Глава 5. Затерянная страна.





 

Драко был потрясен, увидев Гермиону — но, взглянув на ее лицо, он поразился еще больше. Она выглядела так, словно увидела призрака, и не просто призрака, а призрака человека, которого она любила.

— Гермиона… С тобой… все в порядке? — произнес он.

— О, нет… — она с ужасом смотрела на него. — Только не ты…

 

Драко впился взглядом в Гермиону.

— Полагаю, ты здесь, чтобы спасти меня? — резко спросила она, с трудом сдерживая рыдания.

— Я… ну… да… — ответил он растерянно. — Может, мне стоит заглянуть попозже?

— Ну почему это сделал не Гарри?… — пробормотала она, глядя сквозь него. — С ним все в порядке? Почему его здесь нет?

Драко уставился на нее. Не то, чтобы он ждал гостеприимной встречи… но то, что происходило, не укладывалось в его голове.

— Там были вейлы… — начал он сбивчиво. — С Гарри все в порядке, он ждет снаружи… Бог мой, Гермиона, что ты сделала с Петтигрю? — добавил он, взглянув ей за плечо.

Гермиона обернулась и увидела растянувшегося на соломе Червехвоста. Похоже, заклинание попало ему в лицо: солома вокруг его головы потемнела от крови.

— Я его ударила, — коротко пояснила она.

— И причем сильно, — Драко явно был впечатлен увиденным. Он тряхнул головой, отгоняя посторонние мысли.

— Он один держал тебя здесь? — голос Драко звучал требовательно.

Гермиона равнодушно качнула головой

— Нет.

— Значит, здесь есть кто-то еще — более опасный, более могущественный?

Она кивнула в ответ.

— Прекрасно, — Драко взял ее за руку. — Пойдем.

Но Гермиона, похоже, не собиралась двигаться с места, так что Драко пришлось буквально тащить ее за собой по коридору. Она неохотно следовала за ним, оглядываясь через каждые несколько шагов, словно проверяя, не идет ли кто за ними.

— Ты не знаешь где здесь выход? — спросил он, уже начиная задыхаться. — Тебе не кажется, что стоит поторопиться?

— Нет, я не знаю дороги наружу, — ответила она ледяным голосом. — Я знаю только одно: он где-то рядом, и он не даст нам так просто уйти…

— Кто — он? Вольдеморт?

Она глухо рассмеялась

— Нет.

Они стояли на верхней площадке лестницы, выдолбленной в камне, которая вела в помещение, похожее на переднюю — Драко увидел потемневшие колонны и треснутый мраморный пол. Он оглянулся — Гермиона выглядела бледной, ошеломленной и несчастной.

— Ты можешь спуститься по лестнице? — спросил он.

— Я в полном порядке, — ответила она сдавленным голосом.

— Ну, ладно… — он недоуменно взглянул на нее и, покачав головой, шагнул вниз. Она медленно последовала за ним. Драко с трудом удерживал желание подгонять ее: «Я не знаю, через что ей пришлось пройти…» — напоминал он себе, — «С ней могло произойти что угодно…»

Он искоса взглянул на нее. Нет, выглядит, вроде, нормально — устала, конечно, да еще этот перламутровый блеск в глазах, словно она собирается заплакать… Какая-то ранка на губе… видимо, она прикусила ее… Но в остальном — цела и невредима…

— Гермиона, — неожиданно сказал он, повернувшись к ней, — ты можешь не разговаривать со мной, но ты хотя бы можешь просто сказать, что с тобой все нормально? Просто кивни, хорошо?

— Какая забота, — раздался голос позади них. — Как трогательно!

Они оба повернулись — Драко быстро, Гермиона — чуть медленнее, словно боясь того зрелища, что ее ожидало. На лестнице стоял Салазар Слизерин.

 

Люпин услышал стук в дверь. — Секунду — закричал он, в суматохе оглядываясь вокруг. У него действительно не было времени привести свой кабинет в порядок с тех пор, как обнаружил его взломанным вчера. Он смел большинство осколков адмантина в угол и разделил свои бумаги на стопку «испорченных» и «неиспорченных». Несколько заклинаний починили окно, и вернули шару с нимфой-которая-была-похожа-на-Лили почти первоначальную форму. (Хотя сейчас снег был голубым.)

Люпин схватил экземпляр «ежедневного пророка» и накрыл им книгу, которую читал, или пытался читать. Это была рукопись, которую кентавр дал ему в Запретном Лесу, до сих пор Люпин не понял, на каком же языке она написана. Он пробовал язык Троллей, Русалок, Гигантов, и даже эльфов, но все безуспешно.

— Войдите, — позвал он.

Это была Флёр. Она вошла, улыбаясь, свет играл на ее волосах, делая их блестящими. Здравствуйте, профессор! Вы хотели меня видеть?

— Флёр, — ответил он осторожно. — Да. Я хотел спросить тебя кое о чем.

Она улыбнулась ему:

— О чем же?

— Ты знаешь, где сейчас Гарри Поттер и Драко Малфой?

Улыбка испарилась с ее лица, уступив место недовольной гримасе:

— Нет. Я не знаю, — ответила она. — А почему я должна знать?

