Приемы выявления ошибочного логического ударения





Выделение слов, логически акцентированных своим местом в предложении. На слово, поставленное в конец предложе­ния, падает логическое ударение. Нередко на этом месте ока­зывается вовсе не то слово, которое, по замыслу автора, дол­жно быть ударным. Из-за этого читатель, по крайней мере поначалу, может неверно понять смысл предложения. Прав­да, последующий текст или осмысленный в связи с таким ошибочным логическим ударением предшествующий текст подскажут ему, что логическое ударение в предложении было сделано неверно и что надо было сделать его на другом сло­ве, поставив именно его в конец предложения. Но этот вы­вод потребовал бы от читателя дополнительного времени. По сути дела, он занимался бы тем, чем должен был заниматься редактор, т.е. проверял правильность логического ударения по месту поставленного в ударное положение слова. Редак­тор обязан был избавить читателя от этой, непроизводитель­ной траты времени.

Б. С. Мучник в своей книге «Человек и текст» (М., 1985) приводит такой пример:

Иван Иванович приходил вчера вечером.

Здесь на ударное место поставлено сочетание вчера вече­ром. Если по смыслу именно это должно было подчеркнуть предложение, то логическое ударение сделано верно. Оно отвечало на вопрос: «Когда приходил Иван Иванович?» Но если автор должен был сообщить читателю нечто иное: что вчера приходил именно Иван Иванович, а не, например, Петр Петрович, то в ударное положение он должен был поставить сочетание Иван Иванович:

Вчера вечером приходил Иван Иванович.

Предложение отвечает на вопрос: «Кто приходил вчера вечером?» Если в этом был замысел автора, тогда предложе­ние построено верно, с нужным логическим ударением.

Особенно хорошо видна ошибка в построении предложе­ния, когда построение второго, следующего в фразе за пер­вым предложением обнажает ошибочное логическое ударе­ние в первом предложении. Примитивный, хотя и очень показательный пример Б. С. Мучника:

Направо мы сеяли, налево - совхоз.

Прочитав фразу до конца, читатель поймет, что в первом предложении логическое ударение надо было делать не на сло­ве сеяли, а на слове мы, которое противопоставлено совхозу.

Направо сеяли мы, налево - совхоз.

Предвидеть это обязан был редактор, чтобы избавить чи­тателя от необходимости разбираться, как должно было быть построено предложение.

Владей редакторы книги А.Курчаткина «Солнце сияло» (М., 2004) этим приемом, они бы посоветовали автору ис­править вторую фразу в цитируемом тексте:

И, как Стае, он похоронен в цинковом гробу. Только Стаса в таком гробу увезли из Москвы, а Николая привезли (с. 639).

Параллелизм построения предложений требовал такого порядка слов, при котором бы в каждом предложении вто­рой фразы под ударением оказались противопоставляемые слова {увезли — привезли):

Только Стаса в таком гробу из Москвы увезли, а Николая [в нее] привезли.

Такого рода неточности объясняются тем, что, когда ав­тор пишет, мысленно произнося вслух записываемый текст, он интонацией придает ему правильное логическое ударение и не замечает, что средствами письменной речи оно не пере­дается и окажется неверным.

В сложных предложениях проверка правильности логичес­кого ударения не так проста, как в выше приведенном при­мере. Б. С. Мучник приводит в своей упоминавшейся уже книге такую фразу:

Писатель рассказывает о некоторых жителях этого города, но создает пред­ставление обо всех.

В первом предложении логическое ударение смещено на слово города и его местом в конце предложения, и постав­ленным перед ним местоимением этого, и читатель вправе ожидать, что далее пойдет речь о жителях других городов.

Ожидание, однако, не оправдывается. Оказывается, что противопоставляются не жители этого города жителям дру­гих городов, а некоторые жители — всем жителям того же города.

