернативу. Хи! А пародистам, наверно, хватает работы над ним прикалываться.

Эх, любовь, любовь… Стóит мне на миг представить, что я бы с ней разминулся, и мне тут же делается на редкость неуютно. Не хочется даже мир окружающий познавать, а это уже совсем ни в какие ворота не лезет! Наваждение, да только! За что мне это? Ладно бы имелся посыл к продолжению рода, да ещё и подкреплённый половым импульсом, а так не поймёшь, что получается. Нечто среднее между трагедией Шекспира и анекдотом про Буратино с Мальвиной…

- Ага, золотая середина, - хихикает конь, поскольку я опять озвучивал свои мысли вслух, хоть и вполголоса. Нужно от подобной привычки срочно избавляться.

- Нестандартно мыслишь, соратник - отсюда и все твои проблемы, - серьёзным тоном добавляет гривастый. - Оригинальность - это не всегда хорошо. А впрочем, не всегда и плохо…

- Ты ещё скажи, что осталось только разобраться, где хорошее, а где плохое, - усмехаюсь я.

- Ну вот, ты уже начал мыслить конструктивно, то есть в моём русле, - ухмыляется конь.

- Кажется, кого-то здесь на философию потянуло, - возникает в теме наш ферзь.

- Литератор и пересмешник - опасная смесь, - добавляет коммент белый Монарх. - У человеков из таких комбинаций частенько их революции зарождались.

- Слава Богу, мы - не двуногие, нам это не грозит, - хихикает его чёрный собрат.

- Мы не о власти, мы о любви, Ваши Высочества, - говорю я.

- Тем более зона риска! - являет мысль белый венценосец. - Стремление к власти ещё можно как-то понять, а любовь - феномен совершенно иррациональный. Непостижимый, я бы сказал. Никогда не знаешь, чего от него можно ждать.

- Но он же деструктивный только в отношении своего носителя, - возражаю я. - Вовне сия функция вроде бы не распространяется.

- Да? - язвительно осведомляется ферзь. - А Троянская война как же?

- Вы бы, соратник, ещё Ветхий Навет вспомнили, где Соломон-охломон Камасутру развёл: «Ах, холмы твоих грудей, ах прочие части тела по списку…»

- Уважаемый господин слон, - парирует ферзь. - Я, конечно, ценю ваш интеллект, но подобное непотребство приводить в пример просто некорректно. А вообще, если брать термин «вовне», то знаете, сколько дуэлей именно из-за любви случалось? Тот же Пушкин, например…

- Да я вовсе не об этом думал, - оправдываюсь я. - Просто понять пытался, почему меня угораздило влипнуть, а остальных миновало?

- Ну, должно же было кого-то из нас на это минное поле занести, - фыркает чёрный Монарх. - А тут фигура творческая, с романтическим взглядом на жизнь - вот и сподобился, соратник. И нашу девочку за компанию взбаламутил. Хорошо хоть, что всего одну!

- Однолюб может сделать несчастной только одну фигуру, - язвит конь.

- А меня, блин, забыли спросить?! - взрывообразно возникает золотистая F-7. - Или моё мнение никого уже не интересует? Массаракш и массаракш!

- Да, такую энергию бы да в мирных целях! - усмехается наш Монарх.

- Простите, Ваше Высочество, но просто неприятно, когда о тебе в третьем лице говорят. Вот я и не выдержала, сорвалась. Стояла себе, слушала, а потом…

- Крутой, однако, перепад получился! - иронично роняет ферзь.

- Это у меня перепад? Ёлки-палки, а сами-то? Сперва разговоры о сущности любви, о внешних её проявлениях у человеков, пусть и не совсем правильных, а потом вдруг бац - и целый пасквиль на данную эмоцию!

- Ну, вообще-то так оно и получилось, - смущённо бормочет ферзь. - Но ведь не преднамеренно же. У этой вашей любви столько граней - почти как у Создателя. С одного боку посмотришь - один вид, с другого - совсем иная картина.

- Ага, в зависимости от настроения, - весело фыркает конь.

- Минуточку, но я же вроде о сущности любви не говорил! - спохватывается ферзь. - О человечьей косметике - это было, а о сущности… Гм! Похоже, кто-то здесь меня уболтал.

Граница поля

 

Белое поле G-6

- Мы, конечно, договаривались поменьше о теологии вспоминать, - заявляет белая ладья слева. - И это, наверно, правильно. А то влезешь в какие-нибудь дебри типа «справедливо - несправедливо», «по понятиям - не по понятиям»…

- Ну, справедливость, она и в Арктике справдливость, - усмехается наш ферзь.

- А это справедливо, что Сын Божий пострадал за то, ЧТО не Он делал? Одни, понимаешь ли, накосячили, а другому отвечай за них, причём по полной программе!

- Вообще-то Церковь что-то там такое говорит: мол, так возлюбил Бог людей, что…

- ...даже забыл принцип адекватности воздаяний? - удивляется ладья. - Как-то плохо верится в забывчивость Создателя. Я же говорила, что можно в такие дебри влезть - не обрадуешься!

- А чего ж тогда затеяли этот разговор? - фыркает мой конь. - Или просто в силу женской непоследовательности?

Ладья игнорирует его выпад и продолжает развивать свою мысль:

- Мне недавно подумалось, что если попытаться вникнуть в понятие греха у людей, то и сами люди станут нам понятнее. Ну, хоть сáмую малость…

- Да тут и вникать нечего, - заявляет всё тот же ферзь. - Не возжелай имущества ближнего своего. Ну, имущества у нас нет - нам этого никогда не понять.

- Тем более, что только «ближнего своего», - ухмыляется конь слева. - «Дальнего», видимо, уже можно.

- С какой это стати? - удивляется ферзь.

- А что не запрещено, то разрешено - я сам такое в их прессе встречал.

- Ладно, ну её эту прессу - пускай двуногим мозги прессует! Что там ещё по списку?

- …и жену ближнего своего, - ладья многозначительно смотрит в мою сторону.

- Некорректный намёк, - не выдерживаю я. - От любви до женитьбы дистанция огромного размера. А в нашем шахматном случае и вообще непреодолимая.

- Ага, лямур плятонúк, - хихикает конь. На сей раз его реплику игнорирую я.





Рекомендуемые страницы:


©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-08-20 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!