— Верно, — Люпин устало потер глаза. Он был абсолютно уверен, что у него начинает болеть голова. — Я говорил, что прекрасно знаю: это они послали тебя вчера, чтобы выманить меня из кабинета? Возможно, они посвятили тебя в остальную часть своего плана.

— Может быть, — сказала Флёр, хлопая ресницами. — Я сделала это потому, что вы мне нравитесь.

Люпин вздохнул:

— Флёр, — сказал он, — Я уже говорил. Я оборотень. Все эти вейловские штучки на меня не действуют. Да и к тому же, я в два раза старше тебя и я твой учитель.

— Я могу выбрать другие уроки, — предложила Флёр.

— Я все равно останусь учителем этой школы, — сказал Люпин. Сейчас он был абсолютно уверен, что у него болит голова.

— Мдаа, вообще-то это действительно так, — сказал голос из угла.

И Люпин, и Флёр обернулись. Это был Сириус, то есть его голова и плечи в камине.

— Мне нужно поговорить с тобой, Ремус, — сказал он.

Люпин повернулся к Флер с облегчением.

— Ты извинишь нас?

Флёр одарила Люпина оценивающим взглядом. Затем Сириуса. О чем бы она ни подумала, это заставило ее широко улыбнуться. Она повернулась, пожала плечами. И вышла, закрыв за собой дверь.

— Хорошенькая девочка, — сказал Сириус.

— В меру, — сказал Люпин, своим тоном, означающим, что эта тема для обсуждения закрыта.

— Вернулся домой, Сириус?

— Я в особняке с Нарциссой, — сказал Сириус, выглядевший устало. — Мы вернулись прошлой ночью. Я послал сову Дамблдору…

— Я тоже.

— И я написал лучшему другу Гарри — Рону Уизли. Может он знает, где Гарри находится.

— Что говорит Дамблдор?

— Он думает, что с Гарри все в порядке, — сказал Сириус. — Альбус не беспокоится.

— Хорошо, — сказал Люпин, постаравшись, чтобы это прозвучало более оптимистично.

— Ты ходил в Запретный лес?

— Да, — ответил Люпин. Он взял книгу и поднес ее к огню, где показал Сириусу и рассказал, что поведал ему Кентавр. Блэк посмотрел на книгу и покачал головой:

— Никогда не видел ничего подобного, — сказал он. — Даже когда обучался на Аурора. Ты уверен, что это язык? Выглядит, как обычные загогулины.

— О, это язык, — сказал Люпин. — Есть отличительные черты. Но я готов поклясться, что никогда ничего подобного не видел. К тому же здесь только половина моих книг. Вторая половина испорчена…

— Кстати, о книгах, — прервал его Сириус. — Я только что говорил с Министерством о тебе…

— Обо мне? — сказал Люпин, напрягшись.

— Я бы очень хотел, чтобы ты приехал к нам в особняк…

Люпин уставился на него.

— А при чем тут Министерство?

Сириус вздохнул:

— Авроры все здесь перерыли: они забрали бумаги Люциуса, все атрибуты черной магии, которые у него были. Но они не трогали библиотеку. Здесь тысячи книг, причем многие из них в единственном экземпляре. Чтобы их разобрать, нужны месяцы, а многие авроры сказали, что они никогда не видели и половины языков, которые тут представлены. Вот я и подумал о тебе. Министерство согласно платить тебе за то, чтобы ты перебрал библиотеку Люциуса…

— Но я не Аврор, — возразил Люпин.

— Нам и не нужен Аврор, — сказал Сириус. — Нам нужен кто-то, кто разбирается в пособиях по Черной Магии. Ученый. Кто-то вроде тебя.

— У меня есть работа здесь, Сириус. Я не могу просто уехать.

— Эта работа лучше оплачивается, — сказал Сириус. — И Дамблдор очень рад отпустить тебя. Он сказал, что уже нашел замену для твоего урока.

— Кого? — спросил Люпин с любопытством.

— Снейпа, — сказал Сириус, ухмыляясь.

Теперь настала очередь Люпина усмехнуться:

— Представляю себе Флёр, пытающуюся выманить его из кабинета…

— Что?

— Ничего.

— Так ты приедешь?

— Конечно, я приеду.

 

— Странный поворот событий, — сказал Слизерин своим грубым хриплым голосом. Он стоял у подножия лестницы, высокий, с бледным, болезненным лицом. Салазар был одет уже в другую мантию. Эта была более насыщенного зеленого цвета и струилась тонкими складками, край был обрамлен золотом. «Интересно, он оделся так, чтобы поразить меня»? — Думала Гермиона с неприязнью.

Она быстро посмотрела на Драко, ожидая увидеть на его лице страх, шок и удивление. Но ничего не заметила. На его лице было странное выражение признания. Как будто он столкнулся с тем, кого знал, но кого не ожидал увидеть вновь.

— Ты, — сказал он, смотря на Слизерина. — Я знаю тебя. Но ты мертв. И вдобавок должен быть ниже.

Слизерин холодно ему улыбнулся.