Б. С. Мучник воображает сцену беседы редактора с авто­ром по этому поводу. Редактор якобы предлагает автору вста­вить перед словом некоторых слово лишь, чтобы логическое ударение в первом предложений падало на нужное для про­тивопоставления слово. Автор же в воображаемой беседе воз­ражает, говорит: «Фраза потеряет точность». И он прав, счи­тает Б. С. Мучник: слово лишь неточно передает мысль авто­ра. Никакого ограничения действий писателя написавший фразу критик не предполагал. Все же Б. С. Мучник предлага­ет редактору постараться убедить автора в том, что, хотя текст потеряет в точности, но читателям при вставке слова лишь будет легче понимать фразу. Мы же считаем, что это как раз тот случай, когда не следовало настаивать только на одном варианте поправки, а постараться, прислушавшись к возра­жению автора, поискать другой вариант правки, который не делал бы фразу неточной. И такой вариант есть. Если во вто­рое предложение после сказуемого вставить слова даже при этом (но даже при этом создает представление обо всех), т.е. поставить во второй фразе в логически ударное положение слова создает представление обо всех, не трогая первое пред­ложение. Тогда логическое ударение в обоих предложениях будет верным. Так что можно было найти выход без потери точности.

Рассмотрим для выработки навыка проверки правильно­сти логического ударения по месту слова в конце предложе­ния следующий пример:

Не буду утверждать, что благодаря этим маскировочным мероприятиям нам удалось обеспечить полную тактическую внезапность на действительном направ­лении этого удара с Сандомирского плацдарма. Однако некоторую положительную роль сыграл наш маскировочный маневр.

«Это ли хотел подчеркнуть автор, поставив в конец пер­вой фразы слова на действительном направлении этого удара с Сандомирского плацдарма?». Вот что следовало спросить ре­дактору у самого себя. Или автор все же хотел подчеркнуть нечто иное — неуверенность в том, что успех внезапности удара можно объяснить единственно маскировочными дей­ствиями? Подумав, редактор признал бы более вероятным второе, но тогда и фразу следовало строить в соответствии с замыслом:

Не буду утверждать, что полная тактическая внезапность удара с Сандо- мирского плацдарма нам удалась только благодаря маскировочному маневру.

Сомнительна правильность логического ударения и во второй фразе. Логическое ударение надо было сделать не на поставленное в конец этой фразы сочетание наш маскировоч­ный маневр, а на слово сыграл:

Однако некоторую положительную роль он [наш маскировочный маневр] сыграл.

Логическое ударение теперь полностью отвечает логичес­кому ударению в первой фразе. Поскольку в первой фразе автор выражает сомнение в том, что одним маскировочным маневром можно объяснить полную тактическую внезапность удара, а в следующей фразе хочет все же отдать ей должное, подтвердить, что свою роль этот маневр все же сыграл. От­сюда необходимость сделать логическое ударение на слове сыграл постановкой его в конец фразы.

Еше один пример, заслуживающий внимания малой за- метностью своей вариативности:

Из приведенных примеров это только в некотором смысле касается «Пау­тины», созданной в Интернете и существовавшей исключительно в нем не­сколько лет.

Вряд ли автор хотел сделать логическое ударение на соче­тании несколько лет, но, поставив его в конец фразы, сделал это. Между тем напрашивается постановка в конце фразы сочетания исключительно в нем (существовавшей несколько лет исключительно в нем), так как само слово исключительно де­лает более вероятным необходимость именно такого постро­ения конца фразы.

Соотнесение логически акцентирующих слов с подударны­ми словами. Это слова даже, только, именно и т.п. Выделять логически акцентирующие слова необходимо потому, что до­вольно часто их ставят не на то место, что нужно, из-за чего акцентируется вовсе не слово или словосочетание, которое требуется сделать ударным. Происходит это потому, что ав­торы считают ударным как раз нужное слово и не замечают, что объективно сделали ударным совсем другое. Редакторы же не замечают указанную логико-стилистическую погреш­ность потому, что не научились выделять логически акцен­тирующие слова, а они логически акцентируют то слово, ко­торое стоит непосредственно перед ними.

Например; в «Избранных трудах» (М., 1995) замечатель­ного ученого и выдающегося логика Г. П. Щедровицкого чи­таем:

Следовательно, он [участникт.н. системного движения] всегда лишь развивает за счет системного материала свою профессиональную «машину» (с. 65).