— О да… — сказал Драко тоном, как будто он что-то вспоминал. — Ботинки на платформе, верно?

— Драко, — прошептала Гермиона с волнением. — Не надо.

— Итак, — сказал Драко, который, похоже, устал от этой темы. — И как же завершиться история с продажей твоей души? Потому что я могу сказать тебе прямо отсюда, где стою, что это совсем не похоже на фильм с веселым концом.

— Ты, — сказал Слизерин, не двигаясь. — Значит, ты знаешь кто я?

— Ты мой предок, — сказал Драко. Он подошел ближе и вынул меч из ножен, держа его впереди. — И я думаю, что это твое.

— Наше, — сказал Слизерин. — В тебе моя кровь, мальчик. А сейчас у тебя и мои мечты со снами. Так что скоро ты станешь мной.

Драко покачал головой:

— Я действительно сомневаюсь, что это когда-нибудь произойдет, — сказал он, все еще держа меч перед собой. Несмотря на ужас происходящего, Гермиона была поражена. Определенно, он держит его так, словно умеет им пользоваться. Она вспомнила фехтовальную комнату в Имении Малфоев. А может, он и вправду знает…

Слизерин улыбнулся еще более холодно:

— Ты дитя. Ты не чувствуешь руку судьбы. Думаешь, что простой случай дал меч тебе в руки? Или привел тебя сюда? Или привел тебя к ней? — он указал взглядом на Гермиону. — Я думал, она полюбит меня. Но она полюбит тебя — так даже лучше. История повторяется, все идет, как надо.

— Все прекрасно, только есть одна вещь, которую стоит иметь в виду — я в такие игры не играю, ответил Драко, глядя на Слизерина. — Вы сумасшедший.

Слизерин продолжал улыбаться.

— Гермиона не любит меня, — пояснил Драко. — Не правда ли? — он развернулся и взглянул на нее. Она промолчала.

— Считай это подарком. Тебе от меня, — Слизерин все смотрел на Драко. — Просто маленький пример того, что я могу дать тебе…

— Гермиона? — снова удивленно повторил Драко. Он шагнул к ней в тот момент, когда она повернулась в его сторону, и эфес меча коснулся ее руки. Гермиона вскрикнула и отскочила назад, на запястье вспухал ожог.

— Ровена! — рявкнул Слизерин. В его голосе промелькнула тревога. Он начал подниматься по лестнице, выглядя взволнованным.

— Назад! — с отвращением зашипела Гермиона. Она отступила назад и, ухватив Драко за рукав, начала оттеснять, словно пытаясь встать между ним и Слизерином. — Сейчас же назад!

Слизерин замер, глядя на них своими пустыми темными глазами. Потом его рука скользнула вглубь обширного рукава, и в сумраке что-то тускло блеснуло в его ладони. Секунду он держал это в руке, глядя на Драко.

— Эй, мальчик! Лови! — и он бросил это, целясь Драко прямо в лицо.

Драко машинально выставил вперед свободную руку и поймал. Тут же задохнулся, почувствовав, что его резко дернуло вперед. В животе все перевернулся, мир внезапно превратился в точку размером с апельсин, цвета перед глазами померкли и расплылись.

«Портключ», — пронеслось в его замутненном сознании.

Он знал, что рядом Гермиона, он еще чувствовал ее руку на своем рукаве, но тут его ноги уперлись в землю, и он упал на колени, чудом не проткнув себя мечом.

Драко огляделся вокруг: он увидел растущую меж битых камней зеленую траву, увидел деревья на краю леса. А за стеной — башню, в которой только что был. Слизерин просто вышвырнул их за стену…

 

Гермиона непонимающе огляделась. Они определенно находились вне замка — но почему? Она взглянула на Драко, который швырнул меч на землю. Вид у него был взбешенный.

— Проклятье!!! — внезапно заорал он. — Поверить не могу, что я купился на это: — Эй, лови! Это уловка стара как мир. Все равно что «Осторожно, сзади!»

— Чем он в тебя кинул? — спросила она. — Это был портключ?

— Похоже на то, — Он медленно разжал пальцы и внимательно посмотрел на предмет. Это был почерневший кусок серебра, изогнутый в форме буквы Х. На верхушке было ушко — видимо, его носили на цепочке.

— Похоже на дешевую бижутерию…

— Не могу поверить, что он нас просто отпустил… — вдруг произнесла она.

Драко поднял на нее глаза и нахмурился:

— Гермиона, он более сумасшедший, чем… нет, даже сравнить не с чем… Словом, он просто конченый псих. Наверное, это оттого, что он слишком долго был покойником…

— Он безумен, — тихо повторила она, — Это точно… Но очень целеустремленный…

Драко встал и отряхнул с одежды траву, протянув ей руку, чтобы помочь…

Это был похоже на удар током. Она почувствовала толчок, когда их руки встретились, почувствовала, как зелье в ее крови вскипело и окатило ее волной жара, почувствовала взрыв желания и стремления.

Она медленно поднялась, глядя на него. Она чувствовала его смущение, раздражение и озабоченность — словно бы каждая клеточка ее тела настроилась на его чувства и эмоции. Шок, охвативший было ее, начал проходить, сменяясь какой-то ужасной, какой-то болезненной тяжестью. И тонкий голосок на задворках сознания подсказал ей, что все это пройдет, если она будет с ним и… Нет.

Она отдернула свою руку:

— Не прикасайся ко мне!

Он остолбенело взглянул на нее, глаза его полыхнули гневом:

— Да что с тобой происходит, Гермиона? Что не так?

— Что со мной? — эхом откликнулась она, звонко и неестественно весело рассмеявшись. — Я люблю тебя, вот что не так!

Драко посмотрел на нее так, словно не понял, правильно ли он расслышал ее слова:

— Ты… что?

— Я люблю тебя!

— Я не… — затряс он головой.

— Я влюблена в тебя, — повторила она.

Он побелел, стал просто удивительно бледным — словно бы она ударила его, а не призналась в любви. Она даже почувствовала себя виноватой.

— Нет… — произнес он. — Ты влюблена в Гарри…

— Это правда, — ее пальцы в волнении сжались в кулаки. — Но ты помнишь, что сказал Слизерин на лестнице?

— Я думал, мы договорились, что он не в себе…— возразил Драко. — Честно говоря, ты меня начинаешь удивлять. Думаю, тебе стоит все объяснить. И поскорее…

— Слизерин дал мне любовное зелье, — начала она без всякого выражения. — Он хотел, чтобы я полюбила его. Вернее, я должна была полюбить первого, кого увижу. И первым, кого я увидела, был ты.

Она глубоко вздохнула. Он смотрел на нее в совершеннейшем недоумении.

— Любовное зелье… — неуверенно повторил он.

— Точно, — кивнула она.

— И теперь ты любишь меня? Из-за того, что приняла зелье?

— Да, — снова кивнула Гермиона.

— Но ты не любила меня раньше, — произнес он с такой тоской в голосе, какой она никогда еще не слышала. — Ведь ты не любила меня… до зелья?

Гермиона медленно покачала головой:

— Не так, как сейчас…

— Ох, — выдохнул он с отсутствующим видом, — как ты думаешь, сколько длится его действие, Гермиона?

— Я полагаю, что оно постоянное…

— Ох, — снова вздохнул он, все еще не придя в себя.

Она потянулась к нему и слегка коснулась его рукава. Драконья кожа на ощупь была такой же грубой, как и песок. Она взглянула ему в лицо — и сердце забилось у нее в груди. Это было так, словно она смотрела на Гарри — ее тянуло к нему, словно магнитом. Ей всегда казалось, что ни одни глаза, кроме зеленых, ни одно лицо, кроме лица Гарри, не заставят ее почувствовать это.

— Я придумаю, как остановить это, — в отчаянии произнесла она. — Я знаю, выход есть… Только не говори…

Драко с испугом воззрился на нее:

— Гермиона, ты должна рассказать ему…

Она отшатнулась:

— Что?

— Гермиона, ты что, и вправду думаешь, что он ничего не заметит? — спросил Драко сдавленным, напряженным голосом. — Он же любит тебя, он заметит все, что с тобой происходит… Или ты думаешь, что он махнет на это рукой?

— Что он заметит? — упрямо возразила Гермиона. — И нечего замечать. Ничего не случилось, просто я пострадала из-за ужасной ошибки. Как только мы вернемся домой, я смогу найти обратное заклинание…

— Ужасная ошибка? — слабо и безрадостно улыбнулся Драко. — О…

— Ну, хорошо, может, я зря сказала «ужасная». Просто «ошибка».

— Ну, не так чтобы это сильно согрело мне душу, но уже лучше… Гермиона, я понимаю, ты не хочешь причинить ему боль, но он же поймет, что все это временно и произошло не по твоей вине…

— Он рассердится на меня, — ответила Гермиона. — Но это не важно. Я думаю о тебе.

— Обо мне?

— Я не хочу, чтобы он возненавидел тебя. Он нуждается в тебе…

— Гарри во мне не нуждается!

— Нет, нуждается, — возразила она.

— Гермиона… — Драко прикрыл рукой глаза и вздохнул. — Боже, какая ты упрямая…

— Он нуждается в тебе, — твердила она, ее голос уже срывался на истерические нотки. — Ты знаешь, что это ранит его, и хочешь сделать еще хуже! Он и так такой хрупкий, а это…

— Гарри не хрупкий, — возразил он.

— Хорошо. Я справлюсь с этим. Я справлюсь…

— Ты и вправду думаешь, что сумеешь сделать это? — теперь Драко выглядел разъяренным. — Ты считаешь, что сумеешь бороться со своими чувствами — каждую секунду, каждый день — и считаешь, что это будет легко и просто?

— Но это же не навсегда, — заметила Гермиона, — а только пока я не найду контрзаклятье…

— А если не найдешь?

— Любое заклинание можно обратить.

— Но не Авада Кедавра, — заметил он, и она вздрогнула.