А хотел Г. П. Щедровицкий сказать нечто иное: что раз­вивает этот участник лишь свою профессиональную «маши­ну», сказал же, что лишь развивает, т.е. не то, что хотел.

Еще пример, на этот раз из художественного произведе­ния. Персонаж, слуга другого персонажа, предупреждает го­стя:

...Всякая информация о том, кто вы такой и что вы создали, только его утомит.

Акцентирующее слово только поставлено перед местоиме­нием его, тем самым поставив это местоимение в логически ударное положение, в чем ни грана смысла. Почему только его? При беседе никого, кроме гостя и хозяина, не будет. Так что утомить кого-то еще просто невозможно. А хотел автор акцентировать слово утомит:, его только утомит, т.е. вот ка­ким будет итог излишней для хозяина информации. В соот­ветствии с этим акцентирующее слово только надо переста­вить, поставив перед глаголом утомит.

Подобных смещенных логических ударений из-за невер­но поставленного акцентирующего слова в печати тьма тьму- щая. Например, один автор вспоминает:

...была мысль воспользоваться этим случаем, чтобы помочь Андрею Дмитриевичу Сахарову, недавно лишь возвратившемуся из Горького в Москву, выехать на За­пад... (Знамя. 2003. № 3).

Почему Сахаров стал лишь возвратившимся'? А потому, что автор мысленно интонацией делал ударным не слово возвра­тившимся, а слово недавно, хотя читатель объективно может это понять, если слово лишь будет поставлено перед словом, которое нужно логически акцентировать: лишь недавно воз­вратившемуся. ..

У Чехова в одном письме встретилась фраза, в которой место слова даже придает ей, казалось бы, не тот смысл, ко­торый он хотел выразить:

Быть может, даже я поселюсь в Ялте.

Ударным оказалось местоимение я, т.е. Чехов как бы вы­делил себя из многих других, которые желали поселиться в Ялте. На самом же деле Чехов, скорее всего, имел в виду, что даже, быть может, он поселится в Ялте, выберет ее в качестве постоянного места жительства. Ударной у него должна была быть предположительность такого решения. Править Чехова нельзя, но текстология допускает расстановку знаков препи­нания по современным правилам пунктуации. И если поста­вить запятую не перед словом даже, а после него, то это со­единит акцентирующее слово даже с выражающим предпо­ложительность чеховского намерения вводным оборотом быть может:

Быть может даже, я поселюсь в Ялте.

В последнее время в печати особенно часто ставят не на место акцентирующее слово также. "Например:

Исполнителями этого преступления... были члены тамбовской банды Игоря Коровникова... Также Генпрокуратура считает Пичугина виновным в покушении на убийство сотрудника ЗАО «Роспром» Сергея Колесова (Буторина Е. «Полить ЮКОС кровью» // Время новостей. 2004.7 июня).

Почему также прокуратура? В предшествующем тексте не было названо каких-либо еще учреждений, которые предъяв­ляли кому-либо какие-то обвинения, чтобы ставить в удар­ное положение именно Генпрокуратуру. А хотел автор сде­лать логически ударным виновность Пичугина еще в одном преступлении, что обязывало найти соответствующее место для слова также, а именно:

Исполнителями этого преступления... были члены тамбовской банды Игоря Коровникова... Генпрокуратура считает Пичугина виновным также в покушении на убийство сотрудника ЗАО «Роспром» Сергея Колесова.

Почему-то начинать предложение словом также стало чуть ли не модным вне всякой зависимости, какое слово надо логически акцентировать. В доказательство приведу две фра­зы из одной газетной корреспонденции, а можно было бы привести двадцать две из разных:

В первую очередь это бензобаки - проверить их сложно, а собаки из-за резко­го запаха топлива не могут учуять наркотиков. Также дельцы нередко делают вто­рые стенки в специальных контейнерах для груза, между которыми и прячут геро­ин.

Здесь не было необходимости акцентировать слово дель­цы, ибо ни о ком другом выше не было речи. Надо было: «Дельцы нередко делают также вторые стенки...»

Когда грузовики были готовы к отправке, подыскивались несколько перегон­щиков. Их плата за работу составляла примерно 500 долл. плюс деньги, выручен­ные за официальный груз. Также шоферам выдавалось 7-8 тыс. долл. на наклад­ные расходы, в том числе на взятки пограничникам, таможенникам, сотрудникам ГИБДД.