— Оно несет смерть, — произнесла она, — а это только любовное заклинание…

Он протянул руку и взял ее за подбородок, так чтобы она смотрела ему в глаза. Он был почти так же высок, как и Гарри — ей пришлось поднять взгляд, правда, не так высоко, чтобы взглянуть ему в лицо.

— На что оно похоже? — спросил Драко.

— О чем это ты? — спросила она, хотя прекрасно понимала, что он имеет в виду.

— Заклинание, — произнес он.

Ей казалось, что ее собственный голос доносится откуда-то издалека:

— Когда я смотрю на тебя, мне хочется умереть…

Он все еще удерживал ее за подбородок, смотрел на нее — и она заметила, как серебро в его глазах потускнело, взгляд смягчился

— Не смотри на меня… — мягко сказал он, Драко никогда не говорил с ней так. — Не смотри на меня, не разговаривай со мной и не подходи ко мне… Я тоже не буду искать с тобой встречи. Это единственный выход…

— Хорошо, — несчастно согласилась Гермиона. Он был совершенно прав, так и следовало поступить. Драко отпустил ее, и она отшатнулась от него.

— Пошли, — сказал он.

 

Когда они обошли башню, Гермиона увидела Гарри и Рона. Они стояли под стеной, с нетерпением глядя вверх, ожидая, что на ней вот-вот появится Драко. Рон что-то сказал Гарри, и Гарри покачал головой, ответив без горячности, но даже с такого расстояния Гермиона могла услышать, что он с чем-то категорически не согласен… Она замерла на мгновение — просто, чтобы посмотреть на них, лучших на свете друзей, и ее привела в ужас одна только мысль, что они могли больше не увидеться… Она смотрела на них, спорящих, и даже это зрелище грело ей душу.

Она взглянула на Драко — его лицо было совершенно непроницаемо. Встретившись с ней глазами, он мотнул головой в сторону Рона и Гарри. В ответ она нахмурилась и, повернувшись лицом к двум юношам, закричала:

— Рон! — И еще громче, — Гарри!

Рон обернулся первым — его голубые глаза расширились, когда он увидел ее. За ним повернулся Гарри. Его лицо внезапно озарилось вспышкой совершенного счастья, увидев это, ее ноги подогнулись, и она тяжело опустилась на траву. Гарри бросился к ней и упал на колени рядом. Она видела все это словно через дымку — расплывчатая тень с растрепанными волосами, он схватил ее и прижал к себе так сильно, что она не могла дышать. Она уткнулась ему в грудь, обняла за плечи и почувствовала, как они трясутся… Он плачет — поняла Гермиона с ужасом и удивлением. Тот самый Гарри, который никогда не плакал, даже когда ему было только одиннадцать, даже в тех ситуациях, в которых другие рыдали, как младенцы…

— Гарри, — выдохнула она.

— Я думал, ты мертва, — прошептал он, уткнувшись в ее волосы, — я был уверен…

— Нет, Гарри, все в порядке, со мной все хорошо…

Он чуть отстранился он нее — ровно настолько, чтобы дотронуться рукой до ее лица: его пальцы коснулись ее щёк, спустились к губам…

— Ты не представляешь, что это было…

— Ш-ш-ш, — остановила она его, наклоняя к себе его голову и целуя его с какой-то ожесточенностью, — все хорошо…

В ответ он крепко прижал ее к себе, его руки заметались по ее спине, он целовал ее страстно и беспорядочно — лицо, шею, руки… Гермиона обхватила его, чувствуя, как страх, казалось, просочившийся в ее кровь вместе с зельем, начал исчезать. Эти объятья такие знакомые… такие успокаивающие… — подумала она, — так какой же силы должно быть любовное зелье, если ты уже любишь кого-то… Ее любовь к Гарри не стала меньше — тут и думать нечего… Он — огромная часть ее… Как и раньше… Она подняла лицо, подставляя его для поцелуев, обняла его еще крепче…

Я сумею победить, — решила она. — Это будет просто.

 

— Гадость какая! — произнес Рон, стоящий с Драко у стены. Они повернулись спиной, чтобы не видеть Гарри и Гермиону, но зато прекрасно их слышали, отчего оба были совсем не в восторге.

— Любовь — прекрасная вещь, Уизли, — заметил Драко, глядя в небо.

— Только не тогда, когда это два твоих лучших друга, — возразил Рон. — О, я слышу это чмоканье…

— Подумай о чем-нибудь другом.

— Да уж, у меня есть, о чем подумать, — заметил Рон чуть слышно. — Например, о тебе… Почему ты не вернулся, хотя Гарри просил тебя об этом?

— Не было времени, — коротко ответил Драко.

— Я тебе не верю, — заметил Рон.

— Меня не волнует, — отрезал Драко.

— Тебе ничего не мешало вернуться к нам. Слишком хорош для этого, Малфой? Не мог допустить возможности ущемить свою гордость?

— Зато она у меня хотя бы есть. В отличие от некоторых.

Разозленный Рон только собрался что-то сказать, но тут раздался хлопок и перед ними возник Чарли Уизли.

— Привет, Чарли! — буркнул Рон.

— Неужели мы так задержались? — удивился Драко.

— Да нет, — ответил Чарли. Он что-то держал в руке — письмо, понял Драко. Похоже, что он его уже вскрыл и прочитал. — Это пришло тебе, Рон.

— Совиной почтой? — с удивлением спросил Рон, протягивая руку.

— От Сириуса Блэка, — Чарли выглядел слегка раздраженно. — Он ищет Гарри. Конечно, он не в курсе, куда вас всех занесло. Я, в конце концов, выудил кое-что у Джинни и написал ему большое и подробное письмо, но, думаю, Гарри тоже стоит это сделать. Так, где же Гарри, во всяком случае… О, господи!

Чарли увидел Гарри и Гермиону через плечо Рона:

— Да ведь это…

— Гермиона, — быстро закончил Рон.

Чарли выглядел совершенно потрясенным:

— Я знал, что вы здесь потому, что искали ее, но я был не в курсе, что Гарри с Гермионой… — Он захлопал глазами. — Гарри с Гермионой…

— Рекомендую тебе подписаться на «Ведьмополитен», — хмыкнул Драко, — Сразу бы узнал.

— И как давно это у них?

— Годы, — закатил глаза Рон.

— Минут пятнадцать, — сообщил Драко.

— Да я не о поцелуях, я об их отношениях. Ну, неважно… Это не мое дело. Хотя… — Чарли слабо улыбнулся уголком рта, — когда мне было шестнадцать, я так ни с кем не целовался… Я даже не уверен, что, когда мне было шестнадцать, я знал, что вообще можно так целоваться…

— По крайней мере, они просто целуются, — заметил Рон. — Я уже начинаю волноваться…

— Нам пора возвращаться в лагерь, — произнес Драко.

— Точно, — подтвердил Чарли.

Никто не двинулся с места.

— Сам иди к ним, — усмехнулся Рон. — Ты у нас тут за старшего, вот и давай…

— Это же не страшней, чем разъяренные драконы, — заметил Драко.

— Да… Признаться, я бы лучше вступил в бой с драконом, чем разнимал бы двух сошедших с ума от страсти подростков… — Чарли повернулся к Рону. — Это же твои друзья, иди и растащи их…

— Точно, Уизли! — поддакнул Драко. — Чего ты боишься?

— Ничего, — ответил Рон. — Ну, то есть пауков… но…

Он отошел в сторону.

Они переглянулись. Потом Чарли отвернулся к стене, также как Рон и Драко, от милующейся воссоединенной парочки.

— Ну, давайте подождем… — произнес он.

— Похоже, мы собираемся надолго здесь застрять, не так ли? — безропотно спросил Драко.

 

Гарри, Гермиона, Рон, Чарли и Драко сидели вокруг маленького стола на кухне в палатке Чарли. Чарли не проронил ни звука, пока четверка рассказывала ему о случившемся. Гарри и Гермиона сидели рядом, взявшись за руки. Напротив сидел Рон, а Драко отодвинул свой стул от стола и, развернув его, уселся верхом, облокотившись на спинку. Вид у него был совершенно равнодушный, но Гермиона заметила, что он так ни разу и не взглянул на нее.

«Он теперь будет таким до самого конца — как мы и договорились,» — подумала Гермиона. — «Даже если я не смогу… Если не сумею…»

— Салазар Слизерин, — покачал головой Чарли в крайнем изумлении. — Он взглянул на Драко. — Ну, я думаю, теперь ты вправе заявить, что нанес поражение самому коварному волшебнику на свете…

— Думаю, да, — бодро согласился Драко, — если под словами «нанес поражение» ты подразумевал «повстречался».

— Он отпустил нас, — объяснила Гермиона тусклым голосом. — Мы не нанесли ему никакого поражения…

— Хотя я мог бы добавить массу крутых подробностей, и я совершенно уверен, что сильно ранил его чувства, — подчеркнул Драко.

— Ну конечно, — подхватил Гарри. — Ты почти-почти-почти подрался.

— Позволил вам уйти? — озадаченно переспросил Рон. — К какой стати он это сделал?

— Без понятия, — ответил Драко.

Гермиона посмотрела на него и тут же отвела взгляд. Они так и не рассказали о любовном зелье — Гермиона обошла в своем рассказе любое упоминание о нем, хотя кое-что добавила. Это несколько компенсировало ощущения того, что она несет огромный камень с надписью «Я солгала Гарри». Но она не видела выхода из сложившегося положения.

— Может, он решил, что после всего этого я не смогу быть хорошим Источником, — тихо закончила она.

— А может, ему не понравился этот меч? — Гарри мотнул головой в сторону Драко. — Помнишь, Люпин говорил, что им можно убить любого, даже воскресшего мертвеца?

Гермиона содрогнулась.

— Возможно, — тихо произнес Рон, — Малфой убедил его отпустить их?…

Все резко повернулись и уставились на него с недоумением.

— У тебя же там была масса времени, правда, Малфой? — продолжил Рон таким же тихим голосом. — Ты вполне мог с ним договориться…

Даже Драко был поражен:

— Договориться?