Акцентировать нужно было дополнительные деньги, выда­ваемые шоферам, а не шоферов-перегонщиков. Ведь до этого никому другому деньги не платили. И следовало: Шоферам также выдавалось...

Такого же рода навык применим и к соотносительным союзам (например, к союзу не только..., но и...). Части этого союза по правилу грамматической стилистики должны сто­ять только у соотносимых слов (именно они логически ак­центируются). Авторы же нередко нарушают это правило, а редакторы пропускают подобные нарушения. Например:

Информационная работа должна ориентировать читателя не только в литерату­ре по специальности, но и дать ему возможность получить сведения о выходящих изданиях по всем вопросам общественной жизни, науки, техники, литературы и искусства.

Здесь могут соотноситься либо предметы (литература по специальности с изданиями по другим вопросам), либо дей­ствия (ориентировать в литературе с давать возможность черпать сведения), однако части союза поставлены так, что соотносятся предмет в первой половине фразы и действие во второй половине. Между тем фраза упрощается и точно передает смысл при соотнесении либо предметов, либо дей­ствий:

Задача информационной работы должна не только ориентировать читателя в литературе по специальности, но и сообщать ему сведения о новых изданиях по вопросам общественной жизни, науки, техники, литературы и искусства.

Задача информационной работы - ориентировать читателя не только в лите­ратуре по специальности, но и в изданиях по вопросам общественной жизни, на­уки, техники, литературы и искусства.

Таким образом, редактору целесообразно выделять и слож­ные соотносительные союзы для проверки правильности рас­становки их частей.

Проверка смысла акцентирования графически выделенных слов. Выделение слов курсивом, полужирным, разрядкой для их логического усиления должно бьггь оправдано смыслом, который придает фразе такое выделение. На практике случа­ется, что выделяют графически не то слово, которое должно передать нужный смысл. Именно поэтому и требуется про­верять смысл, который придает фразе каждое графически вы­деленное слово.

Прекрасно показал примером одной фразы с графичес­ким выделением разных слов его логическую силу психолог А. Р. Лурия:

Я иду в кино (логическое ударение падает на я, чтобы показать: в кино иду именно я, а не кто-то иной).

Я еду в кино (логическое ударение падает на иду, и это означает: я не еду, а именно иду}.

Я иду в кино (логическое ударение падает на в кино, и это означает: я иду не в театр, а именно в кино).

Покажем, как может выглядеть анализ графического ло­гического выделения на фразе из журнальной статьи:

...Если доминантой является осознание себя жертвой обстоятельств и ощуще­ние бессилия перед жизнью, если человек склонен считать именно свою ситуацию безвыходной, то эксклюзия [униженность бедностью, которая блокирует всякие попытки противостоять обстоятельствам] ему обеспечена (Фрумкина Р. М. Там, где в пространстве затерялось время // Новый мир. 2004. № 3. С. 129).

Сопоставив логическое усиление курсивом слов именно свою с тем, что, вероятнее всего, хотел этим выделением до­полнительно сказать автор, мы не можем не признать, что выделены именно те слова, что нужно. Человек, о котором пишет автор, потому и оказывается в безвыходном положе­нии, что считает не чью-то, а именно свою ситуацию безна­дежной. Этот смысл и передают выделенные курсивом сло­ва. Так что проверка подтвердила точность графического выделения. Правда, у автора была еще одна возможность — выделить только слово свою, что, пожалуй, удвоило бы силу логического ударения. Ведь логически акцентирующее сло­во именно уже выделяет слово свою. Курсив еще больше уси­ливает это логическое ударение.





Читайте также:
Гражданская лирика А. С. Пушкина: Пушкин начал писать стихи очень рано вскоре после...
Основные направления социальной политики: В Конституции Российской Федерации (ст. 7) характеризуется как...
Образцы сочинений-рассуждений по русскому языку: Я думаю, что счастье – это чувство и состояние полного...
Книжный и разговорный стили речи, их краткая характеристика: В русском языке существует пять основных...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.03 с.