— Ведь ты же не вернулся за нами, — Рон все еще смотрел на Драко. — В это время ты мог заниматься, чем угодно…

— Рон, — остановил его Гарри, — если Малфой не вернулся за нами, значит, у него были на то причины. Я в этом уверен, — Гарри в упор посмотрел на Драко. — Ведь так?

Гермиона искоса взглянула на Драко и увидела, как краска сползла с его лица.

— Я не мог… — сбивчиво начал он, — вейлы…

— Прекрасно, — беззлобно прервал его Гарри и, взглянув на Рона, добавил:

— Это же теперь не имеет никакого значения. Ведь с Гермионой все в порядке…

В ответ Рон демонстративно отодвинулся от стола и вышел вон. Гарри смотрел ему вслед, покусывая губу.

— Он такой странный! — выпалил он с раздражением. — Его явно что-то беспокоит.

— Дай-ка я догадаюсь, — предложил Чарли. — Он стал капризным, раздражительным, он постоянно огрызается и проводит кучу времени, сердито таращась в пространство…

— Ну, — заинтересовался Гарри, — И что это значит?

— Ему шестнадцать, — пожал плечами Чарли.

— И что? Мне тоже шестнадцать. И Малфою… — недоумевал Гарри.

— Ну, и кто тут из вас нормальный? — поинтересовался Чарли.

— Браво, Чарли! — криво улыбнулся Драко.

— Ну, конечно, вы знаете: знаменитый Гарри Поттер и Малфой, в связи с последними событиями ставшие такими известными. Я бы подписался на все эти сплетни от «Ведьмополитена», но я читаю «Ежедневный Пророк». То, что вы оба покинули школу магидов, во всех газетных заголовках…

Гермиона взглянула на Гарри и увидела, что тот улыбается.

— Что? — поразилась она. — Что смешного?

— Ничего, — ответил Гарри. Он вдруг замер, глядя через стол. Ей показалось, что он сопротивляется своему желанию что-то сказать Драко, но, похоже, уже принял какое-то решение. — Когда мы поняли, что кто-то похитил тебя, я предположил, что это было направлено против меня…

— Это было не связано с тобой, Гарри, — быстро ответила она.

— Я знаю. Поэтому-то я и улыбнулся. Конечно, может, это кому-то покажется странным, но у меня просто камень с души упал, когда я узнал, что, хоть ты и в опасности, но это связано не со мной… С тем, кто я…

— Простите, — несколько смущенно вклинился Чарли, — мы вам не мешаем?

Гермиона окинула взглядом комнату и неожиданно заметила, что Драко ушел. Он покинул комнату так тихо, что никто не заметил его исчезновения.

— Все нормально, Чарли, — ответила она, — ведь это же твоя кухня, правда? Лично я сейчас хочу только спать, я так устала…

Чарли отодвинулся от стола:

— Отлично. Пойдем, я провожу тебя в твою палатку…

 

Войдя в гостиную Чарли, Рон обнаружил Джинни. Свернувшись клубочком на диване, она читала найденный ею Еженедельник юной ведьмы. Она отказалась сидеть с ними на кухне — до сих пор злилась, что ее не взяли с собой.

— Джинни… — осторожно произнес Рон.

Джинни, прищурившись, уставилась в журнал.

— Ну, ты и задница, Рон, — сказала она, не отрываясь. — Я тебя ненавижу.

— Джинни, я пришел попросить прощения… Чарли сказал, что не отпустит тебя с нами…

— Ну, тогда все не так плохо… — и на ее хмуром лице появилась с трудом сдерживаемая улыбка. — А я кормила драконов.

— Сама?!

— Нет, с двумя друзьями Чарли… Находчивые молодые волшебники в кожаных штанах… Это был не худший день в моей жизни.

Рон вытаращил глаза:

— Я рад, что обошлось без приключений.

Неожиданно веселое выражение на лице Джинни пропало, она снова нахмурилась, приглядываясь к происходящему на кухне. Чарли выглядел чрезвычайно мрачным, Гарри был в таком же настроении, Гермиона была ужасно утомлена.

— Это правда, что Салазар Слизерин вернулся? — полушепотом спросила Джинни Рона. — Я думала, что я ослышалась…

— Это сказала Гермиона, а она не склонна к преувеличениям. А Малфой поддерживает ее, — он пожал плечами, — но это ничего не значит, он же врет, как дышит. Но, признаться, в этом деле я не вижу причин для лжи…

— Я помню статую Слизерина в Тайной комнате… Такое ужасное, такое жестокое лицо, — она задрожала.

Рон смотрел поверх Джинни на свое отражение в зеркале, висящем на стене — усталое, встревоженное, бледное.

— Боже, как ты вырос, — промурлыкало зеркало. — Знаешь, что говорят о высоких мужчинах…

Рон поспешно отпрыгнул из поля зрения зеркала. В то время Драко вышел из кухни и, послав Рону взгляд, полный неприязни, с деланным интересом нагнулся над Джинни, словно заинтересовавшись тем, что она читает.

— Парень, знающий толк в зельях — Семь простых заклинаний, чтобы она обратила на тебя свое внимание… — прочитал он, и его брови поползли вверх.

Джинни зарделась:

— Любовные заклинания — это чушь.

— Да ну? — и Драко аккуратно, но настойчиво вытащил журнал из ее рук. — А там часом ничего нет про использование любовных заклинаний?

Джинни фыркнула:

— А что это тебя вдруг так заинтересовало?

— Хороший вопрос, — ответил Драко. — Спасибо за журнальчик, — добавил он и, помахав им, вышел из палатки.

Джинни с удивлением посмотрела на Рона:

— Он забрал мой журнал, — пожаловалась она.

— Прекрасно. Я поймаю Малфоя, и буду бить, пока он мне его не вернет, — он пригнулся и вышел из палатки вслед за Драко, ему вслед летел вопль Джинни:

— Рон, я просто пошутила!

Солнце уже почти село, и небо над лагерем, испещренное бледными полосами, похожими на перышки, начинало темнеть.

Драко быстро шел прочь, но Рону с его длинными ногами, понадобилось всего несколько секунд, чтобы его нагнать.

— Малфой, — крикнул он, — Постой!

Драко продолжал идти.

— Малфой! — раздраженно повторил Рон и схватил Драко за руку.

Драко вырвался. Его лицо было бесстрастным, хотя, знай его Рон так же, как Гермиона и Гарри, он бы увидел в глазах Драко готовность к драке.

— Зачем ты делаешь вид, что не слышишь меня? — рявкнул Рон.

— Затем, что обычно ты используешь мое имя в значении «отвали», — сообщил Драко.

— Я хочу поговорить с тобой, Малфой, — продолжил Рон, пропустив слова Драко мимо ушей.

— И что? — поинтересовался Драко. — Ты хочешь сообщить мне что-то полезное или собираешься яростно сверкать глазами с загадочным видом?

— Там, в лесу, — начал Рон, — я видел тебя.

Сердце в груди Драко подпрыгнуло. Неужели Рон видел его с Гермионой?

— И что же я делал?

— Я видел тебя в саду. Я видел, как ты разговаривал с вейлой. А потом — ты ушел. Ты ушел! — повторил он, повышая голос, — Ты мог бы вернуться за мой и Гарри. Или, по крайней мере, за Гарри.

Драко заулыбался. В его теперешнем состоянии мысль о драке с Роном вызывала у него мрачный восторг.

— Не твое дело, как я поступаю, Уизли, — ответил он. — Согласен?

— Это мое дело, — возразил Рон. — Мы говорим о моих друзьях. И ты можешь дурачить Гермиону — ты заставляешь ее не замечать очевидных вещей, можешь дурачить Гарри — он, вообще, верит, кому ни попадя, можешь дурить Чарли с его глупыми драконами, но не надо делать из меня дурака. Я прекрасно тебя знаю.

— А я прекрасно знаю тебя. Знаешь, кто ты? — ответил Драко, — Унылая смехотворная задница с комплексом неполноценности размером с Брайтон. Скажи, ты так поступаешь только потому, что ревнуешь?

Рон побелел:

— Я ревную?! Да это ты просто один из тех, кто влюблен в Гермиону! Радуйся, что она выбрала Гарри — иначе я бы тебя прибил. Да ты просто ждешь — не дождешься, чтобы при первой возможности прикончить его…

— Разве я не сказал, что у тебя комплекс неполноценности? Другими словами, ты просто ничтожество. Давай, Уизли, в психологических стычках ты не лучше, чем в составлении хитроумных планов. Я полагаю, тебе лучше отвалить, пока тебе не сделали больно.

— И что же ты собираешься делать? — усмехнулся Рон. — Стукнуть меня свернутым «Ведьмополитеном»?

— Я не собираюсь бить тебя, — угрожающе ответил Драко. Такого выражения на его лице Рон еще не видел. — Не стану себя утруждать. Никто из нас не собирается возиться с тобой, разве ты еще не понял? Ты думаешь, меня убивает то, что Гарри и Гермиона вместе? Я думаю, что это убивает ТЕБЯ! Ты никак не поймешь, что вся твоя жизнь — это ноль без палочки, если в ней и есть что-то значимое — так это Гарри. Если кто-то в школе и знает, как тебя зовут — это только благодаря ему. Если ты зарабатывал очки для факультета — это тоже благодаря ему. А переходил на следующий курс ты потому, что тебе помогала Гермиона. Все, что есть у тебя, все, что чем-то выделяет тебя — это твои друзья, Уизли. И теперь, когда они вместе и не нуждаются ни в ком — отвали…

— Заткнись! — заорал Рон, сжимая кулаки. — Сейчас же заткнись, или — я клянусь — я порву тебе глотку!

— Прекрасно, — ответил Драко, — Теперь у меня прояснилось, зачем ты здесь: в раздирании глотки, конечно, нет ничего загадочного.





Читайте также:
Основные направления модернизма: главной целью модернизма является создание...
Фразеологизмы и их происхождение: В Древней Греции жил царь Авгий. Он был...
История русского литературного языка: Русский литературный язык прошел сложный путь развития...
Какие слова найти родителям, чтобы благословить молодоженов?: Одной из таких традиций является обязательная...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.093 с.